Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Чешская и словацкая историография в XIX веке

Читайте также:
  1. Австрийская историография в эпоху
  2. Венгерская историография эпохи дуализма
  3. Германская историография: неоранкеанство и упадок позитивизма
  4. Греческая историография. «История» Геродота – тема, композиция, особенности стиля. Новелла Геродота.
  5. Гуманистическая историография.
  6. Древнегреческая историография. Геродот. Фукидид
  7. Древняя Индия. Географическое положение. Источники и историография. Периодизация истории.
  8. Историография
  9. Историография
  10. Историография

Условия развития исторической науки в чешских землях. В конце XVIII— первой половине XIX в. в чешских землях, вхо­дивших в состав многонациональной Австрийской империи, происходило разло­жение феодальных и становление капита­листических отношений. Это была эпоха национального возрождения, когда реша­лись задачи перехода от феодализма к ка­питализму, шел процесс формирования на­ций и складывания национальных культур, развертывалось национально-освободи­тельное движение, носившее у чехов на первых порах культурно-просветительский характер.

Глубокие сдвиги в жизни чешского об­щества вели к отрицанию феодально-кле­рикальной идеологии и утверждению бур­жуазного миропонимания, способствовали становлению национальной историогра­фии. Чешские историки конца XVIII — первых десятилетий XIX в. публиковали свои работы, как правило, на немецком языке. Национальных центров историче­ской науки еще не было. Королевское чеш­ское общество наук, возникшее в XVIII в., являлось по своему составу преимущест­венно немецким.

Перемены наметились к концу второго десятилетия XIX в. в связи с активизацией национального движения. В общественной жизни на первый план выдвинулись про­блемы, связанные с формированием чеш­ской нации при отсутствии собственной государственности. Рост национального самосознания проявился прежде всего в усилении внимания к родному языку и культуре как важнейшим средствам консо­лидации нации.

Патриотически настроенная интелли­генция и молодая чешская буржуазия пы­тались объединить различные обществен­ные слои. В 1818 г. в Праге был основан Чешский музей, вокруг которого сплотился ряд ученых-патриотов. Их усилия были направлены на собирание исторических, археологических и художественных памят­ников. В 1827 г. стал издаваться «Журнал Чешского музея» («Casopis Ceskeho musea») на чешском и немецком языках. Поз­днее было создано Общество Матицы чешской — первый самостоятельный об­щечешский национальный культурный ин­ститут, преследовавший культурно-про­светительские цели. Общество выпускало научную литературу на родном языке. Из­давались фундаментальные собрания ис­точников.

Во время буржуазно-демократической революции 1848—1849 гг. в Австрийской империи национально-освободительное движение чехов приобрело открыто поли­тический характер. В самом чешском на­циональном политическом лагере произо­шло идейно-политическое размежевание между радикально-демократическим и ли­беральным течениями. В решающий мо­мент революции чешская либеральная бур­жуазия, выступившая с программой ав-строславизма, которая предусматривала реорганизацию Австрийской империи в буржуазно-конституционную федерацию равноправных народов, встала на сторону реакции.



На протяжении всего периода наци­онального возрождения для чешских исто­риков оставалась актуальной задача обо­сновать законность требований националь­ного движения. Характерной чертой раз­вития исторической мысли было распро­странение концепции славянской общно­сти, согласно которой история чешского народа рассматривалась в тесной взаимо­связи с историей других славян.

Чешская просветительская историо­графия. Начало изучения прошлого чеш­ского народа связано с воздействием идей Просвещения, с борьбой буржуазно-про­светительского и феодально-религиозного мировоззрений, с ростом национально-патриотических настроений. Развернув­шаяся в чешских землях во второй поло­вине XVIII в. деятельность «будителей» — патриотически настроенной интеллиген­ции, видевшей свою задачу в пропаганде родного языка, развитии литературы и ис-



 

 

кусства, в расширении книгоиздательской деятельности, основании музеев, распро­странилась и на изучение исторической грамматики, истории литературы, собст­венно истории. Появление общественной потребности в осознании прошлого спо­собствовало тому, что ученые начали более тщательно проверять факты и отделять в источниках правду от вымысла. Связы­вая свои работы с задачами национально-патриотического воспитания народа, они стремились пробудить у чехов гордость за свое прошлое.

Утверждение критического подхода к источникам связано с деятельностью Гелазия Добнера(1719—1790). Обратив­шись к источникам, он стал освобождать чешскую историю от легенд. Особенно по­казательна в этом отношении опублико­ванная им «Чешская хроника» В. Гаека1. Добнер сопроводил ее комментариями, указывавшими на несостоятельность мно­гих положений этого анналиста XVI в. Своими изысканиями он ставил под сом­нение притязания шляхты на особое про­исхождение, права и господство в обще­ственной жизни. Добнер доказывал; что древние чехи, как и остальные славянские народы, не знали монархического строя, а система общественных отношений, сло­жившихся у славян, отличалась демокра­тизмом. Добнер был издателем и первой чешской хроники Козьмы Пражского 2.

Один из учеников Добнера, Франтишек Пельцль(1734—1801), написал «Краткую историю Чехии»3, пересмотрев в ней фе­одально-католическую концепцию гусит­ского движения. В третьем издании книги (1782) Пельцль писал о Яне Гусе как о патриоте, взгляды которого сложились в борьбе с немецким засильем, высоко оце­нивал его борьбу за права чешского языка. Пельцль написал также «Историю немцев в Чехии», в которой много внима­ния уделил борьбе чехов с немцами и де­ятельности Яна Жижки.

На рубеже XVIII и XIX вв. началась деятельность основателя научной слави­стики Йозефа Добровского(1753—1829). работы которого были проникнуты гума­низмом и духом рационалистической критики. Добровский подчеркивал роль крестьянства как хранителя традиций на­циональной культуры. В «Истории чеш­ского языка и литературы» 4 он рассмат­ривал эпоху гусизма как время расцвета самобытной национальной культуры, а Гуса как ее выдающегося представителя. Одним из первых он обратил внимание на роль гуситского движения в развитии чешского языка, литературы и культуры. на заслуги Гуса в установлении нового чешского правописания. На основе вве­денной им в научный оборот «Гуситской хроники» Лаврентия из Бржезовой Доб­ровский приступил к изучению различных течений в таборитском лагере.

Романтическое направление в чешской историографии.С развитием капитализма в чешских землях на смену просветитель­ской идеологии пришел романтизм. Это выразилось в повышенном интересе к на­родному творчеству, идеализации старины, увлечении героическим прошлым своего народа. В исторических исследованиях особое внимание романтиков привлекали древний период, свидетельствующий о глу­бокой традиции самобытной исторической жизни, и периоды борьбы с иноземными нашествиями. Для романтического напра­вления в чешской историографии были ха­рактерны ярко выраженная национальная окраска, преимущественный интерес к гусизму. Ведущей идеей культурной жизни этого времени стала мысль о националь­ном единстве.

Родоначальником и главным предста­вителем романтической историографии был идеолог национального возрождения Франтишек Палацкий(1798—1876). Офи­циально он именовался сословным земским историографом Чешского королевства. Под руководством Добровского Палацкий изучил методику научного исследования. В 1831 г. он возглавил Общество Матицы чешской; будучи редактором «Журнала

1 Dobner G. Wenceslai Hagek a Liboczan Annales Bohemorum... Pragae, 1761 —1783. B. 1—6.

2 Dobner G. Monumenta historica Bohemiae. Pragae, 1764—1785. B. 1—6.

Pelcl F. Kurzgefasste Geschichte der Bohmen von den altesten bis auf die jetzigen Zejten. Pragae, 1774.

4 DobrovsRy I. Geschichte der bohmischen Sprache und Literatur. Pragae, 1791.

 

 

Чешского музея», превратил его в печатный орган историков. Как секретарь Чешского общества наук Палацкий способствовал его переходу на национальные позиции.

Палацкий вел большую работу по изданию документов и материалов. В 1840 г. он положил начало публикации «Чешский архив»5, который выходил вплоть до 1944 г. Однако главным делом его жизни явился труд «История чешского народа в Чехии и Моравии» 6, написанный по первоисточникам. В 1836 г. вышел на немецком языке первый том этого труда, на концепции которого сказывалось еще влияние просветительской идеологии. Чешская история показана в нем как результат взаимодействия германского и славянского начал. С 1848 г. он начал печататься на чешском языке. Чешское и немецкое издания не были идентичными. В чешском упор был сделан на моменты, важные для воспитания национального самосознания. Хронологически «История чешского народа» охватывала время начиная с древности до 1526 г., когда чешские земли вошли в состав монархии Габсбургов.

Мировоззрение Палацкого формировалось под воздействием философии Канта и Гегеля. Движущей силой исторического процесса он считал борьбу противоположностей. От немецкого философа-просветителя Гердера Палацкий воспринял романтические представления о характере древней культуры славян. Знакомство с работами Ф. Гизо и О. Тьерри способствовало более углубленной разработке многих проблем отечественной истории.

Опираясь на Зеленогорскую и Кралед-ворскую рукописи — подделки, созданные во втором десятилетии XIX в., в подлинность которых Палацкий, однако, твердо верил, он изобразил древних чехов как народ, у которого и после возникновения княжеской власти сохранились внутренняя свобода, исконная демократия и мирные отношения с соседями. В дальнейшем, считал он, демократическое славянское начало было вытеснено сословным немецким или католическим, привнесенным в страну немцами. Из борьбы против сословного немецкого начала родилось движение за свободу — гусизм. Палацкий определил его как «вершину чешской истории».

Эпоху гусизма Палацкий поставил в центр периодизации чешской истории: древнее время — до гусизма; средние века — гусизм; новое время — послегуситский период порабощения чешского народа. Гусизм он рассматривал как проявление славянского демократического духа, чешской национальной идеи, как народное движение, в котором нашла выражение свобода мысли. В то же время Палацкий не смог понять социальную сущность гусизма, подчеркивая, особенно после 1848 г., лишь его национальную и религиозную стороны. Это проявилось в периодизации гуситского движения по крестовым походам против гуситов.

Для своего времени «История чешского народа» явилась крупным научным достижением. Она сыграла значительную роль в подъеме национального движения и развитии чешской исторической науки. В этом труде история чехов впервые была показана как непрерывно развивающийся процесс. В нем собран обширный фактический материал, без которого не может обойтись современный исследователь. Труды Палацкого способствовали утверждению в историческом сознании чешского народа имен Гуса и Жижки как национальных героев.

В то же время Палацкий старался показать, что исторический процесс раскрывается не в деятельности выдающихся личностей, а в деяниях народа. Его концепция получила широкое признание, так

5 Archiv cesky cili stare pisemne pamatky ceske a moravske, sebrane z archivu domacich i cizich. Praha, 1841 — 1872. D. 1—6.

6 Palacky F. Dejiny narodu ceskeno v Cecnach a v Morave. Praha, 1848—1876. D. I—V.

 

 

как отвечала задачам политической бо­рьбы чешской буржуазии. Ученый отста­ивал свою точку зрения в борьбе с ре­акционной немецкой историографией, принижавшей значение гусизма.

Историческая мысль чешских ради­кальных демократов.Накануне революции 1848 г. в чешском национальном движении сформировалось радикально-демократиче­ское течение. Его идеологи (Э. Арнольд, К. Сабина, Й. Фрич и др.) ратовали в первую очередь за социальные преобразо­вания, выдвигая демократические лозунги. В обращении к историческому прошлому они видели возможность обосновать свои программные требования, разобла­чить антинародную роль дворянства и нерешительную позицию либеральной буржуазии. В их работах наметилась тен­денция осмыслить отечественную историю с демократических позиций.

На Эмануэла Арнольда(1800—1869) сильное влияние оказали идеи утопиче­ского социализма. Он рассматривал со­временную ему революционную борьбу как часть общего прогрессивного историче­ского развития, а политическую актив­ность крестьянских масс — как необходи­мое условие победы революции. Книгу «Деяния гуситов, изложенные с особым вниманием к Яну Жижке»7 Арнольд напи­сал под непосредственным воздействием революционных событий. Он ставил в при­мер современникам выступление гуситов, называя его революцией, целью которой было, по его мнению, установление соци­ального равенства, национальной свободы и республиканского строя. Главную силу таборитов он видел в крестьянстве и ввел в чешскую историографию термин «кресть­янская война».

Демократические идеи развивал Йозеф Фрич(1829—1890), один из организаторов Пражского восстания 1848 г. В связи с подъемом борьбы славянских народов за свои права в 60-е годы XIX в. он вы­ступил в заграничных изданиях с серией статей о национально-освободительном движении в Австрийской империи. Это дви­жение рассматривалось им как борьба порабощенных Габсбургами народов за демократию, за развитие национальной культуры и политическое самоопределение. Фрич подчеркивал значение революцион­ных связей между народами для развер­тывания национально-освободительного движения. В 1867 г. в Париже он издал книгу «Богемия» 8 о жизни чешского на­рода.

К радикально-демократическому те­чению принадлежал и Карел Сабина(1813—1877), чьи взгляды оформились под влиянием июльской революции 1830 г. во Франции и восстания 1830—1831 гг. в Польше. Творцом истории он признавал народ. Историческая наука, как и демокра­тическая литература, писал Сабина, «дол­жна пробуждать сознание людей, чтобы народ познал свои задачи и свою силу, чтобы он... не ошибся в средствах».

В 70-е годы Сабина выступил с циклом статей в защиту Парижской Коммуны.

Словацкая историография конца XVIII — первой трети XIX в.В обстановке социального и двойного национального гнета австрийских и венгерских правящих кругов, мадьяризации, с особой силой про­водившейся с конца XVIII в., националь­ное движение словаков развивалось за­медленными темпами. При неразвитости буржуазных отношений, отсутствии на­ционального литературного языка ведущее место во взглядах словацких «будителей» и в первой трети XIX в. сохраняли просве­тительские идеи.

«Будители» пытались увязать просве­тительскую идеологию с борьбой за на­циональные права. При этом важное зна­чение придавалось истории как средству пробуждения патриотических настроений и фактору формирования национального самосознания.

Романтизм в словацкой историографии.В 30-е годы XIX в. для патриотических кругов словацкой интеллигенции, усваи­вавших идеи романтизма, характерно стремление возвеличить славянские на­роды, доказать высокий уровень их разви­тия, научно обосновать их исторические права на заселенные ими территории.

Выдающимся представителем романти­ческого направления в словацкой истори­ографии был деятель словацкого и чеш-

1 Arnold Е. Deje Husitu s zvlaStnim vzhie-dem na Jana Zizku. Praha, 1848.

2 Friс I. V. La Bohemie. P., 1867.

 

 

ского национального возрождения Павел Йозеф Шафарик(1795—1861), близкий по своим взглядам к Палацкому. Работая с 1819 по 1833 г. в Нови Саде, он изучал рукописные памятники и печатные труды, хранившиеся в окрестных монастырях. Основываясь на трудах чешских просвети­телей и деятелей национального возрож­дения, русских и польских историков и филологов, Шафарик написал «Историю славянского языка и литературы на всех наречиях» 9, которая отличалась широтой охвата материала, проанализированного с помощью сравнительно-исторического метода. Автор доказывал индоевропейское происхождение славян и их заметный вклад в мировую культуру.

В 1833 г. Шафарик переехал в Прагу, где написал двухтомный труд «Славянские древности» 10. Для освещения проблем происхождения славян, их расселения и начального этапа их истории он привлек в основном свидетельства античных авторов, западноевропейских хронистов, рус­ских летописцев и фольклорный материал. Проведя сравнительно-исторический ана­лиз названий, бытующих у славянских народов, Шафарик пришел к выводу, что славяне являются исконными обитателями Европы. С I тысячелетия н. э. начинал он историю славян, обосновывая мысль о том, что славянские народы вместе со своими соседями явились творцами европейской культуры, показал их вклад в мировую цивилизацию.

Работа Шафарика была переведена на русский, польский и немецкий языки. Автора ее именовали «звездой первой ве­личины в славяноведении». Своеобразным манифестом славянской взаимности стала книга Шафарика «Славянская этногра­фия» п. Многие из поставленных Шафариком вопросов, прежде всего проблемы славянского этногенеза, продолжают быть актуальными и поныне.

Чешская историческая наука в сере­дине XIXв. Утверждение капиталисти­ческих отношений, упрочение в ходе про­мышленного переворота позиций чешской буржуазии в экономике, оживление наци­онального движения способствовали ин­тенсивному развитию историографии. Вну­три нее существовали различные по поли­тической направленности течения, что на­ходило выражение в интерпретации собы­тий прошлого и настоящего.

В 60-е годы в чешских землях сложи­лись более благоприятные условия для развития исторической науки. Кроме уже существовавших Чешского национального музея и Матицы чешской, в Праге в 1866 г. был образован Исторический кружок. Эти учреждения вместе с архивами Праги и Брно являлись важными центрами истори­ческой науки. Исторические работы публи­ковались в «Журнале Чешского музея» и «Журнале Матицы моравской» («Иaso­pis Matice moravskй). Созданное в 50-е годы при Чешском национальном музее Археологическое общество выпускало спе­циальный журнал «Археологические па­мятники» («Pamбtky archeologickй»).

Историческая концепция В. В. Томека.После революции 1848—1849 гг. национа­льное движение в Чехии было на время подавлено. Духовная жизнь оказалась под контролем католической церкви. В этих условиях против романтической концепции Палацкого выступил Вацлав Владивой То­мек(1818—1905), представитель консер­вативного направления чешской историо­графии второй половины XIX в.

В начале своей научной деятельности Томек разделял большинство положений концепции Палацкого, но в 50-е годы пере­шел на сторону абсолютизма и реакции. С этого времени характер его взглядов стала определять апология династии Габ­сбургов и католической церкви.

Томек отказался от рассмотрения гу­ситского движения как освободительной борьбы чешского народа и одного из глав­нейших периодов его истории. В противо­вес принятой большинством чешских исто­риков оценке, он считал поражение чеш­ских сословий в 1620 г., установление ав­стрийского господства, потерю националь­ной независимости положительными мо­ментами. Проводившаяся Габсбургами

9 Schaffarik P. I. Geschichte der slawischen Sprache und Literatur nach alien Mundarten. Often, 1856 (Budin, 1826).

10 Safarik P. J. Slovanske starozitnosti. Praha, 1837. D. 1—2.

11 Safarik P. J. Slovansky narodopis. Rraha, 1842.

 

контрреформация и, германизация тракто­вались им как приобщение чехов к более высокой немецкой культуре.

Томек первым занялся изучением сов­ременного ему периода. Подготовленный им учебник по истории Австрийской мо­нархии для гимназий в течение 30 лет считался лучшим и был переведен на немецкий, итальянский, венгерский и серб­скохорватский языки. Несколько изданий выдержала его «История Чешского коро­левства» 12. В 1888 г. вышла работа То­мека «Новейшая история Австрии» 13, в ко­торой освещались события с 1526 по 1860 г. Расположив события синхронно, автор создал общую картину развития различных народов многонациональной империи Габсбургов.

В конце XIX в. Томек стал активным участником полемики вокруг Краледворской и Зеленогорской рукописей, отстаивая их подлинность. Издательство Матицы чешской выпустило в 1855—1901 гг. его 13-томную «Историю города Праги» 14. В ней Томек, подробно остановившись на системе земельного, церковного и город­ского управления, попытался отразить по­литические события, показать развитие ре­месленного производства, торговли, соци­альной и культурной жизни.

Томек идеалистически трактовал исто­рический процесс. Для его работ характер­ны использование разнообразных источ­ников, обширное их цитирование. Чрезмер­ная увлеченность источниками и доверие к ним, отсутствие обобщений вели Томека к фактографии и описательству.

Либеральное направление в 6070-е годы. Вусловиях национального подъема 60-х годов XIX в. определяющим в разви­тии чешской исторической мысли стало либеральное направление. Представителем его был Антонин Гиндели(1829—1892). Палацкий видел в нем продолжателя своего дела. Являясь директором Земского архива, Гиндели предпринял несколько крупных публикаций документов. Наибо­лее значительная из них — «Чешские сеймы» 15. Гиндели был автором больших работ по средневековой истории Чехии, написанных с позиций лояльности по от­ношению к династии Габсбургов. Он ис­пользовал новые документальные матери­алы, извлеченные из чешских и других европейских архивов.

Широкую известность получила напи­санная Гиндели «История чешского вос­стания 1618 г.» 16. Обширный материал, введенный им в этой работе в научный оборот, во многом не утратил своего зна­чения до сих пор. Гиндели углубил раз­работку либеральной концепции чешского сословного движения, признал правомер­ность антигабсбургской борьбы в начале XVII в. В духе Палацкого он осудил отказ сословий опереться на народные массы, вооружить народ, пойти на уступки горо­дам, указал на ошибочный курс руково­дителей восстания, его организационную слабость. Поражение на Белой горе Гин­дели рассматривал как национальную тра­гедию чехов.

Первые работы социал-демократов.Во второй половине XIX в. появились первые работы чешских социал-демократов, за­трагивавших историческую проблематику. С пропагандой марксистских взглядов вы­ступил Йозеф Болеслав Пецка(1849— 1897). В ряде статей он осветил историю рабочей печати в чешских землях после 1849 г. с революционно-пролетарских по­зиций, вскрыл классовую направленность буржуазной прессы.

Пецка настаивал на первостепенном значении социальных вопросов. Он писал о влиянии Парижской Коммуны на разви­тие международного рабочего движения, на процесс формирования революционных рабочих партий. Обращаясь к современ­ности, он пытался интерпретировать собы­тия исходя из интересов пролетариата.

12 Tomek W. W. Dмje krбlovstvн иeskйho. Praha, 1850.

13 Tomek W. W. Novмjљн dмjepis Rakouskэ (od r. 1526 do r. 1860). Praha, 1888.

14 Tomek W. W. Dмjepis mмsta Prahy. Praha, 1855—1901. D. 1 — 13.

15 Snмmy иeskй od lйta 1526 aћ po naљi dobu. Praha, 1877. D. 1 (1526—1545).

16 Gindeli A. Dмjiny иeskйho povstбnн lйta 1618. Praha, 1870—1880. D. 1—4.

 

 

Раздел

Историческая наука в начале XX века

 

 


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 34; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Польская историография 60—90-х годов | Введение. На рубеже XIX—XXвв. с наступлением эпохи империализма в развитии истори­ческой науки отчетливо выступили две противоположные тенденции
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.182 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты