Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Евразийство в ХХІ веке

Читайте также:
  1. Евразийство
  2. Евразийство как проект региональной глобализации.
  3. Евразийство — крупнейшее течение русской научной и общественной мысли ХІХ -ХХ веков.
  4. Евразийство.
  5. ЕВРОПОЦЕНТРИЗМ И ЕВРАЗИЙСТВО
  6. Классическое Евразийство (20-30е годы ХХ века)
  7. Лекция № 9. Глобализация, евразийство и национальная идея
  8. Неоевразийство

К 15-летию идеи Евразийского союза, выдвинутой Президентом Республики Казахстан Н. Назарбаевым, Институт философии и политологии МОН РК подготовил коллективную монографию Евразийство в ХХІ веке: проблемы и перспективы. Публикуемая статья известных казахстанских философов представляет собой квинтэссенцию этого труда.

В мировой истории нет аналогов беспрецедентным событиям, современниками которых мы оказались. Среди всех рисков глобализации самым угрожающим и опасным оказался мировой кризис, охвативший сегодня планету. Финансово-валютные катаклизмы — только пена на поверхности бушующего океана, готового смыть многие цивилизационные завоевания. В чем глубинные причины происходящего, как приостановить грозящую катастрофу? Более того, как эффективно использовать уникальные шансы, предоставляемые историей?

В тревожные дни, когда рушатся устои мировой экономики и миллионы людей теряют не только работу, но и крышу над головой, впадая в отчаяние и депрессию, мы, казахстанцы, живем спокойно и благополучно, в полной уверенности, что сумеем выстоять и перейти через кризис к системному обновлению и устойчивому развитию нашей страны.

Об этом говорится в Послании Президента народу Казахстана, в котором Глава государства подчеркнул: у республики есть ценный опыт противостояния всем потрясениям, свидетельствующий о крепости нашего духа.

Сегодня, когда глобальный кризис еще не достиг апогея, Казахстан осуществляет продуманную, научно-обоснованную антикризисную программу, нацеленную на выполнение государством всего пакета социальных гарантий: дальнейшее повышение пенсий, зарплат бюджетников, стипендий учащихся.

Президент Н. Назарбаев отвечает на эти небывалые по масштабности вызовы истории новой идеей: создать международный институт сознательного регулирования механизмов финансово-валютного функционирования и ввести наднациональную мировую валюту как гарант против возможных будущих катаклизмов.

Эта глобальная инициатива, открывающая реальные пути выхода из тупика, генетически связана с другой исторической инициативой, озвученной впервые 15 лет в МГУ имени М. В. Ломоносова — созданием Евразийского союза (ЕАС).

За истекшие годы Президент Казахстана не только теоретически разрабатывал в своих трудах концептуальные основы евразийского учения, но и со всей решительностью способствовал формированию реальной и эффективно действующей структуры Евразийского союза на всех его уровнях и по всем параметрам: экономическим, финансовым, политическим, культурным, научно-образовательным.



Именно поэтому евразийский регион может сегодня сыграть особую роль в преодолении последствий глобального кризиса, нависшего над миром страшной угрозой. Казахстан вместе со своими партнерами по СНГ, ЕврАзЭС, ЦАС и ШОС имеет прочные предпосылки региональной интеграции с возможным введением в своей зоне евразийской национальной расчетной единицы. Этот шаг может стать решающим в деле осуществления Плана радикального обновления и формирования новой модели мировой экономики, политики и глобальной безопасности.

В свете сказанного евразийская идея обретает новый смысл и новое значение, обнаруживает свою актуальность и жизненность во всех сферах социальной действительности.

Понятие евразийства включает в себя несколько аспектов и сторон: идею диалога культур Европы и Азии; обозначение суперэтнической общности; идейно-политическое движение 20-х годов XX века; идею интеграции государств на евразийском пространстве. Евразийство многозначно, потому что подразумевает множество исторических коллизий в развитии и взаимоотношении культур и этносов, населяющих внутреннюю Евразию; в эволюции евразийского идейно-политического движения; в шагах по созданию ЕАС и так далее.



Но за явлениями должно скрываться некое устойчивое, основное ядро евразийства. Думается, что таким ядром является идея добрососедских отношений между людьми, которая выливается в чувство их исторического и культурного родства. В новом веке, в условиях хрупкого равновесия геополитических сил, глобальных проблем и глобального финансово-экономического кризиса, евразийство должно быть отмечено логикой равнозначности, а не логикой превосходства сопоставляемых геополитических реалий и соответствующих философских доктрин. Последнее означает, что в своем глубинном потенциальном смысле и практических интенциях евразийство есть не что иное, как интегральный тип мироотношения, интегральная философия (в отличие от сугубо восточного и сугубо западного) и новый путь развития человечества (в сравнении с прагматичным Западом и созерцательным Востоком).

Хотя евразийская идея набирает силу, у нее по-прежнему много оппонентов и в Казахстане, и в России. Но в пылу дискуссий зачастую упускается самое важное и предельно ясное содержание евразийского концепта. В Казахстане евразийская идея значима и для внутренней, и для внешней политики. В полиэтничном и многоконфессиональном обществе два ключевых этноса — казахский и русский — относятся к евразийскому суперэтносу. А вместе с сопредельной державой — Россией — Казахстан образует евразийское пространство. Все это — не пустые декларации на голом месте. Веками, тысячелетиями складывалась единая евразийская семья, скрепленная евразийской судьбой, тесными культурными и духовными контактами. Опровергать интеграционный потенциал евразийской идеи — значит идти против истории, против тех возможностей, которые она открыла для будущего.

Как же соотносятся национальная идея и евразийская идентичность? Они взаимосвязаны, но не тождественны. Во внутренней политике Казахстана евразийская идея включается как составляющая в более широкий контекст национальной идеи. Во внешней политике главенствующую роль во взаимоотношениях на постсоветском пространстве начинает играть евразийская идентичность. Национальная идея имеет в виду прежде всего согражданство, социально-политическое измерение единства. Евразийская идея нацелена на обеспечение межгосударственного сотрудничества и интеграции. Национальная идея и идея евразийская по своему характеру — не этнические, а межэтнические, имеющие в виду взаимодействие различных этносов. Но есть в этом смысле существенное различие. Национальная идея, в том виде, как она сейчас принимается в Казахстане, подразумевает объединение этносов Казахстана этносом государствообразующим — казахским. Евразийская идея имеет в виду стратагему мультикультурализма, то есть равную представленность и равное участие всех этносов, включенных в поле евразийского диалога.

Это означает, что евразийская идея базируется на понимании такого типа единства, которое децентрировано и осуществляется благодаря интенсивному поощрению различий. Евразийский замысел предполагает независимость, самостоятельность и культурную самобытность всех участников на основе их национального самосознания и национальной идеи. Можно сказать, что евразийская идентичность нацеливает на формирование национальной идеи и ее внутренних задач по консолидации. В то же время, чтобы добиться евразийской идентичности в ее современной интерпретации, необходимо укрепить единство и взаимопонимание на основе национальной идеи.

Сегодня в мире глобальных потрясений можно устоять, выдержать, только сплотившись, взявшись за руки с теми, кто был рядом много веков, с кем связывают прочные и надежные узы евразийского братства. Евразийский союз может вступить в партнерский диалог с другими региональными объединениями, например с Европейским союзом, и проводить в этом диалоге самостоятельную линию поведения, выражающую национальные интересы.

И еще. Евразийский союз не создает препятствий для многовекторной, многополярной внешней политики, вхождения и включения Казахстана в другие региональные объединения, соответствующие приоритетам и целям государственной политики нашей республики. Создание множества таких региональных союзов отвечает реалиям современной сетевой социальной морфологии, характерной для эпохи глобализации.

Сегодня смысл евразийской идеи высвечивается существенно новой гранью. Евразийство нужно понимать как символ и модель не только славяно-туранского братства, но и всемирного единения людей. Это хороший пример того, что дружественные отношения между представителями самых разных рас и народов — реальная возможность, что особенно актуально в наши дни, когда речь идет о глобальной цивилизации, об общности человечества как целого.

Президент Казахстана Н. Назарбаев считает, что правы и те, кто относит Казахстан к Европе; и те, кто связывает его развитие с азиатскими «тиграми»; и те, кто оглядывается на Россию; и, наконец, те, кто предлагает брать за основу новотюркскую модель. Как ни парадоксально, все они правы и не правы одновременно. Мы, говорит Президент, евразийская страна, имеющая свою собственную историю и свое собственное будущее. Поэтому наша модель не будет похожа ни на чью другую. Она впитает в себя достижения разных цивилизаций.

Интеграция новых независимых государств — процесс объективный, и по высшему счету он не противоречит интересам каждого суверенного государства. Этот процесс является закономерностью развития мировой экономики и международного разделения труда, которые к началу XXI века привели человечество к знаменательному историческому рубежу. А именно: в этот период уже сложилась высокая взаимозависимость всех стран и народов планеты и сформировалось всемирное хозяйство. Ему присущ динамизм, на который влияют такие факторы, как научно-техническая революция и серьезная конкуренция. А выдержать ее отдельным странам в одиночку не всегда возможно.

В проекте ЕАС заложена идея двухскоростной и многоярусной интеграции, формирования своеобразных «интеграционных центров». Не следует видеть в Евразийском союзе жесткую систему с однозначной цивилизационной и геополитической ориентацией. Казахстан диверсифицирует, разнообразит свои внешние связи, налаживая взаимовыгодные отношения с мусульманским сообществом, участвуя в деятельности Организации экономического сотрудничества, Организации «Исламская конференция». И это не является противовесом активному взаимодействию и сотрудничеству в рамках других интеграционных групп на пространстве СНГ: Центрально-Азиатского экономического сообщества, Таможенного союза и т. д.

Имеющиеся экономические, политические и иные факты свидетельствуют о перспективности проекта ЕАС. Собственно говоря, Евразийский союз, хотя пока и не оформлен как таковой, все-таки уже формируется — через постоянно возникающие на евразийском пространстве интегративные инициативы и образования различного формата.

Президент Н. Назарбаев призывает и далее продолжать работу в рамках Единого экономического пространства, ЕврАзЭС, Шанхайской организации сотрудничества и ЦАС.

Кстати, к началу 2009 года в рамках, например, ЕврАзЭС проделан немалый объем работы, подписан ряд правовых базовых документов, которые служат основой к дальнейшему продвижению. При Интеграционном комитете ЕврАзЭС по многим отраслям созданы рабочие органы: Совет по энергетической политике, Совет по транспортной политике, Совет по пограничным вопросам, Совет руководителей таможенных служб и другие. Они решают насущные вопросы в своих сферах.

В перспективе задачи по формированию ЕАС охватывают едва ли не весь спектр общественных отношений. Евразийский союз требует объединения силовых структур государств бывшего СССР, с тем чтобы обеспечить более надежную систему общей безопасности, учитывая современную угрозу международного терроризма. Практическое воплощение Евразийского союза обязывает его участников создать свободные и доступные транспортные коммуникации во всех направлениях, будь то сухопутные, морские, воздушные, нефте- и газопроводы.

Конечно, проект Евразийского союза не может в чистом виде, сам по себе выступить в качестве ключа к решению всех проблем общества. Но в условиях глобального кризиса евразийство обнаруживает себя в качестве прообраза, идеи и модели нового типа культуры. Культуры, которая в наступившем тысячелетии будет, по всем признакам, главенствующей.

Идея евразийства, как ее сформулировал Президент Н. Назарбаев 15 лет назад, основана на духовно-нравственном единстве и культурно-историческом взаимодействии евразийских народов в течение тысячелетий. Сама история сформировала и одобрила Евразийский союз народов. Этот урок евразийского содружества особенно поучителен в условиях глобального кризиса, который в своей глубинной основе есть кризис ценностей, человеческого сознания и человеческой психологии. Следовательно, его разрешение связано в первую очередь с выдвижением именно таких идей, как идея евразийская — имеющих духовно-нравственную сущность и мощный интегративный потенциал.

Заключение

В результате радикальных изменений, произошедших в стране в конце XX в., на уровне обыденного сознания проявилась стойкая потребность в объясняющей и объединяющей идеологии. В такой ситуации евразийская концепция была реактуализирована на постсоветском пространстве, но не в качестве самостоятельной, «спасительной» концепции, а в виде отдельных идеологем, воспринятых основными политическими силами России, уже исповедующими ту или иную идеологическую парадигму.

В рамках проведенного исследования показано, что в условиях соединения разнородных идеологических элементов с тремя основными доктринами (либеральной, социалистической, национал-патриотической) образовались синкретические конструкции, в которых ценности каждой из доктрин соединились с отдельными ценностными положениями евразийства. Эти синкретические конструкции трансформировались под влиянием политического процесса в стране, логически разделенного в диссертации на четыре этапа, что позволило выявить специфику восприятия и адаптации евразийских положений различными политическими силами.

Ядро евразийской идеологической конструкции было разработанной в 20-е гг. XX в. и включало в себя следующие положения: антизападничество, православие как идеологическую основу, концепции «государства правды», «государство мира», «идеократии», «демотии», «гарантийного государства», «третьего пути». Как показал проведенный анализ, в условиях реактуализации евразийских положений в конце XX в. востребованными разнородными политическими силами оказалось, в первую очередь, антизападничество евразийцев с концептами империи и геополитической исключительности.

У представителей «классического» евразийства не было сомнения в том, что идеологической основой всего предложенного ими теоретического построения является православие, однако в процессе реактуализации конца XX в. при соединении отдельных евразийских идеологем с национал-патриотическими ценностными установками выделились три направления, связанные с определением роли и места православия: «православное» (являющееся прямой калькой «классического» евразийства), «толерантное» (предлагающее союз двух религий: ислама и православия), «исламское» (в котором ислам заменяет собой православие).

Первый этап распространения евразийских идей (1991-1993 гг.) характеризуется их соединением с ценностями либеральными, социалистическими, национал-патриотическими, что проявилось в вариативных геополитических концепциях обосновывающих особую роль России в мире. В либеральном идеологическом пространстве это были тезисы С. Станкевича, стремящегося с помощью евразийского дискурса оттенить необходимость учета национальных интересов как на Западе, так и на Востоке.

Антизападническая евразийская риторика усваивалась и использовалась в национал-патриотическом и социалистическом идеологическом полях. В национал-патриотическом пространстве («национал-патриотическое» не сводимое только к русскому, а понимаемое в широком смысле слова) выделяются три направления, использующие антизападную евразийскую риторику: «православное», «толерантное», «исламское».

Уже на первом этапе другие слагаемые идеологической концепции «классического» евразийства («идеократия», «государство-правды» и т.п.) не были реактуализированы, а упоминались только на уровне историографии, описывались, но не предпринималось попыток их перевода в практическую плоскость.

На втором этапе использование положений евразийской идеологии (1994-2000 гг.) наблюдается ее дальнейшая фрагментация по всему политико-идеологическому пространству, с учетом политических пристрастий акторов в ходе двух выборных марафонов. Также, как и на предшествующем этапе, евразийская риторика в геополитической сфере наблюдается во всех трех идеологических полях.

Отличительными особенностями второго этапа явилось:

1. Появление большего разнообразия интерпретаций евразийских положений при соединении с национал-патриотическими ценностями - от интеграционной модели, предложенной Н. Назарбаевым и разделяемой частью евразийцев, до «православного» (движение «Духовное наследие») и «исламского» (движение «Рефах») направлений. Как попытку свести две последние крайности к «золотой середине» («толерантное» направление) можно рассматривать неудавшийся проект клуба «Реалисты» и, до определенной степени, труды «академических евразийцев» (А.С. Панарин, Б.С. Ерасов, В.Я. Пащенко и др.).

2. Под влиянием политических процессов, происходящих в стране, произошла переориентация в рамках значительных групп, разделяющих элементы евразийской идеологии: А.Г. Дугин со своими единомышленниками смещается от синкретических форм с социалистической идеологией к синкретизму с либеральной идеологией; движение «Духовное наследие» движется по противоположному вектору и переходит от синкретических форм с социалистической доктриной к синкретизму с национал-патриотической.

Подобные переориентации серьезно не влияли на расклад спектра политических сил, но они ясно показали, в рамках данного этапа, иллюзорность концепта «евразийская идеология» в понимании неовразийцев, для которых она все больше становилась манипулятивным инструментом, позволяющим серьезно, до диаметральной противоположности, менять свои политические предпочтения.

На третьем этапе применения неоевразийского идеологического дискурса (2001-2003 гг.) четко обозначилась адептами течения тенденция занять центристские позиции в спектре политических сил, что было связано с курсом, предложенным президентом В.В. Путиным. Продолжило развитие «толерантное» (ОПОД «Евразия») и «исламское» (ОПОД «Евразийская партия-Союз патриотов России») направления евразийства в ходе создания синкретических идеологических построений в границах национал-патриотической идеологии. На периферии процесса оказалось «православное» направление, не поддержанное какими-либо значительными теоретическими и политическими силами.

К концу этапа происходит своеобразная «либерализация» неоевразийства (то, что абсолютно исключалось в «классическом» его варианте). А.Г. Дугин и А.-В. Ниязов заговорили об «экономическом либерализме» как развитии экономической составляющей идеологии евразийства. Выдвинутый А. Чубайсом паллиатив «либеральной империи» с тактической целью разобщения национал-патриотического лагеря продемонстрировал возможность использования либералами отдельных элементов евразийского дискурса. Проект всколыхнул политические силы России, заставив их, до определенной степени, дезавуировать свою позицию в отношении концепта «империя» (которое, не являясь изобретением евразийцев, в связке с геополитикой приобретал определенное евразийское звучание). Все это позволяет говорить об активном применении отдельных евразийских положений как эклектических составляющих в рамках соединения с либеральной идеологической платформой.

Гораздо меньше активности неоевразийцы демонстрировали в социалистическом идеологическом поле, единственным исключением стало появление «нового левого» евразийства как группы интеллектуалов, не оказывающих реального влияния на политику и политиков, идеи которых базируются на пограничном состоянии между социализмом и национал-патриотизмом.

На четвертом этапе (2004-2008 гг.) евразийские положения в наибольшей степени нашли проявление в создании различных эклектических образований с либеральной идеологической платформой, что позволяет говорить о сегментации самого течения. На современном этапе, и это отличает его от всех предыдущих, неоевразийстводемонстрирует свою идеологическую аморфность, неспособность самостоятельно оказывать сколько-нибудь заметное влияние на общественно-политическую ситуацию в стране. На фоне постидеологического всеядия, эклектики разнородных элементов, обусловленных идеологической индифферентностью масс, политическим прагматизмом и популизмом идеологов, евразийство остается лишь эмоциональной реакцией, туманной ориентацией.

В национал-патриотическом лагере не угасают надежды на воссоздание евразийского государства в связи с авторитарной политикой руководства страны. «Новые левые» остались единственными сторонниками евразийства пытающихся соединить с его помощью социалистическую и национал-патриотическую идеологии.

Процесс использования евразийской риторики различными политическими силами не закрыт, напротив, в известном смысле он развивается и может быть использован в ходе предстоящих избирательных компаний, может переодически актуализироваться национальными региональными элитами или служить фетишем для различных агрессивно настроенных молодежных организаций. Но все это будет не более чем риторика, используемая как инструмент, как политтехнология во властной борьбе.

В неоевразийстве так и не нашлось места основным политическим концепциям «классического» евразийства, не было предпринято как попыток теоретического развития, так и перевода в практическую плоскость реализации категорий «государства правды» и «государства мира», «идеократии», «демотии», «гарантийного государства».

Неоевразийство уже само превратилось в синкретическую идеологию, и это в значительной степени отличает ее от «классического» евразийства. Наибольшее количество точек соприкосновения между старым и новым евразийством имеется только в плоскости антизападничества.

Идеологемы «классического» евразийства оказались разорваны современными последователями по всему российскому политико-идеологическому пространству, фрагменты и целые блоки евразийских построений используются в текущих, конъюнктурных политических интересах партиями и движениями, зачастую преследующими цели, прямо противоположные евразийским идеалам, в связи с чем современное евразийство не может рассматриваться как самостоятельная идеология, а может быть определена как политическая ориентация.

 

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 8; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Евразийство | ЭТНОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ ЕВРАЗИЙСТВА
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.017 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты