Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Хэрри Пауэрс: Афро-американское стеганое одеяло. Деталь.1895-1898 4 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Руперт: Очевидно, модель имеет дело с формой и порядком, то есть с тем, что создают поля. Поля задают форму, порядок и модель. Можно было бы сказать, что отраженный в природе моделирующий аспект Божественного соответствует Логосу в Святой Троице. Такого рода моделирующую деятельность Дионисий связывает с херувимами: в их ведении — знание, мудрость и порядок. Серафимы имеют отношение к свету и горению, к энергии. Они — проводники динамического аспекта Святой Троицы, Святого Духа, связанного с ветром, дыханием, жизнью, светом, движением, вдохновением.

Современная наука открыла поля, которые задают модель, и энергию, которая создает реальность, движение и деятельность. Херувимы в классификации Дионисия — это аспект моделирования или мудрости, а серафимы — аспект возгорания или воспламенения первоначал, лежащих в основе видимого мира.

Мэтью: Интересно, что первыми идут серафимы — Эрос, огонь, энергия. Это соответствует первой чакре. Так начинается книга Бытия: упорядочиванию предшедствуют энергетические процессы, беспорядок. В свете того, о чем ты говоришь, любопытно было бы обратиться к Дионисиевым описаниям серафимов: «...непрестанное и всегдашнее их стремление к Божественному... горячность и быстрота, их пылкая, постоянная, неослабная и неуклонная стремительность... способность воспламенять... неугасимая, постоянно одинаковая, светообразная и просвещающая сила, прогоняющая и уничтожающая всякую тень или тьму».

Невероятно, но ведь именно таковы характеристики энергии! Интересно, что Премудрость в традиции иудаизма не вполне отождествляется с Логосом — на самом деле это разные вещи. Премудрость— это Эрос. Как сказано в книге Премудрости: «Любить жизнь— вот в чем премудрость». Не просто знать ее, но любить.

Премудрость объединяет в себе Логос и Эрос, модель и энергию. Сам по себе Логос становится знанием, но вместе с Эросом он порождает Премудрость.

 

СВЕТ И ОГОНЬ

 

Итак, для всех освещаемых существ источник света Бог— как сущность света, причина его бытия и сообщения. По установлению же Божию в подражание Богу для каждого низшего существа высшее существо есть начало освещения, поскольку через высшее низшему передаются лучи божественного света. Таким образом, высший чин Умов небесных всеми прочими ангельскими существами по справедливости почитается, после Бога, началом всякого священного богопознания и богоподражания, так как через них всем существам и нам сообщается Божественный свет; поэтому всякое священное и богоподражательное действие относят не к Богу как Первопричине, а к первым богоподобным Умам как первым исполнителям и проводникам божественных энергий. Чины же низших существ хотя участвуют в огненной, мудрой, познавательной и приемлющей Бога силе, но в меньшей степени, обращая взоры свои к первым, и через них, как первоначально удостоенных богоподражания, восходят к богоподобию сообразно с своими силами20.



 

При изъяснении первого изображения нам прежде всего надо рассмотреть, почему богословие почти более всего употребляет символы огня. Ибо найдешь, что оно не только представляет огненные колеса, но и огненных животных, и мужей как бы молниевидных; полагает около небесных Существ множество огненных углей, представляет огненные реки, текущие со страшным шумом; говорит еще, что и престолы огненные, и самым именем Серафимов показывает, что эти Высшие существа огненные, и приписывает им свойства и действия огня, и вообще, как на небе, так и на земле, особенно любит употреблять огненные изображения.



По моему мнению, вид огня указывает на богоподобное свойство небесных Умов. Ибо святые богословы описывают часто Высочайшее и неизобразимое Существо под видом огня, так как огонь носит в себе многие и, если можно сказать, видимые образы Божественного свойства. Ибо чувственный огонь находится, так сказать, во всем, через все свободно проходит ни с чем не смешивается. Он ясен и вместе сокровенен, неизвестен сам по себе, если не будет вещества, на которое бы он оказал свое действие. Неуловим и невидим сам собой; все побеждает, и к чему бы ни прикоснулся, над всем оказывает свое действие. Все изменяет и сообщается всему, что к нему каким бы то ни было образом приближается. Животворной своей теплотой все возобновляет, все освещает ясными лучами. Неудержимый, беспримесный, имеет силу отделять; неизменяемый, стремится вверх, проницает, выходит на поверхность и не любит быть внизу; всегда движется — самодвижен и движет все. Все охватывает, но сам не объемлется; не имеет нужды ни в чем другом, умножается неприметно, и во всяком удобном для него веществе показывает свою великую силу; деятелен, силен, всему присущ невидимо. Оставленный в небрежении кажется несуществующим, чрез трение же, как бы через некоторое искание, в сродном с ним веществе внезапно появляется и тотчас опять исчезает, и, всему обильно сообщая себя, не уменьшается. Можно найти и другие многие свойства огня, как бы в чувственных изображениях показывающие божественные свойства. Зная это, богомудрые мужи представляют небесные существа под видом огня, показывая тем богоподобие и возможное для них подражание Богу21.

Теперь должно показать значение рек, колес и колесниц применяемых к небесным Существам. Огненные реки означают божественные истоки, обильно и непрестанно увлажняющие эти Существа и питающие их животворным плодоносием. Колесницы означают согласное действие равных. Колеса же крылатые, неуклонно и прямо движущиеся вперед, означают силу небесных Существ идти в деятельности своей по прямому и правильному пути, поскольку всякое их духовное стремление свыше направляется по прямому и неуклонному пути22.

 

Руперт: Эти поразительные пассажи повествуют о первичной природе света и огня и о том, что для описания божества Библия часто пользуется символами огня и света. Образы света и огня можно найти в любой традиции. Индуизм изображает Шиву — творца и разрушителя — в облике Натараджи23, танцующего в огненном круге. Очищающий, преображающий и разрушающий огонь— один из первообразов, встречающихся в каждой культуре. Наша жизнь зависит от солнца, а солнце — это огонь. Всем культурам понадобилось приручить огонь. Пользоваться огнем может только человек. Огонь помог нам стать людьми и превратился для нас в богатейший источник образности.

В этих отрывках исключительные свойства огня описаны необычайно ясно и красиво. Огненные серафимы идут первыми. В начале творения, согласно Книге Бытия, Бог повелел: «Да будет свет» — и свет отделился от тьмы.

 

 

Параллели Дионисиевым образам первичных света и огня обнаруживаются в космологических представлениях многих культур, а также и в современной науке. В науке первый акт творения чаще всего называю, «Большим Взрывом», произошедшим, когда жар достиг невероятно высокой отметки, или же используют для его описания такие выражения, как «первичный cryсток энергии». Отсюда ведет отсчет современная космо. логия: все появилось из этого невообразимого жара или пламени.

В отрывке о реках, колесах и колесницах Дионисий говорит о «крылатых колесах, неуклонно и прямо движущихся вперед». В этом образе сочетаются движение по прямой и движение по кругу. В математике такое сочетание представлено в волновых уравнениях. Физика волн, на которой покоится современная физика, укоренена в математике вращения — то есть колеса,.

Расстояние

^

_______________>

время

 

Синусоидальная волна и ее математическое соотношение с кругообразным движением. Точка Р движется по кругу с постоянной скоростью (угловая скорость ). Движение вверх-вниз точки А, отображенное на оси времени, называется «синусоидальной волной», поскольку уравнение, описывающее это движение, включает в себя синус угла .

1. Расстояние

2. Время

 

Мэтью: Чакры изображаются в виде вращающихся а на Востоке и на Западе чакры соответствуют небесным сферам. Первая чакра — это вибрирующая чакра огня. Но это также и семя Кундалини — огонь, воспламеняющий остальные чакры. Огонь почитается во многих традициях, и, разумеется, ему отведено важное место в мировоззрении Дионисия. По его словам, нам «сообщается Божественный свет», сияние божества мистически переполняет нас. И снова он отождествляет переживание красоты с переживанием света.

Я думаю, особая любовь Дионисия к огню и свету объясняется еще и тем, что он был отшельником и жил в Сирийской пустыне. Наверное, поэтому он научился ценить огонь и дневной свет.

Он говорит о божественном сиянии, о том, как нам сообщается свет, светоносная природа божества. «Для всех освещаемых существ источник света есть Бог». Понятие освещения, или просветления, свойственно не только западной или ближневосточной традициям — это еще и буддийская идея прорыва к свету.

Мы причастны божественному сиянию, говорит Дионисий. Это вновь возвращает нас к еврейской концепции шехины, сияния, божественного огня, огненного присутствия. Моисею Бог является в неопалимой купине; огненный столп сопровождает пересекающих пустыню израильтян. По словам Дионисия, «богословие почти более всего употребляет символы огня... вид огня указывает на богоподобное свойство небесных Умов».

А в этой его фразе речь явно идет о волнах и фотонах: “...огонь находится во всем, через все свободно проходит, ни с чем не смешивается». Огонь «ясен и вместе сокровенен, неизвестен сам по себе... неуловим и невидим». Он «все изменяет... животворной своей теплотой все возобновляет, все освещает ясными лучами... Все охватывает». Он «кажется несуществующим, но внезап но появляется». Кажется, огонь совсем потух, — но поднесите к нему кусочек бумаги и он оживет. Поэтому, говорит Дионисий, «богомудрые мужи представляют небесные существа под видом огня»: ибо огонь — одна из самых насыщенных метафор божества.

В каждой чакре присутствует элемент огня. Во второй чакре — сексуальное пламя; в третьей — пламя гнева; в сердце — смягчающая теплота огня (как говорит Аквинат, «первая деятельная любовь умягчает»); огонь в горле — пророческий глас; огонь интуиции, просветления и творчества находится в третьем глазе. И, наконец, огонь теменной чакры-короны сообщается с пламенем Вселенной, в том числе с пламенем ангелов, небесных существ.

Руперт: Дионисий говорит о пламени, сокрытом во всех вещах, а наука говорит об энергии. Тепло присутствует во всем, и только в точке абсолютного нуля, теоретического предела, эта вибрирующая термальная энергия исчезает. Но даже и тогда все еще сохраняется скрытая энергия, удерживающая химические связи, а также энергия, связанная полями на субатомном и атомарном уровнях вещества.

Специалист в области квантовой физики Дэвид Бом сказал: «Материя — это замороженный свет». Материя — вибрирующие субатомные и атомарные частицы — улавливает энергию света. Но вещество может и отдавать свет. Например, когда горит бумага, высвобождается энергия солнца, уловленная листьями деревьев в процессе фотосинтеза и скрытая в древесине.

Законы термодинамики, сформулированные в XIX веке, — величайшее научное прозрение. Они гласят, что все виды энергии могут трансформироваться друг в друга и что энергия — сердце всех вещей. Наиболее очевидная форма энергии — огонь, но энергия незримо присутствует во всем остальном. Источник ее, согласно утверждениям современной космологии, - это первичный сгусток энергии, давший начало Вселенной.

Мэтью: Интересно, что одним из величайших грехов считается инертность, лень. Что такое инертность? Недостаток энергии. Хильдегарда Бингенская восклицает; «Почему ты живешь без страсти, без крови?» Другими словами, где же огонь?

Пятидесятница, прорыв духа, также связана с образом пламени. Это пламя умягчает, вдохновляет, преображает. Огонь — повседневное явление, ведь фотосинтез — это процесс превращения света в пищу. Так что когда мы поглощаем пищу, мы поглощаем огонь.

Помню, когда умер мой пес, я, едва прикоснувшись к нему, сразу понял: это уже не он. Ушло тепло, а вместе с ним — жизнь.

Однажды я молился в ритуальном помещении кива вместе с индейцем из племени хопи, и мы беседовали о ритуальных танцах с гремучими змеями. Я спросил у него: «Что ты чувствуешь, когда хватаешь змею и начинаешь молитву? Неужели тебе не страшно?» Он ответил: «Страшно, но я пою ей. Змеи, как и все пресмыкающиеся, очень чувствительны к холоду и теплу. Змея улавливает тепло песни и быстро успокаивается». Сердце и музыка сообща вырабатывают тепло. Это удивительная мысль. Возможно, это такой же мощный генератор энергии и огня, как и фотосинтез. Но мы пока так и не научились высвобождать свое тепло.

Хильдегарда говорит: «Во Вселенной тепло не может пропасть».

 

АНГЕЛЫ-БОГИ

 

Далее увидишь еще и то, что богословие небесные а высшие существа, равно как боголюбивейших и священных мужей наших, называет даже «богами», хотя непостижимое Божество, по высочайшей своей природе, превосходит и превышает все прочие существа и ничто из существующего, собственно и вполне, не может назваться Ему подобным. Впрочем, если какое-либо существо духовное и разумное будет, сколько возможно, искать теснейшего единения с Божеством, и, сколько возможно, будет непрестанно стремиться к божественному озарению Его, то и само, по своему посильному, если можно так сказать, богоподражанию, сделается достойным божественного наименования24.

 

Руперт: Представление о небесных существах как о богах позволяет соотнести ангелов христианства, ислама и иудаизма с дэвами индуизма, которых называют «сияющими», а также с богами множества других религиозных традиций. Дионисий недвусмысленно указывает на ангельскую природу египетских и вавилонских богов.

Боги политеистических религий вошли в монотеизм под видом ангелов. Поскольку считалось, что все боги подчиняются Единому Божеству, их стали воспринимать как божественных посредников, божественные силы. Благодаря представлениям об ангелах, разница между монотеизмом и политеизмом, на первый взгляд столь вопиющая, смягчается и видоизменяется.

 

Фрагмент римской фрески — сирена, морские чудища и ниша на черном фоне. Деталь. Ок. 70 г. н.э.

 

Мэтью: Очень любопытно. Это доказывает, что Дионисий всерьез занимал экуменистическую позиции Интересно, можно ли тогда считать, что среди небесных существ есть не только боги, но и богини?

 

Внизу слева: богиня Иштар. Деталь барельефа Берни. Вавилон, ок. 2000 г. до н.э.

 

В Первом Послании к Коринфянам (8:5—6) апостола Павла есть одно довольно необычное и неожиданное высказывание. Оно подтверждает то, о чем говорил ты: «Ибо хотя и есть так называемые боги, или на небе, или на земле, — так как есть много богов и господ много, — но у нас один Бог-Отец, из Которого все, и мы для него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им».

 

Вверху : Мусульманский ангел. XV век, Иран. Рисунок тушью на бумаге.

Внизу: коленопреклоненная крылатая фигура у священного дерева. Ассирия, ок. 870 г. до н. э.

 

Этот отрывок очень похож на разбросанные по всему Новому Завету упоминания о Космическом Христе, о власти Христа над ангелами, архангелами, престолами и господствами. Апостол Павел, часто рассуждавший о невидимых силах и властях, утверждает, что нет нужды бояться этих существ, ибо всеми ими повелевает Христос, представитель Бога-Творца. Благая весть заключается в том, что космос — дружественное нам место, ибо последнее слово всегда остается за Богом-Творцом и Христом, а все боги или ангелы, что бы они ни затевали, находятся у Них в подчинении.

В этом фрагменте Дионисий высказывает поразительные вещи: существа, стремящиеся к “богоподражанию” “сделаются достойными божественного наименованиям”. Он еще использует слово «обожествление». То, что Запад называет «освящением», Восток зовет «обожествлением». Речь идет о природе Христа, о божественном естестве в каждом из нас. Жаль, что западные богословы столь редко употребляют это слово и вообще нечасто обращаются к самой этой мысли. Правда, есть исключение— Мейстер Экхарт.

 

АНГЕЛЫ В ПРИРОДЕ

 

Безмерно мощная сила Божия распространяется во все сущее... Из Нее происходят боговидные силы ангельских чинов; из Нее происходят и способность ангелов существовать неизменно, и все свойственные их бессмертным умам постоянные движения, и само их неуклонное и неубывающее стремление к добру. От беспредельно благой, Самой посылающей им это Силы, они получили силу и быть таковыми, и стремиться всегда быть, и саму силу стремиться всегда иметь силу. Излияния неистощимой Силы доходят до людей, животных, растений и всей природы и придают соединенному силу любить друг друга и общаться, а разделенному — силу существовать свойственным каждому образом в своих пределах, не сливаясь с другим и не смешиваясь. Они поддерживают чины и благие порядки всего в собственном благе; соблюдают бессмертные жизни ангельских единиц невредимыми, а вещество и порядки небесных тел, светил и звезд неизменными; дают возможность существовать вечности; поступательными движениями разделяют круговорот времени, а возвратом в прежнее состояние — соединяют. Дают огню силу не угасать, а течению воды не истощаться; массе воздуха сообщают границы; землю основывают ни на чем; ее живые порождения сохраняют неиспорченными. Стихии во взаимной гармонии и в неслиянном и нераздельном взаимопроникновении сберегают; союз души и тела поддерживают, питательные и растительные силы растений приводят в действие; управляют все осуществляющими силами; неразрушаемость пребывания всего обеспечивают; и само обожение даруют, силу для этого посвященным подавая.

И вообще, нет ничего из сущего, лишенного вседержительской защиты и окружения божественной Силой. Ибо не имеющее вообще никакой силы и не существует, и ничего не представляет собой, и вообще никак не имеет места25.

То, что они называются «ветрами», означает быстроту их деятельности, которая безостановочно всюду проникает, их способность переноситься сверху вниз и снизу вверх, возводящую низших на выспреннюю высоту, а высших побуждающую к сообщению с низшими и попечению о них.

Можно также сказать, что через наименование ветрами означается богоподобие небесных Умов. Ибо и ветер имеет в себе подобие и образ Божественной энергии, по своей естественной и животворной стихии, по своему быстрому, ничем не удержимому стремлению, и по неизвестности и сокровенности для нас начала и конца его движений. Ибо сказано: «...не знаешь, откуда приходит и куда уходит».

Далее, богословие окружает их облаками, означая этим, что священные Умы непостижимым образом исполняются таинственным светом, принимают в себя первоначальный свет без тщеславия и обильно передают его существам низшим, сообразно с их природой; что они одарены силой рождать, оживотворять, взра щать и совершать по образу дождя умственного, который обильными каплями возбуждает к животворному рождению земные недра, им орошаемые26. Теперь надобно перейти к священному изъяснению таинственного изображения небесных Умов в виде некоторых животных. Образ льва, должно думать, означает их господственную, крепкую, непреодолимую силу, и посильное уподобление непостижимому и неизреченному Богу...

 

«Четыре архангела и двенадцать ветров». Роберт Фладд. «Medicina Catholica». 1629.

 

Образ вола означает крепость, бодрость и то, что делает духовные борозды способными к принятию небесных и плодоносных дождей; рога же означают охранительную и непобедимую силу. Образ орла означает царское достоинство, выспренность, скорость летания, зоркость, бдительность, быстроту и искусство в добывании пищи, укрепляющей силы, и, наконец, способность, при сильном напряжении зрения, свободно, прямо, неуклонно смотреть на полный и светоносный луч, истекающий от Божественного света. Образ коней означает покорность и скорое послушание; белые кони означают светлость, или лучше сродство с светом Божественным; вороные — тайны неведомые; рыжие — пламенность и быструю деятельность; пегие — черного и белого цвета — силу, посредством которой связываются крайности, и премудро первое соединяется со вторым, второе с первым. Но если бы мы не заботились о краткости сочинения, то все частные свойства, и все части телесного устройства показанных животных могли бы приличным образом применить к небесным Силам, принимая подобие не в точном значении. Так, гневный вид их могли бы применить к духовному мужеству, которого крайняя степень есть гнев, вожделение — к Божественной любви, и коротко сказать, все чувства и части бессловесных животных — к невещественным мыслям небесных Существ и простым силам27.

 

Мэтью: Слово “сила” в этом отрывке обретает божественный смысл. «Боговидные силы ангельских чинов», в том числе стремление ангелов к добру, берут свое происхождение от беспредельно благой силы. Дионисий прославляет их стремление к этой бесконечной, неистощимой силе.

Но сила эта присуща не только ангелам. Та же сила струится в людях, животных, растениях и во «всей природе». Все сущее исполнено этой вечнотекущей силы. Интересно, что все создания, в том числе и ангелы, причастны одной и той же энергии, или силе. С этой точки зрения мы ничем не отличаемся от ангелов. Образ силы, как он представлен у Дионисия, — это материнские объятия, величайшая безопасность: «...нет ничего из сущего, лишенного вседержительской защиты и окружения божественной Силой».

Весь мир исполнен силы. Она присуща ветрам всех направлений. Все создания участвуют в ангельской силе. Ангелы проникают всюду. Они способны «переноситься сверху вниз и снизу вверх». Ангелы «одарены силой рождать и оживотворять». Дионисий видит эти силы повсюду в природе: например, гнев и ярость животных тоже можно уподобить свойствам небесных сил. Это особенно любопытно еще и потому, что в другом месте он рассуждает о духовной, “умственной” природе бесплотных пзданий. А здесь он, похоже, приписывает ангелам гнев, сопротивление и желание — иначе говоря, страсти.

Мне кажется, что, по мысли Дионисия, сила — это тот уровень, на котором ангелы объединяются с природой. Может быть, лучше найти этому уровню другие названия: например, «энергия» или «мощь». Дионисий очень хорошо ощущает космическую вездесущую природу божественной силы, проявляющейся в ангелах и других существах. Божественная сила играет во всех полях. Все это одна и та же сила, но играет она в самых разных формах, включая ангелов.

Руперт: Да. Похоже, Дионисий хочет сказать, что каждый природный структурный уровень— будь то свет, огонь, ветер или жизнь животных, — пронизан сознанием. И это не запредельное или нерасчленимое божественное сознание, а сознание дифференцированное— в соответствии с каждым структурным уровнем.

Природа структурирована полями, а поля — это область деятельности, связывающей и упорядочивающей энергию или силу. Раз божественная сила — это повсюду струящаяся энергия, проводниками которой являются ангелы, стало быть, придающие ей форму поля можно отождествить с разумом и сознанием. Ангелы — это сознание полей, действующее на всех природных уровнях: в порыве ветра и в живых существах, животных. Производительные силы природы связаны с разумом.

В восприятии Дионисия живая природа пронизана структурирующими силами разума и сознания, причастными божественному бытию.

Мэтью: Можно ли назвать это «анимизмом»?

Руперт: Это больше, чем анимизм. Анимизм предполагает, что природа живая и у всего живого есть душа. Но душе не обязательно быть разумной. Душа растения и даже та душа, что способствует росту человеческого зародыша, не обязательно должны обладать сознанием В основном души или психические функции по природе своей бессознательны и подчиняются некоему привычному ходу вещей. Даже у человека основная часть психических процессов протекает бессознательно.

Но Дионисий говорит не просто о живой и одушевленной природе. Если вместо слова «душа» подставить слово «поле», то получится, что, согласно учению Дионисия, все сущее не только обладает силой или энергией, структурированной полями. Посредством ангелов оно причастно сознанию, разуму и божественной природе. Мощь и энергия всего сущего тоже причастны божественной природе — они проходят через ангельские иерархии, направляемые не слепой силой, а разумом.

Я думаю, что в наше время такая позиция выглядит еще более оправданной, чем даже в Дионисиеву эпоху, когда природа считалась неподвижной, неизменной и неразвивающейся.

Рассмотрим теперь все это в контексте учения об эволюции. Разумы, или «умы», связанные со всеми структурными уровнями, можно считать творческими или направляющими силами эволюционного процесса.

Мэтью: Я бы сказал, что для творческого процесса требуется куда больше умственных сил, чем для одноразового действия.

Руперт: Вот потому-то учение о «небесных умах» обретает необычайно важное значение в свете эволюционной космологии.

Мэтью: Эрик Янч сказал: «Бог — это вселенский Разум, создающий и развивающий самоорганизующиеся системы или поля». Это значит, что во всем великом множестве полей, в которых мы живем и движемся, совершенно необходимо присутствие божественных разума-цели и любви.

 

ФОМА АКВИНСКИЙ

 

Гений св. Фомы Аквинского (1225—1274) в равной мере сочетал в себе интеллектуальную мощь богословского синтеза с глубиной эмоционального и духовного постижения. Когда будущему святому исполнилось пять лет, семья отправила его в бенедиктинский монастырь в Монте-Кассино в надежде, что когда-нибудь он сможет стать настоятелем. Но св. Фоме суждено было разочаровать свою семью: подростком он поступил в университет в Неаполе, решив стать доминиканцем. В конце концов его мечта осуществилась, и, окончив курс обучения у Альберта Великого в Кельне, он получил степень доктора богословия в Париже.

Наследие его поистине огромно — оно насчитывает двадцать шесть внушительных томов, в которых христианство подается в свете космологии Аристотеля, греческого философа V в. до н.э. Идеи Аквината вызвали возражения как со стороны опиравшихся на умение св. Августина церковных фундаменталистов, так и со стороны «левых», радикальных, аристотелианцев, настаивавших на несовместимости учения Аристотеля с теологией. После долгих лет неустанной борьбы с идеологическими противниками, под конец жизни, св. Фома умолк. «Все, что я написал, ничего не стоит» — таковы были его последние слова.

Аквинат упорядочил наследие многовековой логической традиции и обогатил ее новыми вопросами и прозрениями. Одно из прозваний св. Фомы, оказавще. го очень серьезное влияние на развитие богословия, —. Doctor Angelicus, «Ангельский доктор».

 

АНГЕЛЫ И КОСМОС

 

Бог управляет всем телесным миром посредством ангелов28. Ангелы — часть мироздания: это значит, что они образуют единую Вселенную не сами по себе, но в сочетании с телесным творением. Во всяком случае, такой вывод можно сделать на основе отношений, связывающих одно создание с другим. Ибо благо всего мироздания созидается взаимоотношениями всех вещей, и ни одна из частей не может считаться совершенной и законченной, ежели отчуждена она от целого .

 

Руперт: Аквинат предлагает нам картину мироздания, управляемого разумом и сознанием. Его видение Вселенной весьма отличается от представлений механистической науки о мире неодушевленном и лишенном сознания.

Мэтью: Он подчеркивает, что ангелы вездесущи — они повсюду, где осуществляется божественное руководство. Поэтому ангелы действуют как в индивидуальных ситуациях, в качестве ангелов-хранителей, так и на уровне народов, континентов, планет, звезд, планетных и галактических систем.

Руперт: В терминах современных представлений о развивающемся космосе можно сказать, что ангелы управляют эволюционным процессом. Это прогресс по сравнению с бытовавшей в эпоху Аквината идеей о том, что Бог создал все вместе с ангелами в самом начале, а затем вверил ангелам управление Вселенной. Теперь же говорим о том, что вся история мироздания— это творческий процесс, продолжающийся и по сию пору.

 

РАДОСТЬ И ЦЕЛОСТНОСТЬ

 

Кроме того, мы лучше представляем себе безмерность космоса — миллиарды галактик, неисчислимое множество звезд... Поэтому утверждение Аквината о том, что «благо всего мироздания созидается взаимоотношениями всех вещей, и ни одна из частей не может считаться совершенной и законченной, ежели отчуждена она от целого», взятое в современном контексте, весьма расширяет масштабы деятельности и мощи ангелов.

Мэтью: Этот чудесный пассаж о взаимозависимости и взаимоотношениях особенно значим еще и потому, что ангелы — заняты ли они активной деятельностью или же погружены в вечное блаженство — существуют, по словам Аквината, «не сами по себе», но как часть какой-то более крупной общности. Ангелы — часть единого мира, единого космоса, единой общности.


Дата добавления: 2014-10-31; просмотров: 29; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Хэрри Пауэрс: Афро-американское стеганое одеяло. Деталь.1895-1898 3 страница | Хэрри Пауэрс: Афро-американское стеганое одеяло. Деталь.1895-1898 5 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (3.302 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты