Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ю.С. Степанов. Слово Из статьи для Словаря концептов («Концептуария») русской культуры

Читайте также:
  1. I. Введение. Понятие культуры. Материальная и духовная культура.
  2. I. Вступительное слово преподавателя.
  3. I. Культуры клеток
  4. I. Культуры клеток.
  5. II. Выберите слово, противоположное по значению данному.
  6. III. Особенность пушкинского поэтического языка. Пушкинское поэтическое слово как образец для пушкинской и постпушкинских поэтических эпох.
  7. III. Смешанные типы ментальности и культуры
  8. IV. Развитие культуры народов России XIV-XVI вв.
  9. IV.4.2. Русская риторика в свете русской истории
  10. MS Excel. Числовой формат от денежного отличается

<... >

3. Эволюция концепта ‘Слово’ была теснейшим образом связана со становлением цикла наук о слове (конечно, называть их «науками» можно лишь с большой долей условности). Поскольку слова- логосы бывают не только истинными, но и ложными, постольку ощутима потребность в науке об истинном рассуждении, проникающем сквозь оболочку слов, — такой наукой стала логика. В соответствии с тем, что слова служат не одному познанию, но также выражению индивидуальных и групповых эмоций, желаний, устремлений и т. п., возникли две науки о рассуждении, не получившие общего названия, — диалектика и риторика. Риторика первоначально мыслилась как искусство ораторской речи, диалектика — как искусство установления истины через обнаружение противоречий в высказываниях оппонентов, т.е. как искусство беседы, ведущей к правильному познанию. Аристотель, универсальный гений, создал «параллельные» труды в каждой из этих сфер: логике были посвящены «Категории», «Об истолковании» и «Аналитики»; наукам о речи — диалектике и риторике — трактаты «О софистических опровержениях» и «Риторика».

Одновременно с этим создавалась третья наука, филология — о «чистом» слове, о слове как таковом. Уже около IV в. до н.э. в греческом языке появился глагол ‘любить науки, стремиться к учению’ и соответствующие ему имена: существительное ‘любовь к научному рассуждению, к научному спору, к ученой беседе’ (ср. выше деление на логику и диалектику) и прилагательное ‘любящий научное рассуждение, научный спор’. Сначала эти слова выступали как антонимы к ‘не любить наук и научных споров’: «<...> мое от-ношение к рассуждениям, — говорит лахет у Платона, — <... > двузначно: ведь я могу одновременно показаться и любителем слов и их ненавистником» («Лахет», 188 с.; перевод С. Я. Шейнман- топштейн). Позднее, у Плотина, Порфирия (III в.), Прокла (V в.), понятие «филолог» приобрело значение ‘внимательный к словам, изучающий слова’. Сдвиг ударения подчеркивал отличие от ранее утвердившегося слова, которое означало образованного человека вообще. В свою очередь, оба слова противопоставлялись слову ‘любящий знание, мудрость, софию’ (тем самым попутно знание отвлекалось от слов и представало как самостоятельная сущность).



Еще в эпоху эллинизма (III-I вв. до н.э.), до разделения двух значений слова, т.е. до появления особой дисциплины, ученые уже занимались филологией, не отличая ее, правда, от грамматики, и назывались ‘грамматики, грамматисты’. В Александрии было основано святилище муз, государственное учреждение, находившееся под особым попечением царя, и знаменитая библиотека, для которой приобретались рукописи во всех концах греческого мира. Для издания произведений греческой классики, и прежде всего Гомера, александрийские ученые-грамматисты (а по существу — филологи) развернули огромную работу: разбирали и отбирали рукописи, сличали варианты текста, отделяли подлинное от приписываемого, устанавливали наиболее авторитетный текст, акцентуировали его, комментировали неясные места, устаревшие и непонятные слова и т.д. Знаменитый филолог-грамматист Аристофан Александрийский (257—1А0 гг. до н.э.) может считаться основателем научной лексикографии.

В эпоху христианства главным объектом внимания любителей слова, филологов, становится слово божественное: литургическое, молитвенное и т.д. Постепенно толкования Св. Писания («слово о слове») становятся очень тонкими, филологически и богословски изощренными, и наряду со словом филолог (в его новом, филологическом значении) появляется еще один термин — ‘ученый комментатор, схолиаст’ [впервые этот термин зафиксирован у Оригена (около 185— 253 или 254)]. таким образом была заложена одна из основных дисциплин в изучении слова — критика библейского текста, которая в XIX в. переросла в герменевтику и сомкнулась с философией.

<... >

Современное состояние концепта ‘Слово’ связано, в первую очередь, с филологией как особой отраслью человеческого знания. В отечественной филологии есть два вершинных ее определения: одно принадлежит Ф.Ф. Зелинскому, другое — Г.О. Винокуру. Определение Зелинского гласит: историко-филологическая наука — это «наука, имеющая своим содержанием изучение творения человеческого духа в их последовательности, т. е. в их развитии» (1902, 811). Это требует непростого разграничения «сфер влияния» двух ее областей — филологии и истории. Поскольку «материальное разграничение обеих областей невозможно» (1902, 811—812), Зелинский пытается провести между ними границы, опираясь на идеи германского науковедения конца прошлого века: по словам самого автора, его статья «является <...> первой попыткой построить систему Филологии (точнее — историко-филологической науки) на заимствованной у Вундта основной мысли», согласно которой «Филология» — это обращенная к памятникам, история — обращенная к общим законам развития сторона историко-филологической науки; история и Филология — не две различных науки, а два различных аспекта одной и той же области знания» (1902, 816, 812).



Горячо поддержав это утверждение Зелинского, Г.О. Винокур категорически заявил: «Со всей решительностью нужно установить прежде всего то положение, что филология не есть наука, точнее — что нет такой науки, которую, в отличие от других, можно было бы обозначить словом «филология». <... > Эмпирическое содержание всего того, с чем имеет дело филология, без остатка покрывается предметом соответствующих специальных наук, исследующих отдельные стороны исторической действительности» (1981, 36). Этот тезис нуждается в чисто терминологическом уточнении, связанном с науковедческими попытками дифференциации объекта науки и ее предмета. В отличие от объекта предмет исследования определяется избранным методом, и потому у филологического исследования есть свой собственный предмет. Его, между прочим, называет и сам Винокур: это сообщение, понятое в предельно широком смысле (1981, 36—37). «Сообщение — это не только слово, документ, но также и различного рода вещи», если только мы не ограничиваемся их практическим применением. Такова, например, мебель, помещаемая в музей. Мы, разумеется, и ее «можем взять в руки», но в руках у нас в этом случае будет «находиться только кусок дерева, а не самый стиль его обработки и не его художественно-исторический смысл. Последний нельзя «взять в руки», его можно только понять» (1981, 37). точка зрения Винокура удивительно современна: для «филологической семиотики» наших дней и ряды слов, и ряды вещей есть равно носители информации. но универсальным (инвариантным, архетипическим) аккумулятором смысла является именно слово, и в первую очередь слово письменное: как справедливо замечает Винокур, «письменный текст представляет собой идеальное сообщение» (1981, 37—38).

Итак, филология есть область гуманитарного знания, непосредственным предметом изучения которой служит главное воплощение человеческого слова и духа — сообщение, и наиболее совершенный вид его — словесный письменный текст. При этом филология имеет дело исключительно с текстами, обращенными к читателю, хотя бы и неопределенному. текст, в принципе лишенный адреса, никакого отношения к филологии не имеет — понять его невозможно.

примечания

название будущей книги — «Константы: Словарь русской культуры». Разумеется, «константность» концептов не означает их неизменности, а лишь их постоянное присутствие в культурном сознании.

<...>

библиография

<...>

Винокур, Г.О.: 1981, ‘Введение в изучение филологических наук: (Выпуск первый. Задачи филологии)’ [1944—1946], Проблемы структурной лингвистики 1978, Москва 1981, 3—58.

Зелинский, Ф.: 1902, ‘Филология’, Энциклопедический Словарь, С.- Петербург, — Финляндия, 811—816.

<... >

Цит. по: Philologica. 1994. M, 1. № 1 / 2. P. 11—31.

[Электронный ресурс]. URL: http: / / www.rvb.ru / philologica /

/ 01stepanov.htm

Не есть ли филология нечто большее, чем «дисциплина», — символ современного состояния человека? Или, еще точнее, — символ того, что такое «быть человеком»?

Ю.С. Степанов

Глава 2. ИСТОРИЯ ФИЛОЛОГИИ:


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 53; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Д.С. Лихачев. Об искусстве слова и филологии | Знания к филологии как комплексу наук
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.008 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты