Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



РАННИЙ ИСЛАМ 24 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Изменения в идеологической области сводятся к выдвижению на первый план неоконфуцианства и сложению синкретической системы верований. Консолидация общества отражается в возросшем этническом самосознании, зарождении патриотизма. Материальная культура китайцев и обыденная жизнь как деревни, так и города также существенно приближаются к характерным для последующего времени образцам.

Все это дает основание многим исследователям считать, что в X-XIII вв. Китай вступил в новый этап своего развития. Однако относительно существа данного этапа высказываются самые различные точки зрения. В отечественной историографии высказывалось мнение, что в означенный период в Китае появляются зрелые (развитые) феодальные отношения, зарождение которых относится ко второй половине VIII в. Ставился также вопрос о рассмотрении отрезка конца VIII — начала X в. как переходного периода от одной стадии феодализма к другой. В свете изложенного в предшествующей и настоящей главе по истории Китая именно такая постановка вопроса представляется предпочтительной. Исходя же из дальнейших изменений китайского общества, период конца X — середины XIII в. было бы точнее характеризовать, как это делается в отдельных работах, как начальный этап развитого феодализма. Но в силу неповторимого своеобразия склады-

вавшихся в Китае общественных и государственных порядков достигшие здесь в X-XIII вв. определенной зрелости формы нельзя адекватно соотносить с развитыми феодальными отношениями, получившими распространение в западноевропейских странах.

ТАНГУТСКОЕ ГОСУДАРСТВО СИ СЯ (982-1227)

Активное тибетско-китайское соперничество в VII-IX вв. привело к переменам в судьбах цянского и сяньбийского населения территорий современных китайских провинций Цинхай и Сычуань. Сяньбийское государство Туюйхунь, просуществовавшее почти 400 лет (285-663), было уничтожено тибетцами, а часть дансянов, тибето-бирманской по этнической принадлежности народности, проживавших в районе Сунпань (на северо-западе Сычу-ани), под давлением тибетцев переселилась на север и далее на территорию Ордоса. В IX в. правящий клан дансянов, более известных в европейской науке под их ' монгольским наименованием тангуты (самоназвание их — минья), укрепился в центре Ордоса, имея резиденцией г.Сячжоу (в западной части современного уезда Хэншань провинции Шэньси), Центр Ордоса, так называемая территория Пяти округов, в десятом веке приобрел почти полную самостоятельность. Тангутское население составляло в этом районе абсолютное большинство. Укреплению самостоятельности региона, населенного тангутами, способствовал и распад Китая на ряд государств в период правления Пяти династий и возникновение на севере мощного ки-даньского государства Ляо, которое поддерживало стремление правящего тангутами дома Тоба к независимости. Объединение Китая под властью династии Сун (960 г.) естественно поставило вопрос и о судьбе тангутских владений Тоба. Когда в 982 г. сунский двор сделал попытку поставить эти районы под свой контроль, один из членов правящего клана тангутов, Тоба Цзицянь, открыто выступил против Китая и, имея перед собой пример независимого киданьского государства, также начал борьбу за создание госу­дарства тангутов. Расчет его на противоречия между Ляо и Сун был верным: в 989 г. киданьский двор отдал за Цзицяня киданьскую принцессу и признал Цзицяня ваном государства Ся. В 997 г. Цзицянь добился установления своей власти над территорией Пяти округов. В 1002 г. тангуты овладели г. Л инчжоу (совр. гЛинъу, Нинся-Хуэйский автономный район). Где-то на рубеже X-XI вв. (запись в истории династии Сун «Сун ши» под 1001 г.) в Китае стало употребляться для обозначения тангутского государства наименование Си Ся. Территория нового государственного образования могла расширяться только на запад и юго-запад, несмотря на то что этнически родственное дансянское (цянское) население было достаточно многочисленным в восточных по отношению к Си Ся, соседних с владениями Цзинцяня областях Китая и в соседних с Си Ся южных районах Ляо. Добиться отторжения этих территорий от Сун и Ляо силой было невозможно. Поэтому тангуты всю первую треть XI в. воевали на западе. В 1004 г. в войне с тибетцами погиб Цзицянь. Его преемник, Дэмин, понял, что без мира с Китаем успехов на западе будет достичь трудно. В 1006 г. он добился заключения мирного договора с Сун и согласился принять от них должность цзедуши (военного губернатора), тем самым как бы признавая себя на китайской службе, и получил титул вана Сипин (Умиротворителя запада). Однако договор 1006 г. между Си Ся и Сун был клятвенным дого-






Рис. 14. Государство Ся

 

322 '

вором и означал фактическое признание со стороны Сун тангутского государства. Дэмин стал готовиться к официальному принятию императорского титула. В 1016 г. он посмертно объявил императором своего отца, Цзицяня, в 1028 г. своего сына провозгласил наследником императорского престола, а его мать — императрицей. Была объявлена новая столица государства, ею стал г.Синчжоу (совр. г.Иньчуань, Нинся-Хуэйский автономный район). Мир с Китаем, поддержка Ляо позволили тангутам вести успешные войны с тибетцами и уйгурами. В 1028 г. к территории Си Ся были присоединены области с городами Лянчжоу (Увэй) и Ганьчжоу (Чжанъе), современная провинция Ганьсу. В 1036 г. владения Си Ся еще дальше продвинулись на запад вплоть до современного Дуньхуана, до границ Хамийского оазиса. Территория тангутского государства включала провинцию Ганьсу в ее западной части, западные аймаки современного автономного района Внутренняя Монголия, территорию Нинся-Хуэйского автономного района, западные районы современной провинции Шэньси в Ордосе. Граница с ки-данями шла по южной окраине пустыни Гоби и северному рукаву Хуанхэ, там, где она образует излучину, именуемую Ордос. Западный рукав Хуанхэ был полностью во владениях Си Ся, однако к восточному рукаву Хуанхэ граница с Китаем не выходила, так как сунские войска не только не допустили тангутов к реке, но и в 1067 г. отвоевали у них г.Суйчжоу (совр. г.Суйдэ, пров. Шэньси). В 1136 г., во время чжурчжэньско-сунских войн, тангуты присоединили к своему государству район современного г.Синина (пров. Цинхай). В целом это была обширная территория, с землями, удобными для земледелия, и плодородными, хорошими пастбищами как на равнинах, так и в горных районах. В современных условиях климат этих областей континентальный, с холодной зимой, жарким летом и недостаточным количеством осадков. Но есть данные, свидетельствующие о том, что в XI-XIII вв. он был мягче и более влажным. На территории Си Ся в ряде районов произрастали рис, хлопчатник и абрикос. Основными отраслями хозяйства являлись земледелие и скотоводство. Стране хватало своего зерна, возможно, за исключением риса, а скот и продукты скотоводства шли на экспорт. Особенно ценились верблюды и кони из Си Ся. Обилие горных районов создавало надежную горнорудную базу, страна не испытывала недостатка в железе, возможно, по некоторым данным, тангутам не хватало меди. Процветала соледобыча. Соль из ордосских озер экспортировалась в Китай.



В 1031 г. Дэмин скончался, к власти пришел его сын Юаньхао. Ему, первому тангутскому императору и реформатору, принадлежит выдающаяся роль в окончательном утверждении тангутского государства в глубинах Азии. В 1032 г. Юаньхао отказался пользоваться сунскими девизами царствования, которые являлись средством летосчисления, и объявил свой девиз царствования Сянь-дао — «Ясный путь». Это было важным шагом на пути формирования императорской системы управления и первой из реформ Юаньхао, которых историки насчитывают десять. Второй реформой был указ 1033 г. о введении в стране для всех мужчин единой прически туфа. Это был киданьский тип мужской прически, при которой большая часть волос на голове сбривалась, оставлялась только челка спереди и косицы на висках. Это был важный политический акт. Единая прическа (как позже приказ маньчжуров, обязавший всех китайцев-мужчин носить косу) являлась символом покорности и единства всех подданных государя. Третья реформа состояла в том, что статус столичного округа был поднят до статуса фу (условно «департамента»), которым обладали столицы Ляо и

Сун. Город был переименован в Синцин — «Новый прилив счастья». Одновременно были введены центральные правительственные учреждения по китайскому образцу: Государственный секретариат (Чжунжу) для управления гражданскими делами, Тайный совет (Шуми) для командования армией и ведения военных дел, Цензорат (Юйшитай) — орган контрольной власти. Тангуты не ввели систему «шести министерств» (л/о бу), принятую, например, в Ляо, но учрежденные Юаньхао министерства, или управления, покрывали нужды управления двором и делопроизводством императорского двора, экономикой, прежде всего земледелием и скотоводством, поддержания правопорядка в стране. Пятая реформа вводила форменное платье для чиновников. Эти реформы, проведенные в 1033 г., были продолжены в 1036 г. точным определением системы воинской повинности (шестая реформа), упорядочением административного деления страны на 12 военно-полицейских округов (седьмая реформа) и введением в том же, 1036 г. в употребление своей, оригинальной тангутской письменности. Тангутский язык был тональным, изобиловавшим омонимами, поэтому тангуты создали словесно- слоговое (иероглифическое) письмо. Это письмо было внешне совершенно непохоже на китайское, хотя в основе его набора средств графики была китайская иероглифика и при конструировании письменных знаков использовались установленные тогда китайской филологической наукой шесть способов образования иероглифов, среди которых центральными являлись способы идеограмм и фонограмм. Эта восьмая реформа была не только важнейшим событием культурной истории тангутского народа, но и заметной вехой в культурной истории Дальнего Востока и Центральной Азии. Если на предыдущем этапе истории культуры Дальнего Востока корейцы, японцы, вьетнамцы просто заимствовали китайское письмо, пусть даже вводя некоторое количество «своих» знаков и своих средств передачи родного языка, то Х-ХН века явили этап заимствования средств китайского письма киданями, тангутами и чжурчжэнями для сформирования своих оригинальных письменностей. Изобретение и введение в употребление письма имело в 1038 г. прямым следствием мероприятие, по своей громадной значимости выходящее за рамки собственно тангутской культуры: из 32 буддийских монахов была сформирована особая группа, которой было поручено перевести на тангутский язык буддийский канон. Девятая и десятая реформы также были проведены в области культуры. В 1037 г. учреждены тангутская и китайская школы; год ознаменовался и введением при дворе в качестве офи­циальной музыки для сопровождения церемониалов тангутской музыки, исходя из установки, что «мудрый правитель должен следовать народным обычаям».

10 ноября 1038 г. Юаньхао официально объявил себя императором, своему деду Цзицяню и отцу Дэмину присвоил императорские титулы посмертно. Поскольку именно при Юаньхао тангутское государство сформировалось как построенная по китайскому образцу империя и именно Юаньхао первым открыто принял титул императора, ряд современных историков вообще датируют существование тангутского государства Си Ся или с 1032 г. — года воцарения Юаньхао, или с 1038 г. — года принятия им императорского титула. Принятие Юаньхао императорского титула создало новую обстановку на Дальнем Востоке и в Центральной Азии. Появился третий «сын Неба» наряду с императором Сун и императором Ляо. Сунский император признавал за императором Ляо императорский титул, по договору в Шаньюани от 1004 г. сунский Китай под видом «помощи»

выплачивал киданям довольно значительную контрибуцию. Однако сунский двор отказался признать за Юаньхао императорский титул. Это привело к тангутско-китайской войне 1040-1044 гг. Война показала, что рассчитывать на военный успех не может ни та, ни другая сторона. Началась торговля за титул. Требования сунского двора сводились к тому, чтобы Юаньхао титуловался любым традиционным титулом (каган, шаньюй), но не китайским императорским титулом хуанди. Дело осложнилось вмешательством киданей, которые в 1042 г., угрожая Сун, вынудили Китай увеличить выплаты Ляо. Получив свое от Сун, кидани стали угрожать и Си Ся. В этих условиях Си Ся и Сун заключили мир, в соответствии с которым Юаньхао отказался на международной арене в сношениях с Китаем именовать себя императором-хуанди, сохранив за собой в пределах Си Ся императорский титул, на тангутском языке уцзу. Сунский двор признавал его чжу — «государем» и выплачивал контрибуцию ежегодно в сумме 255 тыс. единиц шелком, серебром и чаем. Юаньхао признал себя «младшим», или, как переводят, «вассалом», чэнь, и получил от императора Сун печать.

Хотя государство Си Ся «сохраняло фактическую независимость», в конечном счете война кончилась в пользу Сун. Еще не заключив окончательно мира с Сун, Юаньхао был втянут в войну с Ляо. Китай, для которого киданьское государство являлось главным врагом, занял в тангутско- киданьской войне позицию, в целом более благоприятную для Си Ся. Тан-гуты нанесли Ляо военное поражение, и стороны заключили мир (1045 г.). В январе 1048 г. Юаньхао был убит. Наступил период в истории тангут-ского государства, когда в царствование тангутских государей из-за малолетства императоров власть оказывалась в руках императриц-регентш и клана Лян, из которого они были. Внутренние неурядицы в Си Ся Китай пытался использовать для уничтожения тангутского государства. Из трех крупных войн Сун и Си Ся (1069-1072; 1081-1086; 1096-1099) наиболее тяжкой для тангутского государства была война 1081-1086 гг. Армия численностью более 300 тыс. человек вторглась на территорию Си Ся. Однако общий итог войны оказался не в пользу Сун, и, как сообщает источник, «сунские войска погибли бесславно». В 1094 г. молодой государь Цяныпунь совершил своеобразный государственный переворот и истребил клан Лян, возвратив к власти императорский клан Тоба (тангутское Вэймин или Нгвеми). С начала XII в. начался подъем экономики и культуры тангутского государства, в известной мере это объяснялось тем, что на северо-востоке обозначилась новая сила — чжурчжэни, — которая сковала активность Ляо и привлекла к себе внимание Сун, поскольку Китай рассчитывал руками чжурчжэней покончить с киданями.

Гибель Ляо (1125 г.) и затем жестокое поражение Сун в войне с чжур-чжэнями, появление государства чжурчжэней Цзинь, с которым Си Ся сумело установить дружеские контакты, привели к расцвету тангутского государства в середине и второй половине XII в. Это было время правления сына Цяныпуня, императора Жэньсяо (1139-1193), полукитайца по крови. В правление Жэньсяо была окончательно решена проблема «своего пути» Си Ся. При Юаньхао понятие «своего пути» выражалось в создании идеологической платформы тангутского государства как покоящейся на двух опорах — буддизме и копировании принципов китайской государственности. Все это сопровождалось пропагандой именно собственного пути в противоположность тибетскому и китайскому. Китайское чиновно-бюрократическое 325

(ритуал, одежда) демонстративно отвергалось в пользу своего, тангутского. При преемниках Юаньхао императрицы-регентши и их сторонники склонялись к буддизму и ослаблению китайского влияния. В противоположность им царствующий дом, возвратив себе фактическую власть, демонстративно возвращается к китайскому. Цяныпунь устанавливает равенство буддий­ского и китайского в своем пути, но Жэньсяо уже отдает в сфере государственного управления предпочтение китайскому, конфуцианству. В 1146 г. в Си Ся официально вводится культ Конфуция. Во всех областях страны было приказано возвести храмы Конфуцию, при поклонении ему воздавались императорские почести, Конфуцию был пожалован титул императора Вэньсюань. Осуществляется активный перевод конфуцианских канонических книг на тангутский язык. Буддизм продолжал активно развиваться и при Жэньсяо, но он уже не мог претендовать на то, чтобы быть основой государственной доктрины, ему была отведена роль хранителя благополучия династии. В истории тибето-бирманских народов три крупных государства: Тибет, Бирма и тангутское. Два из них в качестве своей исключительной идеологической платформы избрали буддизм и развивались как теократические государства. С тангутским государством, которое имело возможность направить «свой путь» в этом направлении, такого не случилось. Главная причина заключается в соседстве Си Ся с Китаем, влияние институтов которого на тангутов оказалось подавляющим.

Тангутское государство было полиэтническим образованием. Основными народностями, населявшими Си Ся, являлись тангуты, китайцы, тибетцы и уйгуры. В сфере государственной между этими народностями не было неравноправия, в иерархической соподчиненное™ всегда считался старшим тот, чей чин был выше. Лишь при равенстве чинов старшим должен был считаться всегда тангут.

При Жэньсяо в 1169 г. был введен в силу кодекс тангутского государства, двадцатитомное собрание законов страны, насчитывающее 1460 статей. Этот памятник сохранился до наших дней, он свидетельствует о высоком уровне развития права в тангутском государстве. Тангутское право хотя и развивалось в русле права китайского, как право корейское, японское, вьетнамское, так же как и вышеназванные правовые системы, проявило свои определенные самобытные черты. Тангутское общество делилось на людей лично-свободных и лично-несвободных — рабов: пхинга, лично-несвободных мужчин, и нини, лично-несвободных женщин. Лично-свободные люди подразделялись на тех, кто служил, по тангутской терминологии — «имеющих ранг», и тех, кто не служил, по тангутской терминологии — «простых людей». Особое положение в обществе занимали представители правящей династии из клана Нгвеми и императорская родня. По норме китайского права, аристократия не имела прав, вытекающих из факта происхождения, но, думается, что был ряд тангутских родов (фамилий), принадлежность к которым, не давая дополнительных прав по закону, была почетной и реально обеспечивала преимущества на государственной службе. Ядро господствующего класса составляли клан императоров, его свойственники, тангутская бюрократия в своем большинстве. К ним примыкали не состоящие на государственной службе богатые «хозяева» — землевладельцы и владельцы скота. Они эксплуатировали рабов — пхинга и нини и простых крестьян, которым, видимо, сдавали землю в аренду. Тенденция к установлению арендных отношений, ярко проявлявшаяся и в соседнем сунском Китае, возможно, была господствующей. Собственники земли платили государству поземельный налог зерном, сеном и 326

хворостом, работали на государство по трудовой повинности. Земля, скот, прочее имущество были или в собственности частных лиц, или в собственности государя (государства). По традиции китайского права, в некоторых случаях действовали определенные ограничения на продажу земли, прежде всего в выборе покупателя. В земледелии большую роль играло орошение, служба ухода за каналами была государственной, ремонт и строительство каналов осуществлялись силами людей, привлекаемых на работу по трудовой повинности. Сроки работы зависели от количества земли, имевшейся у работника. Скотоводы платили налог скотом, шерстью, молочными продук­тами. В зависимости от количества скота они шли служить в армию или с конем и воинским снаряжением, или только с воинским снаряжением. Армия делилась на регулярную и вспомогательные войска, обеспечивающие жизнедеятельность и боеспособность солдат регулярной армии. К вспомогательным, возможно, относились и инженерные войска. XII век был веком расцвета тангутской культуры. На тангутский язык была переведена вся «Трипитака», сохранившаяся до наших дней как в материалах из мертвого города Хара-Хото (найдены в 1909 г. П.К.Козловым), так и в незначительном количестве изданий времен монгольской династии Юань. В стране развивалось книгопечатание способом ксилографии, часть изданий определенно были государственными, осуществляемыми специальным Бюро печати. Буддийская живопись хотя и развивалась под сильным китайским и тибетским влиянием, имела свое лицо. Сохранились до наших дней тангутские словари разных типов (тангуты с любовью относились к родному языку и словесности), тангутские изречения. На тангутский язык кроме буддийского канона и конфуцианской классики были переведены китайские военные трактаты, ряд сочинений нравоучительного характера. Можно предполагать достаточно высокую грамотность населения Си Ся, прежде всего чиновников и вообще людей, связанных с государственной службой, а также лиц, связанных с буддийскими общинами. Для людей грамотных, очевидно, было характерно двуязычие (знание языков тангут-ского и китайского); для буддистов, согласно сохранившимся сведениям, считалось необходимым знание трех языков — тангутского, тибетского и китайского. В сочинениях тангутских авторов четко ощущается патриотическая струя гордости за свою культуру и свое государство.

При преемнике Жэньсяо, Чунью (1193-1206), к северу от тангутского государства появилась новая грозная сила — держава Чингис-хана. Тангуты в конце XII в. вмешивались в борьбу монгольских улусов. Возможно, именно это, а также их очевидная слабость по сравнению с чжурчжэньским государством Цзинь явились причиной того, что Си Ся было первым государством, куда монголы совершили походы за пределы Монголии. Они опустошили западные области тангутского государства. Поражение в войне с монголами стоило Чунью престола. Его сменил Аньцюань (1206-1211). Однако зимой 1207/08 г. монголы снова напали на Си Ся, а в 1209 г. осадили столицу тангутского государства. Тангуты пытались создать военный союз против монголов, прося помощи у Цзинь, но помощи от чжурчжэней не получили. Аньцюань добился мира, признав себя

вассалом Чингис-хана и отдав ему в жены свою дочь. Он спас страну, но лишился престола. Его преемник, Цзуньсян (1211-1223), в 1214 г. был втянут монголами в войну с Цзинь. Эта война, длившаяся до 1224 г., хотя и не велась активно, реально ослабила силы и того и другого государства перед лицом монгольской агрессии. В 1217 г. монголы вновь осадили столицу Белого Высокого Великого государства Ся (так пышно официально именовалось тангутское государ-

ство), но осада затянулась, и они ушли, потребовав, чтобы тангуты приняли участие в походе Чингис-хана на запад. Тангуты отказались, за что Чингис-хан пообещал расквитаться с ними после возвращения из западного похода. Весной 1226 г. основные силы монгольской армии во главе с самим Чингис-ханом обрушились на Си Ся. Осенью 1227 г. монголы приняли капитуляцию последнего государя Ся и немедленно казнили его. Дело в том, что гибель Ся совпала со смертью Чингис-хана. Поэтому население Си Ся было истреблено особенно жестоко. Погибло не только тангутское государство, погибла тангутская культура, было положено начало исчезновению тангутов как народа. На месте тангутского государства монголы создали область Тангут, а столицу Ся переименовали по-китайски в Нинся — Усмиренное Ся. Правивший областью Тангут монгольский принц в конце XIII в. был привержен исламу. Он приложил все силы к тому, чтобы обратить в ислам подчиненное ему население. Населявшие область Тангут разные народы, языком общения которых стал китайский, приняли ислам и образовали единую группу говоривших по- китайски мусульман, которая при династии Мин сложилась в ту этноконфессиональную группу мусульман северо-запада Китая, которая и ныне составляет ядро населения Нинся-Хуэйского автономного района Китая.

ГОСУДАРСТВО КОРЕ

В начале X в. территория Корейского полуострова представляла собой арену борьбы между отколовшимися от Силла независимыми властителями, наиболее крупными из которых были Кёнхвон, основавший в 892 г. государство Хубэкче, и Кунье, также провозгласивший в 901 г. создание собственного государства (в 904 г. оно получило название Маджин, а затем, в 911 г., — Тхэбон). Среди сподвижников Кунье выделялся Ван Гон, выходец из влиятельной семьи, выдвинувшейся в период развала государства Силла и владевшей землями в районе Сонака. Участвуя в походах Кунье, Ван Гон зарекомендовал себя способным военачальником и приобрел большую популярность в Тхэбоне. В 918 г. он сверг Кунье и провозгласил создание государства Коре. У Ван Гона оставался, по существу, один противник — Хубэкче, так как ослабевшее Силла влачило жалкое существование и искало дружбы с Ван Гоном (в 920 г. между ними был заключен союз, в 931 г. Ван Гон лично нанес визит вану Силла и затем прислал посла с подарками). В 935 г. последний силлаский ван добровольно отдался под власть Ван Гона, а уже в следующем году было наконец уничтожено Хубэкче и тем самым завершено объединение страны. Столицей нового государства стал Сонак, переименованный в Кэгён (совр. Кэсон).

Несколько десятилетий ушло на то, чтобы полностью покончить с сепаратистскими тенденциями местных властителей. При подчинении их Ван Гону им оставлялись в большинстве случаев прежние владения. К 80-м годам X в. с ними было наконец покончено, и по всей стране введена единая административная система.

В это время с севера над Коре нависла серьезная угроза. В 946 г. ки-даньская империя Ляо завоевала Северный Китай. Покорив обитавшие в бассейне р.Амноккан племена чжурчжэней, кидани вышли к границе Коре. Правители Коре предприняли ряд мер для обороны страны, возведя несколько новых крепостей и усилив их гарнизоны. При этом они всячески

избегали давать. киданям повод к войне, сохраняя позицию нейтралитета между Ляо и сунским Китаем.

Однако в 993 г. кидани перешли Амноккан и вторглись в пределы Коре. Разгромив корёские войска в районе Понсана, они вышли к р.Чхончхонган и форсировали ее, однако, продвинувшись еще дальше на юг, потерпели серьезное поражение и вынуждены были начать мирные переговоры. От захвата корёских земель киданям пришлось отказаться, но Коре обязалось разорвать отношения с враждебными киданям Сунами. В том же году кидани покинули пределы Коре, и вскоре отношения с Сунами были восстановлены; северная граница стала усиленно укрепляться. В 1009 г. ван Мокчон был свергнут одним из военачальников. Кидани немедленно воспользовались благоприятной ситуацией и снова, в 1010 г., вторглись в Коре. После неудачной осады Хынхванджина кидани направились в глубь страны и у Тхонджу в решающем сражении

разгромили корёс-кую армию. В 1011 г. кидани разграбили столицу — Кэгён (двор бежал в Наджу). Между тем на захваченной территории продолжалось сопротивление, и кидани, не имея возможности подавить его, стали отступать.

В 1014 г. власть в Коре захватила группа военачальников. Вскоре, в 1018 г., последовало третье киданьское нашествие. После боя у Хынхванджина они двинулись на Кэгён, но, потерпев поражение в ряде боев, вновь были вынуждены отступить. При отступлении они были наголову разбиты у Куджу. После этого кидани оставили попытки завоевать Коре и установили с ним дипломатические отношения.

Наибольшего расцвета Коре достигло в XI в., особенно при ване Мун-джоне (1047-1082). Именно он создал ту административную систему, которая просуществовала почти два с половиной столетия. Это было время торжества принципов централизации и государственной собственности на землю (которая с созданием Коре была восстановлена). Однако уже в начале XII в. стали обнаруживаться признаки ослабления государства и сокращения государственного земельного фонда. Из-за непомерного роста числа чиновников встал вопрос о прекращении выдачи им служебных наделов, материальное благосостояние и статус основной массы чиновничества начали падать. В то же время много земель было передано в награду «заслуженным сановникам», пожаловано или захвачено родственниками ва-нов, не выполнявшими реальных функций в сфере управления. В результате чрезвычайно усилились имущественные различия между основной мас­сой чиновничества, непосредственно занятой делами службы, и высшей знатью, что приводило к острым противоречиям в среде господствующего класса. Обострились также противоречия между военным (менее привилегированным) и гражданским чиновничеством, между столичной и провинциальной знатью. Положение усугублялось произволом крупных землевладельцев в отношении крестьян, чьи наделы они захватывали (равно как и служебные земли мелких чиновников). Усилившийся налоговый гнет (в немалой степени за счет произвольных требований собиравших налоги чиновников) и утяжелившаяся трудовая повинность приводили к разорению крестьян — держателей государственных наделов; участившееся бегство земледельцев еще более ухудшало положение оставшихся, связанных с ними круговой порукой. В конечном счете это приводило к сокращению доходов государства. Одновременно появились могущественные семьи, происходившие не из правящего рода; захватывая государственные земли вместе с сидевшими на них крестьянами, они не только сосредоточивали в своих руках большие богатства, но и получали определенный политический вес. Немало 329

земель принадлежало монастырям. В целом XI—XII века отмечены ростом крупного частного землевладения. Многие крупные землевладельцы содержали вооруженные отряды. В начале XII в. Коре пришлось столкнуться с чжурчжэнями, которые усиливались по мере того, как слабела киданьская империя Ляо. В 1104 г. в бою с ними у крепости Чонпхён корёские войска потерпели поражение. В 1107 г. чжурчжэни предприняли новое нападение, но были на этот раз отбиты с большими потерями.

Корёские войска, перенеся войну на земли противника, захватили значительную территорию, однако через два года под постоянным натиском чжурчжэней были вынуждены оставить ее, а после провозглашения чжур-чжэньской империи Цзинь в Китае Коре пришлось признать вассальную зависимость от нее.

В это время реальная власть в стране принадлежала Ли Джагёму (его дед, Ли Джаён, занимал выдающееся положение при ване Мунджоне). Он женил вана Инджона на двух своих дочерях и сосредоточил в своих руках управление военным министерством и министерством чинов. Ван Инджон пытался в 1126 г. отстранить его, но эта попытка кончилась тем, что сам ван фактически был лишен свободы. В следующем году благодаря поддержке группировки сановников из Согёна (совр. Пхеньян) во главе с буддийским монахом Мёчхоном Инджону удалось отстранить от власти Ли Джа-гёма, но это привело к росту амбиций согёнской группировки. В Согёне усилились сепаратистские настроения, вылившиеся в крупнейший мятеж 1135 г. Идеологом мятежа стал Мёчхон, доказывавший с помощью геоман-тических построений, что столицу государства необходимо перенести в Согён. Под властью мятежников оказались значительные территории Северо-Запада, объявленные «Государством великих свершений». Правительственные войска во главе с выдающимся государственным деятелем Ким Бусиком после многомесячной осады весной 1136 г. взяли Согён штурмом и жестоко подавили мятеж. Это была победа сторонников укрепления государства.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты