Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



РАННИЙ ИСЛАМ 7 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Мятежники овладели обеими столицами — Чанъанью и Лояном. Император бежал. Подавить мятеж удалось лишь к 763 г. ценой больших усилий. Но сила цзедуши в провинции осталась прежней. В начале IX в. их насчитывалось 48 и под их контролем находилось 295 округов и областей страны. Они вели войны между собой и с центральным двором. Императорская власть все больше ослабевала.

Внутриполитическая борьба и внешние войны тяжелым бременем ложились на население. С рубежа 50-60-х годов IX в. нарастает волна

крестьянских восстаний, которая в 874 г. переросла в одну из самых грандиозных крестьянских войн в истории страны. Движение возглавили Хуан Чао и Ван Саньчжи. Восстание началось в Хэнани, северной части Цзянсу и Южном Шаньдуне, затем распространилось на весь Центрально- Южный Китай. Острие восстания было направлено против властей — несправедливости и алчности чиновников, тяжести налогов. В 881 г. армия Хуан Чао овладела столицей. Танский двор бежал в Сычуань. Хуан Чао объявил себя императором. Пришедшие к власти повстанческие вожди оказались не в состоянии предложить что-либо принципиально новое. Они лишь заменили императорских родичей и высших чиновников своими ставленниками. Силы старой аристократии, призвав на помощь иноземные войска, в 883 г. вытеснили Хуан Чао из столицы. В следующем году основные очаги сопротивления повстанцев были подавлены. Династия Тан восстановилась, но власть ее была чисто номинальной. Удар, нанесенный крестьянской войной, оказался смертельным. Агония режима, сопровождавшаяся борьбой клик и группировок, продолжалась до 907 г., когда последний танский император был свергнут Чжу Вэнем, бывшим сподвижником Хуан Чао, перешедшим в правительственный лагерь.

Экономика возродившейся в конце VI в. империи базировалась на аграрном производстве. Состояние же последнего зависело помимо достигнутого к описываемому времени уровня

возделывания земли от принятой системы землепользования и политики регулирования сельского хозяйства со стороны властей. Официально признанной и поддерживаемой нормой землепользования в конце VI-VIII в. стала зародившаяся в III-V вв. надельная система. В описываемый период она была распространена на всю страну. Всем взрослым простолюдинам от 18 до 60 лет полагалось по 80 му пахотной земли («надельное поле», коу тянь) и 20 му земли для «вечного пользования» (юн е тянь) под тутовник, вязы и жужубы. Правда, теперь не давалось, как раньше, наделов на замужних женщин, рабов и волов. Вдовам полагалось по 30 му земли, старым (свыше 60 лет) и больным — по 40 му. Кроме того, для постройки дома и под огород выделялась земля из расчета 1 му на трех человек. Во времена Тан главе семьи полагалось давать дополнительно 20 му. Декретировался, как и прежде, периодический передел надельных полей. В период Тан наделы получали и городские жители, причем, если поблизости от города земли не хватало, ее можно было получить в соседних уездах. Особо оговаривалось право ремесленников и торговцев иметь наделы в половинном (против крестьянского) размере, но только в тех районах, где было достаточно свободной земли. Наделы полагались также буддийским и даосским монахам. В рамках надельной системы несравнимо большие по размерам наделы предусматривались для знати и чиновничества.



Таковы были нормативные установки. На практике все складывалось значительно сложнее. Все

волости (сян) были поделены на «просторные» (т.е. сравнительно мало заселенные) и «тесные»



(где ощущалась нехватка возделываемой земли). В последних предусматривались наделы вдвое

меньше обычной нормы. Фактический размер надела определялся также качеством земли и

потребностями севооборота и в той или иной мере тем количеством земли, которым обладало

хозяйство раньше. При всем многообразии средний крестьянский надел в период Тан составлял,

по одному из вычислений, приблизительно 36 му. 163

Стабильность нормативов подрывалась допущением (хотя и в известных пределах) купли- продажи земли. Запрет же держать земли больше, чем полагалось при наделении, касался лишь «тесных» волостей.

Таким образом, осуществление надельной системы отнюдь не выливалось в уравнительное землепользование. Картина получилась достаточно пестрой.

Эта характерная для докапиталистических порядков пестрота становится еще рельефнее, если учесть, что наряду с мелкими наделами, считавшимися «общественными полями» (гун тянь), в стране существовали также казенные земли (гуань тянь) и крупные земельные владения отдельных лиц (сы тянь). Казенными землями считались поля государственных поселений (тунь тянь), должностные земли (чжи тянь) и земли различных учреждений (гун цзэ тянь), пастбища, лесные и горные урочища, речные поймы. Основной массив пахотных казенных земель составляли поля государственных (преимущественно военных) поселений. В 737 г. только военных поселений было 1147. Площадь обрабатываемых земель в каждом из них колебалась от 20 до 50 цин (1 цин = 100му). Обработка земли велась главным образом силами солдат, преступников и вербуемых переселенцев. В казну отбиралось около 50% урожая. Со времени Тан появляются императорские поместья (хуан чжуан), вырастающие на базе угодий, придаваемых строящимся в разных местах императорским дворцам. Остальные представители правящего дома получали на кормление определенное количество податных дворов, что заменяло земельные владения. Кроме того, родичам императора наряду с титулованной аристократией более низких разрядов и чиновниками полагались предусмотренные рамками надельной системы поля «вечного пользования». Размеры их в зависимости от иерархии званий и рангов колебались от 100 до 1 цин. Эти земли не облагались налогами и переходили по наследству. Помимо этого всем находящимся на службе, а также всем столичным чиновникам давались должностные поля (чжи тянь) размером от 12 до 2 цин. Они обрабатывались податными дворами, отдававшими владельцу часть урожая.



Большинство аристократов и чиновников имело также свои частные земли. Такими землями обладали и «богатые и влиятельные дома» — официально непривилегированная часть землевладельцев. И те и другие стремились расширить свои владения путем распашки пустошей, захватов чужих земель, всевозможных подлогов: превращения надельных полей в участки «вечного пользования», незаконной покупки, изменения реестровых списков и т.д. В «богатых и влиятельных» легко узнать возвысившуюся еще в III-IV вв. местную элиту — «сильные дома». Но с воссозданием прочного имперского порядка в VII в. и укреплением надельной системы их экономическая значимость — как замкнутых самообеспечивающихся хо­зяйств — несколько снижается (параллельно с уменьшением их социальной роли). Преимущественные условия для роста, по крайней мере в первой половине периода Тан, получает землевладение привилегированных слоев.

Порядок налогообложения был тесно связан с данной системой и представлял собой зародившуюся в предшествующие столетия триаду повинностей: зерновой налог, промысловую подать, отработки. Для учета налогоплательщиков составлялись подворные реестры. Через

каждые 3 года онч уточнялись. К рубежу 30-40-х годов VII в. в реестры было занесено

2 992 779 дворов налогоплательщиков, в середине VIII в. — около 8 200 000 дворов. Налоговые ставки не были высоки. Например, зерновой налог составлял приблизительно 1/40 часть среднего урожая. Промысловая подать состояла в куске шелка или пеньковой ткани и некотором количестве шелка-сырца или конопли. Трудовая повинность составляла 20 дней в году. Но помимо установленных налогов практиковались различные дополнительные поборы: отчисления на создание запасов зерна на случай голода, на обеспечение чиновников жалованьем, на нужды дворцового строительства, налог сеном, обязательная дань двору от каждой области и уезда и так называемые принудительные закупки, по сути являвшиеся реквизицией, поборы с обеспеченных дворов, на содержание солдат, на вспомоществование монахам и т.п. Все это усугублялось произволом причастных к сбору налогов чиновников. В результате к 30-м годам VIII в. создалось положение, при котором, по словам одного из высших сановников, Ли Линьфу, налоги «не имели установленных норм».

Разложение надельной системы и растущая неупорядоченность налогов вызвали финансовый кризис государства. Казна была вынуждена искать новые средства пополнения, пробуя с 60-х годов VIII в. новые способы сбора налогов. В 780 г. по предложению Ян Яня был введен новый порядок налогообложения. Триада повинностей была заменена налогом, собираемым дважды в год (лян шуй). Налог устанавливался с учетом не только размеров земли, но и общего достатка хозяйства. Сумма налогов исчислялась в деньгах, но все податные вносили налог зерном и тканями (и лишь частично и не повсеместно — монетой). Введение нового порядка налогообложения (широкое распространение которого по всей стране относится к 786 г.) знаменовало отказ от надельной системы. Государство теперь заботилось лишь о гарантированном поступлении налогов, но отстранялось от регулирования землепользования. Реформы 60-80-х годов VIII в. открывали дорогу принципиально иному типу земельных отношений, характеризовавшемуся неуклонным ростом крупного частного землевладения и более быстрым, чем прежде, развитием арендных отношений. Однако отдельные элементы надельной системы продолжали существовать еще довольно долго.

Хотя реформы конца VIII в. первоначально вызвали существенное увеличение налоговых поступлений, сколько-нибудь заметного улучшения положения основной массы населения не произошло. Расширение арендных отношений вело к развитию новых форм эксплуатации. Землевладельцы всячески пытались избежать налогообложения, перекладывали его тяжесть на арендаторов. В условиях ослабления центральной власти нарастал произвол местных властей при сборе налогов. В результате менее чем через сто лет после декретирования новых порядков положение крестьянства стало настолько тяжелым, что создало благоприятную почву для широкого его вовлечения в крестьянскую войну.

Борясь с убылью налогоплательщиков, правительство прибегало к ревизии списков податных, выявляло укрывавшихся от обложения. Продолжала поддерживаться так называемая фискальная община — принудительная организация хозяйств по пятидворкам, двадцати-пятидворкам, стодворкам, во главе которых ставились старшины и старосты, ответственные прежде всего за выплату налогов. Для предотвращения бегства работников с земли практиковалась круговая порука в налогообложении. Беглецов не только наказывали, но и привлекали

обратно, обещая налоговые льготы. Практиковались отмена или сокращение налогов на определенный срок в случае стихийных бедствий и неурожаев в отдельных районах. Пытаясь решить проблему нехватки пахотной земли, правительство поощряло или же само осуществляло переселение народа из «тесных» районов в «просторные», чаще всего окраинные, для освоения целины и пустошей. Делались попытки конфисковать землю, «поглощенную» част­ными землевладельцами. Уделялось внимание ирригационному строительству. Однако отмена и снижение налогов оставались эпизодическими мерами; круговая порука усугубляла нелегкое положение крестьян, попытки ограничить рост крупной земельной собственности не удавались, на ирригационное строительство сгонялись десятки тысяч крестьян,

отрываемых от своей работы.

Объединение страны и налаживание хозяйства привели к постепенному повышению экономической и культурной роли городов. При Суй были отстроены обе столицы — Чанъань и Лоян. Крупными центрами оставались Тайюань, Бяньлян (Кайфэн), Чэнду, Даньян (Нанкин) и другие города. Особенно интенсивно развивались города в центральной и юго-восточной части страны — Янчжоу, Сучжоу, Ханчжоу, Цюаньчжоу, Наньхай (Гуанчжоу) и др. В VIII в. в Китае было 25 городов с населением приблизительно 500 тыс. человек. Однако если учитывать масштабы страны, то говорить о процессе урбанизации в VII—IX вв. еще рано. Города, как и раньше, исполняли прежде всего военно-административные функции: служили крепостями и резиденциями местных властей. Но все же они служили и рыночными центрами, а среди их населения было немало ремесленников и торговцев.

Экономическая роль городов усиливается со второй половины правления династии Тан. Но данный процесс сдерживался различными ограничениями и жестким контролем со стороны властей. Это проявлялось прежде всего в настойчивом стремлении обеспечить максимум потребностей в изделиях ремесла и промыслов за счет казенного, непосредственно регулируемого государственной администрацией производства. Казенное ремесло основывалось на труде официально признанного сословия ремесленников (гун). Они принадлежали к податному люду, но не входили в уездные списки населения и подчинялись специально созданным еще в начале VII в. центральным управлениям. В обязанности ремесленников входила ежегодная поочередная работа в казенных мастерских. Кроме сменных работников в казенных мастерских постоянно (или же до окончания срока наказания) работали государственные рабы, зависимые и преступники. Некоторые квалифицированные мастера могли наниматься или же вербоваться казной. Но в целом как подневольные, так и наемные работники использовались в гораздо меньшем числе, чем тяглые ремесленники-очередники. На местах существовали также податные дворы, приписанные к разработкам соли, полезных ископаемых, выплавке железа, меди, постройке лодок и т.д., которые находились в распоряжении окружных и уездных властей.

Особого развития достигли казенные шелкоткачество, горноразработки, выплавка металлов, керамическое производство, судостроение, строительство, деревообработка, выделка бумаги, крашение.

К концу VIII в. в организации казенного ремесла намечается определенный сдвиг: принудительный поочередный труд ремесленников все 166

более заменяется рекрутированием работников по найму. Большую роль здесь сыграло юридическое закрепление в 773 г. права ремесленников откупаться от своей повинности, уплачивая 2 тыс. монет за месяц отработки.

Казенное ремесло обслуживало главным образом нужды императорского двора и аппарата управления, включая обеспечение государственных поселенцев орудиями труда, солдат — вооружением, доставку налогов по воде — судами и т.п. Часть его весьма разнообразной продукции, несомненно, попадала в продажу, но удовлетворить нужды населения оно не могло. Поэтому закономерно, что наряду с казенным существовало частное ремесло. Значительная его доля приходилась на домашнее ремесло (изготовление тканей, одежды, утвари, примитивных орудий труда). Параллельно с домашним существовало и профессиональное (слободское и городское) ремесло, не менявшее своего характера от того, что «ремесленный двор» мог иметь земельный участок. Ремеслом добывали основные средства к существованию отбывшие свою «очередь» на казенных работах мастера. В описываемый период появляются и отдельные частные предприятия, использовавшие кооперированный труд (ткацкие мастерские со многими станками, работа по заказу типа рассеянной мануфактуры). Но подобные предприятия были редки. Преимущественной формой частного ремесла была индивидуальная (семейная) мастерская, служившая одновременно и лавкой. Лавки-мастерские располагались на рыночных площадях по профессиональному принципу, образуя ряды (хан, сы). Во главе этих территориально-профессиональных объединений стояли назначаемые властями старшины. Они отвечали за соблюдение установленного порядка торговли и сбор соответствующих пошлин. Входящие в хан ремесленники совершали совместные ритуальные обряды и так или иначе должны были учитывать общие интересы. Но названные объединения еще не были цеховой организацией, так как не обладали основными ее функциями (самоуправлением, монополией производства, возможностью устанавливать цены и т. д.). Их можно считать лишь первым шагом на пути к образованию цехов.

Тот факт, что частное ремесло существовало параллельно с казенным и в известной мере с ним переплеталось, сдерживало естественный ход его развития. Мешал и скрупулезный контроль со

стороны властей. Тем не менее общий уровень, достигнутый как частным, так и казенным ремесленным производством в VII-IX вв., оставался для своего времени весьма высоким. Наличие мастерских-лавок и торгово-ремесленных рядов говорит о недостаточно четком расчленении в описываемый период производственной и торговой сфер в экономике города.

Владельцами мастерских, горных и соляных разработок или же скупщиками продукции у надомников выступали чаще всего богатые торговцы. Оптовая торговля сочеталась с мелкой, лавочной. Появились торговые компании и дома (дидянь), осуществлявшие скупку и перевозку товаров. Развитию торговли способствовало само образование в конце VI в. единой империи, охватывавшей огромные пространства, весьма разнящиеся по структуре и уровню экономического развития. Благоустраивались торговые пути, обрастая складами, постоялыми дворами и т. п. Широко использовались перевозки товаров по воде, в частности по

отреставрированному и усовершенствованному в начале VII в. Великому каналу. Развитию торговли способствовало введение в конце VI в. эталонов мер и весов и выпуск единообразной, установленного веса монеты из меди с небольшими добавлениями олова и свинца. В 621 г. начали отливать новую унифицированную медную монету. Ежегодно отливалось около 327 млн. монет. Но потребность в средствах обращения и платежа не была полностью удовлетворена. К VIII-IX вв. относится появление так называемых летучих денег (фэй цянь) — своеобразных векселей, или кредитных чеков, позволявших сдавать деньги в определенные конторы и получать их в иных городах. Имперская администрация старалась удержать торговую деятельность под строгим контролем. Рынки разрешались лишь в областных и уездных центрах. Существовал строгий надзор за временем их открытия и закрытия и соблюдением порядка торговли. Торговцы должны были получать письменные разрешения на продажу товаров и перевозку грузов. Власти оставляли за собой право устанавливать цены.

На торговых' путях располагались таможни, отбиравшие с некоторых видов товаров до 10% их стоимости. Купцы и их имущество облагались регулярными и дополнительными налогами, принудительными займами. Все это отражало официально поддерживаемое негативное отношение к частной торговой деятельности, которая порицалась как непроизводительная и могущая нарушить стабильность существующих порядков.

Активизация внешней политики и расширение зарубежных связей в VII-VIII вв. повлекли за собой интенсификацию торговли с другими странами. Предоставление иноземными послами «дани из местных товаров» и ее отдаривание двором превращалось в специфическую форму торгового обмена. Вместе с посольствами или вслед за ними в Китай прибывали многочисленные зарубежные купцы. На Великом Шелковом пути были устроены караван-сараи. Развивалась и заморская торговля. Крупнейшим китайским портом с VII в. становится Гуанчжоу. В городе был отдельно расположенный иноземный квартал. Специальные чиновники контролировали здесь торговлю иностранных купцов, отбирая в казну до 1/$ их товаров. Выезд же китайских торговцев за рубеж всячески ограничивался. Значительная централизация внешней торговли, а также большая доля предметов роскоши в китайском импорте свидетельствуют, что в описываемый период эта торговля преимущественно служила потребительским интересам верхушки общества и еще не оказывала существенного влияния на экономическое развитие страны в целом.

Изучение сословно-классовой структуры китайского общества конца VI-IX вв. затрудняется тем, что официально принятое тогда социальное деление («чиновники» и «народ», состоявший, в свою очередь, из четырех категорий — ученые, земледельцы, ремесленники и торговцы) далеко не адекватно отражает реальность. Кроме того, ни родовитость, ни обладание богатством не давали закрепленного законом особого статуса и поэтому недостаточно фиксировались в источниках. Китайское общество того времени представляло собой довольно жесткую иерархическую структуру. Социальные барьеры разделяли аристократов и неаристократов, служилое сословие и простолюдинов, свободных и зависимых.

Верхушку господствующего класса составляла аристократия. К ней относились столичная знать — родичи императора, придворные и титуле-

ванные сановники, а также представители местной провинциальной элиты, объединявшиеся в несколько могущественных группировок. Их родовитость удостоверялась сводами-перечнями, первый из которых в описываемый период появился в 637 г. и включал 293 фамилии и 1654 семьи. Своды периодически уточнялись и пополнялись.

Обозначившаяся кастовость аристократии не находила, однако, адекватного отражения в официальной политико-административной доктрине. Политическое преобладание знати реализовалось прежде всего ее участием в управленческом аппарате, что приводило к ее слиянию с верхами чиновно- бюрократического сословия. Тем не менее аристократическое начало, столь ярко проявившееся в

социальных порядках предшествующего периода, в конце VI-IX в. продолжало сохранять значительную роль.

Важной составляющей господствующего класса являлось учено-служилое сословие, чиновничество. Вместе с семьями чиновники составляли от 1,5 до 2% населения. На их родичей распространялись различные привилегии, отбрасываемые «тенью» носителя служебного ранга. Эти привилегии сохранялись и за родственниками отставных, не имевших конкретной должности и умерших чиновников. Были также многочисленные обладатели почетных и наградных званий. Рядом материальных преимуществ и социальным весом пользовались получившие на государственных экзаменах ученые степени, а также готовившиеся к государственной службе учащиеся. Социальный престиж чиновничества всемерно поддерживался правительством и официальной традицией и признавался населением. Даже в случае разжалования чиновник оставался по своему статусу выше простолюдина. Карьера чиновника была весьма притягательной, ибо открывала дорогу к обогащению. Юридическое допущение к этой карьере простолюдинов не мешало тому, что чиновное сословие в большой степени ограничивалось выходцами из аристократической и чиновничьей среды. Этому способствовал целый ряд дополнительных условий: для сдачи экзаменов требовалась рекомендация влиятельного лица, для получения должности — специальный «допуск» и т.д. На высокие же посты выходцы из «простых» не могли попасть даже теоретически. К концу Тан VA кандидатов на экзаменах были выходцами из знати и чиновников.

Служебная пирамида состояла из 9 рангов (где высшим был первый) и 30 ступеней (внутриранговых делений). Заметная социальная грань пролегала между 5-м и более низкими рангами. Выше этого рубежа можно было попасть лишь с разрешения императора. Еще одна грань отделяла обладателей первых трех рангов. Они пользовались наибольшими привилегиями.

Связь с государственной службой, отсутствие принципа прямого наследования, строгая иерархичность внутренней структуры и открытость (допущение представителей простолюдинов к служебной карьере)

— все это делало китайское чиновничество слоем, весьма отличным от благородных сословий западноевропейских средневековых государств, хотя и те и другие играли сходную социальную роль

— служили оформлению господствующего класса.

Аристократы, чиновники и родственные последним кланы чаще всего были и наиболее крупными землевладельцами. Однако наряду с ними земля концентрировалась и в руках незнатных и нечиновных богатых людей, что стало особенно заметно со второй половины VIII в. Эти люди не

выделяются источниками из широкой категории налогообязанных простолюдинов (лянминь, байсин). Но их можно относить к экономически господствующему классу, так как они эксплуатировали обрабатывавших их землю крестьян и приобретали доминирующее положение в местном обществе. Выходцам из этого зажиточного слоя было легче, чем остальным простолюдинам, пробиться в учено-служилое сословие.

К экономически господствующему классу следует отнести также крупных купцов и ростовщиков. При этом надо учитывать, что крупными торговыми операциями имели возможность заниматься прежде всего выходцы из семей тех же богатых землевладельцев, а также знати и чиновничества, которые делали это через посредников.

Основное ядро юридически не пораженных в правах простолюдинов составляли крестьяне (по приблизительным подсчетам, около 60% населения). Однако в соответствии с неодинаковыми методами эксплуатации среди них выделяются различные слои. В VII—VIII вв. количественно преобладали крестьяне — пользователи наделов. Юридически они сохраняли определенные права на землю (наследовали ее, получали добавки на новых членов семьи), но не могли ею свободно распоряжаться (передавать, продавать), а также оставлять ее необработанной или же бросать. Практически они были в известной мере прикреплены к земле (учтены в списках без права ее покидать) и, кроме того, связаны круговой порукой при выплате налогов и несении повинностей. Еще более жестким было прикрепление крестьян, работавших в военных поселениях, на должностных землях чиновников и во владениях императорских родичей.

Часть крестьян брала землю в аренду у частных хозяев. Арендные отношения подразумевали не только частную эксплуатацию, но и своего рода патронаж хозяина над работником, закрепляемый в терминах патриархального главенства над «младшими».

Хотя традиционное сословное деление обособляло ремесленников и торговцев от земледельцев, не было никаких официально зафиксированных различий между сельскими и городскими жителями. Социальная организация города с ее замкнутыми, поднадзорными со стороны властей кварталами строилась опять-таки по принципу сельских общин, механически собранных в одном месте (т.е. в пределах городских стен). Например, Чанъань делилась на два уезда, каждый из которых включал не только городские кварталы, но и прилегающую сельскую местность. Социальный статус

ремесленников и торговцев был ниже земледельцев, ибо эти занятия расценивались как «второстепенные» по сравнению с сельским хозяйством. Наибольшей эксплуатации подвергались люди неполноправных категорий, противопоставлявшиеся лично-свободному «доброму народу» (лянжэнь) как «подлые» или же «низкие» (цзяньжэнь). Грань между ними четко прослеживается в законодательстве. Строго запрещались браки между свободными и зависимыми. Последние различались по степени личной зависимости, могли быть казенными или же иметь частных хозяев.

На самой низкой ступени в иерархии зависимости стояли рабы (нуби). Казенные рабы состояли главным образом из родственников лиц, совершивших преступления. Они не вносились в списки податного населения, а приписывались к учреждениям, распоряжавшимся ими. Обрабатываемые рабами угодья могли жаловаться чиновникам и знати.

Казенные рабы составляли одну из самых многочисленных групп неполноправных. С 605 г. частным рабам не полагалось давать земельные наделы. Как и казенные рабы, они не несли повинностей перед казной и не включались в списки населения, фигурируя лишь в подворных списках семьи хозяина. Рабов презирали, приравнивали к имуществу и скоту, продавали. Им не полагалось фамилии, а только клички. В брак они могли вступать только между собой. Дети рабов оставались рабами. Но, с другой стороны, практически почти все рабы имели свои семьи и некоторое имущество. Хозяин не мог их убить. Сохранялась возможность выкупа из рабства. Казенные рабы в 60 лет переводились на положение полурабов (фаньху), а в 70 лет получали свободу. Частные рабы благодаря сохранявшейся патриархальной традиции рассматривались как младшие члены семьи хозяина. Таким образом, рабство в Китае отличалось сравнительной мягкостью.

В несколько меньшей степени зависимости находились гуаньху (казенные дворы), положение которых было близко к государственным крепостным. Как лично-несвободные рассматривались казенные ремесленники (гун) и музыканты (юэ). Наибольшей независимостью среди казенных категорий работников пользовались цзаху («дворы различных занятий») — далекие потомки семей обращенных в рабство преступников. Они имели право на полный земельный надел, несли равные со свободными наказания за проступки и отпускались на волю в 60 лет. К особой категории казенных зависимых можно отнести работников, жаловавшихся властями буддийским монастырям (чанчжу). Среди частных зависимых помимо рабов были известные еще с предшествующих времен буцюй. Они не имели надела и работали главным образом на земле хозяина. Их могли посылать на общественные работы вместо хозяина и членов его семьи. Хозяин не мог продать их и за их убийство нес более строгое наказание, чем за раба. В кабальную зависимость от хозяина попадали также лица, нанимаемые им в услужение по контракту, — суйшэнь.

Промежуточными слоями тогдашнего общества можно считать монахов и не имевших ранга служащих бюрократического аппарата (так называемых под-чиновников). Монахи получали удостоверения от властей и не включались в списки податных. Их общины при монастырях рассматривались как особого рода большие семьи с общим имуществом. Монахи использовались администрацией как глашатаи, смотрители за работами, осведомители и т.п. В распоряжении монастырей были земельные владения, зависимые и рабы. Под-чиновники относились к простым людям (шужэнь) и квалифицировались как «дети от наложниц» в сравнении с «законными» чиновниками. Юридически у них не было привилегий, но причастность к власти давала им некоторые практические преимущества перед прочими простолюдинами.

С объединением Китая в VII-VIII вв. наблюдается процесс этнической консолидации. Это прервало намечавшиеся в IV-VI вв. тенденции, которые в перспективе могли привести к распаду китайского этноса. Однако различие между Севером и Югом страны не было преодолено и в рассматриваемый период. Оно проявлялось в разности диалектов, обычаев, пищи и т.д. Северяне впитали в себя путем ассимиляции многие некитайские племена и народы, в частности сыгравших немалую роль в истории IV-VI вв. сяньбийцев. Тенденции к консолидации проявились в


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты