Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 19. Мы расширяемся в Пространстве и Времени не благодаря




Читайте также:
  1. I8 ГЛАВА 1
  2. III-яя глава: Режим, применяемый к почетным консульским должностным лицам и консульским учреждениям, возглавляемым такими должностными лицами.
  3. Pound; i и Глава 4. Измерение интеллекта
  4. TC. Глава 5. Личностные опросники
  5. В монархии формальным источником власти является одно лицо. Глава государства получает свой пост по наследству, независимо от избирателей или представительных органов власти.
  6. Вторая глава
  7. ГЛАВА 03. ПОВРЕЖДЕНИЕ КЛЕТКИ
  8. ГЛАВА 06. НАРУШЕНИЯ ТКАНЕВОГО РОСТА. ПАТОФИЗИОЛОГИЯ ОПУХОЛЕВОГО РОСТА
  9. Глава 1
  10. Глава 1

Прометей Восставший

Мы расширяемся в Пространстве и Времени не благодаря

капитализму или социализму, а вопреки им.

Правые-левые-социалистические истэблишменты

психологически не готовы к нашему новому положению во

Времени и Пространстве.

Ф. М. Исфэндайри. Верхнее крыло


Согласно Патанджали, существует семь «членов», или, как бы мы сказали, семь этапов-стадий йоги.

Первый из них называется асана и заключается в сохра­нении неподвижной позы (как правило, сидячей) в течение продолжительных отрезков времени. Выражаясь на нашем язы­ке, это является попыткой стабилизировать биовыживательный контур, погружая его в монотонность. Вы сидите, сидите, сиди­те и сидите, пока не достигаете «внутреннего покоя», что озна­чает атрофию всех фоновых уровней «бессознательного» или незамечаемого биовыживательного беспокойства.

В других школах, ввиду того, что асана столь монотонна и медленно действует, а также ввиду того, что среди одомашнен­ных приматов так популярна война (животная борьба за терри­торию, второй контур), применяется альтернативный метод стабилизации биовыживательного контура — боевые искус­ства. Айкидо, дзюдо, каратэ — все эти виды биовыживательно­го репрограммирования берут начало в мистических школах йоги.

Вторым шагом в класической йоге, согласно Патанджали, является пранаяма. Мы уже отметили эффективность этой ды­хательной техники в успокоении и смягчении эмоциональных программ второго контура.

(Вы также скоро увидите, что йога, подобно промыванию мозгов, действует снизу вверх, начиная с более древних и при­митивных контуров.)

Третий шаг в йоге — дхарана или мантра. Дхарана состоит в концентрации на формируемом в воображении отдельном об­разе — например, отчетливом образе красного треугольни­ка, — и безжалостном избавлении от всех остальных образов, вербализаций или впечатлений, которые появляются на экране сознания. На практике многим изучающим это оказывается недоступным, поэтому большинство учителей заменяет дхара-ну мантрой — концентрацией (путем повторения) на отдель­ном предложении, обычно бессмысленном, например «Харе


Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе», «Аум Тат Сат Аум» или любом другом.

Любая из этих практик, дхарана или мантра, если уделять ей достаточное внимание в течение длительного периода времени, останавливает «внутренний монолог» третьего контура.



Их восточным мистическим эквивалентом является Кабба­ла, самая сложная «еврейская шутка», когда-либо придуманная. Коротко говоря, Каббала истощает третий, семантический кон­тур, заставляя его решать неподъемные нумерологические и вербальные задачи. Дальневосточный эквивалент — дзэнский коан, служащий той же цели, что и Каббала, но с менее маниа­кальным систематизмом: «Каков звук хлопка одной ладонью?» Выполнение коанов в дзэне всегда совмещается с дзадзэном («сидячим дзэном») — объединением асаны, очищающей пер­вый контур, с подсчетом дыхания (разновидностью пранаямы), смягчающим второй контур.

Когда ученик при помощи асаны, пранаямы и дхараны или мантры в достаточной мере отстраняется от беспокойства пер­вого контура, эмоций второго контура и карт реальности треть­его контура, Патанджали рекомендует переходить к практике ямы, включающей в себя безбрачие. Конечная цель ямы — по­теря всякого интереса к социальным и сексуальным аспектам четвертого контура; прекращение всякой заботы о семейных, племенных или общественных делах. Вершиной этого является самоотрицание, которое легче дается тем, кто уже имеет навыки асаны, пранаямы и дхараны, но все же требует огромной реши­тельности.



Некоторые прибегали к хитрости, открытой уже после Па­танджали либо неизвестной ему, — замыкались в пещерах. По­добная изоляция, как уже упоминалось, отлично помогает в избавлении от активности всех четырех гоминидных контуров.

Альтернативой для тех, кого мало привлекает перспектива безбрачия или отшельничества, является тантра, изобретенная в Северной Индии во времена Патанджали. Суть ее в том, что с помощью формального, физиологического и «магического»


(самогипнотического) взрыва в (продолжительном) половом акте сознание четвертого контура превращается в нейросомати-ческое блаженство пятого контура.

Для тех, кто следует ортодоксальным путем Патанджали, пятый контур импринтируется ниямой, то есть «сверх-контро-лем» или «отсутствием контроля» — парадоксальным состоя­нием намеренной спонтанности. Нияме невозможно научить; она познается только в процессе личного переживания. Предпола­гается, что биоэнергия должна куда-то высвобождаться, поэто­му, когда ее вытесняют из первого контура при помощи асаны, из второго — при помощи пранаямы, из третьего — при помо­щи дхараны или мантры и из четвертого — при помощи ямы, она в форме взрыва направляется вверх, в нейросоматическое просветление пятого контура.

Шестой шаг йоги по Патанджали — это дхьяна. Это слово лишь приближенно можно перевести как «медитация». На са­мом деле дхьяна — это объединение с объектом, находящимся на экране сознания, т. е. полное осознание значения высказы­вания сознание и его содержимое функционально идентичны. Ина­че говоря, это раскрытие метапрограммирующего контура. В качестве объекта дхьяны может служить все что угодно; йоги говорят о дхьяне на дереве или собаке, а Хуан Матус — мекси­канский шаман из книг Кастанеды — о слиянии с койотом или звездой.



Седьмой шаг в йоге — самадхи. Это слово состоит из корней сам («союз»; корень, родственный греческому син) и адхис, Гос­подь (корень, родственный ивритскому Адонаи и греческому Адонис). Здесь между Патанджали и его последователями возни­кает существенное расхождение во мнениях: некоторые утвер­ждают, что может быть только одно самадхи, другие — что их может быть два, три и более. Так как самадхи соответствует раскрытию и импринтированию нейрогенетического контура, мы должны остановиться на том, что существует несколько самадхи, в зависимости от числа импринтированных Божест­венных архетипов из генетических архивов. Католические мис-


тики достигают самадхи путем концентрации на Пресвятой Де­ве, суфии — на Аллахе, Алистер Кроули — на Пане, и т. д.; кроме того, может также быть импринтирована космическая информационная сеть восьмого контура, дающая возможность вступать в союз не только со всеми чувствующими существами и некоторыми эмблематическими архетипами основной про­граммы ДНК, но и с неорганическим миром. Именно об этом втором порядке метафизиологического самадхи говорил Ганди: «Бог пребывает и в камне — в камне!». Пантеисты всех видов и всех традиций с жаром соглашаются с канадским психиатром Р. М. Бьюком, который после личного переживания самадхи восьмого контура заявил, что «вселенная — не мертвый меха­низм, а живое присутствие».

Этот мир, попросту говоря, населен и в значительной мере управляется одомашненными приматами, которые не во всем являются разумными людьми. Возможно, Вольтер и преувели­чивал, говоря, что для осознания математической бесконечнос­ти достаточно подумать о человеческой глупости, но не слиш­ком. В каждом столетии миллионы людей погибают по глупым причинам из-за глупости лидеров или глупости толпы; стран­ные (случайным образом импринтированные) туннели реаль­ности, делающие это возможным, продолжают управлять и ма­нипулировать нами.

Глупость не является исключительным свойством какой-то одной социальной группы; для того чтобы стать глупым, не требуется такого призвания, как для того, например, чтобы стать священником. По-видимому, глупость — это заразное со-цио-семантическое беспокойство, которое в различные момен­ты овладевает каждым из нас. Множество примеров тому мож­но обнаружить в биографиях великих людей. Как мы уже гово­рили, точная оценка степени глупости образованного слоя общества может быть получена из того факта, что для каждой научной революции требуется смена поколения. Пожилые уче­ные, за редким исключением, совершенно не восприимчивы к новым теориям, как бы хороши они ни были, поэтому револю-


ция завершается только тогда, когда новое поколение, свобод­ное от старых импринтов и обладающее уязвимыми нейронами, импринтирует новую карту реальности.

Но если наука — парадигма рациональности — достаточно заражена глупостью для того, чтобы существовали подобные задержки, что же говорить о политике, экономике и религии? В этих областях «нормальны» задержки в тысячи лет. По ирони­ческому заключению Вольтера, человеческая глупость прибли­жается к бесконечности. Изучение действий некоторых поли­тиков внушает не меньший пессимизм. Подытоживая все это, можно сказать, что глупость убила и сгноила в тюрьмах больше гениев (и обычных людей), сожгла больше книг, уничтожила больше народов и больше препятствовала прогрессу, чем любая другая историческая сила.

Не было бы преувеличением также сказать, что глупость убила больше людей, чем все известные медицине и психиатрии заболевания вместе взятые.

Разум — это способность эффективно воспринимать, рас­шифровывать и передавать информацию. Глупость замедляет этот процесс на всех этапах. Фанатизм, идеологии и т. д. блоки­руют способность воспринимать информацию, роботические туннели реальности — расшифровывать ее или синтезировать новые сигналы, цензура — передавать информацию.

Очевидно, развитие разума может ускорить решение различ­ных апокалиптических проблем, грозящих нам со всех сторон.

Если бы разум каждого ученого, работающего над решением проблемы энергоресурсов, можно было усилить в два-три раза, работу, рассчитанную на двадцать лет, можно было бы завер­шить в шесть лет.

Если бы общий уровень человеческой глупости уменьшился, ослабло бы сопротивление оригинальному мышлению и новым подходам к старым проблемам, а также цензура и фанатизм.

Если бы глупость уменьшилась, меньше средств уходило бы на широкомасштабный идиотизм, такой, например, как гонка вооружений, и больше — на проекты продления жизни.


Нет ничего разумно представимого, чего невозможно было бы достичь, если усилить сам разум. Это, конечно, прозвучит тавтологией, но мы должны сделать следующий вывод:

Работа по интенсификации разума — это работа по дости­жению всех остальных наших здравых и достойных целей.

Морис Николл — врач, психиатр, последователь Юнга и Гурджиева и адепт эзотерического христианства, писал, что «единственное назначение работы над сознанием — умень­шить количество насилия в мире». Это — Проблема Обществе-ного Здоровья Номер Один в атомный век, век массовых убийств.

Мы говорим не о простом увеличении линейного коэффи­циента умственного развития — семантической ловкости третьего контура. Мы говорим о тех типах разумности правого полушария, которые Нишоль почерпнул в нейрогенетических исследованиях Юнга и техниках метапрограммирования Гурд­жиева. Мы говорим о разуме Бетховена, который так беспокоил Ленина, что он не мог слушать «Апассионату» (Сонату №23), ибо она вызывала в нем «желание плакать и гладить людей по голове, а мы должны не гладить их по голове, а бить их по голове, бить сильно, чтобы они слушались». Мы отчаянно нуж­даемся в разуме, большем, чем разум Бетховена, чтобы создать сигнал, который современные ленины не смогут игнорировать, который заставит их плакать, а не бить по головам.

Нам нужно больше ума и меньше оружия. Животные поли­тические игры второго контура устарели на добрый милли­он лет.

Д-р Натан Кляйн предсказывает, что скоро появятся лекар­ства, улучшающие память, лекарства, стирающие неприятные воспоминания, лекарства, ослабляющие или усиливающие любую эмоцию, лекарства, продлевающие или ускоряющие детство и т. д. Не требуется большого воображения, чтобы пред­видеть, что подобные средства дадут нам большую, чем когда-либо, власть над нашими нейрологическими туннелями реаль­ности. Конечно, люди будут пользоваться и злоупотреблять ими


по-разному, но самые разумные будут использовать их в самых разумных целях, а именно для подъема и усиления своего разума во всех возможных направлениях в нашем спектре восьми кон­туров. Главным образом они будут использоваться для повыше­ния нейрологической свободы, для отладки и перепрограмми­рования устаревших карт реальности, для общего расширения сознания и повышения восприимчивости к сигналам и инфор­мации.

Перспектива нейрологической революции — интенсифи­кации разума в планетарных масштабах — должна быть совер­шенно очевидной для тех, у кого имеется хотя бы малейший опыт употребления такого примитивного психоделика, как ЛСД. Одним из наименее известных фактов в исследованиях ЛСД 60-х годов является самое продолжительное одиночное исследование, проведенное в больнице Спринг-Гроув (штат Мэриленд). Оно показало, что наряду с метапрограммирующи­ми видениями и нейрогенетическими пробуждениями, которые популяризовались запретной культурой ЛСД и ее гуру, упо­требление ЛСД в среднем на 10% повышает линейный коэффи­циент умственного развития.

Существует замкнутая связь между нейрофармакологией и другими науками о мозге. Как говорит Уильям Бэрроуз, «все, что может быть сделано химически, может быть сделано и лю­бым другим способом». Йога в совокупности с биофидбэком* позволяет достигать отстраненности быстрее, чем одна только йога; гипноз и нейрохимические вещества в совокупности дейс­твуют эффективнее, чем по отдельности; Джон Лилли при по­мощи изоляционных резервуаров добился удвоения эффекта ЛСД; и т. д.

Паникеры любят предупреждать нас о том, что будущие достижения синергетической системы зарождающихся сейчас

Биофидбэк (англ. biofeedback) — «биологическая обратная связь». Технология контроля над физиологическими процессами, использующая современную ме­дицинскую аппаратуру и основывающаяся на принципе: «ментальное осозна­ние физиологических функций — ключ к управлению ими». — Прим. ред.


нейронаук позволят беспринципным тиранам промывать нам мозги еще эффективнее, чем когда-либо.

Мы должны понять, что те же технологии, разумно исполь­зуемые разумными людьми, могут избавить нас от любых форм невротической и иррациональной косности, переключать или настраивать контуры нашей нервной системы так же легко, как мы переключаем или настраиваем каналы наших телевизоров. Именно это понимается под метапрограммирующим (киберне­тическим) сознанием.

Зачем быть подавленным, если можно быть счастливым; тупым, если можно быть умным; возбужденным, если можно быть спокойным? Большинство людей чувствуют себя подав­ленными, тупыми и возбужденными большую часть времени, так как у них отсутствуют средства, при помощи которых они могли бы восстанавливать и исправлять поврежденные и дефе­ктные контуры своей нервной системы. Мы постепенно полу­чаем доступ к этим средствам, а питающей эту Интенсифика­цию Разума энергией является Принцип Удовольствия. Чем большей внутренней свободы вы достигаете, тем больше вам ее требуется. Веселее быть счастливым, чем грустным, приятнее выбирать эмоции, а не попадать под их влияние в результате механического гормонального процесса, интереснее решать свои проблемы, нежели тяготиться ими вечно.

Короче говоря, Интенсификация Разума означает разум-изучающий-разум (разум в квадрате), и первое, что обнаружи­вает разум-изучающий-разум (мозг, изучающий мозг: метапро-граммирование), — чем больше видов разума вы уже имеете, тем интереснее вам развивать еще более тонкие, чувствитель­ные и изысканные уровни сознания, все более высший разум.

В целом, Интенсификация Разума необходима потому, что среди проблем, с которыми сталкивается человечество, нет ни одной, которая не была бы вызвана или существенно усугубле­на преобладающей глупостью (нечувствительностью) плохо запрограммированных роботов, бьющих, увечащих и убиваю­щих друг друга.


Интенсификация Разума реальна, так как современные дос­тижения нейронауки показывают нам, каким образом могут быть изменены стесняющие нас рефлексы, возникшие в резуль­тате импринтирования, кондиционирования или обучения.

Интенсификация Разума — гедоническая цель, так как чем большей свободы и сознательности вы достигаете, тем больше вы стремитесь вперед и тем меньше ваше желание скатиться назад, к тупым, слепым и механистическим контурам.

Интенсификация Разума может ускорить наш прогресс в сторону искоренения войн и нищеты, создания лекарств от рака и шизофрении, осуществления идей космической миграции и продления жизни (что дало бы нам достаточно пространства и времени для достижения еще более глубоких уровней созна­тельности) или любых других достойных целей.

Подобно смерти и нищете, глупость живет с нами так долго, что люди уже не могут представить себе жизни без нее. Тем не менее сейчас идея глупости быстро устаревает. Сколько бы групп с особыми интересами (так называемые разведыватель­ные управления, рекламные агентства, тираны, духовенство и пр.) ни выигрывало от нашей глупости, человечество в целом выиграет больше от ее искоренения.

Приблизительно у 50 % человеческой расы до сих пор пол­ностью не развит третий контур. Это означает, что, хотя они могут обмениваться примитивными сигналами и пользоваться примитивными артефактами, они до сих пор действуют в ос­новном на уровне эмоционального контура млекопитающих и биовыживательного контура еще более ранних эволюционных видов.

Их лидером в США в настоящее время является Ньют Гинг-рич*. Типы третьего контура не могут этого понять, поэтому усматривают в этом нечто зловещее, но в действительности подобное поведение является обычным животным стадным по­ведением. Гингрич — типичный лидер приматов; звуки, изда­ваемые им, кажутся бессмысленными Рационалисту третьего

* Ньют Гингрич — спикер Палаты Представителей Конгресса США. — Прим. ред.


контура, но исполнены глубокого смысла для территориально-эмоционально-патриотических умов большинства приматов.

Еще 20 % — это «ответственные, умные взрослые», у кото­рых полностью развиты третий и четвертый контуры. Большую часть своего времени они беспокоятся, так как свойственные в основном приматам параметры человеческого общества кажут­ся им абсурдными, аморальными и с каждым днем все более опасными.

Следующие 20 % — нейросоматические адепты. Моралисты четвертого контура называют их «мистиками», «психами», «по­колением эгоистов», «безответственными гедонистами» и т. д.

Большинство адептов пятого контура (члены Заговора Водо­лея) усвоили описанное Джойсом искусство «молчания, изгна­ния, хитрости»: они невидимы. Другие обратили свои таланты на «вероцелительство» и другие оккультные штучки того же сорта, тщательно скрывая от своих клиентов, что причинами их болезней в первую очередь являются локальная идеология, мо­раль и туннель реальности. Они излучают «хорошую энергию» и благоразумно избегают конфликтов с морально-идеологичес­кими «авторитетами».

Еще 5 % обладают нейрогенетическим сознанием и выпол­няют функцию Катализаторов Эволюции — слуг Жизненной Силы, в терминологии Шоу. Их «Бог» — Пан (жизнь), а их цель — бессмертие.

Еще 3 % овладели метапрограммирующим контуром и обра­зовали то, что Гурджиев называл «Сознательным Кругом чело­вечества». Они — Вольные Каменщики в первичном смысле это­го затасканного термина: создатели будущих реальностей.

И только 2 % являются нейроквантовыми адептами и цели­ком пребывают вне категорий пространства-времени.

Все эти оценки приблизительны.

Более молодые контуры (нейросоматическое блаженство, нейрогенетическое сознание «атмана», метапрограммирующие игры реальности, нелокальное «космическое» сознание) долж­ны иметь некоторую функцию.


Мы можем только предположить, что они готовят нас к нашему новому положению в пространстве-времени — после колонизации космоса, после достижения долголетия и бессмер­тия, после еще большего увеличения Фактора Ускорения.

В технике двигатель характеризуется количеством оборотов за единицу времени.

В каменном веке фактор ускорения только начинал действо­вать. Скорость изменений, происходивших тогда, мы можем оценивать в оборотах за 10 тысяч лет.

Во времена неолитической революции и последовавшей за ней урбанизации скорость начала увеличиваться. Начиная с этого периода, можно говорить уже о числе оборотов за тысяче­летие.

После Галилея обычной единицей скорости изменений ста­ло число оборотов за век.

В этом веке мы начали измерять скорость изменений в обо­ротах за поколение.

Сейчас мы движемся к тому, чтобы измерять ее уже в оборо­тах за десятилетие.

К тому времени, как Революция Сознания достигнет куль­минации, пилюли долголетия станут широко доступными, кло­нирование превратится в обычное явление, а все идеи этой книги, в том числе самые дикие и радикальные, станут необыч­ными и старомодными — то есть примерно к 2005 году, — мы, вероятно, начнем измерять эту скорость в оборотах за год.

Нет причин, по которым вам следовало бы принять туннель реальности этой книги в качестве единственно правильного. Если вы на самом деле поняли то, что я хотел вам сказать, вы придумаете себе будущее лучше того, что предлагаю я. Как говорит Барбара Маркс Хаббард:


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты