Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



РАННИЙ ИСЛАМ 22 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Наряду с этим шло целенаправленное усиление императорской власти и централизация всей системы управления. Прерогативы монарха увеличивались параллельно с ослаблением полномочий канцлеров (цзайсянов). Первенствующее положение среди центральных органов власти приобрел Императорский секретариат.

Централизация управления ярко проявилась в том, что на все руководящие посты на местах назначались представители из столицы, которые не могли никем смещаться, кроме двора. Страна делилась на провинции — лу, подразделявшиеся на области вокруг крупных городов — фу, округа — чжоу, военные управления — цзюнь и промысловые управления — цзянь. Ниже находились уезды. Верхушку провинциального руководства составляли четыре уполномоченных: по военным делам, налогам и перевозкам, судопроизводству, государственным благотворительным зернохранилищам и 301

ирригации. Они непосредственно подчинялись центральному правительству и не могли самостоятельно решать важные дела. Для контроля над местной администрацией назначались специальные уполномоченные — тунпани. Чиновников периодически переводили на новое место службы, чтобы предупредить альянс с местной элитой.

Возникавшее дробление и дублирование служебных функций привело к росту бюрократического аппарата. Общее количество штатных служебных должностей в империи Сун составляло около 25 тыс. Чиновники исчислялись сотнями тысяч. Возросло значение системы экзаменов как канала вы­движения на службу. Число кандидатов значительно расширилось.

Централизация власти сказывалась и в военной области. Высшее командование принадлежало императору. Организация армии была довольно сложной. Костяк ее составляли «дворцовые войска» — расквартированная в столице и вокруг нее гвардия. В каждом округе стояли местные гарнизоны. Помимо них на местах формировались «сельские войска», которые выполняли роль внутренних. Гвардейские части поочередно несли службу по охране границ, а также могли посылаться для поддержания спокойствия в провинции. Наем солдат полностью вытеснил прежнюю систему воинской повинности. Лишь в случае войны могла проводиться мобилизация. Численность гвардии — наиболее боеспособной части армии — постоянно росла. К 20-м годам XI в. она насчитывала 826 тыс. человек. Общая же численность войска составляла к этому времени около 1260 тыс. Позже она возросла до 4,5 млн. Для предотвращения усиления военачальников войска не имели постоянных командиров. Их переводили с места на место. Созданный в 963 г. кодекс уголовных законов «Сун син тун» и другие своды во многом копировали законодательство периода Тан. Но жизненные реалии во многом изменились, прежде всего в связи с крушением надельной системы землепользования и вызванными этим сдвигами. Очевидно, именно поэтому появились многочисленные сборники императорских указов («ш), которые использовались в юридической практике.



В целом в организации аппарата управления при Сун соблюдается стремление заимствовать достижения предшествующего периода Тан и в то же время избежать прежнего негативного опыта. Усиление централизации не переросло в режим деспотической власти правителя, оставаясь в рамках выработанных идеологической традицией норм. Это позволило сунскому правительству обеспечить устойчивость и поддерживать внутреннее единство империи в течение длительного

времени. Но политико-административная система Сун имела явные недостатки. Бюрократический аппарат стал чрезмерно громоздок, инертен и неоперативен. Попытки его сокращения (например, увольнение в 1001 г. 195 тыс. чиновников) не останавливали его нового роста. Дробная военная организация, практика смены военачальников приводили к неудачам при столкновениях с соседями. Далек от совершенства был и финансово-налоговый аппарат. Нарастало сопротивление народных масс, прорывавшееся в восстаниях.



Все это побуждало наиболее дальновидных представителей господствующих слоев выступать с проектами реформ. Одним из лейтмотивов предложений, выдвинутых уже в конце 30-х — начале 40-х годов XI в., было совершенствование работы государственного аппарата. Реформаторы предлагали провести его чистку, покончить с фаворитизмом и необоснованными льготами, ужесточить контроль за выдвижением на должности, сменить «плохих чиновников». В военной области они выступали против использо- 302


 

вания столичной гвардии для обороны границ и против постоянной смены командиров, призывали вместо найма солдат вновь обратиться к набору ополчения по типу танской системы фу бин, возродить военные поселения, улучшить воинскую подготовку «сельских войск». В 1043-1044 гг. реформаторы, получив влияние при дворе, начали осуществлять свои планы. Но их деятельность встретила ожесточенное сопротивление противников преоб- 303

разований и была быстро пресечена. Однако идеологическая борьба вокруг вопроса о реформах продолжалась.

В 1069 г. при дворе получает влияние наиболее известный представитель реформаторского лагеря

Ван Аныии (1021-1086). Проведенные им преобразования касались главным образом экономических проблем. Но в перспективе он намеревался усовершенствовать и управленческую структуру. В армии Ван Аныыи начал формировать ополчение на основе системы деся-тидворок (баоцзя), отказался от смены командующих, заботился о поставке для войск лошадей и создании арсеналов. Однако в 1076 г. противники перемен добились отставки Ван Аныпи и прекращения реформ.



Целью реформаторов было и исправление внешнеполитической ситуации, которая складывалась для империи Сун весьма неблагоприятно. Войны с киданями не привели к возвращению утраченных 16 округов. В 1004 г. с Ляо был заключен договор в Шаньюани, подтверждавший прежние границы и закреплявший равенство («братские» отношения) сторон, старшинство же отдавалось старшему по возрасту правителю, т.е. могло переходить от одной стороны к другой. Договор предусматривал выплату Китаем ежегодной дани в 200 тыс. отрезов шелка и 100 тыс. лян серебра (1 лян — 37,3 г). По следующему договору 1042 г., хотя киданьский властитель признавал себя «младшим братом» императора, выплаты китайцами дани увеличивались до 300 тыс. отрезов и 200 тыс. лян.

В 1040-1044 гг. империя Сун вела войну с тангутским государством, образовавшимся на ее северо­западных рубежах и провозглашенным в 1038 г. империей Западная Ся. Война закончилась заключением договора, который закреплял существовавшие границы и определял вассальный статус тангутского властителя по отношению к сунскому двору. Но Китай обязался выплачивать тангутам ежегодные «подарки» шелком, серебром и чаем.

С середины XI в., несмотря на столкновения и отдельные территориальные уступки Китая, между Сун, Ляо и Западной Ся сохраняется примерное равенство сил. Оно было нарушено в начале XII в. с появлением нового, быстро усилившегося государства чжурчжэней (одна из ветвей тунгусских племен), сформировавшегося в районе среднего течения р.Сунгари в Маньчжурии. В 1115 г. оно было провозглашено империей Цзинь. Китай вступил с нею в союз для совместных действий против Ляо, рассчитывая вернуть 16 северных округов. К 1123 г. китайцам удалось вернуть часть этих земель, но при условии передачи чжурчжэням дани, которая прежде платилась ки-даням. В 1125г. империя Ляо окончательно пала и натиск чжурчжэней обратился на Китай. Вскоре чжурчжэни дошли до столицы Сун и в начале 1127 г. взяли ее. Император был пленен и увезен на север. Династия практически пала. Однако один из братьев бывшего императора — Чжао Гоу, находившийся вне Кайфэна, отошел на юг и был провозглашен императором. Возродившаяся династия получила название Южная Сун. Столицей империи стал г.Линьань (Ханчжоу). Ее власть распространялась лишь на южные районы страны.

В течение последующих 15 лет империя Цзинь пыталась уничтожить Южную Сун, а та —

отвоевать утраченные северные районы. В 1134-1140 гг. китайским войскам под командованием

Юэ Фэя удалось добиться значительных успехов. Однако при южносунском дворе возобладала

придворная группировка во главе с канцлером Цинь Гуем, считавшая невозможным одержать

победу над Цзинь и стремившаяся к переговорам. Сунские полководцы были отозваны, Юэ Фэй

казнен, а с чжурчжэнями в 304

1141 г. было заключено самое тяжелое соглашение: к империи Цзинь отходили земли севернее р.Хуайшуй, сунский император признавал себя вассалом (слугой) цзиньского властелина, ежегодная дань су некого двора определялась в 250 тыс. лян серебра и 250 тыс. связок монет (1 связка — 1000 монет). Страна вновь раскололась на две части — Юг и Север (северозападные районы по-прежнему оставались в пределах Западного Ся). Такое положение, несмотря на новые войны и договоры, сохранялось вплоть до монгольского нашествия.

Обрисованная ситуация приходила в явное противоречие с традиционной концепцией об универсальности китайской монархии, ее априорном преобладании над всеми иноземцами. Это вызывало среди некоторых китайских идеологов стремление отойти от заданной схемы и более реально оценить соседей, хотя многие другие, в том числе известный философ Чжу Си, не соглашались с этим. Власти пытались всеми путями подтвердить истинность традиционной концепции, прибегая к замалчиванию и прямому подлогу.

Что касается государств Ляо, Западного Ся и Цзинь, распространявших свою власть на северные и северо-западные районы Китая, то их политическое устройство складывалось под сильным влиянием китайских образцов. Однако вместе с тем сохранялись и некоторые специфические местные черты. В империи Ляо первоначально существовало раздельное управление киданьским и китайским населением, что можно объяснить различием хозяйственных укладов и образа жизни

кочевников-киданей и земледельцев-китайцев. Киданьская высшая знать, включая императора, управляла отдельными территориями, или уделами; были области с китайскими и с киданьскими властями, особые военные инспекции, управления «великих вассалов» и, наконец, «дворцы» (своеобразные домены), подчиненные непосредственно императору. Большую роль в административной системе играли военные. Вместе с тем при дворе решающее влияние имели китайские советники, со временем были введены китайская система экзаменов при отборе чиновников, китайское законодательство, распространялись китайский язык, культура (император ходил в китайских одеждах) и т. д.

По прямой аналогии с китайским создавался в 1033-1039 гг. аппарат управления Западного Ся, хотя количество административных учреждений, их классификация, градация чинов и должностей несколько отличались от китайского прототипа. Ранее имевший первостепенное значение у тангутов совет старшин стал лишь совещательным органом при решении военных вопросов. В аппарате управления служили как тангуты, так и китайцы, поощрялось двуязычие. Военная система использовала китайские образцы: были введены 12 военных округов, набор ополчения, градация военных чинов, принцип поощрения и наказания за успехи и неудачи. В империи Цзинь чжурчжэни первоначально использовали киданьский опыт отдельного управления покоренным китайским населением, прибегали и к созданию марионеточных государств в завоеванных китайских районах. Но уже в 30-х годах XII в. чжурчжэньский двор перешел к единой системе управления подвластной территорией на основе системы китайского образца — с помощью аналогичных центральных и местных органов, системы экзаменационного отбора чиновников и т. д. В то же время в высших управлениях сохранялось большое количество служащих-чжурчжэней, а на местном уровне — своеобразная военно-административная организация чжурчжэньских общин (мэнъань и моукэ), существовавшая параллельно с обычными для Китая местными властями. Чжурчжэньское ополчение про- 305

должало оставаться ядром армии Цзинь, хотя на время войны мобилизации подлежали и китайцы. С ходом времени в государственной системе Цзинь прослеживается усиление централизации власти. Бурные политические события X—XIII вв. непосредственно отразились на экономической жизни страны. Междоусобицы конца IX — первой половины X в. привели к заметному запустению и разрухе. Особенно пострадал район прежних столиц — Чанъани и Лояна, что обусловило перенесение политического центра в Кайфэн, а также Центральная равнина в целом. Южные районы страны пострадали значительно меньше. Экономическое положение начинает стабилизироваться с приходом династии Поздняя Чжоу в середине X в., когда был принят ряд мер к созданию более благоприятных условий для развития сельского хозяйства: розданы в пользование отдельных хозяйств земли военных поселений и бесхозные земли, выделены ссуды зерном, даны налоговые послабления. Правительство Сун также уделяло внимание стимулированию сельского хозяйства, действуя традиционными методами: налаживало ирригацию, поощряло чиновников, обеспечивавших увеличение числа крестьянских дворов, списывало недоимки, пыталось зафиксировать налоги и сокращало их в экстренных случаях. В совокупности со стабилизацией внутреннего положения это привело к тому, что производство в деревне не только было восстановлено, но и получило возможность для интенсификации. Это проявилось как в расширении посевных площадей, увеличении числа крестьянских дворов, так и в совершенствовании методов возделывания земли, росте производительности крестьянского домохозяйства. Экономический подъем, наблюдавшийся в конце X — начале XI в., замедлился к середине XI столетия. Тем не менее можно говорить, что к началу XII в. сельское хозяйство достигло наиболее высокого уровня в сравнении с наблюдавшимся когда-либо в прошлом.

К концу X в. в Китае завершается длительный процесс распада и исчезновения надельной системы землепользования. Сунское правительство отказывается от попыток «установить земельные порядки», стремясь сохранить лишь налогообложение всех обрабатываемых земель, исключая только земли знати и чиновников. Такая позиция властей, которая отодвигала на второй план вопрос о том, кто платит налоги, способствовала развитию наметившейся еще ранее тенденции к концентрации земли. Более быстрый, чем ранее, рост крупного частного землевладения главным образом за счет «поглощения» мелкокрестьянских держаний становился характерной и наиболее значимой чертой описываемого периода.

Способы расширения земельных угодий были весьма различны: прибегали к захвату силой, составлению ложных контрактов на приобретение, насильственной скупке, регистрации владений на чужое имя, а также распашке пустошей, дарениям и т.п. Наряду с этим широкое распространение получила законная покупка земли с оформлением сделки контрактом (1 му земли — около 4,6 а — стоил в зависимости от качества от 900 до 2700 монет). Владения отдельных аристократов и

чиновников доходили до 3 тыс. и даже 6,4 тыс. цин пахотной земли (1 цин — 100 му). В целом же, по приблизительной оценке, к середине 60-х годов XI в. в руках крупных и средних землевладельцев было сосредоточено 2/3 всех обрабатываемых земель. Правительство делало лишь робкие попытки ограничить «поглощение» казенных земель и установить предел необлагаемых владений чиновничества, которые не имели успеха.

Многие землевладельцы имели по нескольку поместий (чжуантянь, чжуанъюань), разбросанных в разных районах. Они сдавались мелкими

участками в аренду. При приблизительным подсчетам, в начале XI в. арендаторы составляли '/ч, а с середины столетия — более V2 сельских хозяев.

Условия аренды были различны. Если арендовалась только земля, то арендная плата в зависимости от местных условий колебалась от 10 до 50% урожая (за вычетом государственных налогов и оставляемого семенного фонда). Если же хозяин предоставлял работнику семена, тягловый скот, орудия труда, жилье и хозяйственные постройки и т. п., то плата соответственно возрастала, доходя до предела в 4/5 урожая. В X-XIII вв. наблюдается общая тенденция к повышению арендной платы. Помимо того, в силу традиционных нормативов арендатор становился обязанным своему хозяину как «младший» — «старшему» и выполнял в пользу последнего ряд дополнительных, неоговариваемых работ и услуг. Государство почти не вмешивалось в эти отношения.

Имперская администрация, казна сами выступали непосредственными эксплуататорами части крестьянства. Наряду с частным землевладением (сы тянь) и общественной землей (гун тянь), сохранившейся в небольшом количестве за крестьянскими общинами и крестьянами-надельниками, су­ществовал фонд казенных земель (гуань тянь). Он использовался преимущественно для устройства военных и гражданских поселений (тунь тянь), раздачи должностных наделов чиновникам (чжи тянь), содержания учебных заведений (сюэ тянь). Наиболее тяжелым было положение поселенцев, у которых отбиралось от половины до всего урожая, за вычетом необходимого пропитания и семян. Должностные наделы составляли от 7 до 40 цин и обрабатывались местными налогоплательщиками или же вербуемыми казной работниками.

В целом фонд казенных земель был невелик: к концу XI в. он составлял около V72 обрабатываемых площадей. Но, даже несмотря на практикуемую правительством распродажу его в частные руки, он не уменьшался и к концу XII в. достиг приблизительно Vi5 обрабатываемой земли. Это происходило не только из-за сокращения территории страны во времена Южной Сун, но и благодаря поощрению распашки целины и заброшенных земель. Характерными моментами в рассматриваемый период было появление на казенных землях (особенно бывших поселенческих и заново возделываемых) все большего количества государственных поместий (чжуантянь), обрабатываемых вербуемыми арендаторами, а также практическое (а иногда закрепляемое и юридически) приближение должностных земель к частному владению.

Наряду с государственным фондом и крупным и средним частным землевладением существовала и мелкокрестьянская собственность. Крестьянские хозяйства сильно разнились по размерам, представляя собой участки от 1-10 до 40-50 и даже 90 му. В среднем крестьянский двор имел от 20 до 50 му. По сугубо округленным расчетам, составлявшие 90% населения крестьяне владели приблизительно 30% общих посевных площадей. Отмеченный выше процесс концентрации земли приводил к постепенному размыванию слоя крестьян-собственников и все большему переходу их в арендаторы. Крестьяне-собственники и держатели государственных земель эксплуатировались с помощью налогов. Обложению подлежали также непривилегированные арендодатели — землевладельцы и даже чиновники, имевшие частные владения сверх установленных лимитов. Это позволяет назвать на­логообложение тотальным. Но землевладельцы перекладывали тяжесть налогового пресса на арендаторов, понуждая их уплачивать ренту, превы-

шавшую налоги с той же земли. Налоговая система империи Сун была унаследована с незначительными изменениями от провозглашенной реформой 780 г. Основным объектом обложения было имущество, в первую очередь земля. Поземельный двухразовый налог (лян шуй) взимался летом и осенью из расчета от 1 до 3 доу (1 доу — 6,64 л) зерна с каждого му земли, в зависимости от ее плодородия, при этом летний большей частью исчислялся в деньгах и требовался в перерасчете на ткани. Это в среднем составляло около 20% урожая. Но помимо того существовал целый ряд дополни­тельных налогов и обязанностей. Именно они и определяли тяжесть налогового пресса. Сохранялись и отработочные повинности, раскладывавшиеся на каждого тяглого, на общинные и фискальные объединения и охватывавшие зажиточные непривилегированные слои, которые привлекались к «должностным» повинностям на деревенском и волостном уровнях администрирования. Система налогообложения не была единообразной. На местах существовали свои нормы и особые налоги. Это создавало условия для злоупотреблений со стороны местных властей.

Привилегированные и имущие слои использовали все возможности для уклонения от налогов. В результате в некоторых административных районах из-под обложения выпадало до 60-70% обрабатываемых площадей. Сокращение поступающих налогов, тяжелые войны заставляли правительство увеличивать налоговый пресс. В первую очередь это проявлялось в росте дополнительных налогов, которые к концу XII в. в несколько раз превышали основные. Но с рубежа XI-XII вв. власти начинают повышать и ставки основного двухразового налога, что делало налоговую эксплуатацию весьма жесткой и во многих случаях нетерпимой для населения.

Острая нехватка финансовых средств, усугубляемая необходимостью тяжелых военных расходов, а также возраставшая с повышением налогов опасность социального взрыва заставили правительство искать выход в реформах. Главной их целью было увеличение доходов казны и сбалансирование расходов без роста налогов. С приходом к власти Ван Аньши были учреждены государственные денежные ссуды под залог процентов с будущего урожая, заменены денежными выплатами наиболее трудоемкие повинности и эти выплаты распространены на некоторые привилегированные слои, ранее не несшие повинностей, начат новый обмер полей, сделана попытка упорядочить налоги — установить 5 ставок налога, наладить контроль за их сбором и перевозкой, поставлены специальные уполномоченные для регулирования цен при принудительных закупках. Однако реформы не затрагивали основ сложившейся земельной системы и связанной с ней эксплуатации, усиливая при этом регулирующую роль административных властей в хозяйстве страны, что далеко не всегда отвечало интересам его развития. Отсутствие единой четкой программы, активное сопротивление противников реформы как при дворе, так и на местах привели к сравнительно быстрому прекращению политики реформаторов. В целом преобразования второй половины XI в. не приостановили отмеченных выше основных тенденций в экономическом развитии и положении в де­ревне.

Несколько иной, хотя и во многом схожей, была картина в районах, захваченных киданями и чжурчжэнями. В целом завоеватели восприняли существовавшую здесь систему эксплуатации китайского населения, и обрисованные выше основные тенденции — неукоснительный рост частного землевладения и арендных отношений — пробивали дорогу и тут. Но это сопровождалось привходящими факторами. Во-первых, войны и иноземное 308

вторжение вновь вызвали здесь известное разрушение хозяйства, отток части населения на юг. Во- вторых, произошло некоторое перераспределение земельного фонда, особенно заметное в империи Цзинь. По праву победителей многие знатные чжурчжэньские семьи захватили обширные земельные владения. За счет конфискаций и приобретения запустевших из-за войн и бегства населения земель значительно возрос фонд государственных земель. Они по преимуществу раздавались мелкими участками (от 10 до 100 му на взрослого работника в зависимости от местных условий) крестьянам, становившимся государственными арендаторами. Иногда это делалось принудительно. Наделялись землей как из казенного фонда, так и отбираемой у китайцев рядовые чжурчжэни, расселявшиеся на Центральной равнине. Перераспределение земли шло и в ходе насильственного переселения китайцев в Центральную и Южную Маньчжурию. Наконец, в-третьих, китайское население оказывалось ущемленным не только в политическом и социальном, но и в экономическом отношении. Наделы чжурчжэньских семей были больше и лучше по качеству земли, чем китайских. Чжурчжэни облагались значительно меньшими налогами. Как в Ляо, так и в Цзинь китайское население платило налоги по двухразовой системе (лян шуй), но основная тяжесть приходилась на разного рода дополнительные поборы и повинности.

В империи Цзинь гораздо ярче, чем в Сун, проявлялись стремление ограничить рост крупной земельной собственности и ориентация на насаждение мелкокрестьянского хозяйства. Для непривилегированных слоев был установлен предел частного землевладения — 10 цин. Запрещалось, особенно чжурчжэням, продавать полученные наделы. Но чжурчжэни, как правило, передавали свои земли китайцам в аренду. Сдержать отмеченные выше тенденции в землепользовании не удавалось. Недостаточная приспособленность чжурчжэней к занятию земледелием и приниженное экономическое и социальное положение китайского населения порождали здесь все углубляющиеся кризисные явления — продолжающееся запустение полей, разорение крестьян, бегство и т.п. Характерной чертой экономического развития Китая в X-XIII вв. был бурный рост городов и заметное повышение их роли в жизни общества. Росли старые города, появлялись новые. Типологически среди них можно выделить административные центры, города-крепости, гавани и порты, центры ремесла, рыночные центры. Быстро росло городское население. Самыми крупными в начале правления династии Сун были Чанша и столица — Кайфэн. Но в рассматриваемый период наиболее быстро росли города в юго-восточных районах страны: Ханчжоу (столица Южной Сун), Фучжоу, Цюаньчжоу, Янчжоу, Сучжоу, Цзянлин, Гуанчжоу. В наиболее крупных из них проживало более 1 млн. жителей. Горожане составляли приблизительно 10% населения страны.

Наряду с количественным ростом в жизни китайского города в X-XIII вв. наблюдаются и существенные качественные изменения. Заметно повышается роль городов как торгово-ремесленных центров. Хотя продолжало существовать внутригородское и пригородное земледелие, большинство их населения стали составлять торгово-ремесленные слои. Крупные города обрастали расположенными вне городских стен посадами, некоторые из них по своим размерам не уступали «внутреннему» городу. Появились и быстро приобретали городской характер поселки, выраставшие на скрещении торговых путей или в местах сосредоточения промыслов. Они именовались ши, а чаще — чжэнь. Ярким примером может служить Цзиндэчжэнь,

приобретший с XI в. известность по всей стране как центр производства фарфора и керамики. Изменяется и инфраструктура города: примерно к середине XI в. прежняя система замкнутых кварталов сменяется делением на большие районы (сян), где преобладающее значение получают улицы и переулки. Эти артерии городской жизни первоначально также были замкнуты (отгораживались, запирались на ночь и т. п.), но к рубежу XI-XII вв. эта замкнутость исчезает. Все отмеченное дает возможность говорить о начале в XI в. процесса урбанизации в Китае. Однако в рассматриваемый период имперская власть не только не утратила, но даже усилила всесторонний контроль над городской экономикой. Последняя не расценивалась как особая, самостоятельная сфера, втискивалась в рамки общего административного порядка, всячески ограничивалась. Это не могло не сказываться отрицательно на развитии китайского города и его социальной роли в жизни общества.

Рост городов в Китае в период Сун непосредственно связан с развитием ремесла и промыслов. Правда, продолжало существовать повсеместно характерное для китайской деревни домашнее ремесло, но оно тесно переплеталось с городским.

Как и прежде, в Китае в рассматриваемое время продолжало существовать казенное и частное ремесло. Казенное строилось на принципах, известных еще с танского времени: централизованное управление, казенное обеспечение сырьем, орудиями труда, производственными помещениями, использование принудительного труда отбывающих повинности ремесленников в сочетании с ограниченным и не носившим свободного характера наймом работников, поступление в казну всей полученной продукции и т.п. Частное, основной единицей которого оставалась мелкая семейная лавка-мастерская, также жестко контролировалось властями. Но, несмотря на не­благоприятные последствия для частного предпринимательства отмеченного контроля и мощной конкуренции казенного производства, в развитии китайского ремесла в целом в XI-XIII вв. прослеживаются значительные сдвиги.

Происходит заметный рост объема производства. Это наиболее ясно проявляется на примере металлургии. С конца X по 60-е годы XI в. появилось 70 новых мест добычи и плавки металлов (общее же их число достигло 271, из которых 122 были казенными). Наблюдается также ежегодный прирост поступавших в казну тканей, преимущественно шелка. В Гуандуне, Гуанси и Фуцзяни началась выделка хлопчатых тканей. В стране появилось более 50 центров изготовления фарфора, среди которых 14 наиболее крупных. С распространением книгопечатания росло производство бумаги.

Одновременно наблюдается совершенствование техники ремесла. В процессе плавки металлов стали применяться каменный уголь, кокс и некоторые химические реактивы, в солеварении — большие железные котлы, в книгопечатании — наборный шрифт, в шелкоткачестве появились новые виды тканей, в производстве фарфора — изделия различных сортов и назначения и т. п. Отмеченное совершенствование техники ремесла в XI-XIII вв. вело к росту разделения труда, которое, однако, еще не проникло внутрь производственных ячеек, а шло преимущественно между ними. Вследствие этого увеличилось число ремесленных профессий и стала вырисовываться территориальная специализация — известность тех или иных районов производством определенных видов товаров.

Можно заметить изменения и в структурной организации ремесла и промыслов — в появлении сравнительно больших мастерских (например,

оснащенных некоторым количеством станков и применявших наемный труд, хотя наем продолжал носить печать патриархальности и кабальности). Отразились отмеченные изменения и на характере появившихся еще во времена Тан торгово-ремесленных организаций — хан. С середины XI в. они и подобные им организации, именуемые туань, ши и цзо, приобретают все больше признаков корпоративной производственной ячейки, приближаясь к реальной цеховой организации. Слабеет принцип территориальной общности в их построении, они охватывают

собой основную часть городского ремесла (в Кайфэне, например, к концу XI в. было 170 ханов, объединявших 6400 ремесленников, в Ханчжоу в XIII в. — 414 ханов). Однако вплоть до конца XIII в. ханы не смогли выйти из-под всесторонней опеки властей, использовавших их как фискальные организации и инструмент мелочного надзора (вплоть до регламентации одежды). В конце XI в. правительство декретировало принудительное объединение в ханы всех ремес­ленников и работников сферы обслуживания в городе. Все это сдерживало самодеятельность данных организаций, обусловливало их слабость и политическую бесправность. В результате налогообложение ремесленников оставалось тяжелым, они по-прежнему по очереди несли повинности в казенных мастерских (а с 1073 г. выплачивали вместо этого дополнительный де­нежный взнос), их собственность ничем не гарантировалась, практиковались закупки казной продукции по заниженным ценам или же просто ее изъятие, произвол чиновных властей делал их повинности и обязанности нефиксированными.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты