Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Пример групповой защитной реакции




Читайте также:
  1. C2 Покажите на трех примерах наличие многопартийной политической системы в современной России.
  2. C2 Раскройте на трех примерах научный вывод о том, что социальные условия влияют на характер и форму удовлетворения первичных (биологических, витальных) потребностей.
  3. II. Примеры проективных методик
  4. III. Примеры решения задач.
  5. III. Примеры решения задач.
  6. III. Примеры решения задач.
  7. IV. По характеру ответной реакции, в зависимости от того, какие органы в ней участвуют
  8. IV. Примеры решения задач.
  9. IV. Примеры решения задач.
  10. IV. Примеры решения задач.

Сопротивление пациента вынуж­дает терапевта тратить много времени на обсуждение раз­личных претензий. В ситуации группы защитные меха­низмы пациентов формируются в единую структуру, которую я назвал «групповой защитой». В группе I защитная реакция развивалась в соответствии с класси­ческой структурой неврозов, характерных для подавля­ющего большинства пациентов, поэтому на этапе сопро­тивления с легкостью возникала реакция вытеснения с сопутствующими ей симптомами — мигренями и сер­дечными недомоганиями. На следующем этапе, когда были извлечены на поверхность глубинные слои ран­них отношений с матерью, заявил о себе защитный меха­низм отрицания реальности данных переживаний. Наи­более яркой иллюстрацией этого представляются мне события, произошедшие на девяносто четвертом сеансе. Сидевшие напротив меня женщины, госпожа Шнейдер и госпожа Шлее, беспомощно вертели в руках форму­ляры для прошения, которые необходимо было напра­вить в больничную кассу, и спросили меня, что им с этим делать. Я обо всем их проинформировал и задал им встречный вопрос: разве они сами в этом не разбира­ются? Госпожа Шнейдер ответила отрицательно, сослав -

шись на то, что подобные проблемы решает ее муж. Некоторое время пациенты обсуждали, следует ли решать все вопросы самостоятельно или можно пере­ложить большую часть ответственности на другого. Между тем господин Гетц залился краской, хотя пона­чалу молчал. Чинный бизнесмен господин Пашке при­нялся играть роль заботливого кавалера и объяснил женщинам, как функционирует административный механизм, не замечая, что сидящий возле него господин Гетц выражает крайнее беспокойство. Господин Момберг, напротив, воспринял волнение господина Гетца всерьез и спросил его: «Скажите, как Ваши дела? Вы вернулись на работу?» Господин Гетц не замедлил с ответом: «Ах, все ужасно, гораздо хуже, чем было прежде. Я надеялся, что мне одолжит деньги кузен, но он не хочет оплачивать мои счета! Просто кошмар!» Его голос задрожал. Внезапно заговорила журналистка. Не обращая внимания на двух мужчин, она самоуверенно заявила, что в ее отношениях с другом наметились пере­мены к лучшему, так что в настоящее время ей почти не на что жаловаться. В ее словах проглядывал намек на происходящее. Работница, инженер и домохозяйка при­тихли; по выражению их лиц можно было понять, что они чувствуют себя униженными. Следуя их примеру, замолчали и все остальные пациенты. Повисла пауза. Я сказал, что некоторые участники нашей группы выра­жают уверенность в том, что они недалеки от самостоя­тельности, а господин Пашке хочет продемонстрировать, что может обойтись и без руководителя группы. Я пред­ложил для обсуждения отнюдь не самый легкий вопрос, однако своего я добился: тягостное молчание было пре­рвано. Первым заговорил господин Гетц. Тоном гораздо более спокойным, чем прежде, он сообщил, что неволь­но стал свидетелем совместной загородной поездки



госпожи Шнейдер и господина Момберга. Наедине они вели себя совсем иначе, чем в группе; они не выглядели подавленно, а скорее были похожи на беззаботных и жизнерадостных людей. Его сообщение вызвало у паци­ентов следующую реакцию: госпожа Шлее тотчас покрылась гусиной кожей, госпожу Мюллер затрясло как осиновый лист, госпожа Ферстер была близка к обмороку, а у госпожи Шнейдер случился сердечный приступ. Я сказал, что сообщение господина Гетца всех напугало. После продолжительного и напряженного молчания госпожа Шнейдер заговорила: да, они с госпо­дином Момбергом хорошо понимают друг друга, они стали друзьями. Она понимала, что муж ревновал ее к господину Момбергу. Она призналась, что ей стало неприятно, когда на прогулке она случайно заметила господина Гетца. Вслед за ее словами воцарилась гнету­щая тишина. Моя интерпретация сводилась к следую­щему: за неспособностью пациентов к самостоятель­ности и за стремлением взвалить свои обязанности на плечи другого человека очевидно скрывались совсем иные чувства, в существовании которых пациенты не хотели себе сознаваться, а именно — эротические жела­ния. По крайней мере, об этом свидетельствовала пара, встречавшаяся вне группы и, по всей видимости, полу­чавшая от общения взаимное удовольствие. Вместе с тем госпожа Шнейдер и господин Момберг ощущали свою вину перед группой и испытывали стыд. Другие паци­енты их ревновали. Госпожа Шнейдер сказала: без­условно, она всегда испытывает страх, когда втайне совершает что-нибудь подобное, но она привыкла носить маску и ей нелегко сознаться в желании быть независимой от своего мужа, общаться с другими муж­чинами, например, с господином Момбергом. Стоило ей нерешительно заговорить -об эротических чувствах, как



господин Гетц воскликнул, бесцеремонно ее прерывая: «Вот меня в этой группе никто не слушает, когда я пыта­юсь говорить о своих чувствах! Мои нежные чувства никого здесь не интересуют. Это обидно!» Журнали­стка заметила по этому поводу, что грубость, с которой господин Гетц выражает свои чувства, вполне законо­мерно провоцирует у группы защитную реакцию. По ее мнению, господину Гетцу следовало бы понять, что нельзя заставить девушку полюбить. Госпожа Шлее с ней согласилась. Она полагала, что нет ничего удиви­тельного в том, что девушки не испытывают расположе­ния к господину Гетцу после его нападок. В подобных случаях женщина чувствует себя просто орудием для удовлетворения мужских потребностей. Девушка ожи­дает совсем иного отношения; ей хочется, чтобы муж­чина обращал внимание на ее чувства. Едва я обратился к интерпретации, сказав, что участники группы испыты­вают определенные затруднения в выражении своих эротических чувств, связанные с соображениями нрав­ственности, которую олицетворяли я и господин Пашке, и попытался продемонстрировать пациентам сущность развивающегося конфликта между влечением и нрав­ственным сопротивлением, наиболее ярко проявив­шегося на примере господина Гетца, как последний стал проявлять беспокойство, ерзать на кресле и вдруг почти закричал: «Это невыносимо — госпожа Ферстер все время смотрит на доктора Куттера!» Что касается гос­подина Пашке, то он сохранял равновесие. Он про­должил разговор об отношении мужчин к женщинам, высказав мнение о том, что к человеку следует отно­ситься чутко, обращать внимание на его чувства и отве­чать на них взаимностью. Госпожа Шлее заявила, что как раз на это ее муж не способен. Он занимается с ней сек­сом по собственной прихоти, а получив удовлетворение,



преспокойно выкуривает сигарету. Госпожа Шлее счи­тала подобное поведение омерзительным. С ней согла­силась госпожа Шнейдер. В таких случаях она тоже чув­ствовала себя просто вещью, но она защищалась. Моя интерпретация заключалась в том, что проблемы госпо­дина Гетца в общении с девушками, о которых он расска­зывал, отражаются на его отношениях с группой. Он бессознательно желает продемонстрировать всем присут­ствующим, насколько задевает его тот факт, что он иск­лючен из отношений между господином Момбергом и госпожой Шнейдер; то же самое относится к отноше­ниям между мной и госпожой Ферстер, за которыми он наблюдает на сеансе. Мои слова всех успокоили. Тем не менее пациенты продолжили обсуждать тему взаимоот­ношений мужчин и женщин. Госпожа Ферстер сказала, что не понимает, почему госпожа Шлее и госпожа Шней­дер принимают в штыки желания своих мужей; на что обе дамы заявили, что тоже не могут понять, что хоро­шего находит в этом госпожа Ферстер. Выслушав это, господин Пашке предположил, что речь идет об уваже­нии. За его словами последовала пауза, которую я нару­шил, высказав свои соображения. Пациентки боялись близких отношений, поскольку полагали, что мужчина может их использовать и злоупотреблять их доверием. Подобный страх в большей или меньшей степени опреде­лил отношение группы ко мне. Пациенты боялись, что я могу использовать их для того, чтобы заработать побольше денег, подобно тому, как в личной жизни подо­зревали друг друга в корыстных намерениях. Пациенты согласились с моей интерпретацией; госпожа Шнейдер и госпожа Шлее закивали, а господин Момберг подыто­жил: «Полагаю, в этом причина моих сексуальных про­блем с женой. Я не могу отделаться от мысли, что, по мнению жены, я использую ее в своих целях».


Дата добавления: 2015-01-29; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.005 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты