Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Юридический нигилизм и его основные разновидности

Читайте также:
  1. I. Основные положения
  2. II. Основные правила черной риторики
  3. II. Основные принципы и правила служебного поведения государственных гражданских служащих Федеральной налоговой службы
  4. II. Основные цели и задачи Программы, срок и этапы ее реализации, целевые индикаторы и показатели
  5. II. Основные этапы развития физики Становление физики (до 17 в.).
  6. III.2.1) Понятие преступления, его основные характеристики.
  7. III.2.2) Основные группы и виды преступлений.
  8. IX.3.1.3. Основные химические вещества
  9. V 1: Основные формально-логические законы
  10. V. ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА ДЕЙСТВИЯ ВРЕМЕНИ

Нигилизм (от лат. nihil – ничто) в широком смысле – это отрицание общепринятых идеалов, целей, принципов, норм, законов, поведения и иных общесоциальных ценностей. Он проявляется во всех сферах жизнедеятельности любого общества. Поэтому обычно выделяют экономический и политический, нравственный и религиозный, юридический и иные его разновидности.

В современной литературе обстоятельно исследуются социальная природа, понятие, основные черты, формы проявления, этапы развития и эволюции, причины и условия возникновения и существования, негативные последствия, приоритетные направления предупреждения и нейтрализации юридического нигилизма, его исторические «корни» и другие аспекты проблемы (подробнее см. [1, 2, 5 – 19]).

В связи с этим мы лишь кратко остановимся на некоторых методологически существенных вопросах, которые неоднозначно трактуются в юридической науке.

Для выяснения предмета изучения приведем несколько определений указанного понятия. По мнению Н.И. Матузова, «правовой нигилизм – это психологически отрицательное (негативное) отношение к праву со стороны граждан, должностных лиц, государственных и общественных структур, а также фактические правонарушающие действия указанных субъектов; данный феномен выступает как элемент сознания (индивидуального и общественного), так и способ, линия поведения индивида либо коллектива»[8. С. 182].

К.Г. Федоренко под правовым нигилизмом понимает неотъемлемую часть субъектного мироощущения правовой действительности (правопознания), включающую осознание (внутреннее, личностно-мотивированное) либо признание (интуитивное или опытно подтвержденное), несостоятельности идеолого – объективной ценности права (его норм, институтов, отраслей) в практической (жизненно-событийной) регламентации общественных отношений (см. [13. С. 7; 14. С. 25.]).

В.Р. Петров исходит из того, что «правовой нигилизм – это форма деформации правового сознания, которое выражается в наличии носителей пренебрежительного, отрицательного или безразличного отношения к праву и правовой действительности при отсутствии умысла на совершение правонарушений» [18. С. 14].

Анализ указанных и иных определений, а также результатов соответствующих исследований по правовому нигилизму привел нас к выводу о необходимости уточнения отдельных теоретических положений, изложенных отечественными авторами.



Во-первых, в большинстве работ объектом негативной оценки почему-то выступает только право. В реальной же действительности отрицательное отношение граждан и должностных лиц, их коллективов и общностей проявляется к самым разнообразным компонентам правовой системы общества: правосознанию (юридическим взглядам и идеям, правовой психологии и юридической идеологии, индивидуальному и надындивидуальному, обыденному и научному, профессиональному и т.п.), юридической практике (правотворческой, правореализующей, интерпретационной, правосистематизирующей, судебной, следственной, адвокатской, нотариальной и т.п.), правоотношениям (субъектам, субъективным правам и субъективным юридическим обязанностям, средствам их реализации и т.п.). Более «мелкие» элементы (например, конкретные правомочия, действия, способы их осуществления, принятые решения и т.п. также вызывают нередко негативную оценку, пренебрежение и отторжение со стороны отдельных лиц и их объединений. Поэтому, чтобы точнее отразить объект (предмет) негативной оценки, на наш взгляд, следует употреблять термин «юридический нигилизм», вместо термина «правовой нигилизм». Речь здесь идет не об «игре в слова», а о самой сути исследования проблемы.

Во-вторых, многие ученые пишут о юридическом нигилизме как форме деформации правосознания (см., например, [16. С. 18; 17. С. 27]). Если быть логически последовательным, то основные средства и способы предупреждения и преодоления юридического нигилизма должны выражаться в повышении уровня правосознания.

Мы согласны в данном случае с Н.И. Матузовым, который пишет, что юридический нигилизм представляет одну из «форм мироощущения и социального поведения» [7. С. 12; 8. С. 144]. Юридический нигилизм – это разновидность юридической антикультуры. В этом плане достаточно убедительной и аргументированной является позиция Л.А. Лушиной. Она особо выделяет диалектическую взаимосвязь в подобном отрицании личностного начала (внутреннего), субъективного по своей сути, и его внешнюю (социальную, поведенческую) форму проявления. Личностный (субъективный) момент нигилизма, как правило, проявляющий себя в субъективном надменно-пренебрежительном, высокомерном, снисходительно-скептическом, неуважительном (и другом негативном по сути) отношении к праву, есть неотъемлемое свойство деформированного правосознания личности, социальной группы, класса, общности или общества в целом, более не воспринимающих право и установленный правопорядок в качестве базовой, фундаментальной ценности, способной к справедливому (в их понимании) урегулированию общественных отношений.



Социальный (поведенческий) признак нигилизма, по ее мнению, есть внешняя поведенческая, социально – обозначившая себя (в той или иной степени интенсивности) форма проявления как деформированного правового сознания, так и реального отношения (социального поведения) личности (группы, общности и т.п.) к праву, законам, установленному государством и обществом нормативному и (или) общественному порядку. Вне этой внешней составляющей любая из форм нигилизма остается «вещью в себе», никак не проявляя, не обозначая себя в сфере общественного (социального) бытия [20. С. 17].

В-третьих, весьма спорной и методологически уязвимой представляется позиция некоторых авторов (В.Г. Сафонова, К.Г. Федоренко и др.) о полезности, позитивности юридического нигилизма. Так, В.Г. Сафонов доказывает данное положение следующим образом. «Правовой нигилизм, – пишет он, – показатель, отражение, своего рода лакмусовая бумажка реального качества нормотворческой, интерпретационной и правоприменительной деятельности. Его проявления свидетельствуют об уровне профессионализма органов государственной власти и местного самоуправления, их месте и роли в жизни общества. Это своего рода обратная связь, если хотите, оценка населением работы властных органов, их реальных действий… Правовой нигилизм есть закономерный отклик человеческого сознания на один из ведущих внешних раздражителей. Это психологический способ защиты от вторжения права в жизнь человека. Отвержение права может происходить и без замены его альтернативой. Хотя в большинстве случаев все-таки происходит альтернативный выбор… В этом ключе правовой нигилизм отражает борьбу, конкуренцию регуляторов социальных отношений, среди которых находится и право. Каждый из этих регуляторов постоянно и ежедневно «должен» доказывать свою ценность, преимущества и эффективность, в противном случае ему грозит забвение» [19. С. 65, 66].

К.Г. Федоренко также пишет, что «более глубокое теоретическое представление о правовом нигилизме должно включать не только его негативную характеристику, но и его позитивную составляющую – ту совокупность свойств и качеств, которые позволяют конкретной субстанции не только существовать, но и развиваться… Нигилизм тем самым возникает как следствие несовершенства права, его инструментария, дисгармония социальных преференций, избранных субъектами и закрепленных правом. Однако есть здесь и позитивная сторона – нигилизм вскрывает эту слабину, предотвращает гибель права. Одна из опор, на которую может опереться право, – это нигилизм. Стремясь от него оттолкнуться, право придает себе поступательное движение вперед, и чем сильней будет этот толчок, тем активнее пойдет процесс его развития. Таким образом, – делает вывод автор, – чем выше уровень нигилизма, тем динамичнее право, и наоборот, чем динамичнее право, тем шире его охват правовым нигилизмом. В этом диалектика взаимосвязи права и правового нигилизма» [18. С. 9, 17].

На наш взгляд, цитируемые авторы в некотором роде путают вопросы критической оценки существующих в правовой системе общества недостатков и погрешностей с негативным и отрицательным отношением к действительным юридическим ценностям, составляющим ядро правовой культуры любого общества.

В-четвертых, дискуссионным в науке является положение о связи юридического нигилизма с правомерной и противоправной деятельностью. Так, одни авторы (П.П. Баранов, В.В. Русских, В.Р. Петров и др.) относят к юридическому нигилизму только случаи осознанного игнорирования требований права, в которых отсутствует умысел на совершение правонарушения (см., например, [18. С. 14]); другие (Н.И. Матузов, В.А. Туманов и др.) – все ситуации негативного, отрицательного отношения к праву, в том числе и связанные с совершением преступлений и иных правонарушений. Н.И. Матузов, например, выделяет следующие наиболее распространенные и опасные формы выражения юридического нигилизма: прямые преднамеренные нарушения действующих законов и иных нормативных правовых актов; повсеместное массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний; издание противоречивых, параллельных или даже иных взаимоисключающих правовых актов; подмена законности политической, идеологической или прагматической целесообразностью; конфронтация представительных и исполнительных структур власти на всех уровнях; нарушение прав и свобод человека; доктринальный юридический нигилизм, проистекающий из некоторых старых и новых теоретических постулатов; и т.д. (см., например, [8. С. 163 – 181]).

Сам факт совершения преступной и иной противоправной деятельности, как правило, свидетельствует об игнорировании правонарушителями устоявшихся правовых ценностей.

В то же время трудно возражать вышеуказанным авторам (П.П. Баранову, В.Р. Петрову и др.) в том, что юридический нигилизм повсеместно проявляется и в правомерной деятельности (поведении) субъектов.

Этот аспект проблемы, на наш взгляд, должен рассматриваться гораздо шире и глубже. Речь следует вести о типизации разнообразных форм проявления, существования, распространенности и т.п. юридического нигилизма. Принципиально существенным, например, является выделение юридического нигилизма по уровню «зрелости». Он может быть колеблющимся, уже сформировавшимся, категоричным, бескомпромиссным и т.д. Следует согласиться с В.Г. Сафоновым в том, что ядро опасности составляет избыточность распространения в обществе нигилистических взглядов и идей, особенно в их крайних проявлениях: чем больше правовых явлений, процессов и состояний испытывают на себе воздействие юридического нигилизма, тем выше его угроза для права и правовой системы в целом, для ее дальнейшего развития в конкретном обществе. Подобная избыточность наиболее ярко проявляет себя в периоды общественных потрясений, реформирования разнообразных сфер и сторон социальной жизни, являясь при этом и причиной, и катализатором происходящих процессов одновременно. Высокий уровень юридического нигилизма способствует перерождению существующей правовой системы и ее компонентов. При этом субъекты права (граждане и должностные лица, их коллективы и т.п.) сталкиваются с необходимостью постоянной оценки спорадических и хаотичных новшеств, которые им «преподносят реформаторы» (представительная, исполнительная власть и т.д., тем самым порождая еще более сильную ответную реакцию со стороны населения в виде того же юридического нигилизма (см. [19. С. 66]).

По носителям юридический нигилизм может быть индивидуальным, групповым, национальным и т.д. В зависимости от «ролевого статуса» очень важно различать юридический нигилизм граждан и должностных лиц (представительных и исполнительных органов власти, органов местного самоуправления, судей и т.п.).

Безусловно, что юридический нигилизм как элемент юридической антикультуры находит проявление на обыденном и теоретическом, профессиональном и непрофессиональном, массовом и элитарном уровнях.

Специфическими будут проявления юридического нигилизма в той или иной правовой семье (например, рабовладельческой или феодальной, буржуазной или социалистической, романо-германской или англосаксонской, мусульманской или иудейской), общей, региональной или международной системах.

Особого внимания заслуживают разнообразные типы, виды и подвиды юридического нигилизма, которые выражаются в той или иной юридической практике (правотворческой и правореализующей, интерпретационной и правосистематизирующей, судебной и следственной, нотариальной и т.п.). Недооценка либо негативное отношение, например, со стороны представительных и исполнительных органов государственной власти к необходимости систематизации действующего законодательства явно не способствует экономическому и политическому развитию общества, укреплению законности и правопорядка, обеспечению прав и законных интересов людей, их коллективов и организаций. Игнорирование процессуальных нормативно-правовых предписаний в судебной и иных разновидностях юридической практики ведет, как правило, к отмене (изменению и т.п.) уже принятых решений и т.д.

Исследование общих и специфических черт, характерных для отдельных типов, видов и подвидов юридического нигилизма, по нашему мнению, – очень перспективное, теоретически и практически важное направление развития современной отечественной и зарубежной юридической науки.

В заключение можно дать следующее определение юридического нигилизма. Юридический нигилизм –это разновидность юридической антикультуры, которая характеризуется негативным, отрицательным и пренебрежительным отношением ее носителей к правовым ценностям и выражается как в правомерной, так и противоправной их деятельности (поведении).


Дата добавления: 2014-12-03; просмотров: 36; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Технология разрешения конфликтной юридической деятельности | Юридический фетишизм
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.164 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты