Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



III. Инструменты Власти.




Читайте также:
  1. II.4.1) Исторические формы единоличной власти.
  2. Агенты и инструменты социального контроля
  3. Акты Правительства Российской Федерации. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти.
  4. АНАЛИЗ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ ОРГАНИЗАЦИИ КАК ОТКРЫТОЙ СИСТЕМЫ. МАТРИЦА STEP-АНАЛИЗА И ДРУГИЕ ИНСТРУМЕНТЫ.
  5. Борьба большевистской партии за упрочение Советской власти. Брестский мир. VII съезд партии.
  6. В монархии формальным источником власти является одно лицо. Глава государства получает свой пост по наследству, независимо от избирателей или представительных органов власти.
  7. Виды органов исполнительной власти. Система органов исполнительной власти, организационные и правовые основы ее построения.
  8. Власть может принимать разнообразные формы. В управленческой литературе выделяют восемь основных форм власти.
  9. Власть, ее свойства, роль в социальной жизни. Разновидности власти.

 

В первой главе уже рассматривались вскользь такие инструменты Власти, как насилие и деньги. Но их на самом деле не два, а три. Третий инструмент Власти - Знания, в общем виде - адекватная ОКМ. Я с большим удовольствием приведу две цитаты из книги Элвина Тоффлера «Метаморфозы Власти».

 

ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ

Самые распространенные предположения, касающиеся власти, по крайней мере, в западной культуре, подразумевают, что она — вопрос количества. Но хотя некоторые из нас, это очевидно, обладают меньшей властью, чем другие, этот подход игнорирует то, что сейчас может быть важнейшим фактором из всех, — ее качество.

Власть бывает разного ранга и у некоторых ее видов, несомненно, низкая детонация. В горячих битвах, которые вскоре пронесутся по нашим школам, больницам, деловому миру, профсоюзам и правительствам, те, кто поймет «качество», получат стратегическое преимущество.

Не подлежит сомнению, что насилие — воплощенное в ноже уличного грабителя или ядерной ракете — может дать пугающие результаты. Тень насилия, или силы, запечатленная в законе, стоит за каждым действием правительства, и, в итоге, любое правительство полагается на солдат и полицию в деле придания силы своей воле. Эта вездесущая и необходимая угроза официального насилия в обществе помогает поддерживать систему в рабочем состоянии, обеспечивая рядовые контракты в области бизнеса применением силы или угрозой такового, снижая уровень преступности, создавая механизм для мирного решения разногласий. Парадоксально, но эта завуалированная угроза насилия дает возможность сделать ежедневную жизнь ненасильственной.

Но насилие в целом наталкивается на серьезные препятствия. Прежде всего оно подстрекает нас носить с собой баллончик с «мейсом»* или запускать гонку вооружений, которая увеличивает степень риска для всех. Даже когда оно «срабатывает», насилие порождает сопротивление. Жертвы и уцелевшие ждут первого удобного случая, чтобы нанести ответный удар.

Главная слабость грубой силы кроется в ее абсолютной негибкости. Насилие может быть использовано лишь для наказания. Если быть кратким, оно — низкокачественная власть.

Богатство — более удобный инструмент власти. Сила толстого бумажника значительно многостороннее. Вместо просто запугивания или наказания он может предложить превосходно градуированные награды — выплаты и вознаграждения деньгами или чем-то подобным. Богатство может использоваться как в позитивном, так и в негативном плане. Оно, следовательно, значительно гибче силы. Богатство — власть среднего качества.



Однако самую высококачественную власть дает применение знаний. Актер Шон Коннери в кинофильме, действие которого разворачивается на Кубе в период диктатуры Батисты, играет британского наемника. В одной незабываемой сцене военачальник тирана говорит: «Майор, назовите ваше любимое оружие, и я вам его предоставлю». На что Коннери отвечает: «Мозги».

Власть высокого качества — это не просто возможность дать затрещину. Не просто возможность сделать по-своему, принудить других делать то, что хочется вам, даже если они предпочитают иное. Высококачественная власть предполагает значительно большее. Она предполагает эффективность — достижение цели с минимальными источниками власти. Знания часто могут использоваться для того, чтобы заставить другую сторону полюбить вашу последовательность операций при выполнении действия. Они могут даже убедить человека в том, что он сам придумал эту последовательность.



Следовательно, именно знание — самое многостороннее из трех основных источников управления в обществе — производит то, что высшие военные чины в Пентагоне любят называть «самым главным оружием рядового». Оно может быть применено для наказания, вознаграждения, убеждения и даже изменения. Оно может превратить врага в союзника. Лучше всего то, что, обладая верными знаниями, можно, в первую очередь, обойти нежелательные ситуации, а также избежать излишних трат сил и средств.*

ТРАЕКТОРИЯ ВЛАСТИ

Суть в том, что во время промышленной революции верхние слои общества перестали полагаться, как это было изначально, на низкокачественную власть, даваемую силой, и перешли к власти среднего качества, предоставляемой деньгами.

Деньги не могут дать немедленного результата, как кулак в зубы или пистолет под ребро. Но по причине того, что они могут быть применены и для вознаграждения, и для наказания, деньги — более многогранный, гибкий инструмент власти, особенно когда конечная угроза насилия остается на месте.

Деньги не могли стать основным рычагом управления в обществе раньше, поскольку подавляющее большинство человечества не было частью денежной системы. Крестьяне доиндустриального века сами обеспечивали себя продуктами питания, одеждой и крышей над головой. Но по мере того, как заводы заменили фермы, люди перестали сами выращивать себе еду, и их выживание стало зависеть от денег. Эта всеобщая зависимость от денежной системы, как отличная от самообеспечения, трансформировала все властные взаимоотношения.

Насилие, как мы увидели, не исчезло. Но его формы и функция претерпели изменения, поскольку деньги стали главной мотивацией для рабочей силы и основным орудием управления в обществе на три индустриальных столетия.



Именно этим объясняется, почему и социалистическое, и капиталистическое общества «фабричных труб» оказались в большей степени скупыми и стяжательскими, одержимыми деньгами, чем значительно более бедные доиндустриальные культуры. Жадность, без сомнения, уходит в прошлое. Но именно индустриализм вывел деньги на первое место среди инструментов власти.*

Как видно из двух приведенных цитат все три типа инструмента Власти преследуют одну и ту же цель, принудить социум к действиям в рамках ОКМ элиты. Т.е. формализуя, мы приходим к тому, что функция Власти сводится к навязыванию социуму своей ОКМ и принуждению к определённым действиям в рамках этой ОКМ. В общем виде власть кого либо над кем либо - это навязывание КМч управляющего управляемому. При этом управляющий может использовать три инструмента воздействия на КМч управляемого.

Насилие по отношению к управляемому производит в КМч управляемого изменения, которые, будучи учтены, приводят к прекращению насилия. В результате ОКМ управляемого изменяется, в ней появляется сегмент, который фиксирует угрозу насилия в случае не выполнения или выполнения каких либо действий. Причём следует заметить, что один управляемый может передать этот сегмент своей КМч другому управляемому. Демонстративные наказания и демонстративные казни - это один из способов массового влияния на КМч управляемых.

Как совершенно очевидно, Насилие как инструмент Власти преобладало в эпоху массового распространения СУ-2 и ПД-2. Этот инструмент был наиболее прост и не требовал наличия сложной КМч у управляющего. Нарастание Сложности социума вынудила использовать более сложный инструмент, деньги.

Экономическое принуждение - более поздний инструмент воздействия на КМч для изменения её в заданном направлении. Фактически этот инструмент стал доминировать с приходом СУ-3 и ПД-3. Насилие никуда не исчезло, но оно уступило значительную часть своей сферы экономическому принуждению. Экономическое принуждение является своего рода платой за формирование того или иного сегмента КМч, побуждающей управляемого к определённым действиям, выгодным и отвечающим интересам КМч управляющего. Т.е., в сфере оперирования когнитивными моделями мы видим появление торговой этики, когда принятие определенной КМч оплачивается ресурсами. В этой связи краеугольным камнем управления и навязывания своей КМч является наличие значительных ресурсов пригодных к торговым транзакциям. Наличие большого количества денег, или того, что ими считается, даёт обладателю этого ресурса сразу большие возможности по навязыванию своей КМч и более полному представлению её в ОКМ социума. Вот откуда и выражение «Деньги правят миром». Здесь следует сделать оговорку, что это справедливо для так называемого капиталистического общества, в котором признаётся право на значительные капиталы и частную собственность. В социалистических странах типа СССР механизм был несколько сложней, в нём присутствовали в равной степени все три инструмента власти. Насилие, как уголовная статья за тунеядство, экономическое принуждение через заработную плату и систему распределения, и имелась значительная часть третьего инструмента в виде идеологии, т.е. Знания. «Кодекс строителя коммунизма» по сути, был инструментом прямого навязывания ОКМ. С этой точки зрения СССР был более передовой социальной структурой, так как в нём использовался внеэкономический и не силовой способ прямого воздействия на КМч. Все эти товарищеские суды, месткомы и другие структуры фактически напрямую воздействовали на КМч без инструментов посредников. Всё ограничивалось прямой передачей символов изменяющих КМч. Собственно именно в этой плоскости лежали принципиальные структурные различия социалистической и капиталистической системы.

Сейчас подойдя вплотную к такому инструменту, как Знания, в управлении КМч, вернемся немного назад в первую главу и вспомним, что Знания - это то, что человек относит к той части описания внешнего мира, которой он может управлять и прогнозировать поведение. Т.е. Знания всегда находятся в зоне Материя, а не в зоне Информация. В зоне Информация находятся явления и модели, не имеющие описания и не позволяющие прогнозировать поведение системы, а следовательно и манипулировать ими. Если есть два человека с разным Знанием, то тот, кто обладает большим, будет в состоянии манипулировать тем, у кого Знание меньшее. Это произойдёт вследствие того, что его КМч более развита. Правда, тут следует сделать оговорку, что это справедливо при равных волевых качествах этих людей.

Знание как инструмент Власти, при применении, действует напрямую от одной КМЧ или ОКМ к другой КМч. При этом в качестве посредника используются символы. Это могут быть слова в радиопередаче, это может быть видеоряд в ТВ программе, это могут быть символы на экране монитора. Впервые инструмент «Знание» возник с возникновением речи и напрямую связан с Информацией и коммуникациями. Совершенно естественно, что в то время, когда произошло взрывообразное развитие коммуникаций и средств обработки Информации, роль Знания существенно повысилась. Именно в это время появились такие понятия как «ноу-хау» и знаменитое «Знание-Сила» Фрэнсиса Бэкона. Причём примечательно, что в обществе, в котором Насилие в тот момент преобладает, актуален другой афоризм - «Власть вырастает из ствола винтовки» Мао Цзэдуна, ну, а уже упоминавшийся афоризм «Миром правят Деньги» относится к другому обществу.

Общество начала 21-го века купается в сетях коммуникации и потоках Информации, и это уже приводит к тому, что главенствующей Силой Власти становятся Знания. Нет, разумеется, Деньги и Насилие никуда не делись, но вот доля Знания в общем инструментарии Власти продолжает стремительно нарастать. Однако, тут следует сделать оговорку. Так как ОКМ элиты в СУ-2 и СУ-3 развивается медленнее, чем социума, то складывается интересная ситуация. У элиты есть инструменты Насилие и Деньги, а у социума есть возможность принимать и управление от Знания. Всё это создаёт удивительные предпосылки возникновения сетевой элиты, базирующейся на Знании и коммуникациях, которая в один прекрасный момент полностью перехватит управление социумом. Причём отвратить или отсрочить это невозможно, это объективный процесс - как восход Солнца.

Может ли элита в этих условиях сохранить себя? Да, может, но для этого ей надо стать сетевой элитой, изменить принципы формирования управления и нарастить свои Знания. Т.е., если пользоваться определением Льюиса Кэрролла, для того чтоб элите остаться на месте, надо бежать изо всех сил. Ни деньги, ни Насилие не спасут её от выбрасывания из элитной ниши, только Знания могут обеспечить определённые гарантии. Причём тут следует отметить не только, а может и не столько иметь возможность оперировать большими массивами фактов, а, прежде всего, способность к продуцированию новой Информации. Для основной массы элиты из ПД-3 и СУ-3 может быть определено место глии в головном мозге. Сами нейроны не могут функционировать и обеспечивать себя, а вот клетки глии как раз и реализуют, в том числе и эту функцию, кроме этого именно глия отвечает за динамическое регулирование ресурсов в мозге.

Мы стоим на пороге, на пороге «Нового Мира». Сейчас уже совершенно очевидно, что существует СУ-4, ПД-4 и властный инструмент Знания. Сведём все, что нам известно в одну таблицу.

формация феодализм капитализм/ социализм нейросоц
управление СУ-2 СУ-3 СУ-4
Демократия ПД-2 ПД-3 ПД-4
инструмент Насилие Деньги Знания

Новая формация, получившая название «нейросоц» была вычислена вначале на кончике пера, но когда стали ясны его параметры, то с удивлением почти все его элементы были обнаружены, в том или ином виде, в обществе начала 21-го века.

Для того, чтоб не было споров о происхождении термина нейросоц, сразу раскрою его, это слияние двух слов «Нейро» и «Социум». «Нейро» потому, что в основе лежат принципы, использованные Природой при построении нейронных сетей, в которых нет главных нейронов, но в тоже время нет и уравниловки. Ну, а «Социум» понятно, почему возник. Что касается самой истории возникновения термина, то в переписке сначала мы использовали термин «Социальный Нейроквад», и те исследования, которые мы вели, я назвал нейросоциоматикой, затем Сергей Щеглов предложил усечь нейросоциоматику до нейросоца. Вот так и появился этот термин, через полтора года он стал широко известен и фактически ассоциируется с СУ-4.

Умному читателю, а не умный и читать эту книгу бы не стал, не составит труда оценить, в каком положении находится наше общество. Я умышленно это не буду этого делать. Я дал инструмент, а уж выводы пусть каждый делает сам.

 


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты