Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



РАННИЙ ИСЛАМ 13 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

В конце IV — начале V в. на территории архипелага возникают первые малайские государства: держава Мулавармана в Кутее, на Восточном Калимантане, и Тарум (или Тарума) на Западной Яве. Хотя надписи правителей этих государств составлены на санскрите, сомневаться в том, что государства были созданы именно малайским этносом, не приходится. На это указывают ономастические данные: для названных районов характерна, как показали Д.В.Деопик и М.А.Членов, малайская топонимика, малайским же является и название государства — Тарум («индиго»). Однако эти государства, расположенные в районах, где возможности ведения орошаемого земледелия были ограниченны, быстро сошли с исторической арены.

По-настоящему жизнеспособной среди малайских государств оказалась Шривиджайя — талассократия, центр которой, видимо, располагался на Суматре в устье р.Муси, в районе современного г.Палембанга (тогда береговая линия была иной и средневековый город в отличие от современного стоял на берегу моря). Именно в этом районе были обнаружены древнема-лайские надписи (683-686 гг.) с упоминанием Шривиджайи и сопредельных государств.

Правящая династия Шривиджайи носила санскритское имя Шайлендра («Царь гор» — одно из имен Шивы) и исповедовала буддизм (хотя среди шривиджайских памятников встречаются и индуистские). Будучи морской империей, Шривиджайя контролировала Малаккский и Зондский проливы и волоки на перешейке Кра, держа в своих руках торговые пути между Китаем и Индией. Шривиджайские посольства постоянно направлялись в Китай, а китайские пилигримы-буддисты (в том числе знаменитые Фа Сянь и И Цзин) по пути в Индию подолгу жили на Суматре. В Индии правители Шривиджайи сооружали буддийские монастыри — вихары. Одна из таких вихар была сооружена в середине IX в. в знаменитом буддийском центре 217

Наланде, другая, названная по имени правителя Шривиджайи Чудамани-вармавихара, — в XI в. в Нагапаттинаме (Тамилнад). Хорошо известна была Шривиджайя и мусульманскому миру. О ее богатстве и процветании писали Масуди, Идриси и другие арабские авторы. Ощутимое влияние Шривиджайя оказала на соседних яванцев. В древ-неяванском языке имеется значительное количество заимствований из древнемалайского, обнаруженные на Центральной Яве древнемалайские надписи говорят о наличии там малайского этнического элемента, а в VIII — начале IX в. Явой наряду с представителями местной династии управляли и представители династии Шайлендра. Однако достаточно быстро яванцы стали независимы и начали угрожать могуществу Шривиджайи. В конце X — начале XI в. между Шривиджайей и яванским государством Матарам велась война за гегемонию на архипелаге, закончившаяся победой Шривиджайи и гибелью матарамского правителя Дхармавангши. Однако в середине 20-х годов XI в. Шривиджайя потерпела сокрушительное поражение от Раджендры, царя тамильского государства Чола. Шривид-жайский монарх Санграма Виджайоттунгаварман был захвачен в плен, но Шривиджайя продолжала существовать, видимо, на условиях признания вассальной зависимости от тамилов. Уже в 1028 г. в Китай прибыло очередное шривиджайское посольство. С матарамским царем Аирланггой, зятем погибшего Дхармавангши, был заключен мир. Отношения с Чолами, то враждебные, то дружественные, не прерывались. В 1090 г. чольский правитель Кулоттунга I даровал новые привилегии нагапаттинамской вихаре. Вплоть до начала XIII в. Шривиджайя оставалась властительницей проливов



и хозяйкой торговли пряностями, но в середине XIII в название этого государства исчезает с исторической карты.



О социальной структуре и политическом устройстве Шривиджайи известно сравнительно мало. Из скудных данных эпиграфики можно сделать вывод о том, что империя состояла из многочисленных вассальных государств (кадатуан) во главе с правителями — дату, ниже которых стояли вожди (хулу). Государства, очевидно, делились на области — деша. Собственно Шривиджайя также могла называться кадатуан, а также бануа (слово, содержащее значения «обитаемая земля» и «община») или хулунту-хан (государство, букв, «рабы и господа»). Монарх. Шривиджайи, обладавший, видимо, и сакральной властью, именовался дапунта хиянг (где хи-янг — «бог») или хаджи. Отметим, что из приведенных терминов санскритский всего один — деша, остальные — австронезийские. Государство, очевидно, мыслилось состоящим из столичной области и окраинных земель. Представители всех областей и вассальных государств приносили присягу на верность шривиджайскому монарху, выпивая священный напиток («пили клятву» — минум сумпах). Нарушение присяги, по поверью, должно было погубить клятвопреступника. Тем не менее сепаратистские тенденции среди многоэтнического населения империи были сильны.

Для охраны торговой монополии и подавления мятежей содержалась постоянная профессиональная армия.

В Шривиджайе, по крайней мере в столице, существовал достаточно развитой государственный аппарат, где на высших должностях находились родственники монарха, носившие санскритские титулыраджапутра, юва-раджа, раджакумара, бхупати и пр. На них возлагалось и управление провинциями, находившимися под прямым контролем центра. На государственной службе были выделявшиеся в особые профессиональные 218



группы писцы, ваятели (обслуживавшие нужды управления и государственные культы), кормчие, торговцы (ввиду важности для государства заморской торговли), царские слуги (хулун хаджи), очевидно несшие охрану дворца, и некоторые другие.

Существовало, по крайней мере в теории, и деление на людей низкого, среднего и высокого происхождения.

Экономика Шривиджайи во многом зависела от монополии на внешнюю торговлю, но не менее важную роль играло и рисоводство. Однако на Суматре возможности ведения орошаемого земледелия ограниченны, плодородные земли расположены в основном узкими полосками по берегам рек, и практически все они в эту эпоху были уже освоены. Неблагоприятные для земледелия условия явились одним из факторов упадка Шривиджайи.

матарам

Колыбелью яванского раннесредневекового государства стали центральные и южные районы Центральной Явы. В отличие от малайских яванские ранние государства располагались во внутренних районах острова, на плато Рату Боко. В VII — начале VIII в. там правили две династии: малайская династия Шайлендров, покровительствовавшая буддизму, и шиваитская династия потомков яванского правителя Санджайи, создавшего первое централизованное яванское государство, которое, однако, после его смерти вновь распалось на отдельные княжества. Яванская эпиграфика того времени создавалась на санскрите и пестрела индийскими понятиями, в том числе совершенно чуждыми Яве того периода, например «горожане» (паура). Однако, как только речь заходила о дарении земель, в санскритском тексте тут же появлялись яванские титулы налоговых чиновников. Постепенно создавалась экономическая и социальная структура собственно яванского государства. Не случайно, видимо, процесс появления эпиграфики на древнеяванском совпал с изгнанием династии Шайлендров с Явы и вытеснением малайского языка и санскрита из сферы эпиграфики и государственного делопроизводства. Продолжаются попытки объединения цен-тральнояванских княжеств. То один, то другой правитель (рака) принимает царский титул рату (= мал. дату). Однако твердого порядка престолонаследия, видимо, не существовало, царем становился наиболее могущественный из князей. Ситуация начала меняться с воцарением в начале 50-х годов IX в. рака области Кайюванги — Пу Локапалы. Раздачей земель он привлек на свою сторону и заставил признать свой сюзеренитет других правителей. В 873 г. он принял санскритский титул махараджа, централизовал раздачу земель и иммунитетов, ввел новую систему делопроизводства (внешне это выразилось в переходе на более массовый материал для письма — медные таблички). После смерти Локапалы в 882 г. последовал краткий период смуты, пока в 898 г. не воцарился махарджа Балитунг. С его именем связано включение Восточной Явы в состав государства. При его преемниках центр государства все более перемещается на восток, и, наконец, в 929 г. на Центральной Яве практически полностью прекращается изготовление надписей, сосредоточивающееся на Восточной Яве, а центральнояванские области «выпадают» из сферы государственного контроля и, видимо, возвращаются к традиционной форме мелких княжеств, не нуждавшихся в ведении документации.

Восточнояванское государство, первоначально также располагавшееся во внутренних земледельческих районах, постепенно осваивает долину судоходной реки Брантас, получая тем самым выход к морю, и становится одним из центров международной торговли, конкурирующим со Шривид-жайей. Этой конкуренцией была вызвана война со Шривиджайей в правление Дхармавангши, о которой уже говорилось. Преемник Дхармавангши, Аирлангга, восстановил могущество Матарама. При участии государства была налажена ирригация в долинах крупных рек. Восточная Ява вновь стала притягательным местом для мореплавателей и купцов. Однако, умирая, Аирлангга разделил Матарам на два государства, оставив одному сыну западную часть — Панджалу (Кадири, которая и стала преемником Матарама), а второму — восточную, Джанггалу, не оставившую в истории сколько-нибудь заметного следа.

Социальная структура Матарама основывалась на низовой территориально-административной единице, каковой была земледельческая община ( вануа). В общине существовало наследственное владение землей больших семей с правом отчуждения с согласия общины в лице старейшин. Не­сколько общин, тяготеющих к одному центру, составляли следующую административную единицу, впрочем достаточно аморфную, восходившую к традиционному княжеству. Принадлежность к этой единице, границы которой постоянно менялись, определялась как подчинение (ватак) нескольких общин одной, наиболее влиятельной. Общинники имели оружие, и каждая община представляла собой внушительную силу. На них могла возлагаться, в частности, охрана границ. Участвовали общины и в политической борьбе во время междоусобиц.

Общины управлялись старейшинами — рама, которые делились на две группы: старейшин, наделенных конкретными полномочиями, и старейшин, не имеющих (видимо, в силу преклонного возраста) конкретных обязанностей, но участвующих в советах. Должность старейшины могла быть наследственной: в эпиграфике упоминаются «урожденные старейшины». Совет старейшин — караман

— санкционировал продажу общинных земель, имел в своем коллективном пользовании землю с правом отчуждения, старейшины выступали свидетелями при раздаче иммунитетов, получая на хране­ние соответствующий документ.

Влияние общины этим не ограничивалось. Из среды общинников выделялась верхушка, составлявшая новые привилегированные слои, в частности так называемый слой панджи, окончательно, впрочем, оформившийся позже, в эпоху Маджапахита.

Особым статусом пользовались общины, посвященные храмам, — сама (от санскритского слова со значением «граница»). Они освобождались от уплаты части налогов и отчислений, но были обязаны отдавать часть доходов на содержание храма. Передача общины храму не влекла за собой ущемления прав ее членов, которые оставались полноправными гражданами.

В связи с определением места сельской общины в структуре древнеяван-ского общества представляет интерес статус общинника, именовавшегося анак вануа («человек [или «дитя»] общины»). Так называли помимо собственно крестьян представителей различных социальных слоев: чиновников, священнослужителей, вассальных правителей, т.е. практически это обозначение являлось общим для всех полноправных членов средневекового яванского общества — от крестьян до высшей аристократии. Каждый полноправный, кроме монарха и мапатиха (канцлера), независимо от титула и

должности считался членом некой конкретной общины, что имело определенное престижное значение. В дальнейшем наименование института общины могло меняться (так, в надписях времен Аирлангги община именуется тхани, а общинник — соответственно анак тхани), но суть оставалась неизменной.

Представители неземледельческих слоев населения — ремесленники, торговцы, сказители, музыканты и пр., — объединяемые в древнеяванских текстах понятием мангилала драбья хаджи

— «сборщики монаршего», т.е. социальные группы, имевшие право на часть производимого земледельцами продукта в уплату за свою деятельность, не считались общинниками. Как и в большинстве традиционных обществ, их статус был ниже статуса земледельцев.

Таким образом, совокупность общин-вануа, включавших всех полноправных членов общества, гарантируя тем самым их статус, была основой государства Матарам. Одновременно каждая община оставалась общностью собственно земледельцев, определенным образом взаимодействовавшей с государственной властью. Низшие государственные чиновники, собиравшие с общин налоги, защищавшие интересы общины в переговорах с чиновниками центрального аппарата, ведавшие охраной порядка на территории общины и прилегающих путях сообщения и выполнявшие некоторые другие административные и идеологические функции (среди них упоминаются смотритель рынка, смотритель мостов, егерь, лесничий, писец, глашатай, музыкант, жрец, астролог и пр.) по обеспечению деятельности общинного механизма, назывались раманта. Низшими чиновниками назначались скорее всего представители общинной верхушки, что приводило к ее сращиванию с государственным аппаратом. Были у раманта и подчиненные, называемые в источниках «слугами» или «воинами».

Раманта имели собственные земли, которые могли отчуждать, а за особые заслуги получали землю в коллективное «кормление».

Конфедерация нескольких общин составляла область, границы которой, очевидно, восходили к ранее независимому княжеству. Во главе области-княжества стоял правитель, представитель традиционной княжеской династии — рака.

Общины, входившие в княжество, объединял общий культ священных регалий — палладиумов (чаще всего это были камни или куски дерева необычной формы или свойств), названия которых часто отражались в названиях княжеств (княжество Кайюванги — «Душистое дерево», княжество Ватукура — «Черепаший камень»). Промежуточных административных звеньев между общинами и князем могло попросту не существовать, ведь княжество состояло чаще всего из нескольких общин. Промежуточная между общиной и княжеством административная единица — деша — встречается в документах I тысячелетия н.э. лишь однажды, что вкупе с санскритским происхождением слова заставляет считать этот институт сравнительно поздним нововведением. Наряду с правителями княжеств существовал и центральный чиновничий аппарат, возглавлявшийся вторым после монарха лицом в государстве — мапатихом, одним из правителей княжеств (также носившим титул рака). Мапатих мог стать и преемником монарха после смерти последнего. Аппарат централизованного государства контролировал прежде всего сбор налогов. В периоды укрепления центральной власти все иммунитеты санкционировались монархом и мапатихом. В частности, на 221

Восточной Яве при Аирлангге иммунитеты давались только монархом, и в первую очередь общинной верхушке.

Главными налоговыми чиновниками были пангкур, таван и тирип, называвшиеся также «почтенная троица» (иногда к этому словосочетанию добавлялся термин со значением «собирающая налоги»). О значении этих должностных лиц свидетельствует упоминание названий их постов в числе немногих яванских слов в санскритоязычных надписях. В дела общин центральная власть в лице монарха, мапатиха и представителей центрального чиновничьего аппарата вмешивалась редко: в тех случаях, когда на общину возлагались какие- либо дополнительные обязанности (обеспечение постоянной переправы на реке и т.д.), в случае неуплаты налога, пересмотра ставки налога, предоставления иммунитета и т. д. Экономика Матарама базировалась на орошаемом рисоводстве. Товарно-денежные отношения были развиты сравнительно слабо. Хотя монеты и чеканились, они предназначались, очевидно, прежде всего для внешней торговли, которая начала особенно интенсивно развиваться с переносом центра государства на Восточную Яву, но существовала и до этого. В источниках упоминаются прибывавшие на Яву сингалы, дравиды, кхмеры, моны. Яванская монета была обнаружена в Египте в слое IX в. Внутри страны в денежном выражении исчислялись стоимость земли, ставка налога и т.д., но обмен, за отсутствием мелкой разменной монеты, был, очевидно, натуральным.

Эпоха Матарама была временем наивысшего расцвета яванской архитектуры. Именно в это время создаются такие храмовые комплексы, как буддийский Боробудур и шиваитский Прамбанан. Наряду с индуизмом и отчасти буддизмом существуют культы священных регалий, обожествлен­ных предков правителя, общинные верования. Постепенно подготавливается почва для возникновения синкретической религии, оформившейся в эпоху Маджапахита.

Глава III АЗИЯ И СЕВЕРНАЯ АФРИКА В X—XIII вв.

РАСПАД АББАСИДСКОГО ХАЛИФАТА

Начало процессу распада Аббасидского халифата, растянувшемуся почти на полтора столетия, положило правление халифа ал-Мамуна. После победы в войне против ал-Амина (813 г.) ал- Мамун своей политикой привлечения к управлению иранских феодалов положил конец чисто арабскому централизованному государству. Стал набирать силу институт наместничества. Первоначально наместников назначал сам халиф на определенный срок. Наместник обязан был платить в халифскую казну налог, в остальном будучи фактически независимым. С начала IX в.

это стало способствовать развитию центробежных тенденций. В силу отдаленности ряда намест- ничеств от метрополии закреплялась практика наследования поста наместника. Ранее других сложились полунезависимые эмираты в Северной Африке (Аглабиды, 800-909), в Хорасане (Тахириды, 821-873) и Мавераннахре (Саманиды, 819-1005). Во второй половине IX в. возникло почти самостоятельное наместничество в Египте (Тулуниды, 868-905), возродилось Ар­мянское царство (Багратиды, 886-1045). Этому процессу способствовали этническая обособленность, отсутствие развитых экономических связей между отдельными областями. Военную мощь Халифата подрывали и народные движения. Так, крестьянское восстание под предводительством Бабека, охватившее Южный Азербайджан и Западный Иран вплоть до Исфахана и Кермана, длилось 20 лет (816-837). Выступивший под идеологической оболочкой учения хуррамитов (маздакитов), Бабек не раз разбивал халифское войско. Успехи восставших подтолкнули халифа ал-Мутасима (833-842) на реорганизацию армии. Арабское ополчение, показавшее свою неспособность выполнять функции феодального войска, было заменено гвардией. Ядро ее составляли молодые рабы-гулямы из тюрок, славян и африканцев, воспитанные и обученные при халифском дворе. Частично в гвардию набирали и наемников, большей частью из горцев (в основном дейлемитов), из которых формировались пешие отряды. Такая армия, чуждая коренному населению, преданная только халифу, должна была стать действенной силой, способной подавлять как народные восстания, так и мятежи непокорных вассалов. Гвардия выросла до огромных размеров (60 тыс.). Ее военачальники из рабского положения были переведены на положение клиентов (маволи); часто они достигали вершин власти, могущества и богатства. Менее чем за 20 лет эта армия чужаков превратилась в неуправляемую силу,' пожиравшую львиную долю доходов государства. Халиф оказался игрушкой в руках гвардейцев. Ал-Мутасим перенес столицу в только что отстроенный город Самарру в тщетной надежде, что сумеет таким образом, убрав гвардию из Багдада, утихомирить багдадское население, восставшее против бесчинств гвардии. Тюрки-гулямы установили свой диктат и в течение 861-870 гг., начиная с убийства халифа ал-Мутаваккила, возвели на престол и свергли четырех аббасидских халифов (ал-Мунтасира, ал-Мустаина, ал-Мутазза и ал-Мухтади). 223

В 869 г. в Южном Ираке и Хузистане вспыхнуло антихалифатское восстание африканских рабов — зинджей, использовавшихся на самых тяжелых работах. К зинджам примкнуло значительное число местных крестьян и бедуинов. Восставшие объединились под знаменами сформировавшегося к тому времени религиозно-политического течения карматов, проповедовав­ших идеи социального равенства и справедливости в распределении благ при сохранении рабского труда. Восстание возглавлял арабский вождь Али ибн Мухаммад ал-Баркуи, приверженец секты хариджитов, политические идеалы которой были близки к карматским, а пик политической активности приходился на VIII в. Движение зинджей было подавлено с большим трудом войсками халифа лишь спустя 14 лет, в 883 г.

Вслед за этим во многих областях Халифата развернулись карматское движение и исмаилитская пропаганда. Тогда исмаилиты и карматы действовали еще единым фронтом. В 890 г. началось мощное восстание карматов в Ираке, подавленное только в 906 г. В 899 г. карматы создали государство-республику в Бахрейне со столицей в г.Лахса (ал-Ахса). Это государство представляло собой свободную общину земледельцев и ремесленников, управлявшуюся коллегиально советом из 6 старейшин и 6 их заместителей. Основной производительной силой государства был труд 30 тыс. рабов (негров и эфиопов). Общинники освобождались от всех налогов. Государственная казна пополнялась за счет военной добычи от набегов. Армия состояла из 20 тыс. ополченцев. Карматское государство просуществовало до конца XI в., но и два-три столетия спустя после его падения идеи карматиз-ма в Бахрейне продолжали оставаться господствующими среди местного населения.

В 900 г. разразилось карматское восстание в Сирии под предводительством Зикравайха. Через два года оно было в основном подавлено, но отдельные очаги сопротивления Халифату сохранялись в этом регионе до конца X в. Часть участников восстания бежала в Магриб, где на рубеже IX-X вв. исмаилитская агитация достигла ощутимых успехов в берберской среде. Исмаилитские силы возглавил Убайдаллах, исмаилитский дай, один из лидеров карматского восстания в Сирии, который первоначально бежал в Египет, затем в Магриб, где руководил восстанием берберов против местной (тунисской) династии Аглабидов (909 г.). Свергнув Аглабидрв, берберы провозгласили Убайдаллаха имамом-халифом и махди (мессией). От него берет начало династия фатимидских халифов; провозглашение ее привело к окончательному размежеванию между

исмаилитами и карматами.

К середине 40-х годов X в. от обширной Аббасидской империи не осталось и следа. Халифат охватывал лишь небольшую часть территории Ирака — Багдад и его округу. В 945 г. войска горцев-дейлемитов под руководством шиитской династии Бундов (945—1056), сформировавшейся в 20— 30-е годы X в., вступили в столицу Аббасидского халифата — Багдад. Завоевательные интересы Бундов угасли с вступлением в Багдад. В источниках мы не находим материалов, показывающих их взаимоотношения с Фатимидами. Констатация факта, что Буиды- шииты не питали особой вражды к Фатимидам, мало что проясняет в вопросе буидско-фатимид- ских отношений.

Заняв Багдад, Бунды фактически не ввели каких-либо заметных изменений в социально- политическую структуру Халифата. После недолгих колебаний они решили сохранить аббасидского халифа во главе образованного ими государства, но не как светского государя, а как духовного главу, присвоив себе все права управления страной. Халиф лишился пышного двора и

гвардии. Первый буидский правитель, Муизз ад-Даула (945-967), назначил ему содержание в 2 тыс. динаров в год (во времена халифа ал-Мутадида [892-902] на содержание двора только на один день требовалось 7 тыс. динаров). Управленческий аппарат был сокращен Муиззом до минимума. Вместо многочисленных ведомств-диванов был создан один.

Первая же попытка халифа ал-Мустакфи проявить самостоятельность, выразившуюся в аресте одного из шиитских лидеров, стоила ему трона, а затем и жизни. Его преемник, ал-Мути (946-974), и вслед за ним ат-Таи (974-991) в государственные дела не вмешивались. Тем не менее аббасид- ский халиф, которому Бунды отвели роль только «первосвященника», не утратил полностью политического авторитета. Правда, при первых Бундах, Муизз ад-Дауле, Изз ад-Дауле (967-978) и Адуд ад-Дауле (978-983), он был чисто номинальной фигурой — имя халифа произносилось в хутбе, чеканилось на монетах, он давал инвеституру на правление. Однако начиная со времени правления Самсам ад-Даулы (983-987) в связи с междоусобицей в стане Бундов халиф получил реальные возможности укрепить и увеличить свой политический авторитет. Хотя Арабский Ирак, а точнее, Багдад с его округой составлял лишь меньшую часть территории государства Бундов, значение его в мусульманском мире не было утрачено. Бунды, среди которых господствовала патримониальная концепция власти, приведшая в конечном счете к дроблению их государства, считали главным правителем в своем клане того, кто правил в Багдаде. В силу этого буидские султаны проявляли заботу о Багдаде, много строили там, вели большие восстановительные работы, поддерживали культурный статус города. Особенно много для Багдада сделал Адуд ад-Даула. В его время в Багдаде было закончено строительство знаменитого гос­питаля, названного его именем, возведен «дом науки» — дар ал-шш — с богатым книгохранилищем, оформлен шиитский машхад ал-Казимайн.

Время господства Бундов было беспокойным периодом в истории Багдада. Завоеватели исповедовали шиизм и с первых шагов стали оказывать давление на суннитское население города, поставив в привилегированное положение шиитов, что привело к длительной войне между обоими течениями ислама. Буидские власти, опираясь на огромный контингент карательных сил, состоявший из гвардии султана — шурты и отрядов мауны (рекрутировавшихся преимущественно из багдадцев-тюрок), поначалу успешно подавляли волнения багдадцев. Однако по мере усугубления междоусобицы и ослабления реальной власти буидских правителей массовое недовольство все нарастало, на передний край вышла вооруженная группировка горожан — аййары, которые временами контролировали положение в городе, особенно часто — при последних бундах в первой половине XI в.

К концу правления Баха ад-Даулы (989-1012) во внешнеполитической жизни Ирака и Багдада сложилась качественно новая ситуация. Фатимиды завоевывали все более прочные позиции в ряде областей, прежде признававших сюзеренитет аббасидского халифа. Арабские династии Мазйадитов и Укайлидов, правившие в Центральном Ираке и Мосуле, — вассалы буидских султанов и аббасидских халифов — проводили политику лавирования между Фатимидами и Аббасидами. Они придерживались шиитских убеждений и возглавляли арабские племена асад (Мазйадиты) и амир (Укайлиды). Успехи фатимидской пропаганды привели к тому, что в 1010-11 г. Укайлиды прекратили чтение хутбы на имя Аббасидов, перенеся ее на фатимидского халифа ал- Хакима (996-1021). Баха ад-Даула силой заставил их вернуться под эгиду Аббасидов.

К тому времени изменилось и положение аббасидского халифа. Из пассивного

«первосвященника» он превратился в активного религиозного деятеля, возглавлявшего не только суннитскую оппозицию полумиллионного Багдада (ядро которой составляли ханбалиты), но и суннитов всех территорий, признававших его авторитет: Азербайджана, Гургана, Табаристана, Хорасана, Мавераннахра, Афганистана. «Символ веры» халифа ал-Кадира (991-1031) — ал- кадирийа (1018 г.) — утверждал основные положения ханбализма как истинно исламские. Калам, мутазилизм и шиизм были подвергнуты осуждению, поднята на щит традиционалистская исламская доктрина (салаф).

С этого времени халиф начинает вмешиваться в государственную политику, принимать участие в назначении на высшие государственные посты. Он берет на себя роль арбитра в междоусобице наследников Баха ад-Даулы, умело стравливая их друг с другом и используя атрибуты инвеституры (хутба, титулатура) как главные орудия давления.

В последние десятилетия владычества Бундов Багдад выходит из-под контроля султанов и халиф, опираясь на суннитское население города, становится хозяином положения. В это время город охвачен суннито-шиит-скими смутами, аййарскими выступлениями и межквартальными распрями.

Последний буидский правитель Ирака, ал-Малик ар-Рахим (1048-1055), безуспешно пытался оказать сопротивление сельджукам, вплотную придвинувшимся к границам Ирака, и в конце декабря 1055 г. войско Великого Сельджука Тугрил-бека вступило с севера в город.

МАГРИБ В IX-XI вв. АЛЬМОРАВИДЫ И АЛЬМОХАДЫ

Со времени арабского завоевания (647-703) история стран Северной Африки была неразрывно связана с историей стран Ближнего и Среднего Востока. По сути дела, эти страны составляли единый историко-культурный регион. Общность цивилизации Халифата: единые законы, аналогичный характер политических институтов, общность культурных ценностей и пове­денческих установок — все это предопределяло историческое единство сирийско- средиземноморского региона. При всех внутренних различиях он составлял единую ойкумену, в рамках которой происходил оживленный культурный, торговый и технологический обмен. Страны к югу от Сахары и к северу от Пиренеев и Балкан воспринимались как дикая, варварская периферия, находившаяся за чертой человеческой цивилизации. Туда выезжали отдельные смельчаки и редкие официальные миссии. Правда, на границах ойкумены еще существовали Аксум, Византия и Рим — последние оплоты поверженного врага, в борьбе с которым возник и развивался ислам.

Как часть мусульманской ойкумены, или дар аль-ислам (земля ислама), страны Северной Африки пользовались всеми ее достижениями. В IX-X вв. они переживали период расцвета. Еще при Омейядах удалось преодолеть последствия длительного хозяйственного регресса. В эпоху омейядской «зеленой революции» в Магрибе начался мощный подъем сельского хозяйства. Он был связан с переворотом в земледелии, вызванным прежде всего массовым ирригационным строительством. В Ифрикийи, Марокко, Забе и районе Константины были построены сотни ирригационных сооружений: плотин, водохранилищ («малых морей» арабских поэтов), оросительных, распределительных и водоотводных каналов. Последние, как и большинство рек, были судоходны, использовались для перевозки товаров и людей. На 226


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты