Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Теоретическая часть 1 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

(теоретический блок включает выдержки из книги И.Ю. Вераксич «Зарубежная литература. XVII-XVIII века.»)

Темы 1, 2. Общая характеристика литературного процесса XVII века. Творчество Лопе де Вега.

Особенности развития литературного процесса XVII века. Литературные эпохи трудно вместить в строгие рамки календаря. Говоря о литературе XVIII века, мы имеем в виду прежде всего эпоху Просвещения. Есть ли подобное идейное и эстетическое содержание в понятии «зарубежная литература XVII века»? Единого мнения по этому вопросу не существует и в отечественной науке, и за рубежом. Многие литературоведы на этот вопрос отвечают отрицательно и выдвигают немало доводов, звучащих весьма убедительно. Каждого, кто обращается к изучению данной эпохи, поражает прежде всего разнообразие экономических, социальных, политических и культурных процессов, протекавших в то время в разных странах Европы. В экономике Англии и Нидерландов буржуазные отношения в XVII веке стали преобладающими; во Франции капиталистические порядки восторжествовали в промышленности, в сфере торговли и банковском деле, однако в сельском хозяйстве феодальный уклад оставался еще достаточно прочным; в Испании, Италии, Германии буржуазные отношения едва просматривались, приняв формы ростовщичества. Столь же очевидны и контрасты в соотношении социальных сил. В начале XVII века завершилась буржуазная революция в Нидерландах, слившаяся с национально-освободительной борьбой против испанского владычества и приведшая к возникновению буржуазного государства Голландии. Произошла буржуазная революция в Англии. Однако в Италии, Испании и Германии феодальные силы пытаются укрепить свою власть. Не менее пестрая картина политической жизни Западной Европы. В XVII веке господствующей формой государства был абсолютизм. Не случайно рассматриваемое столетие называют веком абсолютизма. Однако формы абсолютистского строя были в европейских странах разнообразными. XVII век – эпоха непрерывных войн в Европе, продолжающихся колониальных захватов в Новом Свете, Азии и Африке. При этом старые колониальные страны – Испания и Португалия – постепенно оттесняются на задний план молодыми государствами – Голландией и Англией. При подобной пестроте экономических, политических и социальных отношений в странах Европы, казалось бы, невозможно говорить о каком-либо единстве западноевропейской культуры в XVII веке. И все же мы будем ссылаться на точку зрения С.Д. Артамонова, З.Т. Гражданской, которые рассматривают указанную эпоху как самостоятельный этап в истории зарубежной литературы, так как сквозь многообразие конкретных форм исторического и культурного развития отдельных стран просматриваются черты типологической общности социальных, политических и культурных процессов этой эпохи. Итак, XVII век – это самостоятельный период в переходную эпоху от феодализма к капитализму, который лежит между Ренессансом и Просвещением. Это промежуток истории, насыщенный событиями, отмеченный крайне обостренной классовой борьбой и характеризующийся растущим освоением природы. На политическую арену выходят две группировки: Протестантская уния (Франция, Нидерланды, Англия, Дания, Швеция – основана в 1607 г.) и Католическая лига (Австрия, Испания, Ватикан – основана в 1609 г.). Соперничество этих двух политических лагерей привело к 30-летней войне, ключевому событию XVII века. Война началась в 1618 году и характеризовалась борьбой между ранним буржуазным порядком, установившимся в Нидерландах в результате освободительного движения, и особой реакционной формой позднефеодального строя. С другой стороны, возник вооруженный конфликт между феодальными странами с различным уровнем развития. Война закончилась заключением в 1648 году Вестфальского мира, окончательным признанием Генеральных Штатов (Нидерландов) и Английской буржуазной революцией 1649 года. Так возникли первые буржуазные национальные государства и было сломлено господство реакционной Испании. Таким образом, мы видим, что главное, что характеризует историю Европы в XVII веке, – это переходность, кризисность эпохи. Рушатся вековые устои; феодальные порядки еще сохраняют господство, но в недрах феодализма выявляются острейшие противоречия, которые предвещают крушение старой системы. Начало этому периоду положила предшествующая эпоха. На смену ренессансному мировосприятию приходит новое. Его становлению способствовали и сдвиги в области науки. В Европе возникают первые научные сообщества и академии, начинается издание научных журналов. Схоластическая наука средневековья уступает место экспериментальному методу. Ведущей областью науки в XVII веке становится математика. В данных исторических условиях, а также под влиянием продолжавшейся отчасти традиции Ренессанса выработались концепции постижения действительности, в основе которых лежали противоположные взгляды на мир и назначение человека. Эти процессы не могли не найти отражение в сфере литературного творчества и в развитии философской мысли эпохи. В то время как писатели, с одной стороны, выступали за освобождение индивида, с другой – они наблюдали постепенное возвращение к старому общественному порядку, который вместо прежнего личного подчинения устанавливал новую форму зависимости человека на материальной и идеологической основе. Это новое порождало веру в судьбу. Новым в концепции человека, выдвинутой литературой этого периода, было понимание ответственности за свои действия и поступки, независимо от политических и религиозных отношений, которыми он был скован. Вопрос отношения человека к Богу занимал решающее место в мышлении XVII века. Бог представлял высший порядок, гармонию, которая бралась за образец для хаотического земного устройства. Причастность к Богу должна была помогать человеку выстоять в жизненных испытаниях.





Ведущие литературные направления XVII века. Обострение политической, идеологической борьбы получило отражение в формировании и противоборстве двух художественных систем – барокко и классицизма. Обычно, характеризуя эти системы, акцентируют внимание на их различиях. Несходство их бесспорно, но несомненно и то, что этим двум системам присущи типологически общие черты:

1) художественные системы возникли как осознание кризиса ренессансных идеалов;

2) представители барокко и классицизма отвергали идею гармонии, лежащую в основе гуманистической ренессансной концепции: вместо гармонии между человеком и обществом искусство XVII века обнаруживает сложное взаимодействие личности и окружающей среды; вместо гармонии разума и чувства выдвигается идея подчинения страстей разуму.

Классицизм. Классицизм XVII века стал своеобразным отражением постренессансного гуманизма. Для классицистов характерно стремление исследовать личность в её связях с миром. Классицизм как художественная система сочетает ориентацию на античность с глубоким проникновением во внутренний мир персонажей. Борьба между чувством и долгом – главный конфликт классицизма. Сквозь его призму писатели пытались разрешить многие противоречия действительности. Классицизм – от лат. сlassicus – первоклассный, образцовый – зародился в Италии XVI века в университетских кругах как практика подражания античности. Ученые-гуманисты пытались противопоставить феодальному миру высокое оптимистическое искусство древних. Они стремились возродить античную драму, пытались вывести из произведений античных мастеров общие правила, на основании которых якобы были построены древнегреческие пьесы. На самом деле никаких правил античная литература не имела, но гуманисты не понимали, что искусство из одной эпохи «пересадить» в другую нельзя. Ведь любое произведение возникает не на основе определенных правил, а на основе конкретных условий общественного развития. Во Франции XVII века классицизм не только получает быстрое развитие, находит в философии свое методологическое обоснование, но и становится впервые в истории официальным литературным направлением. Этому способствовала политика французского двора. Французский абсолютизм (переходная форма государства, когда ослабевшая аристократия и еще не набравшая силы буржуазия одинаково заинтересованы в неограниченной власти короля) стремился во всех областях жизни навести порядок, утвердить принципы гражданской дисциплины. Классицизм с его строгой системой правил был удобен для абсолютизма. Он позволял королевской власти вмешиваться в художественную сферу общественной жизни, контролировать творческий процесс. Именно для такого контроля в 40-е годы XVII века и была создана знаменитая Академия Решилье. Философия Рене Декарта (1596–1650), утверждавшая, что человек, а не Бог – мера всех вещей, во многом противостояла католической реакции того времени. Вместо утверждения аскетизма и послушания Декарт провозглашает «Cogito, ergo sum» – «Я мыслю, следовательно, я существую». Провозглашение человеческого разума носило объективно антиклерикальный характер. Именно это и привлекло в учении французского мыслителя теоретиков эстетики классицизма. Философия рационализма предопределила характер представлений классицистов об идеале и положительном герое. Цель искусства классицисты видели в познании истины, выступавшей как идеал прекрасного. Они выдвигали метод его достижения, основываясь на трех центральных категориях своей эстетики: разуме, образце, вкусе. Все эти категории считались объективными критериями художественности. С точки зрения классицистов, великие произведения – плод не таланта, не вдохновения, не художественной фантазии, а упорного следования велениям разума, изучения классических произведений древности и знания правил вкуса. Классицисты полагали, что достойным примером является только та личность, которая может подчинить свои чувства и страсти разуму. Вот почему положительным героем классицистической литературы всегда считался человек, способный пожертвовать своими чувствами в угоду разуму. Таким, по их мнению, является Сид, персонаж одноименной пьесы Корнеля. Рационалистическая философия предопределила и содержание художественной системы классицизма, в основе которой лежит художественный метод как система принципов, с помощью которых происходит художественное освоение действительности во всем ее многообразии. Появляется принцип иерархии (т. е. соподчинения) жанров, утверждавший их неравенство. Этот принцип хорошо согласовывался с идеологией абсолютизма, уподобившей общество пирамиде, на вершине которой стоит король, а также с философией рационализма, требовавшей ясности, простоты, системности в подходе к любому явлению. Согласно принципу иерархии, есть жанры «высокие» и «низкие». За «высокими» жанрами (трагедия, ода) закреплялась общегосударственная тематика, в них могло повествоваться только о королях, полководцах, высшей знати. Язык этих произведений носил приподнятый, торжественный характер («высокий штиль»). В «низких» жанрах (комедия, басня, сатира) можно было касаться только частных проблем или абстрактных пороков (скупость, лицемерие, тщеславие и др.), выступающих как абсолютизированные частные черты человеческого характера. Героями в «низких» жанрах могли быть представители низов общества. Выведение же знатных лиц допускалось лишь в исключительных случаях. В языке таких произведений допускались грубости, двусмысленные намеки, игра слов («низкий штиль»). Использование слов «высокого штиля» носило здесь, как правило, пародийный характер. Сообразуясь с принципами рационализма, классицисты выдвинули требование чистоты жанров. Смешанные жанры, например трагикомедия, вытесняются. Этим наносится удар по способности того или иного жанра всесторонне отображать действительность. Отныне только вся система жанров способна выразить многообразие жизни. Иначе говоря, в классицизме богатство и сложность действительности выявляется не через жанр, а через метод. К середине XVII века утвердилось мнение, что самым главным литературным жанром является трагедия (в архитектуре – дворец, в живописи – парадный портрет). В этом жанре законы были наиболее строгими. Сюжет (исторический или легендарный, но правдоподобный) должен воспроизводить античные времена, жизнь далеких государств. Он должен угадываться уже из названия, как и идея – с первых строк. Известность сюжета противостояла культу интриги. Она требовалась для утверждения логичности жизни, в которой закономерность торжествовала над случайностью. Особое место в теории трагедии занял принцип трех единств. Он был сформулирован в трудах итальянских и французских гуманистов XVI века (Дж. Триссино, Ю.Скалигер), опиравшихся на Аристотеля в борьбе со средневековым театром. Но только классицисты XVII века (особенно Буало) возвели его в непререкаемый закон. Единство действия требовало воспроизведения одного цельного и законченного действия, которое бы объединяло всех персонажей. Единство времени сводилось к требованию уложить действия в одни сутки. Единство места выражалось в том, что действие всей пьесы должно разворачиваться в одном месте. Главным теоретическим трудом, в котором были изложены рассмотренные нами принципы, являлась книга Н. Буало «Поэтическое искусство» (1674). Наиболее известные представители классицизма: Жан Лафонтен (1621–1695), Пьер Корнель (1606–1684), Жан Расин (1639– 699), Жан-Батист Мольер (1622–1673).

Барокко. Существуют разные объяснения термина «барокко». И каждое из них дает многое для понимания самого стиля. Считают, что название этого направления происходит от португальского perola barrocca, обозначающего драгоценную жемчужину неправильной формы, мерцающую и переливающуюся всеми цветами радуги. Согласно второй версии baroccо – замысловатый схоластический силлогизм. Наконец третий вариант – baroccо означает фальшь и обман. То, что эта жемчужина неправильной формы, сразу противопоставляет барокко гармоничному, близкому к классическому идеалу искусству эпохи Возрождения. В сближении с драгоценной жемчужиной отмечено стремление барокко к роскоши, изысканности, декоративности. Упоминание о силлогизме указывает на связь барокко со средневековой схоластикой. Наконец, то, что барокко истолковывается как фальшь и обман, подчеркивает иллюзорный момент, очень сильный в этом искусстве. В основе барокко лежит дисгармония и контраст. Это контраст между неразумной человеческой природой и трезвым разумом. Барокко свойственен также контраст прозаического и поэтического, уродливого и прекрасного, карикатуры и возвышенного идеала. Писатели барокко делали акцент на зависимости человека от объективных условий, от природы и общества, материальной среды и обстановки. Взгляд на человека носит у них трезвый и беспощадно жесткий характер. Отказавшись от идеализации человека, составлявшую основу литературы Возрождения, художники барокко изображают людей злых и эгоистичных или прозаических и заурядных. Сам человек является в их глазах носителем дисгармонии. В его психологии они ищут противоречия и странности. Таким образом они оттеняют сложность внутреннего мира человека и подчеркивают в нем как бы взаимоисключающие черты. Но дисгармоничен не только человек. Одним из принципов литературы барокко является также принцип динамики, движения. Движение рассматривается как основанное на внутренних противоречиях и антагонизме. В этой внутренней дисгармонии, отразившейся в литературе барокко, проявился тот факт, что в самом обществе царит дисгармония, проистекающая из борьбы эгоистических интересов. С этим связана важная особенность понимания прекрасного, идея красоты в искусстве барокко. Жизнь прозаична, человек по природе слаб и порочен. Поэтому все прекрасное находится вне материального природного начала. Прекрасным может быть только духовный порыв. Прекрасное мимолетно, идеально и принадлежит не реальному, а потустороннему миру, миру фантазии. Для писателей Возрождения прекрасное было заключено в самой природе, например в естественной поэзии народа. Для писателей барокко прекрасное есть результат сознательного мастерства, сознательной умственной деятельности. Оно причудливо, своеобразно, вычурно. В XVI–XVII веках писатели разных стран спорили о том, что выше: сама эта непосредственность природы или искусство, мастерство. Симпатии писателей барокко были на стороне мастерства. Это относится и к литературному стилю, который они стремились сделать труднодоступным, замысловатым, наполненным сложными метафорами и сравнениями, гиперболами и риторическими фигурами. Несмотря на то что барокко представляет собой законченный стиль, с идейной точки зрения оно не было цельным. Достаточно указать на ожесточенную политику, которую вели между собой Гонгора и Кеведо. Гонгора представлял барокко в его аристократическом виде. Действительности он противопоставлял иллюзорный мир, похожий на условную декорацию. Созданию этого мира служил и стиль Гонгоры, изобилующий замысловатыми гиперболами и причудливыми образами и превращающий жизнь в фантастику. Стиль этот получил название «культеранизм» (от слова culto – обработанный, выделанный). В противоположность Гонгоре его противник Кеведо искал контрасты и противоречия в самой испанской действительности, доводил пороки жизни до карикатуры и гротеска. Его стиль «консептизм» (от слова concepto – мысль) противостоит тому, что представлял Гонгора. Чтобы завершить характеристику барокко, надо добавить следующее. Крупнейшие писатели этой эпохи – Кеведо, Тирсо де Молина, Кальдерон – были людьми религиозными. Многие их произведения проникнуты религиозной идеей и относятся к религиозному искусству. Исходя из этого, очень легко объявить их реакционерами. Однако величайшие из них (Кальдерон, Кеведо, Грасиан, Тирсо де Молина) соприкасались в своем творчестве с народными представлениями и народной точкой зрения. Они дали трезвую и острую критику складывающегося денежного мира, рисовали рядового человека и тем способствовали демократизации искусства.

Ренессансный реализм. Ренессансный реализм, развивающийся параллельно с классицизмом и барокко, по-новому осветил противоречия времени, особенно во взглядах на нравственные ценности, высшей из которых оставался человек. Представители ренессансного реализма во многом были противниками классицизма с его системой правил и норм и барокко, устремленного в мир экзотики и фантастики. Они не принимали манерность, чрезмерную изысканность произведений барокко. Последователи гуманизма оставались сторонниками ясности, правдивости в искусстве, но уже не спешили утверждать мощь человеческого разума и безграничные возможности личности. Испытывая то же разочарование в гуманистических идеалах, что и современники, писатели ренессансного реализма не боялись ставить злободневные вопросы. Особое место среди них занимает понятие добродетели, в том числе человеческого достоинства, гордости, чести, вступающих в противоречие с сословными предрассудками феодализма. Кроме того, представители ренессансного реализма обратились к описанию повседневной жизни людей. Они продолжали развивать традиции городской литературы. Впервые представители ренессансного реализма поставили вопрос о взаимосвязи нравственного облика человека с его сословием, с той средой, в которой он получил воспитание. При этом выше и нравственно чаще оказывались в их произведениях представители народа, а Лопе де Вега, например, впервые показал крестьян как сообщество ярких индивидуальностей, людей, способных рассуждать о высоких материях и при необходимости до конца отстаивать свое человеческое достоинство. Упрек, который делают критики в адрес писателей-гуманистов, – это отсутствие в их сочинениях острой социальной критики. Но не следует забывать, что и в драматургии, и в прозе вопросы этики тесно связаны с вопросами политическими. Только теперь они не ставятся на первый план. Земная повседневная жизнь человека не требует высокой патетики и изысканности в выражении мыслей. При этом за всей кажущейся простотой описания действительности скрываются серьезные размышления писателей о судьбах своей страны и народа. Вот почему до сих пор не утратила своего гражданского звучания драматургия Лопе де Веги или ранняя драматургия Тирсо де Молины. И не случайно в разных литературоведческих источниках писателей ренессансного реализма первой половины XVII века исследователи нередко причисляют к авторам позднего Ренессанса, рассматривают их творчество в разделе истории литературы эпохи Возрождения. Такой подход мы обнаруживаем в работах А.Л. Штейна, В.С. Узина, Н.И. Балашова.

Творчество Лопе де Вега. Жизненный и творческий путь драматурга. На рубеже XVI–XVII веков Лопе де Вега (1562–1635), опираясь на традиции народного испанского театра и мощную реалистическую традицию эпохи Возрождения, создал испанскую драматургию. Среди плеяды выдающихся драматургов ему принадлежит первое место. Испанцы обожали своего национального гения. Его имя стало символом всего прекрасного. Лопе Феликс де Вега Карпио родился 25 ноября 1562 года в Мадриде. Его отец, выходец из астурийской крестьянской семьи, был состоятельным человеком, имевшим в Мадриде собственное золотошвейное заведение. Он дал сыну хорошее образование и даже дворянство, купив по обычаю тех времен патент на дворянское звание. Получив первоначальное образование в иезуитском колледже, юноша окончил университет. Уже с юного возраста он состоял на службе у знатных лиц, рано выступал с актерскими труппами, для которых писал пьесы, был одно время солдатом, был несколько раз женат, имел бесконечное количество любовных приключений, под пятьдесят лет сделался сотрудником инквизиции, затем монахом и священником, что не мешало ему вести светский образ жизни, не прекращая до преклонных лет любовных похождений. Лишь совсем незадолго до смерти, под влиянием тяжелых личных переживаний (гибель сына, похищение дочери), Лопе де Вега стал предаваться аскетическим убеждениям и проявлять склонность к мистике. Он умер, окруженный всеобщим почетом. Более ста поэтов сочинили на его смерть стихи. Разносторонняя жизнь Лопе де Веги находит отражение в его литературном творчестве. Легкость, с которой он писал, богатство и блеск его творчества приводили в восхищение современников, называвших его «чудом природы», «фениксом», «океаном поэзии». В пять лет Лопе де Вега уже писал стихи, а в двенадцать сочинил комедию, которая была поставлена на сцене. Впоследствии, как он уверял, он не раз писал пьесу в один день. Он испробовал все стихотворные и прозаические жанры. По свидетельству самого Лопе де Веги, им было написано 1800 комедий, к которым надо еще прибавить 400 религиозных пьес и весьма большое количество интермедий. Однако сам Лопе де Вега мало заботился о сохранности своих драматических произведений, которые считались низшим видом литературы, вследствие чего большая часть их при его жизни не была издана. До нас дошел текст лишь 400 пьес Лопе де Веги (почти сплошь cтиxoтворных), и еще 250 известны лишь по названиям. Драматург рано заметил, что пьесы, написанные по строгим правилам классицизма, не находят в народе должного отклика. Пышные фразы героев воспринимаются холодно, страсти кажутся чрезмерными. Лопе де Вега хотел нравиться зрителю, он писал для простого люда. Зачинатели классицистического театра требовали единства впечатления, для трагедии – трагического, для комедии – смешного. Лопе де Вега от этого отказался, заявив, что в жизни не бывает все трагично или все смешно, и ради правды жизни установил для своего театра «смешение трагического с забавным», «смесь возвышенного и смешного». Лопе де Вега полагал, что ограничить драматурга двадцатичетырехчасовым временным пределом, требовать от него единства места абсурдно, однако единство фабулы необходимо, единство действия обязательно. Драматург разрабатывает теорию сценической интриги. Интрига – нерв пьесы. Она связывает пьесу воедино и мощно держит зрителя в плену сцены. С самого начала интрига уже должна крепко завязать узел событий и вести зрителя по лабиринту сценических препятствий. Лопе де Вега пробовал свои силы в различных жанрах. Он писал сонеты, эпические поэмы, новеллы, духовные стихи. Однако по преимуществу Лопе де Вега был драматургом. Диапазон сюжетов произведений широк: человеческая история, национальная история Испании, особенно героические времена, события из жизни современников различных социальных слоев страны, яркие эпизоды из жизни всех народов. Выделяют 3 периода в творчестве драматурга:

I период – (1592–1604) в это время он активно обобщает достижения национального театра, утверждает право писателя на свободное творчество. Лучшие пьесы этого периода – «Учитель танцев» (1594), «Валенсианская вдова» (1599), «Новый свет, открытый Христофором Колумбом» (1609).

Во второй период (1605–1613) писатель создает свои национально-исторические драмы, используя при этом сюжеты народных романов «Фуэнте Овехуна» (1613), «Незаконный сын Мударра» (1612). В этот период появляются наиболее известные комедии: «Собака на сене» (1613), «Дурочка» (1613).

III период – (1614–1635) пишет драмы «Лучший алькальд – король» (1620 – 1623), «Звезда Севильи» (1623), комедии «Девушка с кувшином» (1623), «Любить не зная кого» (1622). При всей сложности классификации наследия писателя по жанрам обычно выделяют три группы произведений: народно-героические, национально-исторические и социальные драмы; бытовые комедии, именующиеся «комедиями плаща и шпаги»; аутос – духовные действа.

Идейно-художественное своеобразие драмы «Фуэнте Овехуна». Драма «Фуэнте Овехуна» – одна из вершин творчества Лопе де Вега. Ее можно отнести также к числу исторических пьес, так как действие ее происходит в конце XV века, в царствование Фердинанда и Изабеллы. Самое замечательное в этой пьесе, проникнутой подлинно революционным пафосом, то, что героем ее является не какой-либо отдельный персонаж, а народная масса. Местечко Фуэнте Овехуна, в переводе обозначает «Овечий источник», находится в Испании недалеко от города Кордова. Здесь в 1476 году вспыхнуло восстание против произвола командора ордена Калатравы Фернана Гомеса де Гусман. Командор был убит восставшими. Этот исторический факт и воспроизвел в своей пьесе драматург. Понятие «духовный орден» ведет нас в глубокую древность Испании. Еще в XII столетии в стране были созданы духовно-рыцарские ордена, военно-монашеские организации для борьбы с маврами. Во главе ордена стоял великий магистр, подчинявшийся совету ордена и римскому папе. Власть великого магистра осуществляли командоры – областные военные наместники. Эти ордена вскоре захватили обширные территории, экономически окрепли и так как они подчинялись непосредственно римскому папе, а не королю, то стали своеобразными опорными пунктами феодальной анархии в стране. Командор ордена Калатравы, Фернан Гомес, расположившийся со своим отрядом в селении Фуэнте Овехуна, чинит насилия над жителями, оскорбляет местного алькальда и пытается обесчестить его дочь Лауренсию. Крестьянину Фрондосо, который любит ее, удается защитить девушку. Но во время свадьбы Фрондосо и Лауренсии командор является со своими приспешниками, разгоняет собравшихся, бьет алькальда, хочет повесить Фрондосо и похищает Лауренсию, чтобы затем силой овладеть ею. Такого бесчестия крестьяне не могут перенести: все они – мужчины, женщины, дети – поголовно вооружаются и избивают насильников. Во время назначенного королем судебного следствия по этому делу, когда крестьян пытают, кто именно убил Фернана Гомеса, все как один отвечают: «Фуэнте Овехуна!». Король вынужден прекратить суд: он «прощает» крестьян и берет Фуэнте Овехуну под свою непосредственную власть. Такова сила народной солидарности. Командор Фернан Гомес, как гласит историческая хроника, овладел местечком Фуэнте Овехуна своевольно, вопреки воле короля и властей города Кордовы. Восставшие против него крестьяне олицетворяли собой не только борцов против угнетателей народа, но и борцов за политическое единство страны, что и подчеркнул в своей пьесе Лопе де Вега. Это совпало с политической программой испанских властей. Поэтому можно было столь смело славить восставших крестьян. Политическая проблематика пьесы трактуется Лопе де Вегой в исторической перспективе. Брак арагонского инфанта Фердинанда с Изабеллой Кастильской означал присоединение королевства Арагона Кастилии, то есть объединение всей Испании. У Лопе де Веги крестьяне Фуэнте Овехуны преданы Фердинанду и Изабелле, между тем как командор вместе со всем своим орденом выступает как изменник, поддерживая притязания на кастильский трон другого претендента, что привело бы к раздроблению Испании. Таким образом, в пьесе Лопе де Веги национальное единство, народность и подлинное благородство оказываются внутренне связанными между собой. Центральный персонаж пьесы – Лауренсия. Это простая крестьянская девушка. Обаятельная, гордая, острая на язык, умная. У нее высоко развито чувство собственного достоинства, и она не позволит себя оскорбить. За Лауренсией ухаживают деревенские парни, но пока она и ее подруга Паскуала решили, что мужчины – все до единого плуты. Лауренсию пытаются соблазнить подарками солдаты, склоняя ее на благосклонность к командору, но девушка отвечает им с презрением:

Курочка не так глупа,

Да для него и жестковата.

(Перевод К. Бальмонта)

Однако девушка уже знает, что любовь существует в мире; у нее уже сложилась определенная философия на этот счет. В одной из сцен пьесы между молодыми крестьянскими парнями и девушками завязывается спор о любви. Что есть любовь? Существует ли она вообще? Крестьянин Менго, один из интереснейших характеров пьесы, отрицает любовь. С ним не соглашается Баррильдо:

Не существуй любви, тогда бы

Не мог и мир существовать.

(Перевод К. Бальмонта) Это суждение подхватывают и другие. Любовь, по мнению Лауренсии, «стремление к прекрасному» и конечная цель ее, – «изведать наслаждение». Перед нами жизнеутверждающая философия Ренессанса. Характер Лауренсии не сразу открывается зрителю. Мы еще не знаем, какие силы души таит в себе эта крестьянская девушка. Вот сцена у речки: Лауренсия полощет белье, крестьянский парень Фрондосо, изнывающий от любви к ней, говорит ей о своих чувствах. Беспечная Лауренсия смеется над ним. Ей доставляет радость поиздеваться над влюбленным, но он ей нравится, этот честный правдивый юноша. Появляется командор. Увидев его, Фрондосо прячется, а командор, полагая, что девушка одна, грубо пристает к ней. Лауренсия в большой опасности, и ей ничего не остается, как позвать на помощь. Она не называет имени Фрондосо, спрятавшегося за кустом, она взывает к небу. Здесь проверка смелости Фрондосо: сильна ли его любовь, достаточно ли он самоотвержен? И юноша спешит на помощь. Ему грозит смерть, но он спасает девушку. Фрондосо вынужден скрываться. Солдаты командора выслеживают его, чтобы изловить и казнить. Но он неосторожен. Он ищет встреч с Лауренсией, он любит ее и еще раз говорит ей о своей любви. Теперь и девушка не может не любить его, она готова выйти за него замуж. Итак, беспечная Лауренсия, считавшая всех мужчин обманщиками и плутами, полюбила. Все предвещает ей счастье. Скоро должна состояться свадьба. Родители молодых согласны соединить их. Между тем командор и его солдаты бесчинствуют, переполняя чашу терпения народа. Страшные вещи происходят в местечке Фуэнте Овехуна. Но поэт не может быть мрачным, рассказывая даже об этом. Настроения уныния и пессимизма ему чужды, как и его героям – крестьянам. Дух бодрости и веры в правду незримо присутствует на сцене. Фрондосо и Лауренсия обвенчаны. Крестьяне поют заздравные песни. Свадебное шествие настигает командор со своими солдатами. Командор приказывает схватить обоих. И праздничная толпа рассеяна, молодые супруги схвачены, несчастные родители оплакивают своих детей. Фрондосо грозит смерть. После долгих пыток, грязных домогательств Лауренсия бежит от командора. И как она преобразилась! Она явилась в народное собрание, куда не допускались женщины:


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 43; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Список основной и дополнительной литературы | Теоретическая часть 2 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.011 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты