Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ЮНОШЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ 1 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

 

Здравствуйте, дамы и господа!

Сегодня мы переходим к третьему уровню развития личности, к юношеской личности.

Пафос и модальность. Ее основная модальность – локально-атманическая. Пафос этой личности я назвал бы так: целенаправленные поиски света, или поиск Пути. Здесь у человека есть точка опоры, но это именно точка, а не площадка. Здесь появляется глубинное "я", внутреннее "я" – то, которое впоследствии будет осмыслено человеком как его истинная личность. Но оно появляется лишь как маяк, как свет далекой звезды, который не является источником освещения, а лишь указывает направление движения, и света от него не достаточно, чтобы осветить пространство вокруг человека.

Самоощущение. Тут можно поставить три восклицательных знака: Самоощущение – ЕСТЬ!!! Выходя на уровень юношеской личности, человек чувствует громадное облегчение, пережив и изжив опыт подростковой личности со всеми ее ценностными метаниями. У него внутри возникает, может быть, не очень яркое, но очень определенное переживание: "Существует некоторая глубинная инстанция, которая на самом деле ни от чего не зависит, и которая является моей личностью. Это корень моего бытия в мире, который не зависит от времени, не зависит от моих мыслей, от моих эмоций, от моих ценностей, которые на данный момент сформировались и от жизненных программ, которые я веду; он являет собой что-то вечное и абсолютно незыблемое, и является самым корнем моего бытия." И эта вновь обнаруженная инстанция воспринимается человеком как его истинное, или внутреннее, или глубинное, или высшее "я". Если смотреть вверх, то высшее, если смотреть вниз, то глубинное, кому как нравится, у кого где больше планет – в дневных или ночных домах.

Для внутреннего "я" характерно то, что оно абсолютно индивидуально, то есть является принадлежностью лишь данного человека, и ни у кого другого такого "я" нет. И человек не нуждается ни в каких подтверждениях этого своего мнения. Это мистическое ощущение, которое гораздо убедительнее любых внешних авторитетов, глубже и яснее впечатлений, доставляемых органами чувств. Внутреннее "я" уникально, то есть других таких нет. Есть другие люди, и у каждого из них есть свое внутреннее "я", но они – другие, совсем не похожие на его "я". Его "я" уникально. И ему не надо за это бороться, то есть момент самоутверждения в смысле утверждения своей уникальности у этого человека отсутствует. У него нет этой потребности. Он внутри себя знает, что он один такой – знает тем самым знанием, которое не нуждается в доказательствах,.



Это не значит, что он в своих глазах очень хороший и замечательный, но факт его уникальности для него налицо внутри и на лице снаружи. Это глубокое внутреннее переживание, которому соответствует совершенно определенное переживание внешнего мира и внешней судьбы. Он знает (и это знание опять-таки дано ему в ощущении, непосредственно) что у него есть особый ритм судьбы и индивидуальная миссия, Богом или миром лично ему предназначенные, лично ему положенные, и здесь конкурентов у него нет. Конечно, в его жизни возможны какие-то локальные соревнования, но что касается его жизненной миссии в целом – он персонально на нее, так сказать, поставлен и точно знает, что она у него есть, и ни у кого другого такой миссии нет. Она одна такая.

Чем отличается глубинное "я"? Прежде всего, своим особым взглядом на вещи, взглядом на мир. Это то, как я смотрю на мир, как я его воспринимаю, какие внутренние акценты я ставлю, и никто другой на мир так не смотрит. Кроме того, внутреннее "я" определяет неповторимый стиль внешней и внутренней жизни. Юношеская личность знает, что тот стиль жизни, который она предъявляет миру, уникален, так что его никак не надо специально создавать и прорабатывать: он дан ей бесплатно, по праву рождения. У других людей возможно, тоже есть свои стили, но они – другие.

С чем можно сравнить внутреннее "я" юношеской личности? Образ, который пришел мне в голову, это ключ, бьющий из бездонного подземного источника. Ключ небольшой, слабенький. Остальной природный пейзаж его поглощает, ключ не занимает в нем сколько-нибудь существенного места. Но этот ключ уникален и через него идет связь человека со всем миром. Юношеская личность ощущает себя единосущной миру; ей понятен принцип индийской философии, утверждающий тождество Атмана (индивидуального духа) и Брахмана (Мирового духа). Одно из распространенных восточных сравнений таково: Брахман – это солнце, а Атман – это его отражение в капельке воды. И у этого человека есть похожее ощущение, что он отражение всего мира, то есть микрокосм.



Все, что я рассказываю, переживается человеком исключительно положительно. Я думаю, что вам это понятно: юношеская личность освобождается от громадной ноши установления доказательств своей внутренней и внешней уникальности, неповторимости своих связей с миром и роли в нем, устойчивости своего бытия.

Есть люди, у которых это ощущение есть с самого рождения, с момента, когда им исполняется год или два, когда появляется самосознание, когда они говорят "я". Прямо с самого этого момента у них точно такое самоощущение. Тогда вы смело строите этому клиенту карту на третий уровень личности (как это делается, я буду рассказывать несколько позже) и ее интерпретируете.

Но так бывает редко. По большей части это самоощущение приходит как результат долгого и мучительного тотального кризиса жизни человека на подростковом уровне личности, когда резко рушатся все его фантомные ценностные опоры, и человеку кажется, что он летит в кромешную тьму, и он некоторое время через нее летит, а потом обнаруживает истинный фундамент своей личности и своего бытия, животворный ключ внутреннего "я". И эти переживания приходят к нему и изнутри, и снаружи одновременно. У юношеской личности нет большой дистанции между внешним и внутренним миром, они сопряжены друг с другом многими связями.

Мироощущение.Для юношеской личности характерны целенаправленные поиски пути, то есть у нее есть чувство направления, своего рода путеводная звезда, которую она ясно видит, но эта звезда обладает недостаточной яркостью, чтобы осветить ее конкретный жизненный путь.

У этого человека есть устойчивое ощущение бытия в этом мире. У него есть корень, который абсолютно ни от чего не зависит, и который не меняется со временем. Но у него нет определенного пути, направления развития, которое было бы подсвечено его внутренним "я", его личностью. И поэтому то, что с ним в жизни происходит, он склонен в большой степени обесценивать, чувствуя, что его истинное "я" – это что-то другое, что оно не манифестируется ни его ценностями, ни его талантами, не конкретными событиями его внутренней и внешней жизни, а представляет собой что-то совсем другое. И это другое он воспринимает сугубо интуитивно, не находя отчетливой связи между своим внутренним "я" и всей остальной жизнью.

Самосознание. У этого человека есть разделенность. С одной стороны, он ощущает себя как некоторую духовную сущность, он слышит в себе тихий внутренний голос, который для него есть голос окончательной истины; если этот человек воспитан в религиозной культуре, для него ощущение внутреннего "я" может быть интимным религиозным чувством, когда человек ощущает прямую связь с Богом, и может разговаривать с Ним напрямую. Но кроме того, что у него есть духовная сущность или он слышит голос своего Бога, у него есть еще и второй план, а именно, вся остальная его жизнь (убеждения, ценности, позиции, поток событий и т. д.), и эти две сферы его жизни для него разделены.

Его внутреннее "я" похоже на звезду, которая дает направление, но не дает освещения: оно возникает лишь на следующем уровне (зрелой личности). А здесь пока освещения нет. Здесь есть лишь тихий внутренний голос, который говорит человеку зачастую лишь чересчур абстрактные вещи. Он дает лишь некоторую общую ориентировку, направление на атманическом плане, весьма и весьма абстрактное.

Но оно настолько для человека важно, оно дает настолько внутренне убедительную самоидентификацию, что воспринимается как громадное достижение. Хотя, глазами следующего уровня, это состояние – лишь самое начало духовных поисков.

Для этого человека духовный план существует и первичен, но он несколько размыт, его контуры неясны. А плотный план (то есть непосредственная жизнь и связанные с ней ценности) весьма и весьма дан ему в ощущении. Но, с другой стороны, его внутренняя ценностная акцентуация такова, что плотный план оказывается субъективно глубоко вторичным: несмотря на всю свою плотность, он для этого человека менее важен, чем духовный. Плотный план в любой момент может видоизмениться и даже рассыпаться, и катастрофы не произойдет. Помните, я говорил про трудности подросткового уровня, где любые ценностные изменения переживаются человеком как катастрофа, поскольку при этом меняется его самоидентификация? Здесь самоидентификация не зависит от внешних обстоятельств и ценностной системы человека, она сохраняется при их изменениях. И человек это знает и непосредственно ощущает; другими словами, он чувствует (и уверен в этом своем чувстве), что его самоидентификации ничто в мире не угрожает: его внутреннее "я" незыблемо и ни от чего не зависит.

Его самосознание можно назвать религиозным лишь условно. Можно сказать, что у него есть устойчивый источник веры, но эта вера ему мало что дает. Он живет в достаточно атеистическом мире – но в этом мире у него есть религиозная ориентировка. Он знает, куда идти, чтобы со временем выйти на Путь. А реальный выход на Путь – это сюжет четвертого уровня развития личности. А пока что Пути нет, но есть общее направление его поисков.

Итак, у этого человека есть четкое ощущение индивидуальности судьбы, уникальности своего внутреннего мира и некоторого общего направления, куда ему надо идти. И все это ему не надо себе доказывать, все это есть у него как прямое знание.

Надо сказать, что этот термин, который я употребляю, "прямое знание", то есть знание, не требующее доказательств, само по себе есть сильное мистическое переживание, которое приходит лишь на третьем уровне развития личности, а человеку второго и первого уровня личности будет вообще непонятно, о чем идет речь. Помните, как в "Мастере и Маргарите" М. Булгакова Воланд на вопрос атеиста-Берлиоза говорит: "И доказательств никаких не требуется. Все просто... " – и далее начинается фрагмент романа, посвященный событиям последних дней жизни Христа. И читателю совершенно ясно, что если Воланд лично присутствовал при разговоре Иисуса с Понтием Пилатом, то ему не нужно доказательств того, что это было, он это просто знает.

Самоидентификация юношеской личности чаще обычного бывает достаточно романтической. Обычно этот человек идентифицирует себя с вечными идеалами, с глобальной жизненной программой служения чему-то принципиально недостижимому, например, идеалу красоты, любви или справедливости. Его внутреннее "я", осознанное как далекая звезда, дает устремленность в высоком и абстрактном направлении, причем абсолютно незыблемом. Человек никогда не сомневается, что ему надо идти туда. Другое дело, что это не всегда получается у него практически.

У него идет отказ от любой временной самоидентификации. От любой! И это тоже нужно хорошо понять. Все самоидентификации, которые свойственны личностям низших уровней – инфантильной, подростковой – кажутся этому человеку отчетливо ложными. Когда он вспоминает, что он полагал, что "я" – это то, что он в данный момент думает, или то, что он делает, или это те программы, которыми он занимается, – то все это кажется ему сейчас, на его нынешнем уровне личности, величайшей нелепостью.

Надо сказать, что на четвертом уровне личности взгляд на самоидентификацию еще раз меняется. В частности, зрелой личности взгляд подростковой кажется не таким уж и глупым, просто он несколько переосмысливается. Но юношеская личность смотрит на подростковую с таким же презрением, как сын-хиппи смотрит на своего папашу директора крупного завода. Он его видит как совершенно загипнотизированного своим производством, а себя ощущает, как существо духовно свободное и следующее высокому идеалу – например, идеалу ничем не ограниченного свободного самопроявления. И если у человека есть духовный корень, он вполне может этому идеалу следовать, и даже куда-то со временем прийти.

Итак: для юношеской личности характерен отказ от любой временной самоидентификации. Человек говорит: это все не я, это мои роли, но это не я. Так Лев Толстой отказывался от своего полного собрания сочинений, но это было совершенно пустое дело, поскольку все равно его приклеили к нему благодарные читатели. И Александр Блок пытался отказаться от своих сочинений: "Молчите, проклятые книги! Я вас не писал никогда." Псевдонимами надо пользоваться потому что! Правда, они тоже помогают не на сто процентов...

Конкретные индивидуальные особенности этого человека, то есть подробности его биографии, черты характера, которыми наделен, его ценностные ориентации и программы деятельности кажутся ему несущественными штрихами к тому главному, что он в себе ощущает, то есть к основной вневременной идее, к которой он себя причисляет. И он, что очень важно понять, не теряет при этом индивидуальности. Он никак не привязывается ни к каким атрибутам своей внешней и внутренней жизни. Для самоидентификации это ему не нужно, она у него и так уже есть.

Чтобы это было более понятно, я могу привести такой пример. Йог Рамачарака пишет, что неграмотные европейцы напрасно считают буддизм атеистической религией. Он замечает: действительно, в буддизме нет Бога как такового, там есть восьмеричный путь избавления от страданий – но у индусов ощущение Абсолюта есть в крови. Интуитивное знание безличного творческого Первоначала, Чистой Потенции любым индусом воспринимается как само собой разумеющееся, поэтому когда на этом фоне вводится представление о восьмеричном пути, то в результате никак не получается атеистическая религия. Для индуса это вполне религиозное представление – но если его проповедуют в атеистическом обществе, лишенном индийской чувствитеьности к горним сферам, то его смысл безнадежно искажается.

Похожая ситуация наблюдается и здесь. Юношеская личность может себе позволить стремиться к абстрактному и безличному идеалу, не теряя при этом самоидентификации. Идентификация у нее уже есть, так сказать, априорно. Этот человек знает, например, что если он будет нести в мир любовь, никак не думая о своей личности, то его жизнь в целом выстроится таким образом, что о нем можно будет написать биографию, в которой его лицо проступит как уникальное. И других таких людей и судеб не будет. И он это очень ясно ощущает. У него нет ощущения своей индивидуальности в каждой его программе, в каждом его действии – но у него есть интегральное ощущение своей уникальности, и оно совершенно незыблемо.

Конкретные индивидуальные особенности этого человека воспринимаются им как штрихи ко вневременной идее, которой является его "я"; это формы, в которые его "я", его сущность вставлена, как цветок в кувшин. Формы, в которые он облекает свою внутреннюю и внешнюю жизнь, можно уподобить кувшину. Тогда цветок, который стоит в этом кувшине – это "я", то есть личность. И этот цветок от кувшина никак не зависит. Но смотрятся они вместе, хотя пока еще плохо сочетаются друг с другом, и это его проблема.

Самооценка этого человека очень высока. Он воспринимает себя как Вселенную – к большому, кстати говоря, раздражению окружающих инфантильного и подросткового уровней, которые идентифицируют себя со своими поступками, достижениями или заслугами. А он, с одной стороны, не склонен доказывать свою ценность (раз она дана в ощущении, что тут доказывать? Что он – племянник Абсолюта?), но, с другой стороны, при попытке его как-то унизить, обидеть, подвергнуть сомнению его самооценку, от него идет ощущение каменной стены, которую не сдвинешь никак. Опытные манипуляторы всегда пытаются ухватиться за самооценку, а тут не получается.

Юношеской личности свойственно априорное уважение к любому человеку – но именно к его внутреннему "я", а не к конкретным личностным проявлениям, не к конкретным жизненным обстоятельствам, в которых человек находится. Это уважение к цветку, а не к горшку, скажем так: к духовной основе, но не к подробностям ее воплощения.

Более того, юношеская личность склонна отрицать весь тот жизненный антураж, который есть у других людей, – так же, как и у себя самой. Это уровень духовных прозелитов, иногда довольно неприятных людей, которые действительно усмотрели внутреннее Божественное начало в себе и отрицают на своем уровне личности все мирские, как говорится, проявления, не понимая того, что у других людей может быть и другой уровень личности, и другое отношение к мирским проявлениям. Оно, кстати, другое не только на первом и втором уровне, но и на четвертом и на пятом. Не надо мерить по себе – это относится к любому уровню личности!

Самомнение. Это тема, где психотерапевту нужно быть очень внимательным, и, в частности, обращать пристальное внимание на модальности самомнения человека. Самомнение юношеской личности иррационально высоко. У нее есть мистическое ощущение себя, своей судьбы, своего внутреннего "я", которое абсолютно ничем внешним не подтверждено, оно просто у него есть. И оно очень глубоко. И поэтому, в принципе, это человек легкий и не склонный самоутверждаться за чужой счет. Он содержателен, по крайней мере, в духовном смысле, сам для себя. Он интересен самому себе. Может быть, он интересен лишь себе, может быть, еще и узкому кругу близких и друзей. Пока что он еще не состоялся как духовная личность, и его энергетика может быть низкой.

Когда у человека высокая энергетика, он – независимо от самомнения – тяжел для окружающих. Даже подростковая личность, если она ведет крупные программы, неважно, внешние (например, социальные) или внутренние (скажем, культурные), становится тяжелой – в частности, в межличностном общении. А уж когда человек оказывается на четвертом уровне развития личности, когда его программы подсвечены его внутренним "я" – он вообще может быть совершенно непереносим, рядом с ним может быть невозможно находиться, если вы подчиняетесь ему не полностью и не растворяетесь в его реальности – а иначе вас оттуда быстро вытолкнет, либо вы поломаетесь.

А на третьем уровне развития личности у человека возможна большая легкость, потому что свою духовную силу он уже ощутил, но еще ее не набрал, она для него как бы в новинку. А самоутверждаться за чужой счет он не склонен, и потому может быть весьма подвижен, как маленькое растение, которое вырастает из зернышка: корешок уже есть, но веточки оно может пускать в любую сторону. В частности, этот человек может быть легко обучаем. Более того, это естественный ученик для учителя, который поведет его в направлении его звезды.

Референтный круг этого человека вполне может быть пуст. Никого нет. Человек счастлив, что он обрел истину внутри себя или в ритме своего внешнего пути, и он не нуждается ни в каких учителях. Он сам все существенное, как он считает, видит и знает. Или его референтный круг может состоять из одного единственного внешнего Учителя. Но Учителя с большой буквы, а иногда он может произносить это слово так, что все буквы будут прописными: УЧИТЕЛЬ. Для него Учитель – это человек, который доходит до глубины его души, и по поводу которого человек, когда он выучится и реализуется, скажет так: "Это мой учитель, и я всем в своей жизни и свершениях ему обязан". Вот такой у него референтный круг. Так что шансов в него попасть мало.

Самооценка. Самооценка юношеской личности бывает разной, но ниже тройки никогда не опускается. Троечку, то есть "удовлетворительно", этот человек себе уже заработал. У него есть его внутреннее "я", которое держит его на плаву во всех ситуациях. Вот пример.

У дворянства в царской России было много привилегий, но в их числе две основных. Первая – это неприкосновенность дворянства (то есть отсутствие для него телесных наказаний), а вторая – возможность для дворянина, который не хочет более находиться на царевой, то есть государственной службе, в любой момент выйти в отставку и отправиться жить в свое имение. И самооценка юношеской личности в чем-то напоминает дворянскую. Все серьезные неприятности, которые имеет этот человек, происходят при его же собственном попустительстве. Если ему в какой-то момент что-то не нравится, то он может ретироваться к себе в поместье (вернуться к внутреннему "я"), и там уже жить так, как он считает нужным. У этого человека большая неуверенность на всей периферии его личности, потому что весь мир, в котором он живет и его ценностная система его внутренним "я" не подсвечены. Ему еще предстоит длинный путь согласования своих ценностей со своим идеалом. А пока они не согласованы, его конкретная жизнь может быть даже весьма и весьма хаотичной, неприятной и какой угодно, так что, наблюдая ее со стороны, мы можем иногда вспомнить про инфантильную личность. Здесь последняя часто вспоминается, ибо юношеская личность живет во тьме. У нее нет локальной устойчивости, свойственной подростковой личности, но у нее есть путеводная звезда. Поэтому ее самооценка может быть временами довольно низка, поскольку она сама себя во многом не одобряет, не находит еще нужной дороги, на которую ей нужно выйти. Но это никогда не двойка! Троечка юношеской личности гарантирована всегда.

Самовыражение. Самовыражение этого человека нестандартно. Если вам такие люди когда-нибудь и встречались, то вы, наверное, плохо их понимали, потому что у них очень специфическая идея саморазвития и самовыражения. Она заключается в глубокой проработке тех вещей, которые человек считает для себя существенными. При этом у него есть глубокое внутреннее знание, что именно для него существенно, и никаких подтверждений ему не нужно.

Одна из первых моих встреч с подобным человеком состоялась, когда я еще только начинал изучать астрологию, и он произвел на меня сильнейшее впечатление. Я сделал его карту, и она у него была такой, что мне было непонятно, как вообще с такими аспектами можно жить. И я поднял на него глаза и сказал, что будет гораздо интереснее, если, наоборот, он мне расскажет про свою жизнь, как он со всем этим живет. Он страшно оживился, сказал, да, это очень интересно, и поведал мне свою историю – не всю, конечно, но некоторые эпизоды.

Он всегда ощущал свое "я". Но у него были и проблемы. В юности он многого боялся. Однако он считал, что это неправильно и себя преодолевал: ходил ночью на кладбище. И постепенно изжил страх темноты. Потом он обнаружил у себя другую форму страха: страх высоты. И пошел учиться на летчика-испытателя, и эту специальность освоил. Потом он стал бояться черной магии и пошел на обучение к самой главной тогдашней московской ведьме и занимался с ней парной медитацией. И отбивал у нее учеников, хотя при этом однажды чуть не погиб. Потом он, если мне не изменяет память, занялся ремонтом старинных скрипок (а последним его увлечением на тот момент было разведение пчел).

Однажды он полностью сделал скрипку "под старинную". Я его спросил, хорошо ли она звучала? Он ответил: "Хорошо, но один день. Потом моя жена разбила ее об мою голову, но ничего, все оказалось в порядке, ее (скрипки) карма была в этот момент уже исчерпана."

Он еще много чего мне порассказал, но что меня еще поразило в этом человеке, это его фантастическая легкость. Он перемещался по пространству, как пылиночка. Он, правда, занимался карате: и астральным, и обычным. И еще много чем другим. И говорил, что вообще обычно не спит – так, иногда в электричке едет и вздремнет немного, а специально этим не занимается. Ну, и в таком роде. И у меня было ясное ощущение, что этот человек осваивает свою личность. У него есть глубокий корень, который дает ему силы для того, чтобы взять абсолютно любую проблему – и начать ее осваивать, и решить. И ему совершенно безразлично при этом, как окружающие на это смотрят, и насколько он вообще сопрягается с миром. И в этом смысле он был совершенно свободен.

Во всем, что делает юношеская личность, ее интересуют лишь те моменты, когда ощущается отблеск глубинной энергии ее "я", – лишь это вызывает ее неподдельный интерес. Это же может интересовать окружающих – но лишь при условии, что они очень внимательны и понимают, что происходит что-то экстраординарное. А никакие программы в понимании подросткового уровня юношескую личность сами по себе не интересуют.

Для нее характерен интерес, если хотите, шпиона, которого посылают с заданием в чужую страну, и он для прикрытия организует какое-то дело. Потом это дело начинает крутиться, приносить прибыль, но когда он свою шпионскую функцию выполняет, его отзывает начальство, и в какой-то момент он пропадает для этой страны и фирмы, которую он организовал, и где у него шли дела, и все его деньги, естественно, тоже для него пропадают, но это к нему не имеет никакого отношения. Такова же и жизнь юношеской личности: когда внутреннее "я" говорит ей, что такую-то программу она отработала и надо ее завершать, она без каких бы то ни было внешних оснований переходит к следующей программе, санкционированной ее "я". Эти программы могут быть короткими, они могут быть длинными, ее это не интересует. Для нее главное, что она двигается в направлении основного своего идеала и в кончном счете реализует ту уникальную природу, которая в ней изначально заложена.

Самореализация для этого человека не ясна и чаще всего представляет для него недостижимый идеал. Она понимается им глобально; иногда он считает, что его самореализация есть его жизнь в целом – но при этом далеко не вся. И он понимает, что самореализация для него проблемна, что она требует длительного времени и завершения длинных сюжетов, может быть, сюжетов прошлых воплощений. Он понимает, что для этого должно как-то проявиться его глубинное "я". Но представления о том, как и что он должен для этого делать, у него нет никакого, и конкретно в этом он не очень заинтересован.

Этика юношеской личности особая. В чем-то, возможно, она конфликтует с общесоциальной, то есть человек разрешает себе что-то по социальным нормам сомнительное. А в чем-то, наоборот, его требования к себе существенно выше среднесоциальных, и он напоминает монаха-схимника, который не просто соблюдает пост, но круглый год сидит на капусте и сныти – и все. На этом уровне человек начинает понимать, что этику нельзя свободно регулировать своей волей, и она (этика) не является чем-то независимым от человеческого бытия. У него возникает ощущение, что жизненная этика напрямую связана с его внутренним "я", и если ее правильно угадать, то она поможет ему в его самореализации, в поисках духовного пути. Однако в четком виде она ему не дана: внутреннее "я" дает ему не больше, чем косвенные намеки, общие указания на то, что неплохо бы заняться тем-то или тем-то. Тихий внутренний голос не говорит ему конкретно: "Сегодня ты будешь делать то и это, а завтра пойти туда-то и скажи тому-то то-то", – он лишь в общем подсказывает желательное направление внимания и усилий человека. Но, исходя из этого направления, человек уже может простраивать свою этику применительно к конкретным жизненным обстоятельствам. И это для него серьезное, ответственное занятие. А критерии правильности этики для него – это внутренне ощутимая истинность его жизни и переживаний и процесс приближения к настоящему Пути. Но последнее дано ему на уровне самых тонких ощущений, и он не склонен об этом разговаривать, хотя вполне реально это ощущает.

Как правило, у этого человека есть двойная этика. Первую он предъявляет социальному миру, пользуясь тем, что Юнг называет персоной, но у него есть и вторая, внутренняя этика, которая гораздо тоньше, иногда жестче, иногда в чем-то свободнее, но в любом случае обладает для него большим внутренним авторитетом, поскольку помогает ему двигаться по направлению к его внутреннему "я". И если вы начнете что-либо противопоставлять его внутренней этике, то, скорее всего, у вас ничего не получится.

Введение в квантовую астрологию. А теперь маленькое отступление. Я должен сказать, что эта тема развития личности у нас затянулась, но материал диктует свой ритм, и мне трудно этому противостоять. По этому признаку вы можете отнести меня к определенному уровню личности, когда вы все их изучите. Но в действительности, тема уровней личности, которую я взялся перед вами раскрывать, это, наверное, самая важная тема не только в психологии, но и вообще во всей науке о человеке.

И дело не только в том, что мы неправильно поступаем, когда судим о каком-то человеке, помещая его на свой уровень развития личности, то есть выше или ниже, чем он реально находится. Еще мы очень сильно себя ограничиваем, когда считаем, что мы, в основном, все про себя знаем, забывая про то, что наш уровень личности в какой-то момент может повыситься, и тогда меняется абсолютно все – и мировоззрение, и мироощущение; меняется даже космограмма, и об этом я хочу сейчас сказать несколько слов.

Один из пунктов нашей программы это квантовая астрология, которая каждому уровню личности сопоставляет свой гороскоп, точнее – свой набор дуговых аспектов между планетами. Каким образом? Сейчас поясню.


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 18; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ПОДРОСТКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ | ЮНОШЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ 2 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.188 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты