Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Этика долга И.Канта

Читайте также:
  1. III. Этика человеческих отношений
  2. Академическая этика подготовки докладов и рефератов
  3. Аксиология и этика науки.
  4. Античная этика.
  5. Античная этика___________________
  6. В. Этика переговоров с партнером
  7. В. Этика телефонных разговоров.
  8. Возникновение капитализма, Реформация и протестантская этика
  9. Врачебная этика и деонтология. Определение понятия. Современные проблемы врачебной этики и деонтологии, характеристика.
  10. Гартман Н. Этика[77].

Огромный вклад в развитие этики вообще и науки о долге в осо­бенности внес Иммануил Кант (22.04.1724—12.02.1804). Проблемы этики занимают огромное место в творчестве философа. Основные свои идеи он изложил в таких фундаментальных трудах, как «Осно­вы метафизики нравственности», «Метафизика нравов», «Критика практического разума» и других1.

Соглашаясь с мыслью, что самые фундаментальные интересы и потребности людей в конечном счете сводятся к достижению благо­получия, он утверждает, что это стремление не может быть един­ственной основой нравственного поведения. Побуждение к действию будет включать в себя не свойственные морали мотивы — стремление достичь материального успеха, заслужить вознаграждение за добро­детель, ощутить удовлетворение от нормативности поступков. Под­линно моральным поступок становится только тогда, когда человек совершает его на основании чувства долга безотносительно каким-либо надеждам на моральное или материальное вознаграждение.

Мораль, как считал И. Кант, нельзя рассматривать лишь как способ достижения определенной цели, поскольку в этом случае нравственность приобретает чисто прагматический характер, а мо­ральность становится средством для достижения цели. Моральные требования к человеку нельзя свести к определенным предписаниям, указывающим на наиболее эффективный способ достижения цели. Цель не всегда является нравственной и, следовательно, не может служить оправданием безнравственного поступка. Наоборот, не цель обосновывает моральное долженствование, а мораль признает по­зитивными те или иные цели исходя из долженствования.

Долженствование, с точки зрения И. Канта, имеет в морали при­оритет над ценностью. Нравственные требования имеют всеобщий характер, т.е. распространяются на всех людей, и каждый должен сам осознавать необходимость совершения определенных поступков и действий и понуждать себя к должному поведению. В этом состоит специфика моральной регуляции поведения, ее отличие от легаль­ности1. Поступок может быть нормативным и подобающим с точки зрения его содержания, однако если он совершен не по доброй воле, а в силу внешней необходимости, его нельзя считать ни моральным, ни тем более должным. Только свободная воля личности делает по­ступок моральным.



И.Кант считал, что моральная деятельность должна осущест­вляться в соответствии с определенным принципом. Одновременно он признавал, что значительное число людей поступает руководству­ясь добрыми побуждениями. Противопоставляя долженствование чувственным склонностям, он превозносил первое и принижал второе, рассматривая добрые побуждения как порывы, своего рода инстинкты, которые можно хвалить, если их реализация приводит к положительному результату, но не следует переоценивать, поскольку ни одно из спонтанных чувств — симпатия, сострадание, сочувствие, доброжелательность — сами по себе еще не есть добродетель. Эти чувства могут быть реализованы как во благо, так и во зло. Эти мо­тивы могут быть признаны нравственными, будучи поставленными под контроль долга.

Этические воззрения И. Канта отличаются определенным радика­лизмом, поскольку он считал, что сформулированные им императивы повелевают безусловно, вне зависимости от результата деятельности. Более того, эти нравственные законы заставляют человека отвлечься от результата деятельности и сосредоточиться на мотивации. Челове­ку, по его мнению, достаточно сознания того, что он исполняет свой долг. В отличие от условных правил поведения долг является по своей сущности абсолютным требованием, следовать которому надлежит безусловно. Нравственно не то, что совершено сообразно долгу, но то, что совершено из чувства долга. Это означает, что этически цен­ным является должный поступок, совершенный не ради какой-либо цели, а ради самого долга. Поведение, закон которого совпадает с законом природы, не имеет никакого отношения к нравственному закону, поскольку в нем отсутствует самопринуждение. Таким обра­зом, моральный (добродетельный) поступок — это поступок, совер­шенный сознательно, представляющий собой результат реализации свободной воли, соответственно, добродетель — это способность свободного самопринуждения. Всякий долг, по мнению И.Канта, содержит в себе такое принуждение, для которого возможно только внутреннее законодательство, т.е. максимы самой личности.



Эти рассуждения И. Канта подчеркивают необходимость не только для личности в ситуации выбора, но и для исследователя, осуществ­ляющего анализ этой ситуации и поступков человека, не ограни­чиваться анализом только содержания поступка и его последствий, но учитывать и его побудительные мотивы и с учетом всех данных формировать оценочное суждение. Одинаковую ли оценку должны получить поступки, одинаковые с точки зрения содержания и ре­зультатов, если их мотивы различны? Например, если один индивид оказал помощь нуждающемуся из сострадания, другой — в целях саморекламы, а третий — из чувства долга, одинаково ли должны быть оценены их поступки? И. Кант настаивает, что оценка поступков должна быть различной, причем наивысшую оценку должен получить поступок, совершенный из чувства долга.

Добродетель И. Кант связывает с силой воли, которая необходима человеку для преодоления его естественных склонностей. Особое внимание он уделял однозначности моральных рассуждений, по­лагая, что моральной середины в поступках и человеческом харак­тере нельзя допускать; в противном случае максимы могут утратить устойчивость и определенность.

Проблема нравственного выбора, по И.Канту, решается таким образом: из двух конфликтующих добродетелей только одна в дей­ствительности может быть добродетелью, так как истинные добро­детели не могут друг другу противоречить. Равным образом и долг не может противоречить другому долгу: если два долга противоречат друг другу, то один из них не является истинным долгом. Естественная диалектика, т.е. склонность человека к рассуждениям, может при­вести к тому, что веления долга будут более сродственны желаниям личности, что лишит долг его морального достоинства. Исполнять долг следует единственно из уважения к нему.

Обосновывая это требование, И. Кант обращается к такому чело­веческому качеству, как совесть. Совесть — это практический разум. Она, по его мнению, есть лучший судья в вопросах морали и вы­работки правильного с моральной точки зрения решения. Поэтому совесть является необходимой составляющей морального сознания личности. Но для того чтобы избавиться от субъективности, личность должна обладать знанием объективной истины. Учение И.Канта о совести представляет собой, по сути дела, учение о благе, имеющем всеобщее значение.

Центром этики И.Канта является «моральный закон». Уважение к «моральному закону» является для личности априорным; и одно­временно является единственной движущей силой морального долга. Осознание этого закона имеет характер необходимой всеобщности и идентично осознанию законосообразного долга. Противоречие между долженствованием и счастьем разрешается, поскольку счастье от­дельной личности и благо всего человечества достижимы лишь тогда, когда их поведение подчиняется моральному закону, т.е. фактически является должным. Смысл жизни состоит в осуществлении связи добродетели и блага, так как только такой долг, который способ­ствует достижению блага и счастья человека и человечества, имеет моральную ценность. Таким образом долг становится необходимым условием счастья человека и блага человечества.

Моральный закон (категорический императив) не может быть вы­веден из эмпирического мира. Для его обоснования необходимо пред­положить существование какой-то другой реальности, которую Кант обозначает понятием «умопостигаемый мир». Человек — существо двух миров: эмпирического, подчиненного необходимости, и умопо­стигаемого — мира свободы воли. Умопостигаемый мир выходит за пределы опыта и всех явлений, относясь к сфере безусловного. Без­условность, по Канту, и есть действительная свобода. Как существо чувственное, человек принадлежит миру явлений (феноменов). Как существо разумное, нравственное, он принадлежит умопостигаемому миру вещей в себе (ноуменов). Таким образом, Кант считает, что свобода и необходимость существуют в разных отношениях, в разных мирах, они нигде не пересекаются.

Нравственные императивы (т.е. нравственные требования) ценны сами по себе и потому безусловны. Существует множество позитив­ных нравственных качеств, но они не относятся к добродетелям в истинном смысле этого термина. Истинная добродетель опирается на принципы, и чем более общий характер имеют принципы, тем возвышеннее и благороднее становится добродетель. Более того, эти принципы сами становятся истинной добродетелью, в то время как сострадание, услужливость и т. п. являются лишь адаптированной

(облегченной) добродетелью. Таким образом формируется антиномия чувств и разума, счастья и долга.

По И.Канту, человек несовершенен, но разумен, и поэтому спо­собен с помощью собственного разума и нравственного императива ограничивать и преодолевать собственные желания. В конечном итоге разум определяет поступки человека. Истоком нравственных поступков человека является свобода как один из определяющих аспектов нравственного разума. Свобода — это сфера не внешнего, но внутреннего чувства, его можно назвать чувством человеческого достоинства и человеческой автономии. Свобода для И. Канта озна­чает не беспричинность, а способность разумного человеческого су­щества самому устанавливать для себя закон в качестве необходимого и универсального. Когда человек сам устанавливает для себя закон, но притом такой, который может быть одновременно всеобщим законом, распространяющимся на все человечество (знаменитый «категорический императив»), тогда он свободен. Этим Кант вновь подчеркивает необходимость и значимость не спонтанной, инстинк­тивной, а осознанной добродетели.

В работе «Основы метафизики нравственности» Кант конкре­тизирует понятие долга, выделяя: долг человека по отношению к высшим существам (если они есть); долг перед человеком; долг перед низшими существами (например, животными).

Более подробно он останавливается на втором виде долга (соб­ственно нравственном), разделяя его на две части — долг человека перед собой и долг перед другими людьми. Долг человека перед са­мим собой, в свою очередь, тоже представляет собой единство двух частей — заботы о сохранении своего физического тела (забота о собственном здоровье) и заботы о себе как духовном существе (во­площающейся в обязанностях по совершенствованию в культурном и нравственном смысле). Долг человека перед другими людьми за­ключается в обязанности уважения, благожелательности и любви. Способствовать счастью ближнего — нравственный долг человека, гораздо более благородный и достойный, чем эгоистическая цель стремиться к собственному счастью.

Парадокс этики И. Канта состоит в том, что, хотя моральное действие и направлено на достижение природного и морального совершенства, достичь его в этом мире невозможно. Кант пытался наметить и разрешение парадоксов своей этики, не прибегая к идее бога. Духовный источник коренного преобразования и обновления человека он видел в нравственности. Можно заключить, что И. Кан­ту удалось обозначить, если и не объяснить полностью, целый ряд специфических черт морали как формы регуляции человеческого поведения. Одна из исторических заслуг Канта в развитии понятия морали состоит в его указании на принципиальную всеобщность нравственных требований, которая отличает мораль от многих иных схожих с ней социальных нормативов (обычаев, традиций). Кант об­ратил внимание на роль личного самосознания и самопринуждения в морали, на специфический характер нравственной свободы, на связь этой свободы с особенностями морального долженствования.

Таким образом, этика Канта утверждает идею приоритета дол­женствования над желаниями, объективных потребностей — над субъективными, общего — над частным.

 

Долженствование в работах Г. В. Ф. Гегеля

 

Значительный вклад в развитие науки о долге внес Георг Виль­гельм Фридрих Гегель (27.08.1770— 14.11.1831). В своих ранних работах он склоняется к преувеличению свободы воли, личной нравствен­ности и разума индивида, подчеркивая, что мораль следует выводить не из трактатов о разуме, а из собственного сердца. Отчуждение человека вследствие социального неравенства и несправедливости приводит к тому, что мораль становится проявлением благоразумия себялюбивого субъекта деятельности. Позднее некоторые его взгляды подверглись пересмотру.

Большое значение имеет разграничение в философии Гегеля морали и нравственности. Мораль, по Гегелю, есть результат совре­менного общества, всех негативных процессов, происходящих в нем. Он называет мораль точкой зрения отношения и долженствования, отношения непосредственной индивидуальности к общественному целому как к сумме внешних обязанностей. Эти обязанности объ­ективно должны быть выполнены, однако их источником становится внешнее правовое принуждение. Свободный выбор личности, реали­зуемый в общественном поведении, выводит его за рамки правового принуждения. Поэтому индивид вырастает из простого юридического лица в моральную личность. Разрыв между совестью индивида и его моральным долгом устраняется. Однако легитимность совести как механизма саморегуляции ограничивается областью неразвившихся отношений человека и общества.

Критикуя И.Канта, Гегель писал, что моральность представляет собой отражение ситуации конфликта и даже конфронтации кон­кретных индивидов и общества, вследствие чего мораль становится вечным долженствованием. При этом моральность представляет со­бой форму, посредством которой индивиды относятся к обществу, т.е. мораль — это отношение человека к обществу, свойственное опреде­ленной эпохе. Целостность практики для индивида неочевидна; в его осознании она расчленяется на внешнее нормативно обусловленное и внутреннее моральное действие. Вследствие этого целостность практики предстает в сознании индивида как долженствование.

В этике Гегеля очевиден переход от моральной рефлексии к со­держательной стороне, т.е. общественно значимым поступкам.

Субъективные элементы морали в его философии освобождаются от субъективной формы своего бытия. Поэтому моральность человека заключена не столько в его взглядах и убеждениях, сколько в его по­ступках и результатах деятельности. Таким образом, Гегель принижает важность мотивации поступка. Критикуя этику И.Канта, Гегель отмечает формализм чистого долга и неустранимые противоречия субъект-объектного единства как вечного абстрактного долженство­вания. Этика, по его мнению, должна быть основана на понятии кон­кретного предметного действия. Вместе с тем Гегель, освобождаясь от формализма долженствования, освобождается и от долженствования вообще, если оно противостоит общественной жизни и государству.

Нравственное, по его мнению, должно быть легитимизировано как государственный закон и гражданский долг личности. Несмотря на отрицание принципа долженствования и критику Канта, Гегель фактически утверждает этот принцип посредством обозначения противоречия между действительностью и наличным бытием, между явлениями, соответствующими своему понятию, и явлениями, не со­ответствующими своему понятию. На примере анализа государства Гегель вскрывает противоречие между сущим и должным.

В соответствии с концепцией диалектического тождества Гегель различает абстрактное и конкретное долженствование. Он отвергает абстрактное долженствование, которое абстрактно и субъективно, вследствие чего становится противоположным исторической реаль­ности. Критикуя Канта, он разрабатывает собственную концепцию долженствования, смысл которого состоит в преодолении противоре­чия между сущим и должным. Это означает, что должное представляет собой реализацию обусловленного процессом развития социальной реальности высшего начала, внутренне изначально присущего самому процессу развития. В этом смысле должное уже существует, однако не как сбывшееся завершенное целое, а как его становление. Таким образом происходит разрешение противоречия между сущим и долж­ным. Несмотря на критику концепции И.Канта, Гегель становится его последователем вследствие обоснования им понимания должного как осуществляющегося путем развития объективных противоречий социальной реальности. Такое понимание долженствования стано­вится у Гегеля элементом теории развития человека и общества.

Понятие долженствования Гегель связывает с природой челове­ческого общества, государства, самого человека. В условиях чело­веческой реальности необходимость существует не сама по себе, но в единстве со свободой, которая является ее противоположностью. Необходимость содержится внутри свободы и порождается ею. Един­ство свободы и необходимости и их осуществление невозможно без реализации должного как внутреннего содержания человеческой деятельности. В этой связи учение Гегеля о человеке есть учение о становлении человечности в человеке, учение о развитии человека как человеческого существа. Таким образом, свободное (т.е. неза­висимое от внешнего давления) развитие человеческого существа Гегель интерпретирует как развитие должного, которое в качестве задатков наличествует в каждом человеке. Результат развития лич­ности зависит не столько от внешних условий, сколько от самого человека, поскольку он обладает разумом и волей.

Воля заключает в себе «двойное долженствование». С одной стороны, она носит характер ограниченного субъективного стрем­ления, присущего индивиду, выступающему в качестве отдельного, единичного существования. С другой стороны, она возвышается к всеобщности своих целей. Это находит свое адекватное выражение в нравственном поведении, которое следует не столько желаемому, сколько должному. Можно видеть, что Гегель в конечном счете все же приходит к формулировке основной нравственной заповеди И. Канта: «Я должен исполнить долг ради него самого, и то, что я выполняю и как долг, есть моя собственная объективность в подлинном смысле этого слова: исполняя долг, я нахожусь у самого себя и я свободен». Однако в отличие от Канта в этой формулировке Гегель связывает этот нравственный закон с развитием личности и всего человечества.

Таким образом, в этических взглядах Гегеля отражено внутрилич-ностное противоречие между человеком как частным индивидом и членом общества. Мораль представляет собой форму государственно­го регулирования жизнедеятельности личности, подчинения личных интересов индивида общественной необходимости. Долженствование в его философии носит вполне конкретный характер.

Краткий обзор этических учений показывает, что вопросы долга и ответственности, не являясь центром внимания исследователей прошлых веков, все же не могли не встать перед ними, поскольку этическое учение в целом непременно включает в себя представле­ния о должном поведении и ответственности личности как субъекта деятельности. Исторические подходы к определению долга и от­ветственности стали одной из основ современных исследований в области деонтологии.

 


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 387; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 1 | Долг и ответственность в этике марксизма
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.191 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты