Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Эрнст Теодор Амадей Гофман (1776-1822). Имя Амадей дал себе сам в честь своего любимого композитора Моцарта.

Читайте также:
  1. А четвертые - это те, кто достиг своего дома... Будда, Христос, Кришна.
  2. БЫЛ ЛИ САТАНА ВЫШЕ ВСЕХ АНГЕЛОВ ПРЕЖДЕ СВОЕГО ПАДЕНИЯ? 1 страница
  3. БЫЛ ЛИ САТАНА ВЫШЕ ВСЕХ АНГЕЛОВ ПРЕЖДЕ СВОЕГО ПАДЕНИЯ? 2 страница
  4. БЫЛ ЛИ САТАНА ВЫШЕ ВСЕХ АНГЕЛОВ ПРЕЖДЕ СВОЕГО ПАДЕНИЯ? 3 страница
  5. БЫЛ ЛИ САТАНА ВЫШЕ ВСЕХ АНГЕЛОВ ПРЕЖДЕ СВОЕГО ПАДЕНИЯ? 4 страница
  6. Вводи звук своего имени и, через этот звук, все другие звуки.
  7. ВОЗЛЮБИ СЕБЯ КАК БЛИЖНЕГО СВОЕГО
  8. Воспетый Говинда (Gita-govinda) - Эротико-аллегорическая поэма в честь Кришны — Говинды («Пастуха»), земного воплощения бога Вишну
  9. Все биологические существа (растения, животные, люди) каким-то осо­бым образом закрепляются на территории, т.е. в среде своего обитания
  10. Гражданская честь

Гофман — человек многих дарований: музыкант (автор оперы «Ундина»), хороший рисовальщик, руководил самым интересным в Европе театром – в Бамберге: был директором, постановщиком, оформителем, дирижером оркестра. Гениальный писатель. «Чудные сказки чудного гения», - это Белинский о Гофмане.

Гофман писал недолго, но написал много: два романа «Эликсиры дьявола», «Житейские воззрения кота Мурра», новеллистический циклы «Серапионовы братья», «Крейлериана», «Фантазии в манере Калло» и др. Балет «Коппелия» написан по рассказу Гофмана «Песочный человек». «Щелкунчик» известен каждому человеку с детства, инсценирован, переложен на музыку; режиссер Могучий поставил его в цирке, соединив землю и воздух.

В творчестве Гофмана сталкиваются музыкальная стихия и вещи, тема вещей, фетишизма — вызов Гофмана и романтиков, основа музыкальности мира, творимой жизни.

Мотив двойников и куклы — один из важных у Гофмана. Двойник у Гофмана – синоним обезличенности; кукла – обезличенность в квадрате, это синоним косности, автоматизма.

Гофман как и другие романтики разрушает иллюзии, привычные вещи, что одно из проявлений романтической иронии. Неприятие вещи как косного, ставшего он привносит и в эстетику. В бытовой практике искусство, музыкальное произведение, картина, стихи тоже становятся вещью (не случайно, в разговоре о произведении искусства говорят — «вещь»), когда произведения искусства требуют законченности — создано раз и навсегда, оно становится вещью. Отделилось от своего автора: автора нет, есть только произведение. Вещь имеет свою самостоятельность и по отношению к читателю, и по отношению к поэту. Такое понимание искусства как вещи связано с примитивным реализмом.

Для романтиков произведение искусства не вещь. От автора оно не может отделиться. Сказанное так, оно может быть сказано иначе. Романтики подчеркивали, что всякое произведение искусства может иметь тысячи вариаций. Это снимает всякий догматизм в мире искусства; художественное произведение тем сильнее, чем больше оно дополнено вариациями. Главное, чтобы эти вариации создавалиромантики.

А. Задание к новелле Гофмана «Кавалер Глюк»:

1. «Кавалер Глюк» — первый рассказ Гофмана; написан в 1809 году, опубликован в его сборнике «Фантазии в манере Калло».



Жак Калло – график 16 в., его офорты фантастичны и причудливы, эта форма напоминает поэтику творений романтиков.

Кристоф Глюк – композитор 18 века, реформатор оперы, написал «Орфей и Эвридика», «Ифигения в Авлиде», «Ифигения в Тавриде» и т.д.

 

Текст «Кавалер Глюк», который получили Вы, не полный, в нем нет финала. Вы прочтете финал после того, как выполните следующее задание:

1) — внимательно читайте текст Гофмана,

— вдумчиво и не торопясь обратите внимание на описание: Берлина, портрета Глюка, жилище Глюка; вдумайтесь в диалог;

2) — дочитав до конца, придумайте свой финал; запишите его в тетрадь: у Гофмана финал состоит из трех небольших предложений, 6 строк этого формата.

 

Записали свой финал? Теперь получите у преподавателя текст с финалом «Кавалера Глюка», прочтите и запишите в тетради впечатление о полном тексте: изменилось ли оно, что добавил «появившийся» финал?

 

Б. Задание к новелле Гофмана «Золотой горшок»

1) Назовите всех действующих лиц новеллы.

2) Кого вы считаете главным героем новеллы?

3) Что такое вигилия? Почему все части новеллы, а их 12, названы вигилиями? И что означает план к каждой вигилии? Кто его составляет?



4) Назовите автора «Золотого горшка» и рассказчика, повествующего об истории Ансельма.

5) Внимательно перечитайте 4 и 12 вигилии, чье простанство и время существует независимо от событий в жизни Ансельма?

6) Почему новелла названа «Золотой горшок»?

7) Какая связь между 5 и 6 вигилиями, почему они расположены в центре новеллы и какую роль они играют в сюжете новеллы?

 

Библиография

Литература (художественная)

Подчеркнутые тексты — для обязательного чтения.

1. Гофман Э.-Т.-А. Дон Жуан. Кавалер Глюк. Золотой Горшок. Записки кота Мурра.

Литература (критическая)

(Указанные во время лекций преподавателем тексты обязательны для чтения, остальные тексты - по выбору)

Общая литература

1. Художественный мир Гофмана. М. 1982.

2. Берковский Н. Я. Романтизм в Германии. Л., 1973.

IV.

Г. К. Андерсен: «Гадкий утенок» и «Ангел»

Новые сказки Андерсена стали эталоном мастерства, а их автор основоположником традиции литературной сказки. И хотя этой традиции более150 лет, и современники в числе ее продолжателей видят Астрид Линдгрен и Туве Янсон, тем не менее, в отличие от поэтических (от слова «поэтика») законов народной сказки, законы литературной сказки, в частности, скандинавской, установлены сравнительно недавно. Тем более интересно и необходимо их познавать в процессе подготовки студентом чтения со сцены.

 

«Гадкий утенок» и «Ангел», вошедшие в сборник «Новые сказки», написаны Г. К. Андерсеном в 1843 году. Разделены они лишь несколькими месяцами создания, но построены на разных поэтических основаниях. Норвежский писатель Б.М. Бьёрнсон писал, что сказки Андерсена — «и драма, и роман, и философия». Достигая такого жанрово-смыслового объема, Андерсен в разных произведениях использовал различные поэтические средства.

Так в «Гадком утенке» скрытым двигателем выступает аллегория, в «Ангеле» — символ. Осмысление этого факта очень важно для понимания события при чтении текстов вслух.

Главным различием аллегории и символа является противоположный характер результатов интерпретации.

Аллегория — литературный прием или тип образности, основой которого является иносказание: запечатление умозрительной идеи в предметном образе. В этой роли могут выступать как отвлеченные понятия (добродетель, совесть, истина и др.), так и типичные явления, характеры, мифологические персонажи, даже отдельные лица. В аллегории присутствуют два плана: образно-предметный и смысловой, но имен­но смысловой план первичен: образ фиксирует уже какую-либо заданную мысль. Традиционно аллегория трактуется как однозначное иносказания и обусловлено это ее повышен­ной и «открытой» оценочностью: предметный план ее, как правило, легко разъясняется в категориях «доб­ра» и «зла» (В басне оценка выступает в виде морали). Аллегория, будучи рациональным образованием, исчерпывается до дна в процессе интерпретации, сводится к одной формуле в чем-то родственной морали в басне. (1, с. 20.)

Символ, напротив, иррационален, при любой, даже самой глубокой интерпретации в нем ощущается остаток смысла, несводимый к любой из предлагаемых словесных формулировок.

Столь существенная разница между аллегорией и символом приводят к разным типам визуализации. Сценическим эквивалентом аллегории является эстафета действий, передаваемых от одного лица к другому, сценическим эффектом символа является эстафета психологических состояний, внутренних проживаний, как в музыке.

При анализе обеих сказок обратим внимание на хронотоп, который особенно отчетливо позволяет обнаружить смыслы, заложенные автором. «Закономерное отличие литературной сказки Андерсена, — пишет исследователь Л.Ю. Брауде, — заключается именно в постоянном присутствии рассказчика, посредника между миром сказки и ее создателем». (2, с. 298)

Хронотоп в «Гадком утенке» организован через четыре художественных кода, каждый из которых наделяется собственным ритмом, а их пересечения — скрытый контур аллегории.

Первая сфера связана с внешней раскадровкой текста — композицией, описанием, повествованием и диалогом. Перед нами четыре времени года: лето, когда выводятся птенцы, осень, когда гадкий утенок проводит время у старушки с котом и курицей, зима в доме крестьянина, весна, когда утенок превращается в лебедя. Хроникальное действие получает измерение — чуть меньше года, причем каждому времени соответствует собственное описание, собственное повествование и диалоги, которые связаны со сменой действующих лиц. Но во всех этих переменах сохраняется одна и та же функция — осмеяние, оскорбление изгоя, гадкого утенка. Здесь переживается не внутреннее время, а внешнее, т.е. время смены действий и словесных представлений. В фабуле это цепь отношений утенка с разными «противниками», ихронологически эти конфликтные события отчетливо закреплены за разными временами года.

Второй код воспроизводит фабульную схему волшебной сказки, описанную В.Я. Проппом: отлучка - испытание - предел, когда герой находится на краю гибели («остановился и весь замерз») и — преображение. Точность, с которой в «Гадком утенке» выполняются схемы волшебной сказки, не случайна. Но связана она не с волшебством, а с необходимостью сохранить аллегорию в качестве основного конструкта жанра.

Третий код развивает сюжет, который надстраивается над фабулой. В основе сюжетной коллизии — столкновение стереотипа с явлением, не укладывающимся в рамки стереотипных суждений. Сюжет «Гадкого утенка» в отличие от композиции, меняющей ситуации, сохраняет одно событие: хотя действующих лиц много, но все встречи-конфликты оказываются одинаково неудачными для гадкого утенка.

Четвертый код, самый главный, связан с поиском имени. На протяжении всего текста даются отрицательные признаки имени: не индюшонок, не утенок, не курица, не кот и т.д. Узнавания себя как лебедя. Инициация (новое рождение героя) — финал текста и его сюжетное событие, и в качестве морали — литаврида — ликующий крик: «Нет, о таком счастье я и не мечтал, когда был еще гадким утенком!»

Какое же художественное событие происходит у Андерсена, что позволяет считать его создателем жанра литературной сказки?

В фольклорной сказке герой отделен от автора, не сопряжен с ним ни пространственно, ни временно: «В некотором царстве, в некотором государстве...» и т.д. В литературной сказке Андерсена герой не отделен от автора, даже отождествляется с ним. «Гадкий утенок», написанный летом 1843 г., по обмолвкам Андерсена, носит автопсихологический характер, описывая, по словам Андерсена, «путь гонимого, презираемого человека к славе; надо много-много претерпеть, а после прославишься». Клод Бремон, французский семиолог, предполагал, что пропповская схема может быть перенесена в художественный текст напрямую. Но он не учел, что мотив это не только элемент повествовательной схемы, но и дискурса,типа авторского высказывания, авторского отношения к происходящему через подбор лингвистических и паралингвистических средств — интонацию, жест, метафору (возможность получить их визуализацию при сценическом чтении интересна и сложна одновременно).

Сближение в литературной сказке героя с авторомсоздает эффект психологического состояния: «Пусть они заклюют меня», - думает утенок. Психологический эффект рождает соответствующую тональность, не свойственную фольклорной сказке. Ведь, несмотря на знакомую схему фольклорной сказки, читатель испытывает щемящее чувство сострадания. Это-то и необходимо учитывать при сценическом чтении: чтение строится на смене интонации с безличной (в фольклоре) на личную (в андерсовской сказке).Как известно, в основе интонации русского языка существует 11 зон эмоциональных состояний: радость, испуг, нежность, удивление, равнодушие, гнев, печаль, презрение, уважение, стыд, обида. Необученный человек, т. е. каждый носитель языка, этими 11 моделями свободно владеет. Для актера интонационный запас, как говорят специалисты, может быть увеличен в 5-6 раз. Это интонационное разнообразие и соответствует развитию сюжета в "Гадком утенке".

В «Ангеле» предметом рефлексии становится время, но не время действия, а время как переживаемое бергсоновское время: внутреннее, субъективное, на которое обращал внимание Станиславский, сравнивая время, проведенное на операции хирургом и родственником больного, ожидающим исхода операции.

Если в «Гадком утенке» притча дается как развитие действия и, завершенная хеппиэндом, радостно воспринимается читателем, то в «Ангеле» притча приобретает параболический фокус. Двуплановость текстанепосредственный рассказ и скрытый рассказ — достаточно сложна при восприятии, достигает философского объема, смысл которого должен воспринять и постигнуть зритель.

Общее суждение дано в начале «Ангела» — «Каждый раз, как умирает доброе, хорошее дитя, с неба спускается божий ангел, берет дитя на руки и облетает с ним на своих больших крыльях все его любимые места. По пути ангел с ребенком набирают целый букет разных цветов и берут их с собою на небо, где они расцветают еще пышнее, чем на земле. Бог прижимает все цветы к своему сердцу, а один цветок, который покажется ему милее всех, целует; цветок получает тогда голос и может присоединиться к хору блаженных духов». (3, с. 133) Это суждение развертывается в процессе текстообразования. Поэтому здесь кодируется не композиция, не фабула, не сюжет, и не поиск имени, а само время.

Композиция «Ангела» — это система трех времен, образующих три кольца, параболически связанных и имеющих единый центр:

время вечности, которым начинается и заканчивается текст,

время умершего дитя, которого ангел несет к Богу и о котором мы практически ничего не знаем,

и время Ангела, когда он был мальчиком.

Передать время сказки «Ангел» и организовать эстафету психологических состояний собственно одно и то же.

Важно понять, что является центром этого круга.

Центр круга — символ. Но какой символ? Если три слова "дитя", "цветок" и "ангел" написать вместе дитяцветокангел, мы и получим некоторый аналог такого символа. Нужно представить, во-первых, что Ты в процессе визуализации одновременно и ангел, и дитя, и цветок, но главное даже не в этом, а в постоянной метаморфозе одного в другое: цветок от поцелуя Бога превращается в ангельский голос, в то время, как дитя — в ангела: «Бог прижал к своему сердцу умершее дитя — и у него выросли крылья, как у других ангелов, и он полетел рука об руку с ними. Бог прижал к сердцу и все цветы, поцеловал же только бедный, увядший полевой цветок, и тот присоединил свой голос к хору ангелов, которые окружали Бога». (3, с.135)

Благодаря этой метаморфозе происходит катартическое снятие смерти. Важно понять парадокс, как поняли Андрей Болконский на Аустерлицком поле, Юрий Живаго или герой любого жития: именно в тот момент, когда заканчивается жизнь, мы понимаем, что смерти нет, что вместо смерти «царят вечные радость и блаженство»: «Все они пели — и малые, и большие, и доброе, только что умершее дитя, и бедный полевой цветочек, выброшенный на мостовую вместе с сором и хламом».(3, там же)

Но мало этого: концентрический характер времени переводит время из субъективного в экзистенциальное (чего не было а «Гадком утенке») и расширяет благодаря этому границы пространства до беспредельности, наполняя его энергией полета. «Самым прекрасным и самым живым и вечно подвижным разрешением всех противоречий является космос", - по мифологическим представлениям. (4, с. 64.) Космос Андерсена это вечное энергетическое движение, напоминающее платоновский мир Эйдосов: «Одни летали возле Бога, другие подальше, третьи еще дальше, и так до бесконечности, но все были равно блаженны».(3, там же)

Конечная точка андерсовского символа — блаженство. Но, как мы уже сказали, любая рационализация символа не может быть конечной, поскольку существует доброе сердце младенца, красота цветка и Бог, превращающий весь космос в поющее движение, куда включается и "бедный полевой цветочек, выброшенный на мостовую вместе с сором и хламом".

В связи с философией Андерсена в тексте создана и эмоционально-интонационная партитура. Мы слышим, как это свойственно романтическим текстам, полифонию: философски-возвышенная тональность (внешнее кольцо), повествовательно-лирическая и скорбная — время дитя и рассказ ангела (внутренние кольца). Именно внутреннее повествование рождает сентиментальность. Зерно сентиментальности — рассказ Ангела — у Андерсена снимается, в отличие от Ф.М.Достоевского в рассказе "Мальчик у Христа на елке". У Достоевского сентиментальность не исчезает, так как сам факт гибели замерзшего на улице мальчика является смысловым центром рассказа: то, что он, замерзнув, попадает к Христу на елку, не снимает трагизма.

У Андерсена сентиментальность снимается за счет, во-первых,самого приема форгешихте — обращения в прошлое, т.е. перед нами давно пережитый факт; а у Достоевского — факт настоящий; во-вторых, у Андерсена рассказ обрамлен как икона окладом: преображение мальчика в ангела и совпадение истории умершего Дитя и мальчика-Ангела; и, в-третьих,история эта есть часть организованного мира-космоса, упорядоченного, благостного ("все равно блаженны" у Андерсена). У Достоевского же мир расколот, не гармоничен и блаженства нет ни на земле, ни выше, потому замерзший мальчик получает «елку» как рождественский подарок, а не как закономерность, согласно космическому закону. У Андерсена сознание христианское (мифологическое, наивное), а потому«каждый раз, как умирает... дитя, с неба спускается ангел, берет его на руки, ... набирает букет цветов и берет их с собою на небо, ... где они расцветают еще пышнее».

 

Библиография:

 

1. Литературный энциклопедический словарь. М., Сов. Энциклопедия, 1987.

2. Брауде Л.Ю. Ханс Кристиан Андерсен и его сборники «Сказки, рассказанные детям» и «Новые сказки». // Ханс Кристиан Андерсен. «Сказки, рассказанные детям». «Новые сказки». М., Наука, 1983.

3. Х. К. Андерсен «Ангел» // Ханс Кристиан Андерсен. «Сказки, рассказанные детям». «Новые сказки». М., Наука, 1983.

4. Лосев А.Ф. Введение. // Платон. Диалоги. М., "Мысль", 1986.

 

V.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 29; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Эрнст Теодор Амадей Гофман. | Джордж Гордон Байрон
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.229 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты