Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Шпион в Мексике

Читайте также:
  1. ВОПРОС 103. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ШПИОНАЖ (СТ.276 УК).
  2. Испытания на детекторе при выявлении шпионов
  3. Объектом шпионажа выступает также безопасность Российской Федерации.

 

Когда из архива Британской библиотеки мне принесли книгу Менонвилля, на ней стояла особая пометка: «ветхая». Я аккуратно вытащила старинный томик из картонной упаковки, и тут корешок отвалился и книга распалась на странички прямо у меня в руках. Сейчас это раритет, который имеется лишь в нескольких библиотеках и в частных коллекциях, и если бы в начале XIX века английский любитель книг о путешествиях Джон Пинкертон не обнаружил рукопись и не перевел ее на английский, эта удивительная история канула бы в Лету.

Николя де Менонвилль впервые услышал о кошенили еще будучи подростком. Долгое время потребители красной краски и понятия не имели, откуда она берется. В XVI веке многие думали, что кошениль – это орех или фрукт, что угодно, но только не насекомое. В 1555 году британский путешественник Роберт Томсон получил разрешение посетить новые испанские колонии в Америке; по возвращении он объявил, что «кошениль это не червь и не муха, как говорят некоторые, а ягода». Еще примерно через пятьдесят лет французский картограф Самюэль де Шамплейн уверенно писал, что источник кошенили – это небольшой фрукт размером с грецкий орех, в котором полно семечек. Та же путаница наблюдалась и в работах римских ученых, которые за полтора тысячелетия до этого описывали происхождение кермеса. Однако Менонвилль не сомневался, что речь идет о насекомом, правда, не знал точно, как оно выглядит и на каком кактусе живет.

Отец и дед Николя были адвокатами, так что все ожидали, что и юноша пойдет по их стопам или, в крайнем случае, примерит сутану, однако его интересовали совсем другие материи, а больше всего – способы их окрашивания. Все-таки получив диплом юриста, молодой человек перебрался в Париж и начал изучать ботанику. Накануне революции юному Николя внушали, что знание должно приносить пользу народу. Он зачитывался «Историей обеих Индий», написанной аббатом Рейналем: «Кошениль, цена на которую остается высокой, должна особенно интересовать те страны, где выращивают какие-то культуры на американской почве, а также жителей регионов, чей климат подходит для этих насекомых». А еще Рейналь с горечью отмечал, что «в настоящее время эту отрасль с огромным потенциалом целиком контролируют выходцы из Испании». Де Менонвилль воспринял это как призыв к действию и начал планировать гениальную авантюру – выкрасть секрет кошенили.



В январе 1777 года испанцы несколько утратили бдительность, поскольку тринадцать британских колоний начали войну за независимость, кроме того, нужно было обратить особое внимание на Перу и Колумбию, где постоянно вспыхивали восстания, а это грозило утратой главенствующего положения в Южной Америке. Ну а Менонвилль тем временем на борту бригантины «Дофин» добрался до берегов Кубы и высадился в Гаване. Когда корабль отплыл от острова Гаити, находившегося во владении Франции, молодой ученый с трепетом смотрел на крепости и форты и представлял, будто дула пушек направлены на него, чтобы помешать украсть секрет кошенили. С собой у Николя было «несколько платьев, немного еды сухим пайком и большое количество склянок, пузырьков, колб, контейнеров и коробок всех размеров», а также рекомендательное письмо, подтверждающее, что он ботаник и медик («У меня имеется даже диплом практикующего врача», – записал Николя в дневнике), и благословение французского правительства. А вот деньги давали с меньшей охотой, чем благословения: «Вместо шести тысяч ливров, обещанных военно-морским министром, мне дали всего четыре тысячи, объяснив, что в казне не хватает средств».

Следующей задачей было добраться до Мексики, но испанцы сразу же что-то заподозрили, поскольку резонно возникал вопрос – неужто во Франции нет собственных растений, с чего бы молодой ботаник потащился за тридевять земель? Менонвилль объяснил – флора Северной Америки уникальна, поэтому здесь можно найти редкие образцы. А дальше оставалось только ждать. Время для нетерпеливого юноши текло слишком медленно. В итоге он выбрал другую стратегию, которая соответствовала его характеру.



«Я притворился, будто из-за неопределенности своего положения впал в затяжную депрессию, как и положено французам». Испанцы, которые и сами тосковали вдали от дома, помогли Николя оформить заветную визу в Мексику, лишь бы только избавиться от докучливого зануды-француза с его бесконечными охами-вздохами, в который раз убедившись, что не зря они о лягушатниках столь низкого мнения. Еще раз пришлось притворяться дурачком, когда молодой человек покупал билет: «Хозяин пассажирского парохода заломил огромную цену, потребовав сто песо, и я не смог урезонить его. Он был непоколебим в своей жадности и на все мои доводы реагировал по-испански бесстрастно, а потом прикарманил мои денежки, не выпуская сигары изо рта».

В городе Веракрусе, где молодой человек с восторгом открыл для себя ананасовое мороженое, он совершил и еще одно важное открытие – путь к сердцу испанцев в определенном смысле лежит через желудок. В то время особой популярностью в Мексике пользовалось слабительное средство из корня растения ялапа, несмотря на обилие в стране жгучего перца, который вызвал бы тот же самый эффект. Собственно, город Халапа в Мексике назван в честь этого растения. До приезда молодого французского ботаника местные жители привозили ялапу за бешеные деньги из местечка, расположенного в ста километрах, но, к их облечению, в прямом и переносном смысле, Николя подсказал, что ялапа растет буквально у них под носом.

Кстати, в лечебных целях испанцы использовали не одну лишь ялапу. После завоевания Центральной Америки они поняли, что кошениль – это не только краситель и косметическое средство, но и лекарство.

Когда Филипп II Испанский плохо себя чувствовал, то принимал микстуру из перемолотых червецов на основе уксуса, которую ему подносили в серебряной ложечке. Врачи использовали кошениль по-разному: делали припарки на рану, рекомендовали чистить ею зубы и, как писал лечащий врач короля, применяли, «дабы облегчить недуги сердечные, мигрени и желудочные расстройства». Забавно, что сейчас фармацевтическая и пищевая промышленность рассматривают кошениль как безвредный краситель, тогда как он тысячелетиями ценился за лечебные свойства.

Но вернемся к нашему юному французу. После того как Менонвилль стал в Веракрусе буквально героем дня, он воспользовался положением, чтобы продолжить расследование, и выяснил, что центром производства кошенили является городок Оахака. Однако губернатор заподозрил неладное и велел Менонвиллю отплыть на следующем же корабле, и в этот раз страдания уже разыгрывать не пришлось: «Я удалился к себе с разбитым сердцем, долго мерил комнату шагами, то садился, то падал ниц на кушетку, раскачивался из стороны в сторону». Он не переставал ругать себя:

«План, который ты обдумывал четыре года, рушится на глазах, щедрость короля растрачена впустую, ты пошел против воли отца, не послушался совета друзей, и все зря!» Но при этом внутренний голос, возможно голос безрассудства, напоминал, что никаких судов в течение ближайших трех недель не ожидается. Если поторопиться, то можно преодолеть шестьсот километров до Оахаки и вернуться в срок. Николя записал в дневнике: «Ты обязан, сказал я себе, прорваться туда, несмотря на отсутствие паспорта, и вывезти кошениль, даже если путь тебе преградят драконы».

Итак, начались настоящие приключения. В три часа ночи француз перелез через крепостную стену и отправился в путь. Он надел шляпу с широкими полями, в руки взял четки, облачился в костюм поприличнее, чтобы со стороны казалось, будто он просто прогуливается. По дороге Николя обходил стороной заставы, ночевал в поселениях индейцев, постоянно притворяясь, что заблудился, и, желая объяснить странный акцент, говорил всем, что он каталонец и живет на границе с Францией.

Разбитые дороги, ужасная погода, голод и всевозможные опасности – все это Николя преодолел ради крошечного жучка. Сердце ученого дрогнуло лишь один раз – когда в очередном индейском поселении он встретил прекрасную туземку. «Я пытался найти в ней хоть какой-то изъян, но не нашел, и даже тот факт, что она замужем и растит детей, лишь подогрел мой интерес». Николя уже собрался было достать из кармана золотую монету, чтобы купить благосклонность красавицы-скво, но тут снова зазвучал внутренний голос: «Уходи, а иначе ты провалишь свою миссию». «Я уехал, не попрощавшись, не осмелившись даже взглянуть на красавицу в последний раз».

Через пару дней Николя обзавелся лошадью и нашел проводника, а вскоре добрался до небольшого селения, где впервые увидел на листьях кактуса то сокровище, ради которого проделал такой длинный путь и рисковал жизнью. Он спешился, притворившись, что поправляет стремена, и проник на плантацию, а когда подошел местный управляющий, то Николя завел с ним непринужденный разговор. Старательно скрывая волнение, он спросил, для чего используются растения, и индеец ответил – для производства краски. Француз чуть ли не на коленях упросил провести ему экскурсию.

«Я был несказанно удивлен, когда оказалось, что насекомое вовсе не красное, как я ожидал, а белое, словно присыпано пудрой». Неужели он шел по ложному следу? Неужели это не то насекомое? «Меня терзали сомнения. Чтобы разрешить их, я раздавил одну из букашек на листке бумаги. И что же в результате? Из белого тельца брызнула алая жидкость. Опьянев от восторга и радости, я быстро покинул своего собеседника, поспешно сунув ему пару монет за труды, и во всю прыть помчался догонять проводника. Я дрожал от возбуждения, поскольку теперь знал, что красную краску производят из белых насекомых».

Несомненно, в тот вечер молодой ученый мечтал о том, как французы начнут развивать производство кошенили, а ему, Николя Тьерри де Менонвиллю, посвятят исторический роман, при этом фантазии соседствовали с вполне прагматичными соображениями: «Мне нужно вывезти это существо, такое хрупкое, существо, которое, будучи снятым с кактуса, обречено».

Не только Франция отчаянно хотела заполучить секрет киновари. Николя понимал, что если удастся вывезти насекомое и его авантюра увенчается успехом, то можно будет экспортировать кошениль в Голландию и Британию, поскольку этим странам уже порядком надоело покупать краску у испанцев по завышенной цене. В особенно уязвимом положении находилась Британия. Вообще-то англичане производили неплохой хлопок, но куда хуже обстояли дела с покраской тканей. Жители континентальной Европы с удовольствием шутили над английскими красильщиками, точно так же как высмеивали веками английскую кухню. Из трехсот сорока тонн кошенили, которые испанцы привозили в Европу в конце XVIII века, почти двадцать процентов потребляла Британия. Причем большая часть крови насекомых шла на то, чтобы скрыть следы крови человеческой, поскольку кошенилью красили мундиры. А началось все с открытия, сделанного голландцем, обитавшим в Лондоне.

Корнелиус Дреббель вообще-то даже не работал в красильном цеху. В тот памятный день в 1607 году он сидел у себя в лаборатории, смотрел в окно и думал, скорее всего, об аппарате, позволяющем дышать под водой. (Забегая вперед, скажем, что он изобрел-таки первую в мире лодку, которая плавала под водой, пускай и на небольшой глубине. Такую лодку впервые запустили в Темзе, и она под крики и улюлюканье толпы проплыла от Вестминстерского аббатства до Гринвича.) Но это дело будущего, а в тот день, о котором идет речь, ученый случайно опрокинул стеклянный термометр со смесью кошенили и азотной кислоты. Жидкость попала на подоконник и оловянную раму и, к удивлению Дреббеля, окрасила их в красный цвет. Он провел ряд экспериментов и в конце концов вместе со своим зятем организовал красильный цех в Ист-Лондоне. Оливер Кромвель тем временем реформировал армию и в 1645 году ввел красные мундиры, которые надолго стали символом английских военных. Более того, ткань для обмундирования красили кошенилью вплоть до 1952 года, так что в 1777 году кошениль ценилась на вес золота, и для Николя на горизонте замаячили богатство и слава.

Вскоре после первой встречи с драгоценным жучком Менонвилль добрался до места назначения. Он упросил владельца плантации продать ему несколько листов кактуса вместе с жучками, якобы в медицинских целях. «Мне позволили взять столько, сколько нужно, и я тут же выбрал восемь прекрасных веток, на каждой – по семь-восемь сочных листочков, на которых сидело столько насекомых, что листья казались белыми. Я положил образцы в коробки, сверху прикрыл тряпками и дал управляющему один песо».

Менонвилль не мог не думать о том, какое ужасное наказание грозит ему в случае обнаружения ценного груза. Испанское законодательство славилось своей суровостью, и контрабанда жестоко каралась. Молодой человек не знал точно, что с ним сделают, но рассуждал так: если фальшивомонетчиков, к примеру, сжигают на костре, то что тогда положено за кражу драгоценнейшей кошенили? «Мое сердце билось, как у преступника. Казалось, я уношу с собой золотое руно, а за мной по пятам летит охранявший его свирепый дракон». Николя аккуратно запаковал коробки с растениями и пустился в обратный путь, полный приключений.

«Как-то раз я случайно глянул на себя в зеркало и увидел чумазого оборванца. Но это мне было даже на руку. Во Франции меня остановила бы полиция, а в Мексике даже ни разу не спросили паспорт». Через шестнадцать дней после тайного побега Николя вернулся в Веракрус, а все новые знакомые решили, что он провел время где-то на море. Еще через неделю молодой ученый отплыл на родину. Он усыпил бдительность таможенников и увез с собой похищенную драгоценность. «Офицер таможни сделал комплимент моей коллекции растений и не стал заглядывать во все коробки, видимо решив, что моя готовность к обыску есть признак невиновности».

Дорога обратно до Порт-о-Пренса далась нелегко и заняла целых три месяца, но, когда Менонвилль наконец распаковал коробки, трепеща от беспокойства за их содержимое, то с облегчением увидел, что некоторые из червецов живы. Более того, Военно-морское ведомство выплатило ему еще две тысячи ливров, на которые он основал собственную плантацию кактусов в Санто-Доминго. По иронии судьбы однажды, выйдя на прогулку, Николя обнаружил местную кошениль.

Он продолжил публиковать научные труды о кошенили – изучал, имеет ли значение, какими цветами цветет опунция, белыми или красными, какая краска лучше – из мексиканской кошенили или из доминиканской. К сожалению, в 1780 году, не дожив даже до тридцати лет, Менонвилль отошел в мир иной. В заключении о смерти написано, что кончина молодого человека вызвана неким вирусом, но, по словам друзей, Николя умер от огорчения. Король, которому предстояло закончить жизнь на гильотине, присвоил Менонвиллю звание придворного ботаника, но Николя не стал героем, как ему мечталось. Во-первых, ходили слухи, что он добыл кошениль нечестным путем, то есть попросту украл, хотя ученый категорически отрицал это. Кроме того, образцы, которые Николя отправил в подарок королю, канули в Лету, когда затонул корабль, на котором кошениль плыла во Францию. Коллеги тоже его особо не жаловали, дипломатично говоря, что он, конечно, герой Франции, но вот характер подкачал. На плантации в Санто-Доминго, где Менонвилль выращивал кактусы, в итоге выжила только дикая кошениль. Французы разводили кошениль вплоть до 1870 года, когда появились синтетические красители.

 


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 23; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
С приветом из Нового Света | Индийский красный
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.196 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты