Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Эволюционизм и креационизм.

Читайте также:
  1. Глобальный эволюционизм
  2. Диалектика, принцип глобального эволюционизма и синергетика
  3. КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ МЫШЛЕНИЯ И МЕХАНИСТИЧЕСКАЯ ИЛЛЮЗИЯ. ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ СИСТЕМ, РЕАЛЬНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ И ЛОЖНЫЙ ЭВОЛЮЦИОНИЗМ
  4. Концепция глобального эволюционизма в науке и философии
  5. Коэволюция. Глобальный эволюционизм.
  6. Лингвистика против эволюционизма
  7. Неоэволюционизм в культурной антропологии.
  8. Принцип глобального эволюционизма
  9. Принципы универсального (глобального) эволюционизма
  10. Роль немецкой классической философии в формировании культурно-исторической парадигмы социального знания и идей глобального эволюционизма

 

«Мы должны жадно набрасываться на всякое

«вдруг», «внезапно», «творческое fiat», безосновность,

безмотивность и больше всего беречься обессиливающей

мысли теории постепенного развития».

 

Лев Шестов

 

Проблема происхождения жизни и человека не имеет однознач­ного решения в современном естествознании. Наиболее известны эволюционная теория (далее, эволюционизм) и критикующие её теории, одной из которых является креационизм.

С точки зрения философии науки эволюционизм и креационизм основаны на вере. Нельзя не согласиться с физиком Ю. Владимировым, когда он пишет: «лежащие в основе всякой научной теории метафизические постулаты также принимаются на веру, как и сокровенный смысл Священного Писания»[19]. Эволюционизм основывается на вере в принцип саморазвития материи.

Основные положения эволюционизма. Биологическая эволюция является продолжением химической эволюции. Сложные виды развиваются из простых видов. Борьба за выживание пронизывает все уровни и структуры жизни. Среди особей или живых организмов выживают наиболее приспособленные. Общие признаки и свойства в строении, функциях, и поведении свидетельствуют о происхождении от общего предка. Эволюция проходит через ряд переходных форм между видами[20].

Основные положения креационизма. Креационизм - направление в науке, представители которого признают творение мира Богом. От эволюционистов креационисты отличаются мировоззренческими и метафизическими основами научного исследования.

Философия науки показала, что нет нетеоретического видения фактов, факты теоретически нагружены. Поэтому у креационистов и эволюционистов факты нагружены прямо противоположными теоретическими положениями, которые имеют прямое отношение к проблеме генезиса и к тому, что с ней связано.

Все живое появляется мгновенно и последовательно. Существует микроэволюция; виды могут деградировать, но не могут трансформи­роваться в другие виды. Бытие видов во времени начинается с существования их в зрелых формах, в этом смысле виды есть данность без процесса становления во времени. Природа появляется вместе со временем, она есть то, что существует во времени. Законы природы предполагают Законодателя. Жизнь от Жизни, разум от Ра­зума[21]. Иначе говоря, основные идеи библейского шестоднева лежат в основе научного мировоззрения представителей креационизма



В креационизме подход к миру и человеку основывается на Священном Писании. Креационисты верят в то, что Бог сотворил мир из «ничего» за шесть дней. Бог в начале творит небо и землю. В 1-ый день создается свет, день и ночь. Во 2-ой появляется твердь, названная Богом небом. По повелению Бога, в 3-ий день, из земли произрастает зелень, трава и деревья, т.е. возникает жизнь в растительной форме. В 4-ый появляются звезды, солнце и луна. В 5-ый возникают рыбы, пресмыкающиеся и птицы. В 6-ой день появляются земные животные. В этот же день особым творческим актом творится человек. Тело человека создается Богом из праха земного, а душа непосредственно исходит от Бога. Вместе с миром (наполненное пространство) Бог творит и время.

Что значат для креационистов дни творения? Для научного исследования важна установка на то, что возникновение растительной жизни не есть процесс непосредственного развития вещества земли. Растительная жизнь, будучи непосредственно связанной с землей, в то же время обладает собственным качеством, sui generis, имеет свой род в отличие от земли, имеющей свой род.



В этом смысле растительная жизнь, так же как и жизнь животных и т.п., изучается как данность, как-то, что, существуя во времени, не изменяет при этом sui generis, свое качество. В растительной жизни нет элементов, из которых возникает sui generis животной формы жизни: род растительной жизни не причина рода животной жизни.

С философской точки зрения суть креационизма может быть выражена следующими словами Вл. Соловьева. «Развитие есть такой ряд имманентных изменений органического существа, который идет от известного начала и направляется к известной определенной цели <…> в развитие не должны привходить извне новые составные формы и элементы, … оно, очевидно, может состоять только в изменении состояния или расположения уже существующих элементов»[22].

Отметим в словах Вл. Соловьева два существенных момента выражающих суть креационизма, добавив к ним то, что «организм», о котором говорит Соловьев, есть творение Бога. Первое, это то, что развитие идет от известного начала к определенной цели. Второе, к изменению уже существующих элементов ничто извне не добавляется, т.е. изменение остается в границах одного качества, одной сущности.

Эволюционизм же отрицает цель как причину, поскольку признает действие механических слепых сил. За отрицание цели Дарвина ценил Маркс, так как дарвинизм нанес удар телеологизму в живой природе. Эволюционизм предполагает появление изначально несуществовавших, новых элементов и форм.

Каждая теория пытается рационально обосновать веру в основополагающий принцип теории. В таких рациональных доказательствах большое значение имеет теоретическое видение фактов. Для эволюционистов большое методологическое значение имеет категория общего в идее общего предка. Например, анатомическое строение конечностей обезьян, рук и ног человека, сторонники эволюции признают фактом, подтверждающим эволюционную гипотезу.

Подобной логикой можно доказывать происхождение человека, например, от солнца, на том основании, что температура человека, так же как и температура солнца, измеряется в градусах, следовательно, между ними есть общее, поэтому, возможен общий «предок». Это вызывало-бы только улыбку, если-бы физики не стремились объяснить все единой теорией из одних материальных основ.

Так что, «предка», между нами и солнцем, можно найти, правда неживого, но более могущественного и в этом смысле более жизненного, чем все живое, потому что этот «предок» порождает все неживое и живое. Таким «предком» могут быть элементарные частицы, физический вакуум, суперструны и т.п. Такие «предки» предполагаются в рамках тех физических теорий, которые в философии и методологии науки характеризуются редукционизмом и физикализмом.

Креационисты используют результаты критики эволюционной теории для подтверждения своей теории. Так, они доказывают, что ни один метод датировки окаменелостей в геохронологии не является точным и достоверным.

Вот что по этому поводу пишет член Геологического общества Французской академии наук Ги Берто: «Что касается методики радиоизотопного датирования по магматическим минералам, то надо отметить, что соотношение радиоактивных изотопов, существующее в магме до начала кристаллизации и не изменяющееся под действием давления и температуры, наследуется кристаллизующимся магматическим телом. Таким образом, соотношение изотопов не указывает на время прошедшее с затвердевания магмы и не может применяться ни к окаменелостям, находящимся в музеях, ни к недавно найденным ископаемым останкам»[23].

В палеонтологии, сравнительной анатомии, стереохимии, генетике и молекулярной биологии содержится много свидетельств и критических высказываний ученых об эволюции. Не найдено ни одной переходной формы, т.е. эволюционная теория не имеет достоверных свидетельств из реальной истории живой природы. «Постоянное отсутствие, - признается эволюционист Симпсон, - переходных форм характерно не только для млеко­питающих. Это почти универсальное явление, как отмечают палеонтологи. Оно присуще почти всем отрядам всех классов животных, как позвоночных, так и беспозвоночных. В равной степени это верно и для самих классов, и для типов, и абсолют­но верно для аналогичных категорий растений»[24].

Претенденты на переходные формы от обезьяны к человеку: пилтдаунский человек, яванский питекантроп, небрасский гесперопитек, синантроп, рамапитек, австралопитек разоблачены, как мы уже указывали, и оказались «научными» подделками. «Человек прямоходящий», неандерталец и кроманьонец рассматриваются как обособившаяся раса людей современного типа. Не выдержали значения переходной формы археоптерикс и кистеперая рыба. «Несмотря на открытие новых археоптериксов, - пишут авторы Энциклопедии, - ...эту известнейшую ископаемую птицу нельзя считать прямым предком всех позднейших птиц. Археоптериксы ... представляют боковую и тупиковую (исчезнувшую в мезозое) ветвь в эволюции птиц. Вопрос о непосредственных предках птиц остается открытым, но едва ли ими были динозавры, на чем настаивают некоторые ученые»[25].

Не подтверждается эволюция лошади. Изменчивость видов не под­тверждается историческими, геологическими и географическими свидетельствами. Наблюдению, а для науки это очень важно, под­дается только микроэволюция; макроэволюция, эволюция живой природы в целом, ненаблюдаемый процесс.

Мы имеем дело с гипотетическим карточным домиком, который держится исключительно силой веры в эволюцию природы. Кстати о роли веры в эволюцию говорят и сами сторонники эволюционного учения. «Я сознаю, - пишет Ч.Дарвин, - что совершенно безнадежно запутался. Я не могу поверить, что мир, каким мы его видим, возник в результате случайности, но я не могу и смотреть на каждое отдельное существо как на результат Плана»[26].

Подобное говорили и другие видные эволюционисты. Приведем два высказывания. Геккель говорил: «Самопроизвольное происхождение жизни должно быть признано правильным, потому что в противном случае было бы необходимо поверить в Творца»[27].

Фрэнсис Крик, лауреат Нобелевской премии за открытие структуры ДНК, писал: «Биологи должны постоянно иметь в виду, что-то, что они наблюдают, не было создано согласно некоему замыслу, а является результатом развития»[28].

Эволюционное учение - это набор гипотетических утверждений, более или менее вероятных.

Типичное суждение в рамках эволюционной теории: «Скачок эволюции «аминокислоты - живая клетка» до сих пор остается непознанным. Весь этот скачок с помощью ряда гипотез разбивается на цепочку шагов, но каждый шаг - во многом загадка, а вся схема - комплексная гипотеза»[29].

Основа данного суждения - уверенность, что скачок «аминокислоты - живая клетка» был реально в природе.

Подобные суждения многократно высказывались сторонниками эволюционного учения, а критики, в то же время, указывали на их несостоятельность. «Гравитационные, - пишет Хайтун, - электромагнитные и другие физические поля взаимодействий первичны, тогда как химические, биологические и другие поля нефизических взаимодействий «сотканы» из физических, образуя многоуровневые структуры (паттерны).

Специфика нефизических взаимодействий сосредоточена в образующих их структурах ... физических полей, сами же по себе физические поля этой специфики не несут. Химические, биологические и другие нефизические взаимодействия не сводятся к физическим. Совершенно определенно химия - это не физика молекул, хотя поля химических взаимодействий и сотканы из физических полей»[30].

В общественном сознании эволюционная гипотеза превратилась в само собой разумеющееся и очевидное представление об эволюционном развитии природы. Учёные, как и неучёные, стали «видеть» эволюцию в природе. А поскольку они её «видят», то эволюционная гипотеза превратилась в «научно обоснованную теорию», объясняющую «наблюдаемую» эволюцию природы,

В качестве примера, подтверждающего сказанное, сошлемся на одного из первых сторонников Ч. Дарвина, Э. Геккеля. Опираясь на чисто умозрительное представление о возникновении новых видов, в частности, человека, Э. Геккель вообразил и нарисовал питекантропа, в качестве переходной формы от обезьяны к человеку. Ни Ч. Дарвин, ни Э. Геккель не наблюдали, ни в природе, ни в палеонтологической летописи ничего подобного, что могло бы, с высокой степенью достоверности и без сомнений, свидетельствовать о происхождении человека от обезьяны. Точно также, опираясь на идеи Дарвина, и на некоторые внешние сходства у эмбрионов, на свет появился биогенетический закон, или закон эмбриональной рекапитуляции Э. Геккеля (историю «научных» подделок «переходных форм» от обезьяны к человеку смотрите в работах С. Головина[31], М. Кремо[32], Тимофей, свящ.[33]).

Мы выделяем в гипотетических построениях эволюционизма две специфические черты. Первая – это признание эволюции мира и живой природы в прошлом, настоящем и в будущем. Другая черта - выдвигается эволюционная гипотеза, объясняющая эволюцию живой природы и всего мира.

Итак, по нашему мнению, эволюционная гипотеза претендует на объяснение предполагаемой эволюции природы. Предположение о возможности эволюции принимается за реальную эволюцию живой природы. Гипотеза выдвигается по поводу предполагаемых в прошлом реальных процессов, поэтому в настоящем реально ненаблюдаемых в природе. Изменения в природе на уровне явлений принимаются за развитие на сущностном уровне.

Не этой ли особенностью эволюционного учения объясняются многие построения эволюционистов. Гипотетические предположения эволюционисты подкрепляют ссылками на летопись окаменелостей, на анатомию, морфологию, генетику и т.п. Эволюционисты оценивают результаты научных открытий в биологии, в палеоантропологии в соответствии со своими интересами. Красноречивые свидетельства подобных интерпретаций можно найти в истории, например, генетики, молекулярной биологии, палеоантропологии.

Особенно подмечают эту черту критики эволюционизма. Например: «Свидетельство сознательной обработки кости человеком может оказаться просто вне поля зрения ученого, - пишут М. Кремо и Р. Томпсон, - если он настойчиво не ищет его. Палеоантрополог, убежденный, что человеческие существа, способные изготовлять орудия труда, не существовали в эпоху среднего плиоцена, скорее всего, даже не будет задумываться над истинной природой отметин, встречающихся на ископаемых костях той эпохи»[34] (13, 87).

Большое значение в судьбе эволюционизма имеет, например, проблема определения возраста ископаемых останков в летописи окаменелостей и проблема определения возраста Земли. Переоценить эти проблемы невозможно, они имеют принципиальное значение для оценки эволюционного учения в качестве научной теории[35]. «Эволюционисты, - пишет Г. Моррис, - ... сознательно отбрасывают любые замеры и расчеты, говорящие о молодом возрасте Земли или отдельных ее систем. При этом их даже нельзя обвинять в научной недобросовестности. Ведь все подобные вычисления, так или иначе, зависят от ... произвольных допущений. Поэтому для них вполне логично выбирать именно те, которые согласуются с их основным постулатом об эволюции»[36].

Гипотеза, как общепринято, широко используется в научном познании. Но дело в том, что эволюционная гипотеза о том, что живая природа непрерывно изменяется и развивается в результате действия изменчивости, наследственности и естественного отбора, есть гипотетическая конструкция, под которую эволюционисты подгоняют живую природу.

Если посмотреть свежим, не обремененным никакими теориями и гипотезами взглядом на природу, то мы не найдем ничего в природе, что соответствовало бы содержанию эволюционной теории. Происхождение новых видов, или, что-то же, происхождение живой природы, нельзя наблюдать, нельзя ставить какие бы то ни было эксперименты в этой области. «Утверждение о том, - пишет Гудинг и Леннокс, - что птицы возникли из не птиц, - это высказывание о неповторяющемся событии прошлого. Отнесение ненаблюдаемого и неповторяющегося события к той же самой категории, что и событие, наблюдаемое и повторяющееся, - это очевидная и грубая ошибка»[37].

Эволюционное учение невозможно подтвердить экспериментально. В философии подобные проблемы, в лучшем случае, могут быть отнесены к области метафизики. В космологии, только с определенного момента после большого взрыва, можно говорить о возможности научного изучения происхождения вселенной, т.е. законы физики имеют определенные ограничения в подходе к исследованию Большого взрыва. Речь идет о проблеме сингулярности. «В реальном времени Вселенная, - пишет известный космолог Хокинг, - имеет начало и конец в сингулярных точках, которые образуют границу пространства-времени и в которых законы науки не действуют»[38]. В биологии эта проблемная ситуация выражается в том, что она в основном изучает уже существующие явления жизни. В проблеме возникновения жизни существуют только более или менее правдоподобные гипотезы.

Идея эволюционного происхождения человека от обезьяны оказала влияние и на труды по истории первобытной культуры. Так, один из известных культурологов 20-го века, американский этнолог и культуролог, Лесли Уайт[39], придерживаясь основной идеи Дарвина, воспроизводит тот же, во многом гипотетический характер концептуального построения теории, какой мы отмечали у Ч. Дарвина и его сторонников.

Л. Уайт выделяет способность человека к символизации в качестве специфической черты, которой человек отличается от приматов. Как утверждает Л.Уайт, человек появился тогда, когда у него нашла себе выражение его способность к символизации[40]. Как же эта способность появилась у одного из видов приматов, давших начало роду человеческому. «Мы можем предположить, - пишет Уайт, - что ... эволюция нервной системы у определенной линии антропоидов, в конце концов, достигла своей наивысшей точки в виде способности к символизации. Осуществление этой способности породило культуру и увековечило ее»[41].

Доказательная база здесь, по сути нулевая, за исключением, может быть того, что Л. Уайт опирается на очевидную способность человека к членораздельной речи, на саму речь и на то, что такой речи у антропоидов нет. Если заранее известно начало процесса и его конечный результат, то нетрудно придумать промежуточные этапы. Отсутствие фактов только способствует творческому воображению.

Плод разыгравшегося воображения, с точки зрения человека привыкшего к научному знанию как доказанному и соответствующему реальности, мы находим в попытках Л. Уайта объяснить эволюционный переход антропоидных обезьян в человеческий род. «Около миллиона лет назад по просторам Азии и Африки мелкими группами бродили какие-то странные животные. ...Это были антропоидные обезьяны. ... Потом в один прекрасный день произошло следующее: одна из обезьян произнесла первое слово. ... То было слово. ... И вскоре он открыл, что может организовать звуки так, как ему хочется, и может заставить их выразить все, что он пожелает сказать. Человекообразная обезьяна превратилась в человека. В слове содержалось начало - начало Человека и Культуры»[42].

Происхождение человека описывается Л. Уайтом так, как будто он владеет фактами и каждое его суждение отражает реальное событие прошлого. Но эта цепочка предположений имеет чисто фантастическую конструкцию, в основе которой лежит идея эволюционного развития обезьяны в человека.

Критически оценивал основную идею эволюционизма Вл. Соловьев. В «Оправдании добра» он писал: «Утверждать, что эволюция создает высшие формы всецело из низших, т.е. окончательно из ничего, - значит, под факт подставлять логическую нелепость»[43].

Эволюционизм, продуманный до исходного момента начала эволюции бытия, должен подойти к той грани, за которой неизбежно следует констатировать небытие, т.е. фактически, «ничто». Попытка эволюционистов (эволюционизм основан на материализме) заменить «ничто» креационистов материей приводит к неизбежности признания «ничто» за первоначала эволюции бытия, т.е. к отрицанию материалистических основ эволюции.

Ещё Н. Бердяев указывал на то, что эволюционизм, будучи формой натуралистического детерминизма «никогда не мог объяснить источников эволюции»[44]. В этой невозможности объяснить источники эволюции проявляется попытка эволюционизма рассматривать относительное бытие как бытие абсолютное.

Эволюционизм, доведенный до высших этапов эволюции, приходит к отрицанию живой природы. На заре своего распространения эволюционное учение Дарвина в лице Шпенцера, согласно Г. Риккерту, пришло к логически неизбежному признанию смерти последней «целью развивающейся жизни»[45].

По нашему мнению, об эволюционизме можно говорить как о своеобразном религиозном мифе, в котором материя абсолютизируется не вследствие логики и знания, а вследствие особого рода интеллектуальной интуиции, вырастающей из «откровения материи» (А.Ф. Лосев). «Это откровение, - пишет А.Ф. Лосев, - дает опыт, который претендует на абсолютную исключительность, …этот опыт зацветает религиозным мифом»[46].

А.Ф. Лосев писал о материализме то же, что писал о дарвинизме Н.Я. Данилевский. Для Н.Я. Данилевского дарвинизм – учение материалистическое и механистическое. Для А.Ф. Лосева материализм есть «абстрактная метафизика» с абсолютизацией абстрактного понятия «материя», которое превращается в «абсолют, данный в особом откровении»[47]. Эволюционизм сохраняет свою абстрактную метафизическую суть и в области науки, поскольку, как показали его критики, он не имеет научно обоснованных доказательств.

Бесспорные научные открытия, кто бы их ни сделал, нейтральны и в этом смысле составляют общенаучное достояние. Если говорить о науке, предположим, независимо от человека, то наука должна быть свободной от философии и идеологии. Если же мы рассматриваем, науку в ее человеческом измерении, то она не может быть вне идеологии или философии, потому что акт веры в достоверные или малодостоверные знания принадлежит человеку, а не предмету или объекту научного знания.

Заключение

«Мы все усилия свои направляем

к тому, чтобы изгнать из жизни

все «вдруг», «внезапно», «неожиданно»».

Лев Шестов

 

Если подойти к явлению объективно, т.е. теоретически не нагружать его, то оно говорит само за себя, т.е. не подтверждает ни эволюционизм, ни креационизм. Если бы мы не обладали Божественным откровением, то никакое явление не говорило бы нам о творении мира и человека Богом. Если бы ученый не стремился доказать эволюционную гипотезу, то никакое явление не претендовало бы на роль научного факта, подтверждающего её. Поэтому многое зависит от целей и задач исследования.

Предмет эволюционной теории, как характерной черты многих наук (физики, химии, биологии, социологии, культурологии) саморазвивающаяся материя. Однако, саморазвивающаяся материя, как абсолют (материя охватывает весь мир, вне которого ничто невозможно, поэтому она — абсолют) не может быть объектом научного познания. Поэтому эволюционное учение в физике, химии и биологии имеет своим предметом, с точки зрения философии науки, относительное бытие.

Но, по логике определения, относительное бытие не может быть самостоятельным бытием. Относительное бытие зависит от абсолютного бытия. Следовательно, не существует самостоятельных законов происхождения и развития относительного бытия. Поэтому эволюционная теория, без опоры на законы абсолютного бытия, невозможна в качестве научной теории о происхождении и развитии относительного бытия,

Необычность познавательной ситуации заключается в том, что идея генезиса новых видов из общего предка обусловлена не наблюдаемыми фактами, а «фактами по видимости». Эволюционная гипотеза родилась не в недрах анализа и обобщения природных явлений, а, по нашему мнению, в области идей, имеющих отношение не к научному опыту, а к мировоззрению и к вере. Эволюционная гипотеза имеет древние корни.

Не подлежит сомнению, что современная теория эволюции, выросшая из дарвиновской теории, имеет дело с относительным бытием, т.е. с живой природой. Живая природа многими связями и отношениями вплетена в ткань более широкого бытия. Границы относительного, конкретного бытия трудноуловимы для науки, так как проблема бесконечности и вечности мира - это проблема метафизическая. Наука всегда будет предполагать за границами относительного бытия абсолютное бытие, что приводит к тому, что эволюция всегда будет не фактом, а гипотезой.

У креационной теории завидное преимущество, она не ставит проблему происхождения и развития мира. Творческий акт Бога, как акт творения мира, не мыслим в категориях тварного мира, т.е. в категориях времени и пространства. Творческий акт Бога не подлежит научному исследованию, он не предмет креационной теории, а предмет веры.

Все, на что может претендовать креационизм, так это описать и познать элементы и структуры мира в их взаимосвязи и специфических качествах как данных, неизменных и не возникающих от простого к сложному, одним словом, изучать то, что есть. Неизменность понимается как следствие законченности творения.

Неизменность относится к сущности и не затрагивается изменением мира после грехопадения. Точнее, грехопадение и последующая деградация созданного мира только затемняют для разума его тварную природу. В этом смысле для креационистов нет проблемы происхождения, с их точки зрения все, что открывает наука, существует с момента завершения творения мира и грехопадения.

Ничто принципиально новое в мире не возникает, а может исчезать, деградировать и модифицироваться. Но с генезисом мира это не связано. Мир, после того, как он "вышел" из полноты творческих актов библейского шестоднева, претерпел изменения в результате грехопадения человека. Всемирный потоп описан в Священном Писании и фиксируется научными исследованиями, из которых креационисты узнают о летописи окаменелостей.

Но эти изменения, подчеркнем еще раз, не затрагивают сущностной характеристики мира, и не являются причиной происхождения мира, так как они порождены не самим миром, а внесены в мир человеком и частично благими промыслительными действиями Бога, дабы искоренить зло и спасти человека.

Характер произошедших изменений налицо и, главное, они не исказили основную причину появления и существования основных родов и видов бытия. Первозданный мир был совершенно другим. Бог, по мнению креационистов, не причина разрушения и смерти человека и животных. Повинен человек, не исполнив благую волю Бога, он впустил в свое сердце и волю зло.

Эволюционная теория, точнее, эволюционное мировоззрение (проявляясь частично в физике, в космологии и химии) сталкивается с непреодолимой трудностью — она остаётся в границах мира, происхождение которого пытается объяснить. Выйти за пределы мира и «посмотреть» на его генезис, наука не в состоянии.

Реальность прошлого, во всей её полноте, невозможно зафиксировать в качестве предмета изучения. Генезис мира - это процесс предшествующий существующему миру, в том числе времени и пространству этого мира.

В этом аспекте эволюционная теория происхождения мира сталкивается с той же проблемной ситуацией, что и креационизм. В отличие от последней, эволюционная теория не может разрешить проблемную ситуацию «начала» мира актом веры. Это невозможно по причине отсутствия предмета или объекта веры.

Справедливости ради отметим, что, то состояние борьбы и вражды, которое фиксируется эволюционным учением, действительно присутствует в нашем мире. «Центральное, - пишет С. Франк, - основное метафизическое зло – смерть. … есть … выражение факта жизни одних существ за счет пожирания и истребления других, - выражение состояния бытия как всеобщей, до последней глубины жизни проникающей гражданской войны между живыми существами» (27, 765). Но наш мир - это не мир в его истинном состоянии, которое оказывается недоступным для эволюционной гипотезы.

На уровне явлений общественной жизни мы действительно видим, что многие события детерминируются стремлениями к победе, к выживанию, к достижению определённых ценностей, которые могут противоречить друг другу. Поэтому в состоянии борьбы за групповые или индивидуальные интересы, в состоянии борьбы за жизнь многие события воспринимаются индивидуальным сознанием как-то, что порождается борьбой и противоречиями.

Для индивидуального, идеологического и политического сознания борьба, как причина генезиса, становится очевидной истиной. Характер очевидности сопряжен с тем, что к ней человек приходит собственным опытом преодоления жизненных противоречий. На поверхности социальной и культурной жизни достижение значимых результатов связывается именно с борьбой, с победой более сильного, или более умного, или более хитрого.

В состоянии многообразных форм борьбы, когда преобладает стремление к достижению цели любой ценой не имеют принципиального значения духовно-нравственные ценности. Да и сами духовно-нравственные ценности все более приспосабливаются сознанием индивида к духу борьбы и случайности и приобретают зависимость от воли и интересов индивида.

Сознание с подобными смысловыми и ценностными оценками, без критического анализа и без веры, по своему опыту и по ценностным установкам соответствует эволюционному мировоззрению. Эволюционная биология дополняет, с опорой на «видимость» научного доказательства, основные установки и аксиомы сознания, ориентированного на принятие постулатов эволюционного мировоззрения.

В нашем мире, по мнению креацианистов, только в Церкви возможны истинные мировоззренческие предпосылки научного исследования законов мирового бытия. Вне Церкви, т.е. вне Божественного откровения, невозможно познать истину о генезисе мира. Как ни странно, вне Божественного откровения и вне жизни в Боге, эволюционное учение вполне адекватно жизни современного мира. Мир, полный противоречий, породил адекватную себе теорию. Только в этом учении истина по видимости преподносится как действительная и абсолютная истина.

Для креационистов знание о днях творения имеет духовное значение и непосредственно связано со спасением человека. Креационисты не рассматривают Откровение о шести днях творения в качестве научного трактата по космологии. Современное естествознание и космология, по нашему мнению, во многом совпадают с библейской космологией.

Современный мир и человек, с точки зрения креационистов, есть результат грехопадения, всемирного потопа и продолжающегося нарушения заповедей Бога. Человек, отпав от Бога, изменился телесно, духовно, стал страдающим и смертным. На земле изменился, в худшую сторону, климат, возникли климатические пояса и времена года. Между животными появились отношения «хищник-жертва».

Таким образом, в проблеме генезиса признание абсолютного бытия логически неизбежно как в философии, так и в науке. То, к чему приводит логика в философии и в науке, креационисты находят в Божественном откровении. Истины Откровения и истины научного мышления, по мнению креационистов, не противоречат друг другу, а удивительным образом совпадают. Отличие только в том, что вера в науке должна быть обоснована научной теорией, а в религии творение мира и человека Богом является предметом веры.

 


[1] Платон. Собрание соч. в 4 т. Т. 3 – М.: Мысль, 1993. Стр. 469

[2] Бердяев Н.А. О назначении человека. – М.: Республика, 1993. Стр. 282.

[3] Аристотель. Сочинения. В 4-х т. Т.З. - М.: Мысль, 1981. Стр. 76.

[4] Лосев А.Ф. Из ранних произведений. Москва. Изд. «Правда». 1990. Стр. 509-510.

[5] Франк С.Л. Сочинения. – Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000. Стр. 728.

[6] Жильсон Э. Избранное: Христианская философия / Пер. с франц. и англ. – М. : «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. Стр. 642.

[7] Шестов Л.И. На весах Иова. – М.: ООО «Издательство АСТ»; Харьков: «Фолио», 2001. Стр. 58.

[8] Гайденко П.П. Проблема рациональности на исходе XX века // Вопросы философии №6,1991. Стр. 13-14.

[9] Трубецкой С.Н. Сочинения. – М.: Мысль, 1994. Стр. 543.

[10] Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Книга первая. Санкт-Петербург «Наука», 1993. Стр. 258.

[11] Тайнов Э.А. Трансцендентальное. Очерк православной метафизики.-2-е изд., испр. и доп. - М.: Мартис-Пресс, 2002.

[12] Неделько В.И. и др. Научные основания моделей мироздания в концепции современного эволюционизма//Православное осмысление творения мира. - Москва, 2005. Стр. 259.

[13] Рубин С. Мир, рожденный из ничего//Вокруг Света. № 2, 2004. Стр.56-65.

[14] Балашов Ю.В. «Антропные аргументы» в современной космологии // Вопросы философии. №7,1988. Стр. 121.

[15] Хокинг С. Краткая история времени: От большого взрыва до черных дыр /Пер. с англ. Н.Смородинской. - СПб.: Амфора, 2003. Стр. 178.

[16] Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Изд. Худ. литература. Москва. 1973. Стр. 656.

[17] Концепции современного естествознания. Под. ред. В.Н. Лаврененко. 2-е изд. М. 2ООО. Стр. 95.

[18] Неделько В.И. и др. Научные основания моделей мироздания в концепции современного эволюционизма//Православное осмысление творения мира. - Москва, 2005. Стр. 266.

[19] Владимиров Ю.С. Предисловие // Христианство и наука. Сб. докладов конференции. - М.: АОЗТ «Просветитель», 2004. Стр. 4.

[20] См.: Концепции современного естествознания. Под. ред. В.Н. Лаврененко. 2-е изд. М. 2ООО. Стр. 232-240. Данилова В., Кожевников Н. Основные концепции современного естествознания. Учеб. Пособие для вузов. Москва, 2001. Стр. 148-155.

[21] См.: Моррис Г. Сотворение мира, научный подход. Издано Институтом креационных исследований г. Сан-Диего, Калифорния, 1981.

[22] Соловьев Вл. С. Сочинения в 2т. Т.2. - М.: Мысль, 1988. Стр. 142-143.

[23] Ги Берто. Ошибки науки и кризис веры // Православное осмысление творения мира. - Москва - 2005. Стр. 109.

[24] Цит. по: Морозова Е. Введение в естествознание. Пособие для учителей и учащихся. - Москва. «Паломник» . 2001. Стр. 246.

[25] Современное естествознание: Энциклопедия. В 10 т. Т. 2. М.: Флинта - МАГИСТР-ПРЕСС, 1999 - 2000. Стр. 75.

[26] Цит. по: Кричевец А. Почему вас интересует, были ли среда моих предков обезьяны? // Компьютерра, № 39, 16. 10.01.

[27] Цит. по: Сильвия Бейкер. Камень преткновения. Верна ли теория эволюции? М.: Протестант, 1992. Стр. 2.

[28] Гудинг Д., Леннокс Дж. Мировоззрение. - Ярославль: ТФ «Норд» 2001. Стр. 121.

[29] Данилова В., Кожевников Н. Основные концепции современного естествознания. Учеб. Пособие для вузов. Москва, 2001. Стр. 216.

 

[30] Хайтун С.Д. Фундаментальная сущность эволюции // Вопросы философии. № 2, 2001. Стр. 157.

[31] Головин С. Эволюция мифа: Как человек стал обезьяной. М.: Паломник, 2000.

[32] Кремо М., Томпсон Р. Неизвестная история человечества. М.: Изд-во «Философская Книга», 2004.

[33] Тимофей, священник. Православное мировоззрение и современное естествознание. М.: Паломник, 1998.

[34] Кремо М., Томпсон Р. Неизвестная история человечества. М.: Изд-во «Философская Книга», 2004. Стр. 87.

[35] См.: Морозова Е. Указ. соч. Стр. 248-252. Шубин С.В. Скорость накопления осадочных отложений по данным палеонтологии // Божественное откровение и современная наука. Альманах. Вып. 1. «Паломник». 2001. Стр. 123-193.

[36] Моррис Г. Указ. соч. Стр. 51.

[37] Гудинг Д., Леннокс Дж. Мировоззрение. - Ярославль: ТФ «Норд» 2001. Стр. 142.

[38] Цит. по: Гудинг Д., Леннокс Дж. Указ. соч. Стр. 96.

[39] Уайт Л. Избранное: Эволюция культуры / Пер. с англ. - М.: «Российская политическая энциклопедия», 2004.

[40] Уайт Л. Указ. соч. Стр. 51.

[41] Там же, стр. 54.

[42] Там же, стр. 609.

[43] Вл. С. Соловьев. Сочинения в 2т. Т.1. - М.: Мысль, 1988. Стр. 274.

[44] Бердяев Н.А. О назначении человека. – М.: Республика, 1993. Стр. 281.

[45] Риккерт Г. Философия жизни. – Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000. Стр. 120.

[46] Лосев А.Ф. Из ранних произведений. Москва. Изд. «Правда». 1990. Стр. 507.

[47] Лосев А.Ф. Указ. соч. Стр. 506-507.


Дата добавления: 2015-04-11; просмотров: 95; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Гипотеза расширяющейся вселенной и проблема генезиса. | Ключевые понятия и термины
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.043 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты