Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



РАННИЙ ИСЛАМ 12 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Почитание Шивы — индивидуалистическое по своим целям, как личный союз почитателя с богом, — в социальном контексте трактовалось как отношения «господина и слуги». Социальное самосознание кхмерской знати формировалось в условиях слабой социальной стратификации. Главным социальным противопоставлением было «свой» — «чужой» (даса). «Дарение даса» считалось престижным и часто упоминается в эпиграфике, но владение несвободными имело не столько экономическое, сколько социальное значение, поднимало престиж дарителя. Особенно престижной считалась передача несвободных храмам — как демонстрация состоятельности и благополучия, способности оказать покровительство и повлиять на карму тех, кому оно оказывалось. Источником рабства были войны, много было рабов по рождению. Существовала работорговля. Надписи упоминают надсмотрщиков над рабами, что указывает на использование труда последних в земледельческом и ремесленном производстве.

На службу новому социально-политическому строю были поставлены представления военной знати кхмеров о ее принадлежности к кшатриям: только социальная группа, наделенная особой энергией (шакти), могла управлять страной к ее благу, передавая подданным свою магическую силу. Государственная служба становится наследственной привилегией знатных родов. В VII-VIII вв. появляются и незнатные роды, претендовавшие тем не менее на родство с царскими семьями. Осваивая новые земли, они создают местные династии. В конце VIII в. было шесть таких социально-политических группировок. Основой их силы была власть над свободными и зависи­мыми людьми.

Культ Шивы — бога разрушения и созидания, становления и изменения — отражал социальные потрясения, рождение военно-административной элиты, сплочение в господствующий класс имущих слоев, сакрализацию царской власти, развитие государственности. Формирование же кхмерского «индуизма» указывало на местные, «этнические» особенности этого процесса. Раннеклассовое общество кхмеров, как и общество монов, было привязано к определенному типу хозяйствования — ирригационному рисоводству. Возрастание плотности населения кхмерских общин поставило земледельческое производство на грань кризиса. В поисках выхода правящий слой в кхмерских государствах вынужден был приступить к освоению трудом общин новых земель и сооружению крупной системы ирригации к югу от хребта Дангрек. Совершенствуется техника ирригации, возрастает продуктивность земледелия, но не производительность общественного труда. Использование господствующим классом больших масс живого труда, орга­низованного по общинному принципу, сдерживало процессы феодализации. Тем не менее освоение кхмерами нового рисового района подготовило даль- 208



нейшее социально-политическое развитие обществ Центрального Индокитая: с конца VIII в. складывается государство Камбуджадеша (Ангкор).

КАМБУДЖАДЕША (АНГКОР) В VIII—XIII вв.

История одного из значительных феодальных государств Азии, империи Камбуджадеша, четко делится на три периода: ранний — конец VIII-X в.; период расцвета — начало XI — начало XIII в.; поздний — середина XIII — середина XIV в.

В конце VIII — начале IX в. правитель княжества Аниндитапура, Джа-яварман II, повел вооруженную борьбу, объединяя разрозненные княжества. Закрепив за собой восточные области, он перешел на запад в район р.Сиемреап, где основал город (вблизи будущей столицы Яшодхарапуры, позднее названной Анг Нокор или Ангкор). Официально провозглашенный монархом в 802 г., Джаяварман II правил до 854 г. Он строил города к северу от Большого озера, где до этого не было крупных центров государственности, и вел широкую раздачу земель. В это время исчезли с социальной арены и заменились другими целые группы населения. Прослойка землевладельцев тангов была заменена социально близкой им, но более многочисленной и социально активной группой вап; это были мелкие землевладельцы, связанные с общиной, но имевшие земли и за ее пределами. Крупные землевладельцы — мратани — во все большей степени становятся чиновниками. Разрастается сословие чиновников — кхлонь. В ранний период наряду с сохранением многих традиций VII-VIII вв. возникают явления, типичные для времен империи: расчистка леса и пожалования монархом целых общин-ср>чсов светским и духовным владельцам. Начинается характерное для IX—XI вв. освоение нови по инициативе феодала. Интенсивно развивается крупное светское и духовное феодальное землевладение, чему постоянно способствует государство. Рост крупного землевладения в это время шел еще не за счет разорения мелких и средних свободных землевладельцев; на начальном этапе империи земли дарили в основном монархи. С IX в. представители деревень являются обязательными свидетелями при сделках с землей. Нет упоминаний о купле-продаже земли, редко встречается и упоминание об обменах; нечасты и сведения об операциях с малыми участками земли — ере (рисовое поле).



Шло освоение за счет государства новых полей, строительство каналов, водоемов и передача всего владельческого комплекса — срука — служилым или такая же передача, но с обязательством построить храм и содержать его из доходов, приносимых этой землей. По-видимому,



использовался труд юридически свободных сельских общинников — анаков — для первоначаль­ной обработки земли; они не только выплачивали государству налоги и подати, но и отбывали трудовую повинность, или государственную барщину, служили в армии. Труд зависимых- кньол<0б был важным элементом земледельческого производства.

При Джаявармане II сливались светская и духовная власть, законченный вид приобрел культ бога- царя (девараджи). Теперь кхмерское государство представляло собой неограниченную деспотию, всевластный монарх одновременно являлся верховным богом. Наметившееся ранее слияние слу­жилых и неслужилых светских частных землевладельцев с духовенством было окончательно оформлено, кхмерское государство смогло создать вокруг

себя империю, по размерам и длительности существования равную величайшим империям Азии. Культ девараджи был сочетанием аустроазиатского культа предков (в частности, предков монарха) и культа духов земли с малораспространенными в индийском мире, но оказавшимися удобными для кхмеров тантрий-скими представлениями о божественной силе и мощи государя в сочетании с основными особенностями шиваизма. Торжественный обряд девараджи1 был процедурой совмещения земной и божественной власти в лице данного монарха. Основным божеством стал Шива, а символом мощи — линга (фаллический символ). Это был эзотерический культ: не столько пропаганда учения, обучение текстам и пр., сколько демонстрация сверхъесте­ственной силы и соучастие в обряде лежали в основе социальной функции культа Шивы. Он развивался по преимуществу в сфере «человек — общество — бог», санкционируя реальность лишь в сфере общественных отношений; сфера «человек — бог» оставалась другим культам: местным, буддийским и индуистским. Служителями культа девараджи были частью брахманы (составлявшие не замкнутую варну, как в индийских обществах, а сословие священнослужителей), частью — гражданские служащие государства.

В правление Джаявармана III (854-877) шло экономическое и социальное освоение созданного его отцом ядра империи. Оно подготовило новую полосу объединительных и завоевательных войн в правление Индравар-мана I (877-889) и Яшовармана I (889 — между 900 и 912). В конце IX — начале X в. начинается процесс наделения кньомов землей и превращения их в категорию зависимого крестьянства и процесс перехода части земель свободного населения к храмам. Чрезвычайно сложными становятся отношения залога, продажи, дележа доходов. Шли процессы объединения кхмерских земель и создания полиэтнической империи. При Индравармане I династический брак включил в государство старинные земли Бапнома, области вдоль Меконга и бассейн р.Мун. Объединение земель бывшей Камбуджи (Ченлы) было завершено. Мощный государственный аппарат, наличие обширного слоя свободных землевла­дельцев-общинников и индивидуальных владельцев земли, политико-религиозное единство были основой укрепления государства. Индраварман I объявил себя сюзереном «Джавы» (малайское государство Шривиджайя), Чампы, расположенной восточнее, и даже Танской империи. Опираясь на значительный еще фонд свободных земель к северу of Большого озера, ведя там силами крестьян большое ирригационное строительство и прибегая к щедрой раздаче освоенных земель, он создал мощную экономическую базу для феодалов-чиновников, не подрывая в то же время крестьянского землевладения в старых землях по Меконгу. Отождествление бога и царя было в этот период реализовано в массовой пропаганде средствами архитектуры и изобразительного искусства, был воздвигнут первый из известных нам храмов королевской линги (Баконг). Сын Индравармана I, Яшоварман I, выступил как проводник политики «закрепления достигнутого», аналогичной политике Джаявармана III; он сделал своей очередной столицей Амарендрапуру, названную Яшодхарапу-рой, продолжал интенсивное освоение земель на северо- западе. Организатором строительства крупных ирригационных систем выступало государство, а малые ирригационные системы и поля создавались и осваивались светскими 1 Девараджа — не только бог-царь, но и его символика и соответствующие обряды.

и духовными владельцами и общинами. Духовенство всех религий получало необработанные земли, часто на окраинах кхмерской территории, и осваивало их руками кньомов и знаков. Одновременно росли светские феодальные владения, располагавшиеся ближе к столице. Яшодхарапура превратилась в густонаселенный и в основном распаханный район, откуда преем­ники Яшовармана долгое время черпали экономические и людские ресурсы. Это было достигнуто строительством гигантских искусственных озер типа Яшодхарататаки и 800 других резервуаров, а также целого ряда самотечных каналов. Столица быстро превращалась в огромный, прекрасно спланированный город; он постепенно переходил в аграрные пригороды, дальше шли владения сановников и храмов, деревни знаков. Экономическое и социальное освоение запада было к X в. завершено. В те же годы на окраинзх росли храмовые города, центры экономической жизни и политического господства.

В первой половине X в. началась борьба растущего храмового землевладения и центральной власти. Сокращаются дарения монархов, рост храмового землевладения все более идет за счет земель мелких свободных владельцев (путем купли, взятия за долги и т.п.). Все владения строго определялись юридически, местные власти следили за храмовыми хозяйствами. В этой борьбе мелкие феодалы-чиновники, чье благополучие зависело от состояния казны, выступали против крупных духовных феодалов, которые скупкой земель разоряли анаков и вапов. Джаяварман IV (921/927-948), перенесший столицу в Чхок Гаргьяр, к северо-востоку от Большого озера, видимо, пытался подавить сопротивление крупных придворных сановников и высшего духовенства усилению центральной власти. После 928 г. единственной столицей стал его новый город; перенесение столицы всегда знаменовало в Юго-Восточной Азии отказ от политики предшественников. Он ввел в практику строительство огромных храмов, образцом которых стал храм линги Трибхуванешвара. На его вершине стояла королевская линга, имевшая кхмерское название камратенг джагат та раджа («бог, который есть царственность»), четко отражавшая принцип девараджи. После победы над племянниками Джаяварман IV все усилия сосредоточил на укреплении центральной власти, проводя раздачи земель вокруг новой столицы империи. Смерть Джаявармана IV почти немедленно повлекла за собой выступление против его наследника со стороны группы вельмож Яшодхарапуры, выдвинувших претендентом на престол малолетнего Раджендравармана II (944-968). К 944 г. яшодхарапурская группа одержала победу, столица вер­нулась в Яшодхарапуру.

Годы правления Раджендравармана II и его сына Джаявармана V (968-1001) являются временем начала расцвета империи. Резко сократилось использование в хозяйствах кньомов: их все чаще объединяют в зависимые деревни и ставят, как и закабаляемых анаков, в отношения оброчной зависимости. Центральная власть постепенно направляет развитие землевладения культовых учреждений в русло государственного храмового землевладения, ставя его под свой контроль. Заметным становится начинающееся расслоение прослойки вапов. Эта важная для армии группа привилегированных мелких землевладельцев повышает свой правовой статус, все чаще привлекается к участию в управлении на низших постах. Но одновременно уменьшается площадь земельных владений вапов, она сокращалась в пользу духовенства. Процесс перераспределения земель шел во второй половине X в. чрезвычайно интенсивно, 211

что говорит, в частности, об исчерпании ресурсов удобных для обработки земель. Внешняя политика ознаменовалась присоединением последнего независимого северного кхмерского княжества, Бхавапуры, и возобновлением имперских войн. Опекуны Раджендравармана II в 945-946 гг. совершили победоносный поход на Чампу, заняли и разграбили ее столицу, Камбуджа-деша на время стала сюзереном Чампы. Внутри страны продолжалось укрепление центральной власти, в верхних звеньях которой тесно сомкнулись служилая аристократия и индуистское и буддийское духовенство. Укреплялся культ девараджи, новые храмы которого становились все более величественными; строился дворец-храм Пхимеанакас. Один из знаменитейших по своим художественным достоинствам храм того времени — Бантеай Срей.

В последние годы правления Раджендравармана II было много дарений земель, но с самого начала правления Джаявармана V их число сократилось. Феодальные владения начинают создавать не столько за счет освоения новых земель, сколько путем закабаления или разорения мелких владельцев. Расслоение вапов особенно сильно ощущается к концу X в.

Все эти процессы активизировались в следующем, XI в.; появились и новые. Прежде всего произошли заметные изменения в социальном составе трудящегося населения. Положение кньомов стало приближаться к положению анаков, начинают практиковаться дарения селений кньомов, процессы размывания слоя зажиточных земледельцев продолжались. Оказался подорванным хозяйственный потенциал свободных крестьян и мелких землевладельцев. Их более привилегированная группа пополняла ряды служащих государственного аппарата. Роль чиновников среди свободных возросла, условные владения государственных служащих проявляют тенденции к превращению в наследственные (вместе с должностью). Но в таких случаях права наследника должны были быть обязательно подтверждены монархом.

Скупка земель стала основной формой увеличения земельных массивов духовных феодалов. Подобные крупные социально-экономические изменения сопровождались ожесточенной политической и идеологической борьбой, которой открывается начало XI в. С первых годов своего правления император Джаявираварман I и его шиваитское окружение были вынуждены вести борьбу с буддийским правителем Сурьяварманом I. В 1006 г. Сурьяварман захватил Яшодхара-пуру, полное объединение страны последовало в 1011 г. Проводившаяся Сурьяварманом I политика расширения империи, в первую очередь за счет буддийского монского государства на нижней Тяо-Прайе, потребовала от него более свободной религиозной политики, чем раньше. Будучи сам буддистом, он сохранил вместе с тем культ девараджи и привилегии шиваитской знати, хотя соответствующие траты сократились; значительно усилил свое влияние при нем вишнуизм. Таким образом дополнительно к сравнительно узкому кругу высших сановников, объединенных культом девараджи, в религиозную связь с монархом (через личную присягу) были поставлены широкие круги феодальной бюрократии, столичной и местной.

Сурьяварман I вскоре после окончания междоусобной борьбы подготовил поход на запад, большая война увенчалась успехом, монское государство Лаво было покорено. В распоряжении империи на длительный период оказался район, по богатству не уступавший рисовым очагам собственно кхмерских земель. 212

Захват новых областей повлек за собой их немедленное социально-экономическое освоение, в монских землях было введено государственное устройство империи, появились кхмерские чиновники, гарнизоны, храмы. Кхмерская литература, письменность, архитектура, изобразительное искусство стали распространяться среди монов. Приобретение богатых областей улучшило экономическое положение империи как за счет перекладывания на монов части налогового бремени, так и за счет сооружения на средства покоренных стран новых ирригационных сооружений в кхмерских землях. Расходы на удержание окраин в подчинении все менее компенсировались доходами от них, но в XI в. расширение владений давало экономический эффект. Значительные работы по расширению монастырских городов велись в бассейне р.Мун и рядом с ним. В центральной столичной области были созданы второй гигантский резервуар и сложная система водоемов, водопроводов и каналов — одна из самых сложных и дорогостоящих систем ирригационных сооружений в мире. Большие средства были потрачены и на дальнейшую пропаганду культа девараджи.

Преемники Сурьявармана I в основном закрепляли уже достигнутое, хотя их религиозная политика была иной. Удаядитьяварман II (1050—1067) в отличие от отца-буддиста очень много средств вложил в огромный шива-итский храм Бапхуон. Его политика укрепления позиций шиваитского духовенства и связанных с ним чиновников-священнослужителей встретила вооруженное сопротивление — вначале на окраинах, а затем на юге центральной части страны. В центре империи вспыхнуло восстание под руководством одного из главных полководцев — Камвау (1065 г.), вскоре после его подавления властями на восточной окраине поднялся другой полководец, Слуат. Одновременно шли крестьянские восстания, участники которых громили имения светских феодалов и монастыри. Главнокомандующий императорской армией Санграма подавил восстания. Новый девараджа, Харшаварман III (1067-1080), продолжал укреплять позиции шиваитской знати. При нем развернулась война на востоке с Чампой, кхмерское наступление было отбито со значительными потерями, чамы дошли до берегов Меконга. В 1080 г. началась новая война с Чампой, в битве при Сомешваре кхмеры были разбиты. Вскоре после этого поражения правители долины р.Мун провозгласили себя независимыми и основали новую династию в своей северной столице, провозгласив своего монарха — Джаявармана VI (1082­1107).

Началась длительная вооруженная борьба за власть между центром, где сильны были традиционные правящие группы, и периферией, оказавшейся более чуткой к новым веяниям. В XII в. империя переживала период крутой ломки в экономике и обществе. Произошли коренные изменения в аграрных отношениях, в социальной структуре и социальной политике феодального государства. Завершается превращение кньомов, занятых в сельском хозяйстве, в зависимых, посаженных на землю. Сложилась — и это было прочно связано с продолжавшимся разложением общинной организации у знаков — система государственной эксплуатации, не требовавшая личной зависимости от конкретного феодала или мелкого землевладельца. В тесной связи с этим находилось превращение вапов в объекты дарения с их землей, низведение их до социального уровня, близкого к статусу посаженных на землю кньомов. Формируется единый слой государственного и в меньшей мере частнозависимого крестьянства. Практически вмешательство в деятельность крестьянина исчезает — получателя интересует только объем налога или 213

оброка. Основную массу «средних слоев», по своему имущественному положению, составляли теперь чиновники-кхлонм. На смену титулу как знаку принадлежности к определенному социальному слою и условию обладания правом на земельное владение приходит факт служения государству. XII век ознаменовался и некоторым укреплением наследственных землевладельцев-феодалов. Что касается положения общины, то ее представители, раньше непременные свидетели земельных сделок,

уже в XI в. исчезают из документов в этом качестве, во всех земельных операциях упоминаются только государственные чиновники. В это время ощущается тенденция к концентрации земель у крупных храмов, в сочетании со все более тесным их соединением с государственным хозяйством, что выражалось в уплате храмами части государственных налогов.

Усиление государства позволило одному из правителей Севера, Сурьяварману II (1113-1150), укрепиться на троне Яшодхарапуры. Вслед за тем ему удалось завоевать Чампу, но эта война была упорной и дорогостоящей. Войны с вьетским государством Дайвьет больших побед и каких-либо территориальных приращений не дали. Более перспективными были возобновленные войны с Харипунджаей и тайскими княжествами, возникавшими в то время в верховьях Тяо-Прайи. Эти сравнительно бедные районы были заняты, из них были выкачаны значительные средства, впрочем быстро истраченные. Отряды таи были включены в кхмерскую армию.

Империя при Сурьявармане II сильно разрослась и могла быть сравнима лишь с Сунской империей. На юге она занимала перешеек Кра, с запада на восток простиралась от границ бирманской империи Паган до побережья современного Южного Вьетнама. Ее населяли (кроме кхмеров) моны, чамы, таи, малайцы, многочисленные горные народности. Поддержание контроля над этими землями стоило огромных средств, но пока западный очаг (район Яшодхарапуры) мог поставлять людские кадры и был экономически силен, империя также была сильна.

Религиозная политика Сурьявармана развивала курс на сосуществование религий, сам император был вишнуитом, что облегчало действие син-кретизирующих тенденций. При нем была сделана попытка шире распространить элитарный культ девараджи за счет увеличения храмового строительства. Символом этой политики было сооружение одного из величественнейших в мире храмов, известного в настоящее время как Ангкор Ват.

Опорой Сурьявармана II во многом были северные районы — бассейн р.Мун, где меньшая зависимость от крупных ирригационных систем, отсутствие постепенной латеризации почвы, начавшей подрывать экономику столичного района, делали обстановку более стабильной.

Его преемник, буддист Дхараниндраварман II (1150-1160), при котором началось усиление роли буддизма в духовной жизни страны, продолжал войны с Чампой, столица которой, Виджайя, была осаждена. Будучи буддистом, он уже не строил индуистских храмов и перестал дарить им земли. В середине XII в. в стране началось массовое народное восстание, связанное с описанным выше разорением больших масс средних крестьян-землевладельцев и приближением их к положению зависимых; оно вошло в историю под данным ему в феодальных кругах названием «восстание Раху» (Раху в индуистской мифологии — злобное чудище). Восстание было крупным, император Яшоварман II (1160-1165) спасся лишь благодаря храбрости одного из военачальников. Вскоре после подавления восстания придворный заговор положил конец правлению и жизни Яшовармана И, вдохнови- 214

тель заговора стал править под именем Трибхуванадитьявармана (1165-1177). При нем социальный кризис в собственно кхмерских землях, проявившийся ранее в «восстании Раху», обострился в связи с нежеланием проводить какие-либо реформы и продолжением неудачных войн с Чампой. Чамский король в 1177 г., используя свой мощный флот, обошел морем восточные области империи, близ которых шли основные сражения, неожиданно поднялся по Меконгу, р.Сап и Большому озеру, вошел в р.Сиемреап и осадил Яшодхарапуру; город пал. В этот тяжелый момент власть взял уже принимавший участие в военной и политической деятельности кхмерской монархии Джаяварман VII (1177/1181 — ок. 1220), начавший с усиления флота. Четыре года длилась его война с чамами, и в 1181 г. морской бой решил исход войны, чамы потерпели поражение. В том же году Джаяварман VII официально короновался.

События конца 70-х годов показали необходимость проведения реформ для сохранения империи. В ходе этих событий разрушилось многое из того, что было архаическим в кхмерском обществе, расчистился путь для тех преобразований в социальной жизни, которые диктовались изменениями в экономике ее основных, кхмерских районов. Именно в это время обнаружились в полной мере упадок крупного духовного и крупного наследственного светского землевладения и расширение числа феодально-зависимых, но самостоятельно ведущих свое хозяйство крестьян за счет слияния бывших кньомов и знаков в одну группу (будущие неактьеа). Утрачивающее общинную организацию кхмерское крестьянство было поставлено в зависимость прежде всего от государства и от условных держателей земли — феодалов-чиновников.

Все правление Джаявармана VII до 1220 г. было временем успешных войн и ограбления завоеванных территорий. Экономическое положение государства также было прочным. Джаяварман вел широчайшее строительство, не вызвавшее внутренних трудностей. Политическая программа Джаявармана VII была связана, с одной стороны, с унификацией огромной империи, с другой — с преобразованиями, которых требовали социально- экономические изменения в ее центральных, кхмерских областях. На первом направлении он устранил соперничество двух кхмерских династий, объединив в своем лице старую Лунно- Солнечную династию с северной династией, выдвинувшейся в 1082 г. Им же была введена система прямого управления в ряде ранее вассальных владений; продолжалось насаждение кхмерских феодалов-чиновников и духовенства на окраинных территориях. Наиболее важной мерой применительно к обоим направлениям была религиозная реформа. Массовой религией с более «демократической» философией стал в период расцвета империи буддизм махаяны, впоследствии смененный теравадой. Характеризующийся меньшей ролью догматики, чем те-равада, буддизм махаяны с его культом бодисатв («богов-людей») легко мог сочетаться и сочетался с находившимся тогда в расцвете общеимперским культом бога-царя. Изображениями бодисатвы Авалокитешвары придавались портретные черты Джаявармана VII. Укрепление новой государственной религии, вызванное к жизни социальными сдвигами, сопровождалось небывалой строительной активностью. Помимо знаменитого Байона был построен еще ряд крупных храмов. Основное строительство шло в столице, откуда и распространялся новый культ. Создавались средние и высшие школы, где успешно готовили массо- 215

вые кадры образованных монахов-буддистов. Переориентировалось и изобразительное искусство, возникали новые образы, стили, архитектурные приемы. Идейно-геомантическим символом начала «новых времен» было частичное перенесение центра столицы. Символом мощи монарха стали не линги, а статуи Авалокитешвары, его храмом был центральный храм столицы — Байон. Возник культ Будды-царя, впоследствии распространившийся и на Яве. Один из сыновей Джаявармана был послан на Ланку со специальным поручением изучать тераваду.

ГЕНЕЗИС ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

У НАРОДОВ ЗАПАДНОЙ ИНДОНЕЗИИ. ШРИВИДЖАЙЯ

В I тысячелетии до н.э. на островах Малайского архипелага сформировалась довольно развитая цивилизация. Предки современных западноиндо-незийских народов, в первую очередь создателей мощных средневековых империй — Шривиджайи (малайцы) и Матарама (яванцы), вели орошаемое земледелие (пашенное или мотыжное), культивируя прежде всего рис, а также ямс, таро, сахарный тростник, дыни, тыквы, кокосовые, арековые, аренговые, саговые пальмы, технические культуры (кунжут, индиго) и пр., разводили крупный и мелкий рогатый скот (буйволов, использовавшихся прежде всего в качестве тягловых животных, коров, коз), свиней, домашнюю птицу, хотя и тогда, как и в настоящее время, животноводство оставалось, по- видимому, второстепенной отраслью хозяйства. Весьма развито было мореплавание: такое изобретение австронезийцев, как лодки с противовесом — прообраз современного катамарана, до сих пор не утратило своего значения; ареал распространения этих лодок, которые западноиндоне- зийцы принесли, в частности, в Южную Индию, в Хадрамаут, на Африканский Рог, указывает, как происходило заселение Мадагаскара. Знали запад-ноиндонезийцы обработку металлов, ткачество и другие ремесла.

Велась интенсивная торговля, в том числе оптовая, как внутри архипелага, так и за его пределами. К рубежу нашей эры далекое Средиземноморье было знакомо не только с товарами, которые поставляли острова Индонезии (этими товарами были в первую очередь пряности и благовония), но и с самим островным миром: в грекоязычных источниках начала нашей эры содержатся сведения об уже упоминавшихся лодках с противовесом («Перипл Эритрейского моря»), санскритское название Явы (Иабадиу, т.е. Явадвипа) с точным переводом — «остров ячменя» («География» Птолемея) .

Высокому уровню экономики соответствовали весьма развитые социальные отношения и культура. Основным социальным организмом была сельская община. Конфедерации общин, объединенные общим культом священных регалий, образовывали протогосударства во главе с «царями» (хаджи), носителями потестарных и ритуальных функций. Судя по имеющейся тер­минологии, существовали представления о знатности и рабстве. Создались важные предпосылки формирования государственности. Однако для реализации этих предпосылок необходимы были определенные экологические условия. Государства возникали только там, где было возможно ведение поливного земледелия. Народы, оказавшиеся в неблагоприятных для земледелия условиях (сунданцы, мадурцы, батаки), либо создали государства относительно поздно, либо вообще не

достигли этой стадии самостоятельно.

Особенностью генезиса западноиндонезийских государств было восприятие индийской культуры. На этом феномене следует остановиться подробнее.

Если взглянуть на индийские лексические заимствования, имеющие отношение к социальной сфере, в индонезийских языках, бросается в глаза тот факт, что воспринималась почти исключительно санскритская лексика (заимствований из других индийских языков крайне мало), следовательно, заимствования были обусловлены не контактами, предполагающими общение на бытовом уровне, а потребностями формирующихся элитарных слоев индонезийских обществ. Не менее важна и другая особенность индийских заимствований: воспринимались не только понятия, ранее чуждые народам архипелага, но и слова, аналоги которых существовали в индонезийских языках. «Немотивированные» заимствования в социальной сфере объясняются, видимо, тем, что институты позднепервобытных, переходных к новой формации западноиндонезийских обществ были, при всей своей относительной развитости и гибкости (о которых свидетельствует их успешное функционирование в дальнейшем в развитых средневековых обществах), даже на уровне обыденного сознания связаны с традиционными родовыми и общинными. Это препятствовало становлению новой идеологии, разрыву прежних и формированию новых связей между общинами и надобщинными институтами. Иноземные же понятия не вызывали привычных ассоциаций и были однозначно связаны с новыми отношениями. Видимо, в силу более тесных отношений с внешним миром малайцы раньше других индонезийских народов познакомились с индийской цивилизацией, что позволило им первыми в Индонезии создать свою государственность.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты