Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



От понимания Библии изнутри,

Читайте также:
  1. Герменевтика как философия понимания и методология гуманитарного познания.
  2. Дискуссии вокруг понимания этичности. Что такое народ, этнос?
  3. Кантовское определение права и его значение для современного правопонимания.
  4. ЛЮ это продолжение философского понимания (далее - ФП) права Гегеля и Канта, но ЛЮ это всего лишь половина ФП немецких философов -- говорит Мартышин.
  5. Механизмы взаимопонимания в общении (идентификация, эмпатия, рефлексия)
  6. Механизмы взаимопонимания в процессе общения
  7. Необходимость и случайность. Осмысление выводов синергетики для углубления понимания этих категорий.
  8. Основные концепции и типы правопонимания
  9. Основные концепции правопонимания
  10. Особенности восприятия у человека. Внимание. Значение работ И.П. Павлова и А.А. Ухтомского для понимания физиологических механизмов внимания. Физиологические корреляты внимания.

от познания Биб­лии через саму Библию;

оно зависит

от умения читать с помощью «Симфонии», то есть сопоставления и соотнесения с другими, па­раллельными текстами, которые проясняют и усиливают смысл прочитанного и ведут, под действием Духа Святого, к более широ­кому и духовному пониманию.

Такой способ молиться через Сло­во может показаться пассивным, но это простейший способ, спо­соб бедняков, поскольку он всегда доступен; для него не нужно ни­чего, кроме долгого и прилежного чтения Библии.

В древности мо­нахи были лишены предметов культуры, зачастую были неграмот­ны и необразованны, но их память удерживала такое знание Биб­лии, что оно, по словам преп. Кассиана, «обновляло дух; обновля­ло сам лик Библии, рождая красоту смысла по мере продвижения духа»52.

Блаженному Франциску Сиенскому случалось «прелом­лять хлеб Слова для народа и предлагать им Слово Божие во всей полноте, готовясь к тому не изучением разных доводов, но долгим пребыванием в поклонении Христу Распятому и созерцании Его»53.

Когда его расспрашивали об этом, он отвечал словами, ко­торые для нас звучат настоятельным увещеванием:

«Не учение, но елеосвящение, не умственное знание, но сердечное сознание, не книжное усердие, но милосердие должны быть нашими наставни­ками в молитвенном чтении»54.

Действительно, Слово Божие дано нам ради духовного пома­зания и христианской любви, а не ради культуры и учености.

Итак, искать в чтении с помощью разума и всевозможных культурных приемовэто хорошо,

 

но главное вера, которая просвещает разум, вера, которая есть отправная точка и цель раз­мышления, которая есть единственно необходимое условие для поисков Христа в тексте.

Но важнейшей частью таких поисков в чтении является «пе­режевывание», «перемалывание» Слова.

 

Эти выражения идут от словаря, свойственного преп. Пахомию; в применении к Слову они указывают на способ усвоения Слова услышанного и воспринятого.

Это и есть — «вкусить и увидеть, как благ Господь» (ср. Пс 33:9).

 

Вильгельм из Сен-Тьерри говорит так: «Касательно всего Пи­сания, обращение к нему (к «перемалыванию») столь же далеко от­стоит от простого чтения, сколь дружба далеко отстоит от госте­приимства, братская нежность — от случайного принте, При еже­дневном чтении нужно всякий день отправлять какой то кусочек в желудок памяти, чтобы он был лучше переварен, а если попадется - снова, был бы тщательно пережеван»55.



Если при чтении первое место принадлежит внимательности, то при «пережевывании» должна действовать преимущественно память.

Нужно вновь и вновь возвращаться к тексту, находить его главную тему, перебирать слова и запечатлевать Им глубоко в сердце.

Подобное пережевывание Слова есть духовное вкушение Пи­сания, и так Писание становится пищей и питьем при долгом созер­цательном размышлении.

Как говорит Иоанн из Фекана, это происходит в устах сердца посредством «нёба сердца», аГвиго II в «пережевывании» различает начало медитации.

В результате такого усвоения прочитанного и понятого Слова мы смакуем его вкус, воспринимаем каждое выражение во всей его глубине, прислушиваемся к эху этого текста по всему Писанию.

В уставе преп. Пахомия Великого сказано:

«Когда (братия) остаются в доме, им не дозволяется говорить о чем-либо мирском, но если священник наставил их в каком-то месте из Писания, они должны продумывать и повторять друг другу то, что услышали и сохрани­ли в памяти»56.



Следовательно, не забывать, не упускать из виду Писаниеэто не просто дело памяти, поскольку речь идет о памяти сердца, которое приняло в себя слова и образы библейского текста.

Иудей­ское чтение и чтение молитвенное не только совершаются в уме, но требуют всего человека: он должен произнести Слово, сосредото­чить внимание мысли, чувства, памяти, чтобы слова запечатлелись в сердце. Иначе говоря, это активная медитация, в которой одно и то же слово повторяется и проговаривается вновь и вновь, как в Псалме 118: «Благоволи же, Господи, принять добровольную жер­тву уст моих».

«Пережевывание» — это наилучшее средство, с помощью ко­торого текст вновь становится Словом, оживает в нас всякий раз по-новому; это метод, с помощью которого ученые книжники уме­ют извлекать из Писания смысл новый и древний; оно пробуждает эхо того львиного рыка, каким и является могучее Слово Божие. Один из самых прекрасных его плодов — память о делах Божиих, которую оно в нас рождает. Чем больше оно участвует в запомина­нии, тем доксологичнее и полнее память о тайне истории Спасения и Христа.

Святитель Василий Великий, очевидно, это знал, когда опи­сывал память о Боге: для него «накрепко утвердить в себе Бога по­средством памяти»57 — это обычное следствие чтения Писания, истинная молитва, доступная как самому смиренному, так и само­му ученому из братьев, память, которая может жить всегда и кото­рая сама по себе есть непрестанная молитва. «Память о чудесах Бо­жиих, — говорит свт. Василий, — проистекает из чтения, и из хра­нения Писания в памяти рождается истинная медитация».

 

А теперь — несколько самых общих замечаний по поводу медитации.

После собственно чтения «перемалывание»вводит нас в медитацию.

 

Медитация состоит в перенесении Слова Божия в жизнь, что­бы оно стало орудием молитвы.

По определению Жана Леклерка, медитацияэто поиски вкуса Писания, а не поиски знаний58.

 

«Писание — это колодезь Иаковлев, и с помощью медитации мы черпаем воду, которую проливаем в молитве».

Медитация требует тяжелого и неустанного труда, но целые поколения людей, со вре­мен Отцов Церкви до Средних веков, достигли в ней больших успехов.

Даже Франциск, настроенный столь критически к монашескому миру, оценит этот метод, который ляжет в основу школы неканонических нищенствующих орденов59.

 

Но как заниматься медитацией?

 

Библия не дает рецептов, но кое-какие подсказки в ней есть.

 

Один из видов медитации, предложенный, к примеру, Псал­мом 118, — это определение одной темы (в данном случае — «за­кон») и многократное возвращение к ней с разных точек зрения.

 

То же самое происходит и в Псалмах 105 и 106, предмет которыхлюбовь Бога к народу Своему, проявившаяся в истории.

 

Медита­ция здеськак путешествие, метод повторения.

 

Существует и иной вид медитации, который встречается у ап. Павла; он соответствует движению по типу сжатиерасширение, отмеченному двумя периодами:

 

в первом тема рассматривается в более узком, конкретном смысле, как, к примеру, событие Креста в Посланиях к Галатам и Коринфянам;

 

во втором наблюдается рас­ширение и обобщение этого события, подобно спасительному дей­ствию Креста в Посланиях к Колоссянам и Ефесянам.

Есть и метод ап. Иоанна, который мы назвали бы цикличе­ским;при нем вновь и вновь возвращаются к одним и тем же темам в катехизических целях.

И есть литургический церковный метод: праздновать и проду­мывать событие истории Спасения сначала с онтологической точ­ки зрениявоспоминание Рождества и Пасхи, — а затем с сотериологическойвоспоминание Богоявления и Пятидесятницы.

 

Но существует и множество других методов.

Важно, открыв текст, за­думаться, подобно Марии, что означают слова откровения 29 Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром,(Лук.2:29)и сохранять их, слагая в сердце своем 19 А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем.(Лук.2:19) .

Слово Божие не чинит насилия, оно кротко, пребывает скорее в тихом ветре, чем в огне 12 после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра.(3Цар.19:12) и достигает слуха окольными путями, в без­молвии, посредством Духа Святого.

Но конкретный пример медитации дает Гвиго. Стоит расска­зать о нем, поскольку он очень красноречиво свидетельствует о разнице между пониманием медитации у него и во многих учениях последних веков.

Он отправляется от евангельского стиха: «Бла­женны чистые сердцем, ибо они Бога узрят», и начинает с поисков центрального понятия в стихечистоты сердца. Это понятие не наводит Гвиго на мысль покопаться в собственной совести или со­поставить себя с евангельским словом, но напротив, отсылает к Псалму 23:3-4

3 Кто взойдет на гору Господню, или кто станет на святом месте Его?4 Тот, у которого руки неповинны и сердце чисто, кто не клялся душею своею напрасно и не божился ложно, -(Пс.23:3,4)

и напоминает о достоинстве того, кто пребывает в близости Господа, и чья молитва звучит в Псалме 50:12: «Сердце чистое сотвори во мне, Боже».

 

И вот, Богу возможно творить чистоту, обновлять дух и сердце. Плод этого действия Божия в нас — способность узреть Бога, узреть лик Господень, которого мы так долго искали; способность узреть Бога в Христе Преображенном.

Тогда жизнь очистится, смерть исчезнет и «пробудившись, буду насыщаться образом Твоим» (Пс 16:15). Вот какова святоотеческая медитация.

На этом месте Гвиго прерывает свои размышления и говорит читателю: «Видел, какой пожар разгорелся из маленькой искор­ки

Это то расширение молитвенного чтения, которое позволяет воспринимать все большую часть Слова Божия, наполнять уста Его словами и хранить их, прежде чем повторить, воздыхая 131 Открываю уста мои и вздыхаю, ибо заповедей Твоих жажду.(Пс.118:131).

 

Да, Писаниеглубокий колодец, и у нас нет других спо­собов черпать из него, кроме медитации — беседы между нами, Духом и Христом, Который является из библейского текста как об­раз Отца60.

Феолепт Филадельфийский наставляет, как следует предаватъся подобной медитации: «Прочтите страницу внимательно, проникните в ее смысл; не довольствуйтесь тем, чтобы пробежать слова быстро и поверхностно, но прочувствуйте их всем разумом и сложите их смысл в сердце своем; затем подумайте над тем, что прочли, поразмышляйте, и тогда к вам придет ревностное усердие. Как пережевывание пищи делает вкус ее приятным, так произнесение и повторение божественных слов дарит разуму помазание све­том и радостью»61.

 

В медитации обретается и становится все ощу­тимее вкус Слова Божия.

Исаак Ниневийский учит, что «при медитации слова обретают в устах особую сладость, и можно бесконечно повторять одно и то же слово. Так Слово Божие беседует со мной, так Сам Бог беседует со мной, и Слово говорит мне то и требует от меня того, чего вчера не говорило и истребовало».

Человек, внимающий Слову, обрета­ет достоинство «человека отвечающего» Создателю. Так начина­ется следующий этап «чтения»молитва.

 


Дата добавления: 2015-01-01; просмотров: 19; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Б. Ищите в чтении, найдете с медитацией | В. Стучитесь в молитву, войдете в созерцание
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты