Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



РОДИТЕЛЯМИ» ИЛИ АНАРХИСТАМИ




Читайте также:
  1. Полемика с анархистами
  2. ПОЛЕМИКА С АНАРХИСТАМИ

* Когда мы говорим «тупой ум», на самом деле мы имеем в виду «тупой язык». Все дело в том, что человеческий ум — это вербализируюший контур.


Недостаточное понимание этих морфологических изменений, а также их постоянное влияние на импринтные контуры мозга — это причины большинства неудач в общении и общего чувства нетерпимости, с которым мы слишком часто противостоим друг другу. Так как импринты у всех немного отличаются — никто не может в точности соответствовать среднему — иногда мы чувствуем себя подобно квакеру из анекдота, который говорит жене: «Весь мир сошел с ума, кроме тебя и меня, а иногда я сомневаюсь даже в тебе».

Рейхианцы, последователи доктора Спока и Саммерхилл-ской школы и т. д. нетерпеливо пытались привлечь наше внима­ние к грубости и тупости многих традиционных методов воспи­тания детей. Эти методы оказываются «грубыми» и «тупыми», только если видеть, подобно вышеуказанным еретикам, цель воспитания в формировании нормального, уравновешенного, творческого человека. В РЕАЛЬНОМ МИРЕ ЭТО НИКОГДА НЕ БЫЛО ЦЕЛЬЮ НИ ОДНОГО ОБЩЕСТВА. Традиционные ме­тоды воспитания совершенно логичны, прагматичны и здоровы для достижения истинной цели общества, которая состоит не в том, чтобы создать идеальную личность, а в том, чтобы создать полуробота, который максимально близко подражает общест­венному идеалу — как в рациональных, так и в иррациональ­ных аспектах, перенимая как мудрость веков, так и всю накоп­ленную человечеством жестокость и глупость. Причина очень проста: полностью сознательная, пробужденная (избежавшая промывания мозгов) личность не сможет точно вписаться ни в одну из ролей, предлагаемых обществом; изувеченные же, ро­ботизированные продукты традиционного детского воспитания прекрасно вписываются в эти ниши.

Получается, что существует нейросоциологическая «логика» алогичного. Не напоминают ли современные школы мини-тюрьмы? Не душат ли они воображение, не давят ли они ребен­ка физически и ментально и не практикуют ли различные фор­мы явного и скрытого терроризма? Ответ, конечно же, однозна-

*Джеймс Джойс оправдывал анархизм тем, что «государство концснтрично, а индивид —эксцентричен».


чен: да; но подобные школы необходимы, чтобы обучить людей исполнению ролей в оффисах, на фабриках или в каких-нибудь других организациях, которые также очень напоминают мини-тюрьмы, душат воображение, давят физически и ментально и держатся на страхе (угрозе лишения биовыживательных бума­жек-денег).



«Разрешительное» движение в педагогике получило лишь ограниченное распространение, так как общество всегда нуж­далось и считает, что нуждается до сих пор, в роботах. Утопи­ческая система воспитания будет развиваться дальше только тогда, когда общество освободится от оков авторитарности. Ра­но или поздно это обязательно произойдет, так как современ­ный темп изменений в обществе ведет нас к периоду наиболее быстрой социальной эволюции за всю историю человечества. Тогда нам потребуются люди, которые не являются роботами, которые способны творить, которые не способны на тупую покор­ность, которые способны проявлять инициативу, которые не яв­ляются узколобыми фанатиками, которые являются исследова­телями во всех смыслах этого слова.

Традиционная система воспитания начинает давать сбои только сейчас, когда общество вступило в фазу ускоренных изменений и технологической трансформации всех традицион­ных ценностей.



Сбои коммуникации происходят, как правило, из-за того, что сообщение направляется не по адресу. Так, например, у вашего мужа возникают проблемы с эго, а вы посылаете сооб­щение в его мозг. Приведем диаграмму трансакционного анали­за, иллюстрирующую этот процесс:




IV

IV Родитель

Взрослый, или Компьютер

III

III

II Приспособленный Ребенок

II

I Естественный Ребенок

I

 


Первое сообщение направлено от первого контура к четверто­му. Оно значит: «Я чувствую себя слабым; поддержи меня». Если ответ поступает от третьего контура к третьему контуру — «Что ж, давай проанализируем эту проблему...» — оно поступа­ет по неправильному адресу.

Конечно же, мы намеренно выбрали нетипичный, хотя воз­можный пример. Он нетипичен, потому что женщин тради­ционно учат не делать подобной ошибки — быть «эмоциональ­но чувствительными», уметь оказать «поддержку» и т. д. С точки зрения статистики более правдоподобен обратный случай — жена сигнализирует: «Помоги!», а муж обращается к ее третьему контуру: «Давай проанализируем проблему...»

Мы сказали, что импринтирование контуров содержит зна­чительный элемент случайности (в пределах генетических па­раметров). Любое общество, даже без понимания этой теории, понимает импринтные процессы достаточно прагматически, чтобы постараться запрограммировать каждого его члена на предназначенную ему роль. Поэтому традиционное воспитание девочек всегда отличалось от традиционного воспитания маль­чиков — так, чтобы выработать у женщин большую «чувстви­тельность» второго контура. Феминизм, как и современные ме­тоды детского воспитания, появился только тогда, когда мы эволюционно готовы или почти готовы к этому. Традиционная система годилась только для традиционных обществ.




Точно так же классовая структура, как и кастовая структура муравейника, производит «правильные» для каждого класса импринты. Третий контур класса слуг, или пролетариата, имп-ринтируется в основном для мануальной ловкости, тогда как тот же контур у среднего или правящего классов импринтирует-ся для вербальных, математических или других навыков, свя­занных с использованием символов.

Демократия не привела к успеху — и стыдливый цинизм интеллектуалов по отношению к демократии оправдан — в том смысле, что традиционное общество не нуждалось, не умело использовать и всячески тормозило развитие высших вербаль­ных («рациональных») навыков у большей части населения. Это значит, что общество не поощряет развитие интеллекта у боль­шинства людей, а скорее жестко программирует их сравнитель­ную тупость, что необходимо для их максимального соответ­ствия наиболее традиционным видам деятельности. Их контур биовыживания работает так же, как и у большинства животных, их эмоционально-территориальный контур является типичным контуром приматов, кроме того, у них имеется немного «ума» третьего контура, необходимого для вербализации (рациона-лизирования). Естественно, они обычно голосуют за какого-нибудь шарлатана, которому удается активизировать их при­митивные биовыживательные страхи и территориальную («патриотическую») воинственность. Интеллектуал, видя эти печальные результаты, все же продолжает верить в «демокра­тию» слепой верой, подобной вере католиков, коммунистов или змеепоклонников.

Традиционная система срабатывает в традиционном общес­тве. Масса людей, которые живо интересуются, почему Бетхо­вен после Девятой симфонии перешел к струнным квартетам, действительно ли Кант убедительно опроверг Юма и каким образом могут быть связаны последние достижения квантовой теории с детерминизмом и свободой воли, — это не та масса, которую легко заставить заниматься скучным и отупляющим будничным трудом.


Почему Адлей Стивенсон проиграл Айку Эйзенхауэру, Джордж Макговерн — «Ловкому Дику» Никсону и т. д.? Все та же проблема Ложного Адреса. Стивенсон, Макговерн и другие любимцы интеллигенции обращались к третьему контуру, ко­торый у большинства приматов еще не развит в достаточной степени. Эйзенхауэр с его отцовской манерой и Никсон с его напористостью Старшего Брата знали, как нажать правильные эмоционально-территориальные кнопки второго контура, что­бы увлечь за собой толпу приматов. Выражаясь этологическими понятиями, они были генетически запрограммированными альфа-самцами.

Подобным образом Моралист (т. е. Взрослая Личность, у которой импринтированы тяжелые этические императивы в четвертом контуре) очень часто оказывается совершенно не­способным общаться с ученым или техником. Моралист может даже решить — многие уже так и поступили, — что ученый per se* попросту «бесчеловечен». На самом же деле мораль абсолют­но ничего не значит для аналитического подхода третьего кон­тура, что является основной функцией мозга у среднего учено­го. Для третьего контура единственной значимой моралью яв­ляется точность, единственной аморальностью — неряшливое мышление.

Рост «социальной сознательности» в среде ученых происхо­дит только тогда, когда он эволюционно необходим — напри­мер, после Хиросимы. То же можно сказать (если, конечно, я не заблуждаюсь) о модернизации систем образования и воспита­ния, о феминизме, о расизме и т. д. Бунт против всех глупостей прошлого набирает силу, но окончательного завершения он достигнет, только если мы сумеем создать общество, в котором будут востребованы функции всех контуров у каждого человека. К этой цели мы и движемся со все возрастающей скоростью.

Нетерпеливый радикал забывает, что многие «несправедли­вости» традиционного общества приматов вовсе не считались таковыми (даже если говорить о лучших умах) еще 1000, 100

* Per se (лат.) — «сам по себе, как таковой». — Прим. перев.


или, как в случае с организованным сексизмом, даже 30 лет назад. То, что мы усматриваем несправедливость и абсурд во многих вековых традициях и установках, свидетельствует лишь о нашем постепенном избавлении от бездумного автоматизма, и это избавление происходит точно в той точке эволюции, в которой нам необходимо стать умнее и чувствительнее во всех контурах.

У каждого из нас есть «любимый» контур — тот, который импринтирован сильнее других контуров. Непонимание друг друга значительно усиливается тем фактом, что немногим из нас знакома эта система контуров, поэтому мы все склонны пред­полагать, что человек, с которым мы общаемся, находится в одном контуре с нами.

Так, в каждой социальной группе присутствуют нарцисси­ческие (оральные) типы первого контура. Поставьте перед ни­ми проблему, и они сразу начнут искать, на кого ее переклю­чить, так как оральный этап роботически импринтирован на зависимость. (Или, если вместо зависимой слабости у них имп-ринтирована враждебная слабость, они проявят злобу — детс­кую вспышку гнева, — негодуя, что данная проблема существу­ет и решать ее приходится им.)

Типы второго контура в той же ситуации попытаются ото­гнать от себя возникшую проблему, угрожающе раздуваясь и рыча, как это обычно делают млекопитающие.

Типы третьего контура постараются подойти к проблеме аналитически. Это — наилучший подход, но только в том слу­чае, если проблема рациональна, например, «Как привести в действие этот механизм?». Этот же подход может оказаться слепым и бесполезным, когда «проблемой» окажется другой человек, действующий в соответствии с одной из разрушитель­ных злобных программ второго контура.

(Кто-то однажды сказал: «Либерал — это тот, кто выходит из комнаты, когда там начинается драка». Типы третьего контура теряются и чувствуют себя бессильными, когда в игру вступает животная политика второго контура.)


Тип четвертого контура постарается быть рациональным (третий контур) и в то же время оценить эмоциональные разме­ры проблемы (второй контур). Как правило, он попытается навязать моральное решение: «Так будет прилично и честно...» Это может понравиться, а может и не понравиться Рационалис­ту третьего контура, ищущему объективной справедливости; типу, в котором целиком доминирует эмоционализм и террито­риальность (второй контур) обычно это не нравится вообще.

Что справедливо для группы, справедливо и для индивида. Стараясь увидеть в других преобладание контура, который яв­ляется «любимым» для нас, мы часто испытываем шок и стресс, которые могут заставить нас перепрыгнуть к другому контуру.

Самый роботический Рационалист в конце концов опустит­ся до первого контура, если на экране его сознания достаточно насильственно представить угрозу биовыживанию. Если не дать ему «покинуть комнату, когда начинается драка», то при доста­точном давлении он опустится даже до животного воя и лая второго контура. (Оливер Уэндэлл Холмс назвал это «гидроста­тическим принципом в споре», согласно которому дураки стя­гивают всех вниз, на свой уровень.)

Самый роботический Эмоционалист может временно под­няться до третьего контура, если проблема не поддается ни одной форме эмоционального напора или надувательства.

Все мы, наконец, (на уровне имитации — даже маленькие дети) перейдем к роли Родителя или Супер-эго четвертого кон­тура, если единственным способом получить требуемый резуль­тат будет обращение к племенной морали: «Было бы просто подло поступить против воли дедушки...»

«Дайте нам ребенка, которому не исполнилось пяти лет, и он на всю жизнь станет нашим», — хвастался один иезуит XVIII века. Орден иезуитов того времени, по сардоническому замеча­нию Олдоса Хаксли, дал образование Вольтеру, Дидро и марки­зу де Саду; очевидно, их техника промывания мозгов была не столь совершенна. Тем не менее большинство людей в боль­шинстве обществ вырастает абсолютно точными копиями пре-


дыдущего поколения. Большинство детей, воспитанных иезуи­тами, так и осталось католиками. Большинство детей демокра­тов не становится республиканцами. И так далее.

Принимая во внимание широкий спектр доступных каждо­му из нас философий — нудизм и буддизм, научный материа­лизм и змеепоклонничество, коммунизм и вегетарианство, субъективный идеализм и экзистенциализм, методизм и синто, и т. д., — факт, что большинство людей остается в туннеле реальности их родителей, говорит о том, что процесс приобще­ния к культуре есть процесс контроля над сознанием. Все мы — гиганты, воспитанные пигмеями, которые научились жить, мысленно сгорбившись. Как можно выпрямиться во весь рост, во всю силу нашего мозга — вот о чем эта книга.

Есть одна дзэнская история (очень смешная — ха-ха) о мо­нахе, который отчаялся достичь «просветления» (изменения мозга) традиционными дзэнскими методами, после чего полу­чил указание от учителя думать только о быке. День за днем он думал только о быке, представлял себе быка, медитировал на образ быка. Наконец однажды учитель пришел к его келье и сказал: «Выходи, я хочу поговорить с тобой».

«Я не могу выйти, — ответил монах, — мои рога не пролезут в двери».

Произнеся это, монах достиг «просветления». Сейчас нам неважно, что именно подразумевает это слово. Очевидно, что у монаха произошли некоторые изменения мозга. Он развил в себе заблуждение, что является быком, и, очнувшись от этого гипнотического состояния, ясно увидел механизм всех осталь­ных заблуждений и связанного с ними нашего автоматизма.


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты