Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Япония. 4 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

ЧАН (Chan) Джекки (р. 1954), гонконгский актер, режиссер, продюсер, сценарист, постановщик трюковых эпизодов. Настоящие имя и фамилия Чань Кунсун. Родился в малообеспеченной семье и в возрасте 6 лет был отдан в школу китайской оперы. В кино, в эпизодических ролях, стал сниматься еще подростком. Его имя фигурирует среди участников трюковой массовки фильма «Яростный кулак» «Китайский связной» (1972) с участием Брюса Ли. Уверенно владея кун-фу, акробатикой, обладая хорошей пластикой и навыками сценического мастерства, Чан с середины 1970-х начинает играть более крупные роли, а также ставить сложные трюковые эпизоды в фильмах кун-фу: «В лапах смерти», «Шаолиньцы» (1976), «Искусство Шаолиня: техника змеи и журавля», «Змея в тени орла» (1978). Отказавшись от копирования экранного образа Брюса Ли, Чан уже с конца 1970-х формирует имидж своего героя — «рыцаря кун-фу комического образа», добродушного, но отважного бойца, обладающего неподражаемой техникой и находчивостью в фильмах «Пьяный мастер» (1979), «Большая драка» (1980, в США). В 1980-е и 1990-е часто выступал как режиссер и сценарист своих картин: «Проект «А» (1983), «Полицейская история» (1985), «Доспехи бога» 1, 2 (1986, 1991), хотя делал это не всегда успешно. Важным достоинством и отличительной особенностью творчества Чана стало его превращение из виртуозного трюкача в своеобразного, «культового» актера. Его чувство юмора, умение работать с партнером и реквизитом «Полицейская история-4» (1993), «Разборки в Бронксе» (1995) позволили критикам без особых натяжек называть его современным Бастером Китоном. В настоящее время Чан активно пытается закрепиться в американском «мэйнстриме». Кроме проката своих фильмов в США, он снялся в картине «Гори, Голливуд, гори» (1997), «Час пик» (1998) и «Шанхайский полдень» (2000). Фильмы 1990-х годов: «Мистер крутой» (1998), «Полиция будущего» (1999), «Великолепный» (1999).

ЦАЙ Минлян (р. 1957), тайваньский режиссер, сценарист. Родился в Малайзии. Закончил факультет театра и кино Тайваньского университета, после чего работал в театре и на телевидении, написал несколько сценариев для кинофильмов. В 1992 году дебютировал как кинорежиссер («Бунтари неонового бога»). Его следующий фильм «Да здравствует любовь!» (1994) был весьма любопытным примером сопряжения экзистенциального пессимизма и антониониевской стилистики с реалиями азиатской жизни («Золотой Лев» МКФ в Венеции). Режиссерская работа Цая «Река» (1996, приз на МКФ в Берлине-97) — эпатирующе резкий и также окрашенный пессимизмом рассказ о кризисе современной тайваньской семьи, каждый член которой (мать, отец, сын) не может найти полноценное решение своим социальным, духовным и сексуальным проблемам. Всего поставил свыше 10 фильмов.



ВОНГ КАРВАЙ (Ван Карвай) (р. 1958), китайский режиссер, сценарист, один из лидеров авангардного кино 1990-х годов. Когда Вонгу Карваю было пять лет, его семья эмигрировала в Гонконг. Образование он получил в Гонконгской политехнической школе, изучал графический дизайн, затем начал работать помощником режиссера на телевидении. Участвовал в создании телевизионных сериалов, позже стал писать сценарии к кинофильмам. Как сценарист Вонг Карвай является автором нескольких комедий, детективов, мелодрам. Наиболее известен из них фильм «Окончательная победа» (1987), режиссером которой был его наставник Патрик Тэм. Он же продюсировал режиссерский дебют Вонг Карвая — гангстерский боевик «Пока текут слезы» (1988). И хотя криминальные боевики составляли основную часть гонконгской кинопродукции, «Пока текут слезы» сумели выделиться из общего потока и имели успех у публики. Одну из главных ролей в этом фильме сыграла Мэгги Чун, уже считавшаяся звездой после участия в «Полицейской истории» Джеки Чана в 1985. «Пока текут слезы» принесли Вонг Карваю один из призов Каннского фестиваля. Успех позволил режиссеру в 1990 собрать лучших гонконгских молодых актеров для воплощения амбициозного замысла — съемок автобиографического фильма «Бурные дни». Эта картина была высоко отмечена на Гонконгском кинофестивале, но этот сугубо авторский фильм, основанный на личных переживаниях режиссера, не заинтересовал массового зрителя. Затем Вонг Карвай принялся за эпический фильм «Пепел времени» (1994), повествующий о традиционных китайских боевых искусствах, но в загадочной, томительной, неудобоваримой манере. В этой экстравагантной исторической драме режиссер сознательно пошел наперекор всем законам жанра. Выиграв один из призов Венецианского кинофестиваля, «Пепел времени» провалился в прокате, не окупив вложенные средства. В этих условиях Вонг Карвай согласился отснять криминальный боевик — суперсовременный, динамичный и легкий «Чунцин-экспресс» (1994). Фильм принес режиссеру всемирную известность. Непривычный ритм, стиль и темперамент современного азиатского города, водоворот событий, смесь трущобной и неоновой эстетики, абсурдный и реалистический сюжет, сотканный из многих нитей — произвели сенсацию в киномире. На волне успеха был поставлен следующий фильм «Падшие ангелы» (1995), который имел большой успех и закрепил за режиссером Вонг Карваем славу культового режиссера. Критики назвали стиль гонконгского режиссера «эстетизированным кичем». Опыт создания сценарных конструкций позволяет Вонг Карваю при работе над фильмами обходиться без текста самого сценария, руководствуясь лишь эмоциональным ощущением самого замысла. Съемки превращаются в сплошную импровизацию, а сюжет рождается за монтажным столом. Поэтому киноповествование в фильмах Вонг Карвая распадается на десятки мелких событий, режиссер предпочитает сосредоточиться на настроениях, на игре эмоциональными состояниями. В фильме «Счастливы вместе» (1997) Вонг Карвай рассказал историю двух китайцев-гомосексуалистов, уехавших в Буэнос-Айрес накануне передачи Гонконга коммунистическому Китаю. В картине густо перемешаны скандалы, нежные признания, низменные страсти и романтические чувства. Бурные истерики сменяются долгими паузами. Режиссер с любопытством исследует мир декаданса и модерна, который вытесняет сюжетную линию на периферию фильма. Этот фильм был удостоен наград за лучшую режиссуру на Каннском кинофестивале. Действие фильма «Любовное настроение» (2000) вновь разворачивается в Гонконге. Режиссер снимал его около трех лет. Фильм отличает изысканный визуальный ряд и клипмейкерская манера съемок. На черном фоне южной ночи яркими красками режиссер рисует странные истории любви. В 2000 этот фильм был отмечен призами Каннского фестиваля, выдвигался на премию «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм».



Актеры:

Чень (Chen) Джоан (р. 1961), китайская актриса. Настоящие имя и фамилия — Чун Чень. Родилась в КНР, в семье врачей. Начала сниматься в кино еще во время учебы в Шанхайском киноинституте. В 1980 сыграла заглавную героиню в мелодраме «Сяохуа» (режиссер Чжан Чжен), за что была удостоена престижной премии «Сто цветов». В 1981 выехала на учебу в США и стала с успехом исполнять роли героинь восточного происхождения — как в жанровых боевиках «Ночной сталкер» (1986) и телесериалах «Твин Пикс» (1990), так и в серьезных эпических драмах: роль императрицы Вань Жун в «Последнем императоре» (1987) Б. Бертолуччи. В 1990-х снимается в основном в ролях второго плана, удостаиваясь положительных оценок критиков: «Земля и небо» О. Стоуна (1993), «Безумие» Д. Кэммела (1995), но не престижных фестивальных наград. Исключение — главная роль в фильме С. Квана «Красная роза, белая роза» (главная кинопремия Тайваня «Золотая лошадь» 1994). В 1995 сыграла вместе в Кристофером Ламбером в приключенческой ленте «Загнанный», а в «Судье Дредде» — с Сильвестром Сталлоне и Арманом Ассанте. В 1998 актриса дебютировала как сценарист и режиссер фильмом «Сосланная Шью-Шью» (1998), где она также выступила в качестве продюсера.

Чун (Cheung) Мэгги (р. 1964), гонконгская актриса. Настоящая фамилия — Маньюк. В возрасте 8 лет с родителями эмигрировала в Англию, но затем вернулась в Гонконг и стала фотомоделью. В 1983 завоевала титул «Мисс Гонконг», после чего начала сниматься на телевидении и в кино — в комедиях, в амплуа инженю («Современная золушка», 1985). Первым крупным успехом Чун стала главная женская роль в боевике Джекки Чана «Полицейская история» (1985). Затем она не раз выступала в образе «девушки, попавшей в беду». Инерцию этого образа ей удалось преодолеть только в 1988, в постмодернистской криминальной драме Вон Карвая «Пока капают слезы». Спустя три года Чун продемонстрировала незаурядные драматические способности в роли звезды китайского немого кино Жуан Линъю («Актриса», премии за лучшую женскую роль на МКФ в Берлине и Чикаго, 1992). Сейчас Чун достигла пика своего таланта и популярности, о чем свидетельствует ее новый успех в Гонконге («Товарищи — почти любовная история», 1996, две национальные кинопремии), участие в западных проектах («Ирма Веп», 1996, «Китайская шкатулка», 1997). Новым достижением актрисы стало исполнение главной роли (также продюсер) в чувственной психологической драме «Любовное настроение» (2000, главная премия МКФ в Каннах) режиссера Вона Карвая. Всего за 20 лет сыграла более 150 ролей.

Гун Ли (р. 1965), китайская актриса. В 1985 году поступила в Пекинскую драматическую школу, а уже в 1987 сыграла главную женскую роль в фильме «Красный гаолян», сделавшую ее знаменитой. Заявив о себе как «китайская Одри Хэпберн», она, однако, быстро расширила рамки своего актерского имиджа, выступив в ролях гордых, волевых, обуреваемых сильными страстями женщин в фильмах «Цзюйдоу» (1990), «Подними красный фонарь» (1991). Раскрытием своего таланта и популярностью за пределами Китая Гун Ли во многом обязана режиссеру Чжан Имоу, с которым ее долгое время связывали творческие и личные отношения. В 1992 году, сыграв в фильме Чжана роль беременной крестьянки Цюцзю в фильме «Цюцзю обращается в суд», Гун Ли была удостоена приза МКФ в Венеции за лучшее исполнение женской роли. Работа в фильме Чень Кайге «Прощай, моя наложница» (1992) подтвердила высокий уровень мастерства актрисы (премия нью-йоркских кинокритиков), хотя и не открыла новых граней ее дарования. В роли певички кабаре Цзиньбао в фильме «Шанхайская триада» (1995, режиссер Чжан Имоу) Гун Ли небезуспешно сочетала драматический и комедийно-иронический рисунок исполнения. Работы Гун Ли в фильмах менее известных режиссеров «Мария из Пекина» (1992), «Полубог-полудьявол», 1993 и др. получили признание только в азиатских странах. В 1997 году актриса сделала попытку утвердиться в зарубежном кино, снявшись в США в фильме Уэйна Вана «Китайская шкатулка».

Ли(Lee) Брюс (1940 — 1973), гонконгский и американский актер, режиссер, постановщик трюковых эпизодов. Настоящее имя Цзюньфань. Родился в семье актера китайской оперы, с детства снимался в кино в эпизодических ролях. В 1959 году, приехав в США, стал преподавателем и пропагандистом кун-фу, а затем был приглашен для съемок на телевидение и в кино: телесериал «Зеленый шершень», 1966; «Марлоу» (1969), «Аварийная команда» (1969). Однако доказать, что фильмы о восточных единоборствах обладают уникальным коммерческим и культовым потенциалом и стать суперзвездой этого жанра он смог только в Гонконге. Здесь в начале 70-х один за другим выходят боевики с его участием «Большой босс» (1971), «Яростный кулак» «Китайский связной» (1972), «Возвращение Дракона» «Путь Дракона» (1973). Фильм «В бой вступает Дракон» (1973) положил начало новому витку популярности Брюса. Ли, но к этому времени его здоровье уже было сильно расшатано. Вскоре после окончания съемок Ли умер от опухоли головного мозга. Ресурс популярности его экранного образа оказался настолько невыработанным, что до конца 70-х в США и Гонконге с успехом выходили фильмы, смонтированные из черновых вариантов и срезок его картин, например, «Игра смерти» (1978) и др. — не говоря уже о бесчисленных подражаниях и фальсификациях.

Чоу Юнь Фат (р. 1955), гонконгский и американский актер. Псевдоним — Фат Цай. В 1973 пришел по объявлению на телестудию компании «Шоу Бразерс». По окончании курсов актерской подготовки сыграл в нескольких «мыльных операх». Особую популярность завоевал в роли гангстера в сериале «Шанхайская набережная». Первая крупная роль Чоу в кино — заглавный герой в социальной драме Э. Хуэй «История вьетнамца Ву» (1981). В 1985 году он удостаивается тайваньского киноприза «Золотая лошадь» за роль в фильме «Гонконг-1941» (1941). Годом спустя вступает на новую ступеньку успеха и популярности после съемок в фильме Джона Ву «Лучшее завтра» и «Лучшее завтра-2» (1987). С этих пор его «фирменным» героем становится молчаливый, флегматичный гангстер, преображающийся в решающие минуты в стреляющего с двух рук «демона смерти» в фильмах «Наемный убийца» (1989), «Крутые» (1992). Вместе с тем, за драматические роли Чоу Юнь Фат трижды удостаивался премии Гонконгской киноакадемии и дважды — приза «Золотая лошадь». В 1995 году переехал в США, где снялся в боевиках «Киллеры на подмену» (1998), «Коррупционер» (1999); вместе с Джуди Фостер в драме «Анна и Король» (1999), где сыграл деспотичного сиамского короля Монгкута.

Чун (Cheung) Лесли (1956 — 2003), гонконгский актер. Настоящая фамилия — Квоквин. Родился в многодетной, однако не лишенной достатка семье. Закончил университет в Лидсе, Англия. После возвращения в Гонконг в 1976 успешно выступил в азиатском телеконкурсе песни и открыл себе дорогу на эстраду, в кино и на телевидение. В кино начал сниматься в непритязательных мелодрамах для подростков («Юные мечтатели», 1982), и лишь сыграв в гангстерском боевике Джона Ву «Лучшее завтра-2» (1987) привлек внимание известных режиссеров. В кровавых криминальных сюжетах Чун представлял утонченный, рафинированный тип героя («История китайского привидения», 1987, «Пока капают слезы», 1991), что позволило ему впоследствии блеснуть в образе мягкого и ранимого Чэнь Дэи в фильме «Прощай, моя наложница» (1992) Чэнь Кайгэ. В 90-х годах играл в фильмах разного жанра, однако лучше всего проявил себя в постмодернистских опусах Вон Карвая («Прах времен», 1994, «Счастливы вместе», 1997) и иронических драмах П. Чана («Он — мужчина, она — женщина», 1994).

Люн (Leung) Тони (Tony) (р. 1962), китайский актер кино и телевидения. Свою артистическую карьеру Тони Люн начинал на гонконгском телевизионном канале TVB в качестве ведущего детской программы, а затем стал принимать участие в телесериалах, которые принесли ему актерскую известность. Репутацию серьезного многогранного актера принесла Люну целая серия «авторских» кинофильмов. Он играл умственно отсталого человека в «Лунатиках» (1986), глухонемого в «Городе печали», монаха в «Истории о китайских призаках-3» (1991), жестокого полицейского в «Самой длинной ночи» (1997). С именем Тони Люна связаны многие достижения гонконгского кино 1980—1990-х гг. Он снимался в картинах многих выдающихся китайских режиссеров. Джон Ву доверил Люну исполнение сложнейших ролей в фильмах «Пуля в голове» (1990) и «Круто сваренные» (1992). Но особо тесное сотрудничество связывает актера с режиссером Вонгом Карваем. В его фильмах Тони Люн сыграл обаятельных героев. В «Пепле времени» (1994) он — слепнущий бродячий рыцарь (призы за лучшую мужскую роль на Гонконгском и Тайваньском кинофестивалях), а в фильме «Чунцин-экспресс» — полицейский, одинокий человек, влюбленный в певицу. В фильме «Счастливы вместе» (1997) Люн играет гомосексуалиста, который вместе с любовником отправляется в далекую Аргентину с надеждой продлить затухающую связь. А участие в фильме Вонга Карвая «Настроение любить» (2000) принесло Тони Люну приз за лучшую мужскую роль на Каннском фестивале. Большинство гонконгских актеров, добившись международной известности, покидают родину. В отличие от них Тони Люн продолжает жить в родном Гонконге, где пользуется огромной популярностью. Он охотно принимает участие в комедиях и шоу на гонконгском телевидении, а помимо актерской деятельности добился успеха и как исполнитель популярных песен.

Ли Джет (Jet Li; наст. Ли Лианджи; Li Lian Jie) (р. 1963), китайский актер. Мастер восточных боевых искусств, Джет Ли стал известен, благодаря участию в голливудских боевиках «Смертельное оружие-4» (1998), «Ромео должен умереть» (2000).

 

 

Корея.

 

На Западе "движущиеся картины" появились в 1895 году, а всего лишь через четыре года после первого сеанса братьев Люмьер технология с бульвара Капуцинов добралась и до Кореи. В 1899 г. Корею посетил американский писатель, журналист и фотограф Бартон Холмс, который в те времена был одним из самых известных "пишущих путешественников" мира и автором первых документальных лент о дальних странах (так сказать, далёкий предшественник Юрия Сенкевича). Именно Холмс показал королю Кочжону и его придворным несколько коротких лент, которые он снял во время своих странствий по планете. Впрочем, первый киносеанс предназначался для избранных и не получил особой огласки, хотя королю, большому поклоннику новых технологий, нововведение понравилось. В 1901 году корейский журналист, рассказав своим читателям о тогда ещё новой технологии кинематографа, закончил статью грустным замечанием: "Кто знает, когда и мы, корейцы, будем в состоянии пользоваться этим техническим чудом?" К счастью, его пессимизм не оправдался, и первый коммерческий киносеанс состоялся в Сеуле всего лишь два года спустя, в 1903 г. Первые фильмы демонстрировались на рынке Тондэмун, сеанс начинался в 8 вечера. Так как “кинотеатр” представлял из себя просто огороженную забором площадку, в дождливый день фильмов не показывали. Понятно, что самые первые картины, которые демонстрировались в Корее, были, во-первых, иностранными, а, во-вторых, документальными или видовыми. В Корею первые игровые ленты проникли около 1910 года, и скоро кино завоевало огромную популярность. Поначалу на корейских экранах почти безраздельно господствовали американские кинокартины, однако после того, как в 1910 г. Корея стала японской колонией, новые хозяева превратили её в рынок для своих фильмов. Языковой проблемы в те времена ещё не существовало: кино было немым, а перевести те немногочисленные субтитры, которые иногда вставлялись между эпизодами, было куда легче и дешевле, чем дублировать фильм. Примерно с 1918 года кое-какие документальные фильмы и рекламные материалы стали снимать и в самой Корее, однако первый корейский игровой фильм "Граница" был поставлен только в 1923 году. Речь в ней шла чрезвычайно популярных тогда темах: женской эмансипации (она как раз тогда начиналась в корейской элите), связанных с ней изменения в семейной жизни, появлении "новых женщин" – то есть, женщин с современным западным образованием и соответствующими ценностями. Однако особого внимания фильм не привлёк. Более успешным оказался фильм "Сказание о Чхун Хянъ", снятый совместной корейско-японской группой в том же 1923 г. Сюжетом для “Сказания” послужила “Повесть о верной Чхун Хян” – самое, пожалуй, популярное произведение корейской традиционной литературы. Мелодраматическая история о прекрасной девушке, которая среди всех испытаний сохраняет верность своему пропавшему без вести возлюбленному и в конце концов соединяется с ним, всегда была любимым материалом для корейских кинематографистов. Роль Чхун Хян в этой, самой первой, экранизации исполняла красавица Хан Рёнъ, знаменитая сеульская куртизанка (в те времена многие актрисы в Корее были выходцами из куртизанок). Впрочем, фильм 1923 г. не был чисто корейским. Сценарий фильма написал японец, режиссёром тоже был японец Хаягава, да и предназначался фильм в основном для проката в Японии. Конечно, это были ещё немые фильмы. Любопытно, что первый звуковой фильм, снятый в Корее уже в тридцатые годы, также был очередной экранизацией всё той же “Повести о верной Чхун Хянъ”. Однако по-настоящему история корейского кино началась с выхода на экраны в 1926 г. фильма ”Ариран”, в котором речь шла о жизни корейской деревни тех лет. Режиссёром фильма стал На Ун-гю, который к тому времени успел накопить более чем разнообразный жизненный опыт. В конце 1910-х гг. он участвовал в антияпонском сопротивлении, эмигрировал в Россию, где, подобно многим корейцам, принимал участие в Гражданской войне на стороне красных, а потом вернулся в Корею, был арестован и провёл полтора года в японской тюрьме. После освобождения, в 1924 г. На Ун-гю, которому тогда было 22 года, приехал в Пусан и стал работать в одной из первых экспериментальных киностудий, возникших в этом городе. ”Ариран” прошёл по экранам с невероятным успехом – только в 1926 г. его посмотрело 1,2 млн. зрителей. Фильм сделал На Ун-гю национальной знаменитостью, главным персонажем светской хроники и весьма обеспеченным человеком. Впрочем, На Ун-гю продолжал успешно работать вплоть до своей ранней смерти в 1937 г. (основатель корейского кино дожил только до 35). Где-то около 1920 года появились в Корее и первые постоянные кинотеатры. До этого фильмы показывали в передвижных палатках-балаганах. Особо роскошными интерьерами первые кинотеатры не отличались, зрители сидели на простых деревянных скамейках. Когда заканчивалась одна катушка с пленкой и в аппарат вставляли следующую, на несколько минут в зале загорался свет. В те времена в киноаппаратах не было моторов, и приводил их в движение сам механик, который крутил ручку аппарата. Разумеется, делал он это не всегда с равной скоростью, и постепенно даже возникла традиция: к концу сеанса киномеханик вертел рукоятку медленнее, так что неизбежный для фильмов тех времён “хэппи энд” (злодеи посрамлены, герои торжествуют), всегда показывали замедленно, и уже по этому признаку зрители понимали, что сеанс подходит к концу. Поэтому когда в 1925 году корейские зрители впервые столкнулись с замедленной съёмкой, они поначалу решили, что дело в том, что киномеханик просто очень устал и медленно крутит свою ручку. Таким образом, можно сказать, что корейский кино имеет уже немалую и давнюю традицию. Однако его историю нельзя назвать легкой, ибо на протяжении всего своего существования ему приходилось вести отчаянную конкурентную борьбу за выживание, в которой главным противником выступал сначала японский, а потом — американский кинематограф. Борьба эта всегда была неравной, и пробиться на экран корейскому фильму обычно было трудно. В современном корейском репертуаре преобладают американские голливудские фильмы, а также гонконгские и китайские боевики с кун-фу, в то время как кинопродукция других стран представлена очень слабо. В 1990 г. в Корее было снято 111 полнометражных фильмов, и импортировано 276 иностранных (в т.ч.123 американских). В 1996 г. количество корейских полнометражных картин сократилось до 55, а вот из-за границы было ввезено 483 ленты, что, кстати, сделало Корею крупнейшим в мире импортером иностранной кинопродукции. Однако в действительности преобладание иностранного кино носит еще более очевидный характер, ибо лишь немногие из корейских картин добиваются коммерческого успеха и выходят в широкий прокат. В 1993 г. поступления от корейских фильмов составили 16% всех доходов кинопроката, в 1997 г. эта цифра выросла до 25,5%. Корейских фильмов в прокате находится сравнительно немного. По большей части это мелодрамы или непритязательные комедии из семейной жизни, реже — исторические ленты или детективы, явно смоделированные с американских и гонконгских образцов. В последнее время, в связи с ослаблением цензурных ограничений, на экране появились многочисленные эротические фильмы весьма низкого качества. Довольно много снимается фильмов и о Корейской войне. Некоторые из них носят авантюрный, военно-приключенческий характер, однако большинство — это мелодрамы, посвященные проблеме разделенных семей и ужасам военного лихолетья. Существует в Корее и авторское кино, рассчитанное на хорошо подготовленного зрителя, но подобные ленты, хотя они зачастую и пользуются заслуженным успехом на международных кинофестивалях, практически никогда не появляются в массовом прокате.

ИМ КВОН ТАЕК (Im Kwon-Taek) (р. 1936), корейский кинорежиссер. Семья Им Квон Таека погибла в годы корейской войны. В 1956 году он обосновался в Сеуле, где начал работать ассистентом режиссера в кино. В 1962 году состоялся его дебют как самостоятельного режиссера (фильм «Прощание с рекой Думан») Долгое время режиссер работал в малобюджетном кино, снимал различного рода боевики и мелодрамы. С начала 1970 годов Им Квон Таек обращается к более серьезным сюжетам, а с начала 1980-х годов его картины начинают узнавать на Западе. На Каннском кинофестивале 2002 года его фильм «Пьяный от женщин и поэзии» получил приз на лучшую режиссуру. Им Квон Таек снимает фильмы самых разных жанров — исторические драмы, военные фильмы, экранизирует литературные произведения. Часто в своих фильмах он обращается к женским судьбам. Его фильм «Мать по контракту» рассказывает историю девушки, взятой в богатую семью для того, чтобы произвести на свет наследника знатного рода. Благодаря блестящей игре актеров, тонкому восточному колориту, точно выверенной композиции каждого кадра этот филь приобрел репутацию шедевра корейской кинематографии. Всего режиссер поставил 18 фильмов.

ЛИ ЧАН ДОН (Lee Chang-Dong) (р. 1954), корейский кинорежиссер и сценарист. В 1980 году окончил литературный факультет университета и в 1980-х — начале 1990-х годах опубликовал несколько книг. С 1993 года выступает как автор киносценариев. В 1997 году состоялся режиссерский дебют Ли Чан Дона — фильм «Зеленая рыба». Кинолента «Оазис» (2002) принесла режиссеру приз за лучшую режиссуру Венецианского кинофестиваля.

КИМ КИ ДУК (Kim Ki-duk) (р. 1960), корейский кинорежиссер. В 1990-1992 годах Ким Ки Дук учился живописи в Париже и увлекся кинематографом. По возвращении домой он начал работать в кино. Его фильмы шокируют публику, кадры, где герои глотают рыболовные крючки или ножом выкалывают себе глаз, в изобилии рассыпаны по картинам режиссера. Но каждая его работа - поэтическая притча, хотя язык этой поэзии слишком жесткий. В кино с 1996 года. Успел снять 9 фильмов.

 

Иран.

Вряд ли какой-нибудь крупный кинофестиваль, проходящий сегодня в мире, обходится без вклада иранских режиссеров. Некоторые же специалисты открыто называют иранское кино “главным культурным феноменом” конца ХХ века. Кино в жизни Ирана - это вообще особая тема. Жители этой страны вполне могут гордиться собственным кинематографом, имеющим более чем 100-летнюю историю. Между тем, еще не так давно, в годы, предшествовавшие иранской революции, посещаемость кинозалов и кассовые сборы в Иране хоть и были относительно неплохими, но в смысле содержания и самобытности иранскому кинематографу похвастаться было нечем. Практически все выходившие тогда на экраны фильмы были убогим подражательством голливудской и болливудской (то есть индийской) продукции и совершенно не отражали ни национальной специфики, ни богатейшей культуры Ирана. За границей никакого спроса на эти картины, естественно, не было. Положение резко изменилось уже в начале 80-х годов, когда появились первые работы молодых иранских режиссеров, без участия которых сегодня не обходится ни один мало-мальски серьезный кинофестиваль. Множество иранских фильмов выиграло на них главные призы, например, в Каннах - «Вкус вишни», «Белый воздушный шар», а «Дети неба» получил «Оскара». Несколько из иранских режиссеров очень известны в мире. Иранские фильмы имеют отличительный взгляд и чувство. Они тонки и интеллектуальны. Хорошо используют символы; режиссерам - мастерам пейзажа - удается показать захватывающие дух своей красотой уголки Ирана. Как правило, их рассказы имеют универсальное значение. Режиссеры серьезны, но также часто игривы, и у них специфический юмор. Иранское кино заимствует много у богатой документальной традиции и поэтому информативно. Фильмы могут быть красивые и лирические, но всегда основаны на реализме, который является несентиментальным. Иранское кино непретенциозно, но с достатком предоставляет аудитории пищу для сердца и души. Фильмы в основном не имеют специальных эффектов, взрывов, несоответствующей громкой музыки или эффектных поз «звезды». Считается, что благодаря своим особенностям иранский кинематограф предлагает альтернативу господствующей тенденции кино Голливуда и находит всемирную аудиторию. В среднем в Иране снимается сегодня около 60 полнометражных игровых фильмов в год, из них около 5-6 - о детях. Примерно 10% иранских фильмов так или иначе попадают на мировые экраны. Правительственная политика, особенно в последние годы, направлена на то, чтобы поддерживать кинопроизводство и привлечь публику в кинотеатры. «Дети неба», «Тишина», «Время пьяных лошадей», благодаря которым иранский кинематограф завоевал широкую популярность сегодня в мире, – это почти поэтические, глубоко личные истории, действие которых происходит в бедных пригородах или в сельской местности с красочными пейзажами. Их героями почти всегда становятся дети. Но в самом Иране на этих фильмах, считающихся профессионально снятыми историями о солидарности и дружбе, кинематограф не исчерпывается. Многие иранские кинокритики и эксперты, например, Мехди Абдоллохзадех, считают, что режиссеры нового поколения, широко признанные за границей, - Мохсен Махмальбаф, Аболфазль Джалили и Маджиж Маджиди, - не до конца отражают реальной жизни в стране. Они называют образ Ирана в работах этих художников слишком «экзотическим». В самой стране большой популярностью пользуются фильмы Бахрама Бейзая. На протяжении 30 лет он был на вершине славы как режиссер театра и кино, и после 9 лет молчания, в 2001 году, он выпустил хит сезона - «Убийство бешеных псов». Этот политический триллер ни разу не был показан на Западе. На экранах городских кинотеатров сегодня чаще всего также можно увидеть приключенческие фильмы местного производства, романтические мелодрамы, а также семейные комедии, порой снимаемые на западный манер. Они все больше оттесняют популярное в прошлом арабское и индийское кино. Однако некоторые фильмы местных режиссеров, известные на Западе, пользуются успехом и у иранской аудитории. К ним относятся картины таких художников, как Расул Садр Амели («Я – Таранех, 15», 2002), Ракхшан Бани-Этемад («Под кожей города», 2003), Бахман Гобади («Отрезанные от мира в Ираке», 2002), Маниджех Хакмат («Женская тюрьма», 2002), а также Аббос Кайаростами. Благодаря социальной тематике своих фильмов эти режиссеры добились успеха как дома, так и за границей. Кайаростами длительное время считался первым режиссером, вышедшим за рамки городов. Его тонкое кино строится на идеально выстроенной мизансцене и медленно показывает ситуацию, давая зрителям время, чтобы подумать. Это кино скорее резонирует, чем диктует. Кайаростами имел тенденцию стирать различия между игровым и документальным фильмом, особенно это заметно в его ранних работах. Последний фильм Кайаростами вновь привлек к себе внимание. Картина «Десять» (2002) повествует о молодой женщине-таксистке, которая развозит своих пассажирок по Тегерану. Во время их разговоров раскрывается сложная и многоуровневая картина Ирана. Этот фильм демонстрирует, что на место наивных глаз детей приходит взгляд подростков, порой выражающий гнев. Бабак Пайами – другой представитель нового поколения иранских кинематографистов, которое опирается на авторитет классиков, но обладает достаточным честолюбием, чтобы выйти за рамки простой имитации «под Кайаростами» или «под Махмалбафа». Его дебют - «Еще один день» (1999) - стал событием фестивалей в Берлине, Токио и Турине. По мнению Пайами, иранское кино отличает внимание к сюжетному материалу, истории, реальности. Он считает, что кино стало следующим этапом развития древнейшей персидской поэзии. В коммерческом кинематографе сюжет подчинен режиссеру, который выбирает ту или иную фактуру для достижения своих целей. А в Иране режиссеры с особым почтением относятся к своему сюжету, смиренно ставят себя ниже его. Следствием этого стало полное пренебрежение иранских режиссеров к мейнстриму. Мы испробовали все, что выходит за рамки обычного коммерческого кино», - говорит он. Непосредственным же толчком для распространения популярности иранского кино, по его словам, «стал экзотизм иранской культуры». «Иран, особенно после революции, рассматривался западным миром как большой «черный ящик». Единственным окном в этот мир было иранское кино. Любопытство сделало нас популярными, - отмечает режиссер. - Но дело не только в этом. При всей своей простоте иранское кино оказалось способным выразить очень тонкие нюансы человеческой души, которые, как выяснилось, обладают универсальной природой». Между тем, во многих иранских фильмах сегодня все чаще заметны отголоски голливудских блокбастеров и видеоклипов. Но, несмотря на опасности коммерциализации, режиссеры в целом сохраняют типично иранских героев и иранскую проблематику, создавая свое, неповторимое, ни на кого не похожее кино.

 

КИАРОСТАМИ Аббас (р. 1940), иранский режиссер кино и телевидения. Получив высшее образование по специальности «графика и реклама» в Университете изящных искусств, Киаростами в 1960 пришел на телевидение, где снимал рекламные ролики. В 1969 режиссер был приглашен на работу в Центр интеллектуального развития детей и подростков в Иране, где он снял короткометражный фильм «Хлеб и улица», с успехом демонстрировавшийся на Московском кинофестивале. Свой первый полнометражный художественный фильм «Путешествие» Киаростами поставил в 1974 году. В 1977 году был создан Центр иранской национальной кинематографии, где стал работать режиссер. Сюжеты картин Киаростами и его коллег по Центру разворачиваются в неприкрашенной, реальной обстановке бедного, хаотического быта простых иранцев. К числу лучших фильмов Киаростами 1970-х годов относят картину «Костюм к свадьбе». После исламской революции 1979 прежнее коммерческое иранское кино о роскошной жизни богачей и красоток кануло в небытие. Лидерами нового иранского кинематографа стало новое поколение режиссеров, среди которых Киаростами занял одно из центральных мест. Его фильмы отличает точность и современность киноязыка, независимость от западных стандартов. Начиная со второй половины 1980-х годов, фильмы Киаростами неизменно привлекают к себе внимание на международных киносмотрах. Известность к нему пришла с выходом кинокартины «Где дом друга» (1987), завоевавший приз «Бронзовый леопард» на кинофестивале в Локарно в 1989 году. Одной из центральных тем творчества Киаростами был мир детства и подростков. Фильм «Домашняя работа» (1988) основан на рассказах учеников начальных классов о неприглядном поведении родителей при выполнении детьми заданных в школе уроков. Картина «И жизнь продолжается» (1992) воспевает духовную стойкость и мужество людей, переживших кошмар разрушительного землетрясения. Фильм-притча «Под оливами» (1994) рассказывает о бездомном молодом человеке, бедном до такой степени, что он не может претендовать на руку любимой девушки. Но землетрясение уравняло его с потерявшими кров односельчанами. Этот фильм получил ряд наград на международных кинофестивалях в Бергамо, Вальядолиде, Риме, Сан-Паулу, Чикаго. В 1997 года лента Киаростами «Время вишен» завоевала главный приз на Каннском кинофестивале. Этот фильм рассказывает о человеке, который собирается покончить жизнь самоубийством. Режиссер анализирует темы реального и нереального, вечного и преходящего. В 2000 году Киаростами поставил фильм «Ветер нас унесет». В фильме человек с фотоаппаратом и мобильным телефоном приезжает в горную деревню с какой-то серьезной целью, но не в состоянии осуществить ее, так как не может проникнуть в чужую, подчиненную таинственным законам жизнь. Фильмы Киаростами нередко трактуют как апологию исламского фундаментализма, но талант режиссера много выше плоских оценок.


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 20; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Япония. 3 страница | Япония. 5 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.187 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты