Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Селениэль. — Так Сайтос поможет! Вдвоем точно поймают.

Читайте также:
  1. Селениэль
  2. Селениэль
  3. Селениэль
  4. Селениэль
  5. Селениэль
  6. Селениэль
  7. Селениэль
  8. Селениэль
  9. Селениэль
  10. Селениэль

 

— Поймает.

— Не, не поймает.

— Так Сайтос поможет! Вдвоем точно поймают.

— Да не, вряд ли! Уж от кого, так от Сайтоса она точно отвертится!

— Логично, братишка. Но от Шайтанара она все равно никуда не денется, ты согласен?

— Это точно. Тогда есть ли смысл спорить?

— Я еще не понял, — хмыкнул Дерек, отставив в сторону свою кружку с элем. В глазах темного эльфа горел азарт, впрочем, ни у него одного.

— Вам ее не жалко?! — возмутился сильно подвыпивший Ри, стукнув своей кружкой по столу, и обратился к Марку, который с мягкой усмешкой на губах следил за моими маневрами, — Принц Маркус, хоть вы скажите им!

— Хорошо, — улыбнулся братишка и, достав из кармана бархатный кошель, бросил его на середину стола, — Дерек! Пятнадцать золотых на Шайтанара.

— Ну, ты гад!!! — искренне возмутилась я, сидя на каминной полке. Что я там делаю? Да прячусь я там от одного настырного демона! Упс, извиняюсь, от двух.

Про Сайтоса, который пытается незаметно ко мне подкрасться, прячась за спинами близнецов и Таша, я как-то совсем забыла. Хм, ну до невидимки ему еще далеко, конечно, так что как только он выйдет (или выползет?) из-за стола, можно, нет, даже нужно, будет линять по-быстренькому. А вот как бы сделать ноги от того демона, который вальяжной походкой, словно никуда не торопясь, приближается к камину со зловещей улыбкой на губах, кто мне скажет, а?

Нет, этого демона, я, конечно, не боюсь, но вот обручальные браслеты, зажатые в его левой руке, меня как-то смущают, это да…

А я что? Я ничего! Если я согласилась стать его невестой (невестой, а не женой! Об этом я вообще даже думать не хочу!), то это не значит, что нужно на меня всякие железки цеплять! Я и так постоянно хожу обвешенная всем, чем можно! Да и потом, каким образом я дома, в Эвритамэле то бишь, покажусь? Да меня же старейшины вместе с этими браслетами съедят, и даже не подавятся, я этих противозин строгих отлично знаю!

— Хелли, — позвал меня Шайтанар, которому до камина оставалось каких-то десять шагов, но он почему-то остановился и поманил меня пальцем, — Иди сюда, демоненок.

— Фиг вам! — быстро-быстро замотала я головой, машинально вжимаясь еще плотнее в стену, а точнее — в картину, которую наконец-то поменяли, — Мне и тут хорошо! Тепло, светло и удобно.



— Хелли, — усмехнулся демон, сложив руки на груди. Браслеты в его руке мелодично звякнули, но мне почему-то стало жутко от этого звука, — Спустись лучше по-хорошему.

— Да я и по-плохому отсюда не слезу, — фыркнула я, машинально отмечая краем глаза какое-то движение справа, — Сайтос, дорогой, я те сказала не лезть, а то хвост накручу!

— Хвост не трогать! — оскалился демон, спрятавшийся за камином, — Малышка, а ну иди сюда!

— Счаз, ага! — огрызнулась я и, дождавшись, пока Сайтос броситься вперед, чтобы стянуть меня за ноги с каминной полки, сделала пару шагов по узкому пространству, перепрыгнула через демона. Приземлилась на одно колено, больно им ударившись при этом (хм, старею, что ли?), перекатилась и, не став тормозить, шмыгнула под стол, проехавшись на животе по гладкому, относительно, конечно, деревянному полу.

Нет, ну вот что за люди наглые пошли, а?! Я этому людю, то есть нелюдю, сейчас усы-то пообрываю! И это я не Ри сейчас имею ввиду!

— Киртан, отпусти, а? — состроила я умильную физиономию, глядя на ятугара, который выловил меня из-под стола за шкирку, как котенка, и сейчас несколько отрешенно меня рассматривал.



Да, ятугар посетил нашу маленькую (ну почти), тихую (ну не совсем) и скромную (а в это я вообще не верю) пирушку в честь дня рождения Ри. Как его сюда, вместе с Дартом, приволок Шайтанар, я не в курсе, но была безумно этому рада! Кроме этих важных персон, в таверне, а именно в одном из ее залов, присутствовали и близнецы, который вопреки всему не отправились с Летраком в Карат, Холл, Таш, Марк, и даже Лин! Вот кого я была безумно рада видеть, кто бы только знал…

Правда иритари общалась со мной несколько смущенно, но мне это не мешало, хоть и поначалу было несколько неприятно. Но потом, на протяжении вечера мы все-таки вновь нашли общий язык и я, то и дело липла к ее округлому животу, в котором иногда ворочался ее сын, и даже иногда пинал чересчур любопытную эльфийку в лице меня. Беременность сделало хрупкую девушку только краше, если честно. Мне даже завидно стало, немного, но я тут же все свалила на бурный материнский инстинкт, присущий все эльфийкам, а светлым так в особенности.

— Шайтанар, — лениво произнес ятугар, не сводя с моего лица внимательного взгляда, — Долго я ее удерживать не смогу.

— Что?! — взвыла я, моментально начав вырваться из цепких рук Князя ятугаров, — Ну ты зараза, Киртан! Отпусти меня! Отпусти, кому говорят!

— Ни за что, — ответил Киртан и, поднявшись из-за стола, закинул меня к себе на плечо, не забыв аккуратненько, но чувствительно приложить ладонью пониже спины, чтобы не дрыгалась, — Хелли, ты не сможешь вечно от него бегать.

— На что поспорим? — удивленно возмутилась я, пытаясь покинуть не совсем удобное обиталище. Плечо Киртана, в смысле. Эта вредная киса только сильнее сжала мои ноги и еще раз приложила ладонью по моей пятой точке. Нет, я так не играю! Они что, сговорились всем скопом?! Марк, предатель, я тебе это припомню…

— Киртан, я очень тебе благодарен, но это мое, — раздался бархатистый смешок, и на мое бедро легла чья-то тяжелая ладонь, заставившая меня замереть, а потом безвольно повиснуть, прикинувшись свеженьким трупом. Синеньким таким, тихим и незаметным. Авось, и прокатит…

— Танар, — хмыкнул Киртан. А то бы я без него не поняла, кто стоит за моей… э-э-э… спиной! — Береги ее.

— Можно подумать, что ты меня отдаешь замуж, да еще и сию секунду, — буркнула я, шмякнувшись наконец-то (не без посторонней помощи, естественно), с плеча ятугара. И кто бы мне дал сплестись в тесных объятиях с полом, ага! Упала я ни куда-нибудь, а на руки одному вышеупомянутому демону, который спокойно меня рассматривал, иронично изогнув левую бровь.

— Упырь с тобой, демон, — буркнула я, вытягивая вперед руки, — Надевай свои кандалы, пока я не передумала.

Вмиг став серьезным, Шайтанар поставил меня на ноги и, подцепив пальцами мой подбородок, заставив посмотреть ему в глаза. Узор на его радужке потихоньку начинал краснеть, но не настолько, что можно было начинать бояться. Погладив большим пальцем мою щеку, демон наклонился к моему лицу и серьезно произнес:

— Хелли, я ведь тебя не заставляю. Если ты этого не хочешь, просто скажи.

— Я хочу, Шай, правда, — вздохнула я и, потянувшись, коснулась губами его губ, — Просто боюсь и не знаю, что будет дальше.

— Все будет хорошо, — притянув меня к себе, эрхан как то незаметно защелкнул на моих запястьях широкие, чеканные браслеты, на каждом из которых был его родовой знак, в центре которого виднелись крупные сапфиры. Вопреки всем моим опасениям, они не чувствовались, как кандалы, а наоборот, стало так тепло, хорошо и уютно, что я сама потянулась за поцелуем. Который, естественно, туту же получила… под громкие аплодисменты. Вот же бяки некультурные, вот никак им спокойно не живется!

И Марк, редиска такая, совсем не против происходящего… Впрочем, ну их всех на… хутор, вампирчиков ловить! Эти губы таки сводят меня с ума…

— Отпусти ее, демон! — неожиданно раздался злой, как у тысячи орков, голос. Ох ты, вампира мне в соседи, только не говорите мне, что этот далеко не добрый и милый голосок принадлежит одному знакомому рыжеволосому эльфу!

Осторожно выглянув из-за спины Шайтанара, который ухитрился не только уже повернуться, но и засунуть меня за эту саму спину, я едва не выругалась, но уже вслух. В дверном проеме, который вел в зал таверны, где обычно обедали адепты Академии, сжав рукоять висевшего в ножнах на бедре меча, действительно стоял Латриэль, одетый в темно-зеленый костюм для верховой езды. Кхм, и почему мне кажется, что он не меня здесь искал, никто не знает, нет?

— Латриэль, что ты здесь делаешь? — невольно нахмурившись, поднялся братик из-за стола, пока я костерила себя, на чем свет стоит. Он не должен был здесь меня видеть! Ой, что я несу… Он вообще не должен был меня нигде видеть!!!

— Искал тебя, — раздраженно бросил Латриэль, на секунду похоже забыв, с кем он разговаривает, — И увидел кое-что многим интереснее.

— Тебя это волнует, эльф? — цинично усмехнулся Шайтанар, даже не спрашивая, а утверждая.

— О да, меня это волнует! — раздраженно ответил Лат, не двигаясь, впрочем, с места, — Особенно меня это волнует в свете последних событий!

Так, а вот с этого места поподробнее, пожалуйста…

— Латриэль, я еще раз спрашиваю, зачем ты здесь, — мягко, но с нажимом произнес Марк, озвучив мои мысли. У ду… близнецов, в смысле, мысли схожи, как известно.

— Тебя искал, — повторил эльф, убрав наконец-то руку с рукояти меча, — Вчера на рассвете делегация лунных эльфов во главе с принцессой Селениэль покинула Линелию. Остановившись на ночлег в лесу, неподалеку от того места, где раньше была Скайра, они подверглись нападению. Отряд разбит, а принцесса исчезла… Старейшины отправили меня туда, не сумев разыскать будущего Владыку. Я как чувствовал, что ты здесь, но не ожидал увидеть непосредственно саму принцессу…

— Так, стоп! — я выскочила из-за спины Шайтанар, — Что значит, отряд разбит?! И кем?!

— Меня больше интересует, что ты здесь делаешь, Ниэль?! — рявкнул Латриэль так, что у меня чуть уши не заложило.

— Латриэль, будь добр, держи себя в руках, — спокойно произнес Марк, успев до того, как в разговор вмешался Шайтанар. А он бы это сделал, могу поспорить на что угодно! — Ниэль не было в отряде, вместо нее в Линелию ездил Остиэль.

— Хамелеон, — зло прищурился Лат и повернулся к Марку, — И когда же ты собирался мне об этом сказать? И об этом тоже.

Так, вот не надо так на мои новые украшения смотреть, я тут не причем! Ну, почти не при чем… Так, о чем я вообще сейчас думаю?!?

— Ости… что с ним? — сжав кулаки, спросила я, пытаясь унять панику в груди. Только бы с ним ничего не случилось, пожалуйста…

— Я же сказал, что я еще там не был, — хмыкнул Лат, с какой-то долей отвращения посмотрев на меня, — Как это случилось, Ниэль? В какой момент этот демон стал тебе дороже нас, дороже Эвритамэля? Ты же понимаешь, что для него это просто игра…

— Маркус, заткни пасть этому эльфенку, пока я его не убил, — спокойно, но зловеще произнес Шайтанар, положив мне руки на плечи. Не знаю, толи он себя так хотел успокоить, толи меня, дернувшуюся после слов Латриэля, как от пощечины. Лучше бы он меня ударил, честное слово.

— Латриэль, Ниэль сама вправе выбирать, с кем ей провести остаток своей жизни, — произнес Марк, приближаясь к эльфу, — И ни тебе, ни мне, решать ее судьбу. Это ее решение, и против я ничего не имею. И тебе придется с этим смириться.

— Скажи это Старейшинам, — сухо произнес Латриэль и, бросив на меня какой-то непонятный взгляд, круто развернулся и вышел. Марк отправился за ним, а я же, не придержи меня вовремя Шайтанар, непременно бы сползла на пол.

— Эль? — ко мне туту же подскочил взволнованный и мигом протрезвевший аронт, когда демон усадил меня на первую попавшуюся лавку, — Ты в порядке?

— Я-то да, — сухо кивнула, напрасно пытаясь унять дрожь в коленях, — А вот эльфы… Хранители, там же Ринь, там Ости! Да там половина личного отряда Оланиэля! Как я теперь ему в глаза посмотрю?

— Эль, успокойся, — передо мной на корточки опустился Дарт, протягивая кружку с вином, — Возможно, еще не все потеряно. Я пойду с тобой, лишний целитель не помешает.

— Пойдут все, — со своего места произнес Киртан, — Неизвестно, что там произошло. Танар?

— Само собой, — усмехнулся демон, протягивая мне мой же сайшесс, конфискованный не так давно, во время наших с ним «семейных» разборок, — Сайтос, принеси оружие.

— Один момент, — произнес демон и, сцапав зачем-то Ри, уволок того наверх. Мое же оружие всегда было при мне, мне не о чем было беспокоиться… до недавнего момента.

«Хелли, у меня нехорошее предчувствие», — раздался голос Таша, пока я пыталась взять себя в руки и начать рассуждать логически. Остиэль не тот эльф, которого можно просто так схватить, он бы точно ушел от любого преследования… Но, хрдыр, почему мне так паршиво? Таш, у меня такое же чувство…

— Холл! — резко поднявшись, я повернулась к аронту, — Уведи отсюда Лин. Если за мной действительно началась охота, причем уже открытая, вы оба можете пострадать. Дерек, Терен, спрячьте ее в Карате. Думаю, Летрак там уже навел относительный порядок.

— Хорошо, Ниэль, — поднялись близнецы. Вот за что я их люблю, так за их абсолютное доверие. Они никогда не будут спорить и пытаться все сделать по-своему… по крайней мере тогда, когда нужно действительно действовать серьезно.

— Хелл, ты уверена, что все настолько серьезно? — ко мне подошла Лин, держась за поясницу. Если я не ошибаюсь, то через месяц Холл станет отцом хорошенького мальчугана, обладателя глаз весенней листвы и багрово-красных волос… Эльфы в таких вещах не ошибаются.

— Да, Лин, — со вздохом кивнула я, — Похоже, что своим исчезновением из катакомб я окончательно вывела Эрратиана из себя. Нападение на отряд — это скорее всего простая месть. И если он захочет навредить еще кому-нибудь из моих близких, я хочу, чтобы вы были как можно дальше отсюда.

— Я не буду спорить, — кивнула иритари и на мгновение крепко-крепко меня обняла, — Будь осторожна, хорошо?

— Так, вот попрошу без нотаций! — ворчливо произнесла я, хотя слова иритари были мне приятны. Давненько я ее нравоучений не слышала… И если хочу услышать еще, то их с Холлом действительно нужно отправить подальше из Эллидара.

— Таш, — я повернулась к полуэльфу, который сидел рядом с Киртаном, задумчиво созерцая пространство прямо перед собой. Это называется «ушел в себя, вернусь не скоро», — У меня к тебе маленькая просьба. Предупреди Ауста о том, что случилось. Возможно, охранный купол над Эллидаром придется усилить.

— Эль, а может, ты нагнетаешь обстановку? — спросил Дарт, коснувшись рукой моего локтя, чтобы привлечь внимание, — Напасть на отряд мог кто угодно.

— Верно, — полуэльф все же поднялся из-за стола, — Но лишняя предосторожность все же не помешает. Особенно если это действительно дело рук Эрратиана.

— Я проверю, как дела в Динтанаре, — миг, и Киртан исчез, растворившись в красных искорках, оставив после себя легкий запах паленой шерсти. Магия ятугаров крайне своеобразна, как выяснилось… список талантов этой ушастой ленивой заразы меня временами просто выбивал из колеи.

Таким образом, в просторном помещении осталась только я, Дарт и Шайтанар. Не то, чтобы меня это не устраивало, просто стало как-то жутко, что ли? На душе было тяжко, я прямо кожей чувствовала надвигающуюся беду. Это раздражало, заставляя не находить себе места.

— Демоненок, посмотри на меня, — раздался спокойный голос, и до меня только сейчас дошло, что Шайтанар уже пару минут стоит прямо передо мной, а я задумчиво созерцаю носки его лакированных сапог. Дожилась, однако.

— Прости, — я встала, и демон тут же прижал меня к себе. Вот всегда он знает, что я чувствую, мерзавец крылатый…

— Не стоит обращать внимания на слова этого эльфа, — произнес демон, прикоснувшись губами к моей макушке, — Маркус прав: это действительно только твоя жизнь.

— Тьфу на тебя! — ругнулась мое ошарашенное высочество, но в следующий момент прижалась еще крепче к демону и потерлась носом о его грудь, обтянутую простой темно-синей рубашкой, поверх которой был накинут приталенный жилет из черной кожи, — Латриэлю я и потом накостыляю, мне сейчас несколько не до этого. Я волнуюсь за Ости, и за Ринь.

— Кто они? — тихо спросил Шайтанар, нежно скользя пальцами по моей шее, заставляя расслабиться, пусть и ненадолго.

— Остиэль тер Ник, — вздохнула я, — Друг детства, хамелеон. Изменчивая натура, изменчивый характер… Но его отношение ко мне никогда не менялось. И он… я любила его, когда была подростком. С возрастом это прошло, но он все равно остался моим другом. Кроме меня, пожалуй, у него больше и не было друзей. За его вторую ипостась его боялись и ненавидели практически все. Кроме меня, разумеется, и, пожалуй, Марка.

— Вот значит как, — многозначительно усмехнулся демон, за что тут же получил кулаком в ребра, но даже не поморщился при этом.

— Никак! — возмутилась я, — Я же тебе Карнелию не припоминаю, вот и ты молчи! Да, я любила Ости, и люблю до сих пор, но уже как близкого родственника, почти брата. И больше на эту тему я рассуждать не хочу!

— Не злись, демоненок, — подцепив мой подбородок пальцами, демон на миг прижался своими губами к моим, — Я просто ревную. И обещаю, ничего твоему эльфу не будет, если он, конечно, он будет держать себя в руках.

— Если он вообще жив, — вяло улыбнулась я, чувствуя тяжесть на сердце. И зачем, зачем я вообще попросила его поехать в Светлый Лес вместо меня?! Хранители, пускай с ним все будет в порядке…

Спустя пару минут в зал спустились Сайтос и Ри. Мой ученик, одетый в форму ранхара, нацепил, как всегда, мой пояс, который я без зазрения совести ему отдала. Его поручи с «когтями» и сайшесс всегда был при нем. В руке он держал мою куртку из кожи ассоматийского питона с раскошенными рукавами. Специально шили, чтобы я могла легко кинжалы доставать. А так, в принципе, она ничем не отличалась от старой.

Не успела я надеть куртку, как появился Киртан, одетый все так же, в простую черную рубашку, замшевые штаны такого же цвета, заправленные в высокие, до колен, сапоги. Над его плечом красноречиво выглядывала рукоять меча. Еще один готов к труду и обороне, так сказать. Только почему мне кажется, что драться нам сегодня не придется? Надо через плечо сплюнуть и по дереву постучать. Сайтос, ку-ку, ты где? Иди сюда родной…

«Ниэль, пора. Я открываю портал».

— Идем, — вздохнула я, первой направившись на выход из таверны, в последний раз окинув такие родные стены зала и портрет директора Итрона над камином. Я словно чувствовала, что сюда я не скоро вернусь.

Первым из портала, который Марк открыл перед таверной, вышел Латриэль, а за ним, чуть опередив Марка и Шайтанара, прошмыгнула я. Наверное, демон бы непременно высказался бы по этому поводу, но мне уже было как-то не до этого. Поневоле замерев, я с жутким холодом в груди, оглядела то, что осталось от некогда шикарного леса.

Примерно на лигу вокруг, в десятке шагов от тракта, лес был вытоптан, другого подходящего слова у меня не нашлось. Сломанные пополам, а то и в нескольких местах сразу, многовековые сосны, пожухлые, валяющиеся то тут, то там куски елок, выдернутые с корнями кустарники, выжженная, почерневшая трава и буквально закаменевшая земля. Посередине всего этого хаоса валялась перевернутая и наполовину сожженная карета, на уцелевшем боку которой еле прослеживался герб моей семьи. В двух шагах от него виднелось разбросанное пепелище — все, что осталось от разведенного на ночь костра. Расплавленный котелок, посуда, чьи-то вещи… и тела. Много тел, сожженных, источавших отвратительный запах горелого мяса, которое при жизни были эльфами. Кроме этого, кое-где лежали и просто изуродованные, поломанные, словно деревянные куклы, изуродованные тела эльфов.

Охраны, которой выделили для поездки, всего было с десяток. Но, как я узнала, у Рощи Дриад делегацию встречали еще около двадцати эльфов, чтобы довести свою принцессу до Эвритамэля в целости и сохранности. И в результате, погибли они тогда, когда их принцесса была от них за много лиг…

— Нет, — едва слышно всхлипнула я, зажав рот ладонью, — Нет, пожалуйста, только не это…

— Принц Маркус, — увидев, наконец-то, кто их посетил, от эльфов, что прочесывали «поляну», развешав в воздухе магические светляки, отделился статный эльф и склонился в почтительном поклоне. Опустив оружие, эльфы так же склонились в поклоне, но чтобы через пару секунд с молчаливого согласия Марка, возвратиться к своим занятиям. Если честно, их я даже не сразу как-то заметила, все мое внимание было приковано к телам, лежащим на земле.

— Все в порядке, Оланиэль, — махнул рукой Марк, который, как и я, чувствовал в груди саднящую боль, правда, не такую сильную, — Сколько погибших?

— Двадцать восемь, Ваше Высочество, — пряча взгляд, ответил начальник стражи, — Вашу сестру или же ее следы мы так и не смогли обнаружить… Но возможно… принцесса Селениэль?! Но как?!

— Не важно!! — на ходу прокричала я, увидев среди тел на поляне длинные светлые длинные волосы, которые могли принадлежать только одной эльфийке. Риниэль.

За минимальный промежуток времени я пересекла поляну и, буквально на колени перед телом эльфийки, я еле сдержала слезы. Ее тела не коснулся огонь, она лежала на самом краю разрухи, словно пыталась убежать, но не успела. Ее простое, белое платье было все пропитано кровью от глубокого, рваного пореза, пересекавшего ее тело поперек, словно ее кто-то полоснул огромным когтем. Но эльфийка все еще была жива, вокруг нее суетились целители, хотя помочь ей было уже нельзя. Ее кровь, уже слабыми толчками вытекая из раны, чернела на глазах, но девушка еще упорно цеплялась за жизнь.

— Ринь, маленькая моя, держись, — прошептала я, ласково убирая спутавшиеся белокурые локоны с ее бледного, как пергамент, лица, — Держись, моя маленькая, все будет хорошо! Дарт! Дарт, упырь тебя побери!!! Ринь, держись, слышишь?

— Принцесса, — на миг лицо эльфийки озарила легкая, хоть и слабая улыбка, и ее глаза открылись, — Вы вернулись…

— Ринь, — шокировано произнесла я, взяв ее хрупкую руку в свою, — Как ты узнала?

— Принцесса не храпит во сне, — улыбнулась эльфийка, но тут же закашлялась, на ее губах выступила кровь, которая практически мгновенно потемнела. У меня внутри все перевернулось, мгновенно оборвав истерический смешок, прорывавшийся наружу после ее слов.

— Дарт, — хриплым голосом, в котором я еле узнала свой собственный, позвала я ятугара, который уже сидел возле эльфийки и водил руками вдоль ее ран, едва слышно бормоча заклинания, — Дарт, не молчи!!!

— Я не могу ей помочь Эль, — убрав руки, тихо произнес ятугар, пряча от меня взгляд, — В ее теле яд, который отравляет ее кровь. Процесс необратим. Ей сталось жить совсем недолго.

— Нет, нет!!! — глухо прошептала я, сама того не заметив, потихоньку раскачиваясь из стороны в сторону, — Ринь, ты должна жить, слышишь? Ты должна!!!

— Принцесса, — с трудом двигаясь, но все же положив мою ладонь к себе на щеку, эльфийка улыбнулась, — Я рада, что посвятила свою жизнь служению вам. Уверена, Геката меня не обидит.

— Ринь, нет! — всхлипнула я, чувствуя, как предательские слезы стекают по моему лицу, — Ты не можешь меня оставить, слышишь? Ринь, кто? Кто это сделал?!

— Черные… драконы… — хрипло прошептала эльфийка, из губ которой потекла густая, темная кровь. Миг, и ее глаза остекленели, а судорожно вздымающаяся грудь опала, унося с собой частички того тепла, что мне дарила улыбка этой эльфийки. Риниэль, моя странная, иногда вызывающая желание покрутить пальцем у виска, служанка, которую я знала еще с детских лет, была мертва.

— Нет, — ошарашено прошептала, все еще держа в руках уже холодную руку эльфийки. Я не могла в это поверить. Ринь, моей необычной, но всегда веселой и отзывчивой Ринь больше нет. Она здесь, но… ее больше нет. И не будет никогда, она не вернется.

Я думала, что только в эльфийских романах, такое бывает. Один из героев умирает, а другой, оказавшийся сильнее, успевает прийти в самый последний момент, чтобы тот умер на его руках. Естественно главный герой, потеряв своего друга и напарника, стуча кулаками в грудь и о землю, обещает отомстить, после того, как последний вздох покинет еще юное тело…

Книжная романтика даже рядом не стояла с реальной действительностью. Терять друга, и не просто друга, а эльфийку, которую ты знала с младых лет, и действительно, вопреки всему, принимала такой, какая она есть, и была рада этому, оказалось более чем тяжело. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, разорвав хрупкую плоть на части. Боль, осознание потери и чувство безысходности и собственного бессилия, которые пришли чуть позднее, затмевали разум, заставляя сердце бешено колотиться в груди, ударяясь об ребра, и комом застревая в груди.

Я даже не совсем поняла, когда кто-то поднял меня на руки и унес вглубь леса, подальше от всего этого хаоса. Лишь когда мои плечи сильно сжали, притянув к чьему-то сильному телу, я осознала, что нахожусь не где-то, а в объятиях Шайтанара, который крепко прижимал меня к себе.

— Шай, я… — я не смогла договорить. Горло стиснуло, а слезы против воли хлынули из глаз. Не скоро я почувствовала на себе сильные руки демона, и услышала его слова, которые, в принципе, ничего не значили. Перед глазами все еще стояло тело эльфийки, изуродованное когтем Черного дракона, но боль даже не думала исчезать, хоть и чувствовалась теперь несколько отстраненно.

— Тише, Хелли, — демон сильно прижал меня к себе и, будь я человеком, у меня наверняка бы хрустнули ребра, — Не плачь. Ты ей уже не поможешь.

— Я знаю, Шай, но… — я подавила судорожный всхлип, так и не сумев продолжить фразу, только уткнулась носом в грудь демона, прижавшись к нему так, словно остального мира больше для меня не существовало. Хотелось всегда стереть из воспоминаний этот день, этот вечер, и эту поляну. Несмотря на всю боль, я лишь одного не могла понять: за что ее? За что Ринь, которая вообще не была в курсе того, что происходит в моей жизни? За что ее постигла такая участь?!

Эрратиан, мразь… я убью тебя. Чего бы мне этого не стоило.

— Ниэль, успокойся, прошу тебя, — впервые на моей памяти, демон назвал меня эльфийским именем и, обхватив мое лицо ладонями, легонько, почти незаметно, поцеловал, — Сейчас нужно, чтобы ты соображала. До сих пор не найдено еще одно тело… Это значит, что Остиэль мог остаться в живых.

— Как же ты прав, демон, — откуда-то издалека раздался усталый голос, — Я, пожалуй, буду живее всех живых на этой поляне.

— Ости!!! — у меня окончательно сорвало крышу, когда я услышала в тени деревьев знакомый с детства голос. Не раздумывая ни секунды, я бросилась вглубь леса, чтобы буквально через двадцать шагов, наткнуться на самого хамелеона, который, вопреки привычкам, был в своем собственном облике. Иссиня-черные волосы длиной до плеч по большей степени отдавали в синеву, ложась неровной лесенкой на чуть покатые плечи. Стройный, даже несколько худощавый, эльф, устало привалившись плечом к дереву, медленно по нему сползал, цепляя к одежде, а именно к просторному плащу и свободным штанам (больше на нем ничего не было), мелкую древесную труху, частички коры и хвою. Его лицо с четко очерченными губами, носом с заметной горбинкой, острым подбородком и достаточно высоким лбом, выглядело, по меньшей мере, устало.

— Ости, ты живой!!! — вырвался у меня стон облегчения, когда я, освободившись от рук Шайтанара, который последовал за мной, преодолела последние несколько шагов, чтобы поскорее обнять хамелеона, которого уже, после смерти Ринь, мысленно похоронила, — Я уже и не надеялась…

— Ну что ты, маленькая моя, — закрыв глаза, произнес эльф, сидящий на траве, обняв меня одной рукой, — Хамелеона так просто не убить.

— Я так боялась, Ости! — не выдержав, я все-таки окончательно разревелась, почувствовав, такой знакомый с детства, запах карамели, едва уловимо исходящий от кожи эльфа, — Ринь… она умерла! Она умерла на моих руках!

— Тише, маленькая, — прижавшись губами к моему виску, прошептал эльф, — Все хорошо… Все хорошо, слышишь? Ты жива, я жив, Маркус здоров, а ей сейчас лучше в другом мире, ты помнишь?

— Всем, кто не с нами, мы шлем привет и глубокий поклон, — всхлипнула я, отчаянно пытаясь взять себя в руки, не смотря на лившиеся из глаз слезы, — Помнить мы будем всех вас до скончания наших времен…

Старинная, как мир эльфов, эльфийские сказания об усопших, слова которой напомнил мне Остиэль, немного привела меня в чувство. И хотя я еще долго не могла прийти в себя, со временем, в таких родных с детства объятиях, я все же смогла успокоиться.

А когда из его рук меня забрал Шайтанар, а позже к нему присоединился и Марк, я практически полностью пришла в себя, уже начав мыслить более связно. Когда же в поле моего зрения появился Ри и, неожиданно для всех, крепко-крепко меня обнял, ухватившись за талию, я поняла, что смерть, как таковая, мне не страшна. Единственная моя слабость была в том, что я боялась потерять своих близких. Я никогда не думала, что смерть Ринь так меня подкосит, и я даже боялась думать, что будет если, не приведи Хранители, случится что-нибудь с кем-то из более близких мне людей. Это, если честно, натолкнуло на определенные мысли, но я все же решила обдумать их позже, и вернулась к суровой реальности.

— Ости, — обхватив ладонями лицо эльфа, я внимательно вгляделась в его разноцветные глаза, которые, по законам магии, еще с момента пробуждения его второй ипостаси, свидетельствовали об его силе, — Что произошло?

— Черные драконы, Ниэль, — вздохнул Ости, чуть пошевелившись, и только сейчас я заметила его неестественно вывернутую левую руку, — Они напали ночью. Двое парили в воздухе, наблюдая за тем, чтобы никто не мог уйти, пока трое разрушали лагерь. Я не успел ничем помочь ни Ринь, ни остальным. Я едва успел отойти на безопасное расстояние, ежесекундно меняя облик. Но ты же знаешь, эти твари способны чувствовать магию, даже мою. Я не знаю как, но мне в очередной раз повезло. Я смог спастись, но так и не смог помочь остальным…

— Все в порядке, Ости, — слабо улыбнулась я, помогая эльфу поудобнее утроиться среди корней старой сосны, — Шайтанар, позови Дарта, пожалуйста. Я не хочу большого скопления народа.

— Он уже идет, — хмыкнул демон, опускаясь на корточки рядом со мной, — Разволновался, куда же ты подевалась.

— Вовремя, — вздохнула я с облегчением, и прикоснулась кончиками пальцев к щеке Остиэля, — Ты точно в порядке?

— Чертовски устал, но в норме, — хмыкнул эльф, — Маленькая, так это и есть твой суженый? Что ж, одобряю… конкурент он серьезный.

— Да ну тебя в пень, Ости! — ругнулась я, и повернулась к подошедшему ятугару, который с немым удивлением наблюдал за развернувшимся перед ним действом, — Дарт, посмотри его, а? Я буду очень тебе благодарна.

— Я помогу, — рядом, к моему вящему удивлению, сел Марк, и они вдвоем с Дартом быстро осмотрели хамелеона. Констатировав физическое и магическое истощение, плюс сломанную руку, братик занялся пострадавшей конечностью, а гранатоволосое недоразумение — вливанием сил.

Я в первый момент даже не поняла, что стою, крепко обнимая Шайтанара. Меня ощутимо трясло, то ли от облегчения, толи от злобы и бессилия. Я не смогла уберечь Ринь и своих людей. Я была виновата в их смерти, как бы Марк не твердил обратное.

— Принц Маркус, — к нам подошел Оланиэль, за спиной которого виднелось несколько эльфов из стражи, — Мы позаботимся о телах, но вам и вашей сестре необходимо срочно вернуться в Эвритамэль. Приказ тер Сента.

— Здесь приказываю я, а не Латриэль, — отрезал Марк, поднимаясь на ноги, — Делайте, что нужно, о себе и Селениэль я способен позаботиться самостоятельно.

— При всем уважении, принц Маркус, — поклонился эльф, — Но ваше присутствие здесь не желательно, особенно в кампании демонов.

— Этот демон мой жених, Оланиэль! — отстранившись от Шайтанара, я подошла к начальнику стражи, — И его присутствие даже не обсуждается. Делай, что должен, но оставь нас в покое.

Да, резко, я знаю. Оланиэль не заслуживает такого обращения, но меня сейчас лучше вообще не трогать. И пытаться отгородить меня от моего демона — тем более.

— В таком случае, я вынужден арестовать Остиэля, — мельком взглянув на хамелеона, Оланиэль махнул рукой, и моего друга тут же окружили эльфийские воины, — До выяснения всех обстоятельств.

— Что? — опешила я, — Да ты с ума сошел! Он жизнью из-за меня рисковал, а…

— Успокойся, маленькая — Ости уже самостоятельно поднялся с земли, — Рано или поздно это должно было произойти. Я отвечу перед Старейшинами за все свои поступки.

— Чтобы ни один волос не упал с его головы, — обратился к страже Марк и, подойдя к хамелеону, положил тому руку на плечо, — Все будет в порядке, тебе нечего опасаться. Я прибуду чуть позже, тебе не придется в одиночку оправдываться.

— Спасибо, Маркус, — кивнул Ости и, нахально мне подмигнув, позволил страже себя увести. Да уж… теперь нам всем так влетит от Старейшин, что мало не покажется! Но, если честно, теперь мне на это глубоко наплевать. Это не так важно, как смерть Ринь.

— Я разберусь со Старейшинами, Шайтанар, — неожиданно произнес Маркус, взглянув на демона, стоящего у меня за спиной, — Ниэль ничего не грозит.

— Надеюсь на это, эльф, — хмыкнул эрхан, — Пока мне нет хода на земли лунных, она под твоей защитой.

— Ребят, спасибо, конечно, — хмыкнула я, но тут же рявкнула так, что стоящий возле меня Ри нервно шарахнулся в сторону, — Но со Старейшинами я смогу и сама разобраться!! Я вам что, маленький ребенок что ли?! Сколько можно меня опекать?!

Неожиданно подкравшуюся истерику оборвал Киртан, шагнув ко мне и резко, хоть и не совсем сильно, ударив по щеке. Правда, этого в моем-то состоянии, вполне хватило, чтобы я грохнулась на землю, едва не потеряв сознание.

— Эренрих… — раздался тихий рык.

— Эль, спокойно, приходи в себя, — моих висков коснулись изящные пальцы, а голос гранатоволосого ятугара обволакивал, принося долгожданное спокойствие и умиротворение. Неожиданно стало если не легко на душе, то хоть не так больно. Постепенно меня перестало трясти, и смерть эльфийки отошла на второй план. Я поняла, что сейчас действительно не время для истерик, нужно действовать, пока не стало только хуже.

— Спасибо, Дарт, — одними губами улыбнулась я, когда чарующий голос ранхара смолк, и смогла открыть глаза, запрятав наконец-то все мешающиеся сейчас чувства.

— Не за что, — улыбнулся Дарт, помогая мне подняться с земли. Возле меня уже стоял Марк и Ри, а неподалеку, в тени деревьев, виднелись лишь две смазанные тени.

— А это что еще такое? — округлила я глаза, пытаясь рассмотреть, какой же юный гений решил устроить потасовку в такой момент. И самое странное, это был не Сайтос! Эта крылатая зараза вон там, на верхушке дерева сидит, осматривая окрестности.

— У Шайтанара тотальная непереносимость тех, кто может тебе навредить, Ниэль, — подойдя ко мне, Марк нежно коснулся моей щеки, убирая синяк на скуле, — И он никому не позволит поднять на тебя руку, даже Князю Эренриху.

— Э-э-э… — шокировано произнесла я, машинально повернувшись к дерущимся нелюдям. Они, похоже, драку прекращать не собирались, хотя, если подумать, то Киртан сделал правильно, залепив мне пощечину. Моя истерика совершенно была не нужна на данный момент и…

«Хелли!!! Черные драконы над Эллидаром!!!» — раздался мысленный крик Таша, мгновенно оборвав мои рассуждения на тему того, что меня скоро можно будет в истерички записывать.

Я похолодела, Маркус, услышавший мои мысли, тоже.

— Эль? — мгновенно нахмурился Ри, увидев выражение моего лица, — Все в порядке?

— Нет, — резко выдохнула я, — Это была не случайность. Черные Драконы как-то связаны с Эрратианом, и сейчас они над Эллидаром.

Выражение, которое прозвучало в следующий момент из уст моего ушастого ученика, я даже вспомнить потом с трудом смогла, ибо таких непечатных слов я от него еще не слышала. Хотя, в чем-то я его понимаю, такого веселого дня рождения даже у меня не было… если, конечно, мое столетие не вспоминать.

— Ниэль, — позвал меня Марк, закончив плетение портала, — Идем.

Он и Дарт первыми шагнули в портал, за ними шмыгнул Ри, а я, махнув рукой на сцепившихся нелюдей, уже сделала шаг, но, как ни странно, продолжить движение не смогла.

— Ниэль, ты никуда не пойдешь, — завернув мне руки за спину, тихо и как-то зло произнес Латриэль, — Хватит уже и того, что ты наворотила. Ты отправляешься в Эвритамэль, и немедленно.

— Лат, отпусти, — сцепив зубы, произнесла я. Что-то в таком духе, если честно, я и ждала от рыжеволосого эльфа, — Эллидар в опасности, и там те, кто мне дорог. Я сегодня уже потеряла Ринь, и не хочу потерять еще кого-нибудь.

— Селениэль, я не могу позволить тебе действовать в угоду сиюминутного интереса, — поморщился эльф, — С Эллидаром у тебя не должно быть связей. Ты принадлежишь Эвритамэлю.

— Нет, Лат, — усмехнулась я, полностью расслабившись, — Прости, но принадлежу я только себе.

Вывернув немного кисти рук, я ухватила Латриэля за запястья и, потянув его на себя, резко ударила ногой назад. Да, я знаю, между ног бить не хорошо, но у меня не было другого выхода. Эльф отпустил мои руки, но я хорошо его знала и, прежде чем он очухался, бросилась вперед, к порталу. Но добежать не успела: Лат каким-то образом умудрился схватить меня за плечо. Разворачиваясь, я одновременно сбросила его руку, потом наклонилась и скользнула в сторону, уходя от его второй руки, которой он едва не ухватил меня за шиворот куртки.

— Отойди, Латриэль, — зло рыкнула я, сообразив, что теперь я оказалась в невыгодном положении. Эльф стоял спиной к порталу, то и дело морщась от боли, — Я все равно пойду туда.

— Нет, Ниэль, — усмехнулся Лат, — Ты туда не пойдешь.

— А я бы поспорил! — раздался смешок и размытая, но до нервного заикания знакомая тень снесла меня с места, за мгновение до того, как Латриэль на меня прыгнул. Его руки встретили пустоту и он, прокатившись по земле, резко стал на ноги… но тут же отлетел, попав под действие чьего-то заклинания.

— Слишком много на себя берешь, эльфенок, — раздался зловещий смешок, и из тени деревьев вышел Шайтанар, вслед за которым появился Киртан, щеголявший рассеченной бровью. Увидев, что Латриэль уже начал вставать после встречи своего тела с ближайшим деревом, он кинул заклинание от которого, впрочем, эльф увернулся. Разглядеть я это все едва успела из-за Сатоса, который не спешил поставить меня на землю, а парил в воздухе, держа на руках.

— О, вы закончили? — фыркнула я, раздраженно посмотрев на Шайтанара, который был спокоен, как никогда. Ну, как обычно, в смысле, — Я уже думала, что этого не дождусь!

— Обсудим это позже, Хелли, — усмехнулся Шайтанар, но черты его лица практически моментально окаменели, — Сайтос, портал!

— Хрдыр! — ругнулся эрхан, резко устремляясь вниз, но я понимала, что мы не успеем. Разноцветный овал портала, мерцавший внизу, начал сужаться с ужасающей скорость.

— Отпускай! — выкрикнула я, одновременно разжимая руки на его шее, за которую держалась. Так как эрхан летел вниз не отвесно, а чуть наискось, а весьма удачно влетела на полном ходу в портал, успев в самый последний момент. Само перемещение не было приятным, если честно, а про то, как я из него вывалилась, шмякнувшись спиной об землю, я вообще скромненько умолчу.

— Везет же мне с приземлениями, — пробурчала, уперевшись одной рукой в землю, пытаясь выровнять сбитое дыхание. И мне бы дорого стоило это движение, если бы не звериные инстинкты, которые заставили меня резко откатиться в сторону, причем на приличное такое расстояние. И вовремя — на то место, где я лежала, с силой опустился огромный черный хвост…

— Вот это зверушка! — нервно икнула, живо поднимаясь на ноги, и машинально хватаясь за сайшесс. Впрочем, мне тут же пришлось низко наклониться, пропуская огромную конечность, увенчанную острыми, с зазубринами, когтями, каждый из которых был с меня размером.

Подняв голову, чтобы оглядеть моего нежданного противника, я поняла, что оружие мне здесь не поможет…

На пустынном тракте, и частично разрушенном и вытоптанном лесу, метались две огромные рептилии, от движения которых сотрясалась земля. Поджарые туловища с сильными лапами достаточно легко перемещались, пытаясь если не схватить сновавших между их ног нелюдей, то банально их раздавить или снести длинными и гибкими хвостами, увенчанными острыми шипами по всей длине. На могучих спинах, под чешуей на которых бугрились мышцы, виднелись сложенные, пока, перепончатые крылья, суставы которых венчались достаточно длинными, изогнутыми костяными шипами.

Но и это еще было не самым страшным…

Если не считать исполинских размеров и разрушительной мощи, то самой опасной частью тела у этих драконов несомненно были их треугольные головы, увенчанные тремя парами длинных, изогнутых шипов, и острыми, как кинжалы, клыками в пастях. И зубы это еще полбеды, но вот черное пламя, изрыгаемое этими тварями, было способно сжечь все на лиги вокруг…

Что три дракона и пытались сделать, кружа над Эллидаром, поливая его струями пламени, и распространяя вокруг себя жутковатый для остальных, но сладковатый для меня запах магии Смерти. Охранный купол еще пока держался, но неизвестно, насколько его еще хватит, как и сил магов, находящихся в черте города.

А вот две других рептилии, чуть поменьше размером, но такие же гибкие и подвижные, решили устроить охоту на земле. Одна из них с явным удовольствием гоняли по пересеченной местности, круша хвостами деревья и вытаптывая землю, черного льва, черного волка, и снежного барса. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кто отвлекает внимание одного из драконов от города, но увы, не может нанести им пока ни одной серьезной раны.

А вот кто мне скажет, почему пара янтарных, с кровавыми отблесками, глаз, каждый из которых, практически, размером побольше меня будет, на меня так зловеще смотрит? Не, солнышко, я не подхожу на роль позднего ужина, даже не надейся!

Твою мать, да почему у всех гадов моего мира свет клином именно на мне сошелся?!

Я им что, кажусь легкой добычей, или у них конкурс на самое грандиозное убийство эльфийской принцессы?

Ай, все, бегу, не отвлекаюсь…

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Селениэль. — Все, я больше не могу! — застонала я, рухнув на пол | Селениэль. — Нет, так долго продолжаться не может, — тихо произнесла я, паря высоко над драконом, который всего полминуты назад потерял меня из виду
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.049 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты