Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



День 25

 

На следующие утро после знакомства Сэл/Нэт я чувствовала себя словно труп. Хотя чему тут удивляться. Моя голова гудела, и когда я облизнула свои губы, ощутила что мой язык стал раза в два больше обычного размера и что всю влагу будто высушили из него. Я лежала поперек кровати, а‑ля морская звезда, полностью одетая, накрашенная, цепляясь за свою дорогую жизнь. В общем, не самая красивая картина – Слава тебе Господи, что Нэт не вернулся со мной.

Я встала, осторожно прощупывая своё тело, на предмет, не приведут ли мои потуги к новому приступу рвоты. К счастью, всё обошлось, поэтому я направилась в ванную. Снизу доносился запах жареного бекона. Запах еды, может привести к двум последствиям, когда ты с похмелья. Либо это именно то, что тебе нужно ИЛИ в мгновение ока, ты оказываешься, вновь склонившейся над унитазом. Этим утром бутер с беконом, казалось то, что доктор прописал. Но единственное, чем я была озадачена, так это то, что замечательный запах бекона означал, что мама готовит завтрак. Нет, возможно, для нормальных людей здесь нет ничего странного, но что касается моей мамы…Она годами не готовила завтраков. Теперь‑то с чего?

А потом я вспомнила про свои результаты экзаменов. Вот дерьмо! Я что ей написала сообщение прошлой ночью? В голове творилась такая неразбериха, всё было так туманно. Я поспешила вернуться обратно к себе в комнату и начала шариться в своей сумке в поисках сотового. Четыре пропущенных звонка от мамы. Я проверила отправленные и вздохнула с облегчением, когда увидела, что я ей отправила:

"Всё на четыре и пять – с тебя торт. Вернусь поздно. Г."

Может быть и не самое классное сообщение, но оно возымело своё действие. Пропущенные звонки последовали сразу же после моего сообщения, каждые полчаса. Гмм. Это не очень хорошо.

Так, на душ времени нет, поэтому, я быстро сполоснула свое лицо и почистила зубы. Когда я стаскивала себя по лестницы, то обдумывала как бы мне лучше всего отыграть свою роль. Все зависело от неё. Я собиралась пустить всё на самотек.

Я остановилась у двери в кухню. И вот она стояла на кухне, перед плитой, с лопаткой в руке. В фартуке! Она была похожа на странную пародию прилежной домохозяйки. Вся, представшая перед моим взором, картина была неправильной, и я поняла почему – она вроде как улыбалась. Чуть заметной улыбкой, когда она перекладывала бекон (такой прожаренный, хрустящий, как я люблю) на тарелку.



Я стояла в дверях, тихо офигевая от этой странной сценой передо мной. Мама повернулась ко мне лицом, и типа даже как улыбнулась, оставаясь стоять, где стояла

– Грейс! Ну, наконец‑то, ты встала. Как раз время завтракать. Давай, садись сюда, а я налью тебе апельсинового сока.

Я сделала всё так как она мне сказала. Кто эта женщина и что она сделала с моей матерью? Кто бы она ни была, она налила мне стакан апельсинового сока (свежевыжатого!) прежде чем подать бутерброды. Я молчала, боясь нарушить все, эту магию вуду, без которой тут явно не обошлось.

А потом мы сидели за столом друг напротив друга и молча жевали наши бутерброды. Бутерброды были просто великолепны.

Я откашлялась.

– Прости, что не отвечала вчера на звонки. Телефон был у меня в сумке и я просто его не слышала.

Мама посмотрела мне в глаза. Я обратила внимание, что на не была накрашена. Так ей было лучше, она выглядела моложе и свежее.

– Да всё в порядке. Хорошо провела время?



– Ага, повеселилась…ну из того, что я могу вспомнить.

Её улыбку чуть померкла.

– Знаешь, ты не должна столько пить.

Я рассердилась, но крючок не заглотила. Просто сидела и жевала свой бутерброд.

– Поздравляю с результатами экзаменов. Я…ты намного смышленее, чем я была в твоем возрасте. – Она издала небольшой смешок. – Я с трудом набрала средний был. Мда, ты безусловно получила свои мозги не от меня. Это всё папина заслуга.

Для меня было шоком то, что она упомянула папу. Она НИКОГДА не говорила о нем. И каждый раз, когда я пыталась поговорить о нем, она меняла тему разговора, я это просто ненавидела.

Мама потянулась через стол и положила свою руку на мою.

– Он бы так тобой гордился, Грейс. Ты ведь это знаешь, не так ли?

Я кивнула. Горло неожиданно перехватило. Я не доверяла сама себе, боясь заговорить. Я не могла позволить себя расплакаться прямо у неё на глазах. И прежде чем я поняла это, момент был упущен. Мама неожиданно вспомнила, кто она такая.

– Ладно…Я не могу тут рассиживаться с тобой весь день. Так много нужно всего переделать. Ты не забыла, что я уезжаю сегодня, да? Я вернусь в понедельник, нет, скорее во вторник, – добавила она, явно чувствуя себя неуютно.

Она начала носиться по кухне, убирали посуду и вытирать стол.

Я собралась уходить.

– Спасибо мама. Завтрак был правда очень вкусным.

– Но, не слишком‑то привыкай к этому. Надеюсь, что ты будешь теперь делать по дому чуть больше. Не понимаю, почему я должна тратить все свое время убирая за тобой… – и так далее и тому подобное.

Как ни странно, мне вроде как даже полегчало от этого. Вот была мать, которую я знала и любила. Ну… терпела.

Я провела весь остаток дня в своей комнате, чувствуя себя слегка паршиво из‑за прошлого вечера. Я злилась на себя, за то что напилась в присутствие Нэта. Я оправдывала себя тем, что если уж решилась напиться до соплей перед ним, то может тем самым я хотела показать, что я чувствовала себя несколько расслабленно в наших отношениях. Ага, как же.

Я позвонила ему, но он не взял трубку. Это было уже не в первый раз, и это начинало меня слегка доставать. Тем не менее, я оставила ему сообщение, которое как я думала, содержало правильное количество извинений, за то что была такой пьяной кретинкой и радостной кокеткой.

Тогда я позвонила Сэл, и всё прошло лучше, чем ожидалось. Она приняла мои извинения за внезапное появление Нэта И за то что я была такой пьяной идиоткой с минимальным количеством пресмыкательств с моей стороны. Хотя она не казалась взволнованной после событий той ночи, на самом деле, она казалась довольно рассеянной. Хотя нет, не рассеянной, ну, даже не знаю, короче, она не казалось той привычной для меня Сэл. Я предложила встретиться еще раз с Нэтом и познакомится друг с другом должным образом, на что получила расплывчатое:

– Ага, может быть.

И она напомнила мне, что через несколько недель ему нужно будет возвращаться в универ, потому не так‑то будет просто всё устроить. Как будто мне нужно было об этом напоминать. Мы с Нэтом, по правде говоря, об этом никогда не разговаривали. Будущее чертовски пугающая штука, в особенности, когда не можешь поверить в свою удачу, которая происходит здесь и сейчас.

Не то что бы Нэт будет находиться на другом конце страны, или что‑нибудь такое же экстремальное. В пятидесяти минутах езды на поезде – это ничто, если вы действительно думаете об этом. И будет здорово увидеть его в его же квартирке, при этом не натыкаясь на его младшего братца. Я не видела причин, почему между нами должно было что‑то изменится. Я могла видеться с ним каждые выходные, и даже в течение недели, иногда – я могла бы просто сесть на поезд рано утром. Без проблем. Как бы мне хотелось, чтобы Сэл не упоминала об этом, еще добрых несколько недель, чтобы я могла по‑максимуму насладится этим временем с Нэтом, и я вознамеривалась запомнить каждую секунду, проведенную с ним. И поскольку мама опять укатила в Лондон (чего там хорошего в этом Лондоне?), у меня появилась прекрасная возможность провести с ним вечер. Я была почти благодарна маме, за её отъезд и что она такая никудышная мать. Почти.

Я написала сообщение Нэту, не хочет ли он прийти ко мне на следующий день. Я бы приготовила что‑нибудь особенное (или скорее что‑нибудь более или менее съедобное) и мы бы провели остаток выходных в кровати. Нэт мог бы позвонить в паб и сказаться больным, и он был бы в моем распоряжении целых три дня. От этой мысли у меня аж мурашки пробежали по телу.

Нэт не отвечал мне наверное лет стоооооо. Мама уже уехала, как обычно, в вихре спешки, оставив после себя лишь смутное облако слишком сладких духов и список готовых блюд, которыми она еще никогда не запасалась в таком количестве. Когда, наконец, пришла смска от Нэта, она была краткой и лаконичной: ладно, увидимся. Не совсем то, что я ожидала. Может быть он разозлился на меня, за то что я так себя вела прошлым вечером. Или он просто на просто был парнем. Просто они все не очень‑то разговорчивые.

Я завалилась спать в начале ночи и тупо проспала фиг знает сколько времени, но долго. Проснулась я чувствуя себя какой‑то вялой и медлительной, поэтому я решила положить начало дня пробежкой. Первые двадцать минут или около того были просто отвратительные. У меня было такое чувство, что легкие мои сейчас взорвутся, а ноги казалось меня вовсе не слушались и не хотели двигаться в заданном темпе. Я была уверена, что сейчас рухну потной грудой на тротуар. Но, конечно, этого ничего не произошло. Я поступила так, как всегда поступаю, продолжила бежать не взирая ни на что. Я начала получать удовольствие от боли, даже наслаждаться ей. А потом она ушла, и я летела.

Все о чем я могла думать, это о нем. Я любила его, в этом я была уверена. Я никогда не чувствовала ничего подобного. Даже близко. Находиться рядом с Нэтом, так отличалось от того, к чему я привыкла, будучи одной. Я не резала себя уже несколько недель. Я изменилась? Неужели нормальные отношения могли меня полностью изменить? Может быть, в конце концов, я могла стать одной из тех девчонок, живущих своей солнечной радостной жизнью со своими любимыми и всегда поддерживающими их парнями, которые всегда рядом, чтобы помочь и показать, что всё будет в порядке.

Прежде, чем моя настройка по умолчанию цинизма могла напомнить о своем существовании, я забивала её мыслями о Нэте и насколько он был замечательный. Конечно, я прекрасно знала, даже тогда, что он был не совершенен. Были кое‑какие пустячки, которые я бы изменила, если бы у меня была возможность. Порой, он слишком серьезен. И (часто), да в основном, похоже я была той, кто строил планы относительно нас, как нам вместе провести время. И, как правило, я первая звонила. И бывало, когда он не отвечал на звонки. Но всё в норме – у каждого есть свои сильные стороны. Я оказалось, была способным организатором, а Нэт оказался отличался сексуальностью.

Должна ли я признать ему в своих чувствах, сказать ему, что люблю? Это всё так ново для меня. Все это было плохо мне знакомо. Самое близкое к подобным душевным излияниям было: Я бы с удовольствием проделал хххххх (вставьте самое грязное, что придет на ум) с тобой, какой‑нибудь парень шептал мне на ухо. Не очень‑то напоминает сонеты о Ромео и Джульетте. Но вся эта заморочка с "любовью", была совсем из другой оперы. Это. ну, вроде как, мне кажется, ему бы хотелось об этом знать. А потом он бы мне сказал эти три слова в ответ и мы бы поцеловались и занялись бы сексом (и даже при том, что мы занимались им уже дважды) и мы бы жили счастливо в каком‑нибудь коттедже с соломенной крышей и у нас был бы пес по кличке Дружище и не было бы детей, потому что дети раздражают. Всё. Конец.

Но что если он не скажет тоже самое мне? Что, если наступит неловкое молчание? Что делать, если я скажу эти три коротких слова и они станут началом конца для нас?

К тому времени, я валялась на диване, тяжело дыша как собака (по кличке Дружище?), я окончательно запуталась. Единственное, что оставалось сделать: спросить у Сэл. Она наверняка знает, что мне нужно делать. Она была почти всегда права. Мы всегда шутили по этому поводу: Сэл была права, в восьмидесяти процентах случаях, что означало, что мне оставались жалки двадцать. С такими серьезными цифрами не поспоришь.

Казалось Сэл взяла трубку, после того как телефон прозвонил раз сто.

– Привет, тебе.

– И тебе привет. Чего сегодня делаешь?

– Да, так, ничего особенного. Не хочешь сегодня прогуляться со мной? А то такая скукотища.

– Ой, Сэл, я бы с радостью, но у нас с Нэтом уже есть планы… Он приедет позже и пока не знает, что я собираюсь сделать из него своего секс раба на эти выходные. – Я рассмеялась, но ничего не услышала на том конце трубки. – Прости, милая, я действительно хотела бы по зависать с тобой. Давай в начале следующей недели? – Я на секунду задумалась. – А может ты могла бы прийти в воскресенье и потусоваться вместе с нами? Вы бы могли с Нэтом узнать друг друга по‑лучше, и я пообещаю, что буду меньше пить.

– Хмм, ну не знаю, Грейс. Я не хочу быть третьим колесом или типа того, наблюдая за вами, ребята, как вы там обжимаетись, я не совсем так себе представляю провести весело вечер.

– Ну же, всё будет совсем не так. Я обещаю. Пожааааааааалуйста. Сэл, пойдем с нами. Ради меня? Ну же, ты ведь знаешь, что хочешь…

– Звучит так, как будто у меня нет особого выбора, да?

– Неа. Решено. Будет круто, вот увидишь. – Я глубоко вздохнула. – Вообще‑то…есть еще кое‑что о чем я хотела с тобой поговорить…Я подумываю ему сказать, что люблю его. – Вздох облегчения. Вот. Я произнесла это вслух. По ту сторону трубки тишина. – Сэл? Ты еще здесь?

– Я всё еще здесь. – Голос её был тих.

– Ну? Что ты думаешь? Мне нужно, чтобы ты сказала мне, что делать.

– Ты его любишь? Ну, я имею в виду, по‑настоящему.

– Да, люблю. Правда. Он…ну не знаю. Он просто тот, кто нужен. Понимаешь?

Снова Сэл молчит. Я гадала о чем она думает.

– Сэл, стоит ли мне говорить ему об этом?

Сэл вздыхает.

– Это тебе решать. Я не мог утебе здесь ничем помочь. Ты же это понимаешь, правда?

– Но, как бы ты поступила? Ты ведь хороша в такого рода вещах.

– В каких вещах? В любви? Ты что шутишь что ли? Ты что забыла прошедшие пару месяцев?

– Я хочу сказать, что ты лучше знаешь, что правильно и лучше меня разбираешься в подобных вещах. Что если он не чувствует того же? Ты не думаешь, что тогда это может всё разрушить?

– Не знаю. Взаимоотношения рушатся по разным причинам.

– Эээ…спасибо за позитив!

– Прости. Ну…никогда не знаешь, что произойдет дальше. Слушай, Грейс, мне надо идти – в дверь звонят. И удачи тебе с тем, что бы ты там не решила.

Я едва успела сказать ей "пока" и подтвердить наши планы на воскресенье, прежде чем она повесила трубку. И вот я ничего не прояснила с ситуацией насчет Нэта, и была сбита с толку по поводу Сэл. Я не слышала никакого звонка в дверь, а ведь у них был один из тех звонков, которые слышно, будто какой‑то полоумный в него звонит.

Позже, я на автобусе отправилась до супермаркета, чтобы сделать съестные запасы на выходные. Я бродила между рядами, ожидая вдохновения, в поисках того, что меня сразит. Что бы я могла приготовить для Нэта, что не будет полной катастрофой? В конце концов, я остановила свой выбор на бифштексе. В самом деле, не смогу же я угробить долбанное мясо? Да и парни вроде как предпочитают красное мясо. Я была озадачена богатством выбором: вырезка, огузок, ребра, филе. По мне так это было всего лишь мясо. После долгих размышлений, я решилась взять филе.

– Я бы на твоем месте, это не брал. Огузок лучше – гораздо вкуснее.

Я развернулась и оказалась лицом к лицу с Девоном.

– Привет! Гмм…спасибо за совет.

Я почувствовала себя неловко. Мне не нравится, натыкаться на людей в случайных местах. Мне нравится видеть людей в контексте: Девона в школе, например. Было странно видеть его, стоящего там, с корзиной, которая неловко болталась рядом с ним у него в руке. Я заметила, что корзина была пуста, за исключением трех разных видов сыров.

– Нет проблем. Полагаю, ты собираешься готовить для моего брата.

Я не могла прочесть его по голосу, но подумала, что возможно он вроде как смеется надо мной.

– Ага, он придет сегодня вечером. Я подумала приготовить бифштекс. Он любит бифштекс? Или мне следует приготовить что‑нибудь другое? Может быть курицу? Или ягненка? Ягненок хороший выбор.

Я болтала просто как идиотка, неся всякую чушь.

Девон улыбнулся.

 

– Грейс, уверен, что бифштекс – то что надо. Вот, возьми вот эти два.

Он потянулся ко мне, коснувшись моей руки. Его прикосновение, заставило меня почувствовать себя странно. Я почти и забыла, что это был лузерный братец моего парня. Я вздрогнула.

– Спасибо. Ну…и как у тебя дела? Нормально экзамены отсдал? Я видела тебя в школе на другой день. Извини, что не подошла и не поздоровалась.

Он выглядел смущенным.

– Что? О, да фигня. Да, я нормально отсдал. Слышал, что ты свои очень хорошо сдала.

– Сэл тебе сказала?

– Эээ…нет. Нэт сказал.

Это меня удивило – сама мысль, что Нэт говорил обо мне с Девоном. Может Девон всё‑таки нормально относился к тому, что его брат встречается со мной.

– Наверное, для тебя это как‑то странно. Ну, знаешь, что я встречаюсь с твоим братом.

Он покачал головой и хотел было что‑то сказать, но я перебила его,

– Да, наверное, это немного странно. Ты дружен с Сэл, я дружу с ней, а теперь я встречаюсь с Нэтом. Но мы на самом деле не знаем друг друга – я имею в виду нас с тобой.

О чем это я?! Просто заткнись!

– Ну, может быть мне понадобилось слегка привыкнуть. Теперь всё нормально. Правда.

Он выглядел так, будто хотел исчезнуть.

– Может быть нам вчетвером как‑нибудь куда‑нибудь сходить?

Когда я произнесла вслух, то уже знала, что это худшая идея во вселенной, и, похоже, Девон считал точно так же.

– Не уверен, что это хорошая мысль. Не думаю, что Нэт будет от этого в восторге. Или Сэл, если уж на то пошло.

Я впервые заметила, что его глаза были поразительно похожи на глаза Нэта. Их было сложно разглядеть из‑за этих ужасных очков.

– Да, наверное ты прав. – А потом я спросила, изобразив абсолютное безразличие. – Ты последнее время часто виделся с Сэл?

– Да нет, не особо. Я видел её на прошлой неделе, но это было…ну не знаю.

Он замолчал и уставился себе на ногу, которой шаркал по блестящему полу.

– Что?

– Да так, на самом деле ничего особенного. Слушай, я лучше пойду. Насладись бифштексом.

И он ушел, бросившись по проходу к кассе со своей корзиной с сыром.

Я бесцельно бродила по магазину, чувствуя, что настроение у меня явно упало. Встреча с Девоном зародила во мне тревогу и смятение. От чего он заставил меня так нервничать? Почему я так нарочито подняла вопрос обо мне и Нэте? И почему я совсем не замечала раньше, что он очень даже ничего? Всё это так странно.

 

 

* * *

Нэт пришел с двадцатиминутным опозданием. Это уже входило у него в привычку, и меня это не особенно радовало. Тем не менее, от него приятно пахло и его только что вымытые волосы, все эти мелочи с опозданием оттесняли на второй план. Я поцеловала его так, словно не видела его на протяжении нескольких лет. На вкус Нэт был как свежая мята. Мне прямо‑таки захотелось его съесть. Я притянула его к себе и поцеловала еще сильнее. Мне просто хотелось быть ближе к нему, насколько это возможно, может быть, чтобы успокоить себя, что я не испытывала никакого влечения к Девону несколько безумных секунд в супермаркете. Вот теперь, когда передо мной ОН настоящий, а не бледная (в буквальном смысле) имитация, я знала, что все в итоге будет хорошо.

Я начала стягивать с Нэта футболку, пробегая пальцами по его спине. Он прижал меня к стене в зале, сильно прижимаясь ко мне, точно так, как мне хотелось. Но как только началось самое интересное, он неожиданно отстранился от меня, тяжело дыша.

Он посмотрел на меня и рассмеялся.

– Эээ…а тебе не кажется, что мы должны сначала дверь закрыть?

Я смотрела через его плечо в открытую дверь, и увидела соседскую кошку, усевшуюся на стене, спокойно наблюдающую за нами с таким надменным видом, свойственным котам. Потом я посмотрела на Нэта, на его расстегнутые ремень и брюки.

– Делай как считаешь нужным. Не хочу доводить соседей до сердечного приступа.

Нэт привел в порядок одежду, затем закрыл дверь и повернулся ко мне лицом.

– Я принес вина, – он кивнул в сторону сумки, которую бросил у порога под моим напором. – И цветы.

Он достал из сумки и протянул мне помятые тюльпаны.

– Они прекрасны, спасибо. – Я положила их на кофейный столик и присела на софу. – А теперь садись сюда. – Я похлопала по дивану рядом с собой.

– А ты для начала не хочешь поставить цветы в воду? – сказал Нэт, садясь рядом.

– Думаю, они могут подождать несколько минут, а я пока… – Мои пальцы ползли вверх по его бедру.

– Эй, эй, остановись на секунду. К чему так спешить? – Он схватил меня за странствующего по его телу руку. – Почему бы нам просто не поболтать?

Я рассмеялась и продолжила бродить по его телу другой рукой. Он схватил и эту руку, так что теперь обе моих руки лежали на его бедрах, очень близко к моей намеченной цели. Я попыталась высвободиться, но Нэт был слишком сильным по сравнению со мной. Он отпустил мои руки и приподнял брови, глядя на меня, как бы говоря: "Ну, и что ты теперь будешь делать, а?" Так что я взобрался на него сверху, вернув свои руки, где они были прежде. У него не было шансов выиграть эту биту – я чувствовала, что моя тактика уже работает.

– Эй! Это же…жульничество.

Его голос был хриплым, а дыхание горячим на моей шее. Он отпустил мои руки и положил свои на мою талию.

– Гораздо лучше, – прошептала я. – И вот, я так долго ждала этого дня, так что будь хорошим мальчиком, разденься и займись со мной сексом. Прямо сейчас.

Что ж, он так и поступил.

 

 

* * *

Позже, уже совсем поздней ночью, я жарила мясо. Нэт мне помогал, смотрел, чтобы я его не сожгла. Девон был прав, мясо было нежное и вкусное.

Я проснулась посреди ночи и обнаружила Нэта, свернувшись калачиком, отвернувшегося от меня. Я наблюдала за его спиной, пока он спал. Боже, как же я любила его спину. И его шею. И его волосы. И всё остальное, что я могла видеть в этот с этого ракурса. Я чуть было не сказала эти три слова за ужином, но время было совсем не подходящим. Я не хотела их говорить, после того, как мы занимались сексом на диване – мне показалось, что это будет грубо для этих слов. Я начала уже думать, скажу ли я эти слова вообще когда‑нибудь.

Когда я проснулась, Нэт был уже одет и внизу на кухне, опираясь на стол, жевал бутерброд. Я подошла к нему и, обняв, поцеловала в шею.

– Ты чего поднялся в такую рань?

– Вряд ли одиннадцать тридцать можно назвать ранью и я опаздываю на работу.

Черт. Совсем забыла.

– Ой, нет… работа? В самом деле? Я думала… Может быть. ну ты скажешься больным. Мы могли бы провести весь день в пастели. – Сказала я, изобразив из себя по максимуму привлекательную девушку.

Я подошла, чтобы поцеловать его, обняв его за талию. Но Нэт в самую последнюю секунду повернул голову и я чмокнула его в холодное ухо. Он выскользнул из моих рук и оказался на другой стороне кухни, подняв руки, вроде как сдаваясь. Но он явно не сдавался.

 

– Нет, нет, нет. Никаких, не ходи на работу – не в этот раз. Мне в самом деле надо на работу. Прости, я знаю, что это отстойно.

– Но, Нэт… – Даже мне не понравился заискивающий тон моего голоса.

– Прости. Я вернусь около семи.

Я знала, когда проигрывала. Я вздохнула.

– Хорошо, но тебе тогда лучше выложится для меня, когда вернешься, – но здесь была лишь доля шутки. Меня на самом деле бесило, что он предпочел идти в какой‑то вшивый паб, чем провести время со мной.

– Увидимся вечером. – Он быстро чмокнул меня в лоб и был таков.

Пока я тащила себя наверх, то успела взглянуть на себя в зеркало на лестничной площадке. Капризное выражение лица, и на голове черте что. Неудивительно, что он так быстро сбежал – кто может винить его?

Лучшие планы превратить в дерьмо.

Мое настроение не улучшилось, пока я не приняла душ и не привела волосы в порядок. Я решила, что это хорошо, что Нэт относится к своей работе серьезно. Это продемонстрировало, что он был взрослым и ответственным, и много чего еще, в отличие от меня. Это не означало, что он был скучным положительным ботаном, который никогда бы не посмел возмутиться, если бы ему плюнули в лицо. Да он же и не собирался никуда пропадать. Мне просто надо найти что‑нибудь чем заполнить свой день – всего‑то. Да без проблем.

Я совершила набег на кухню и раздобыла немного хлопьев, а затем провела пару часов пялясь в телик, глядя серфинг по нескольким каналам, переключая то на один, то на другой. Потом я поднялась наверх и разобрала все мои лаки для ногтей, засохшие выбросила. Все это заняло от силы минут пять, и расставила флакончики по цветовой гамме, получив от этого какое‑то странное удовлетворение. Затем я загрузила несколько песен на мой iPod. Затем я послушала их и думала, почему мне скучно.

Больше было заняться нечем.

И в эту нескончаемую субботу, когда стрелки еле‑еле ползут по циферблату, отказываясь двигаться быстрее, как бы мне того хотелось, я сделала нечто не поддающиеся никакому разумного объяснению. Я начала себя резать.

 

 

* * *

Мы с Итаном весь день не разговаривали. Что на самом деле было и не удивительно. Он заходил пару раз, но каждый раз: он смотрит на меня, я смотрю на него, он смотрит в сторону. Порез около его рта выглядит паршиво, кожа вокруг него распухла и приобрела желтый оттенок. Трудно было поверить, что это моих рук дело. На душе скребли кошки, но как только я открывала рот, чтобы извиниться, что‑то меня тут же останавливало. Невозможно держать кого‑то долго взаперти и не ожидать, что этот кто‑то не психанет и не слетит с катушек. Ну, вот он добился успеха. Вроде как.

После каждого посещения Итана, я начинала прислушиваться, на случай, если он опять начнет вещать у меня в голове. Но он не вещал. Тогда я поняла, какой же идиоткой я была и рассмеялась во весь голос.

 


Дата добавления: 2015-07-26; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
День 24 | День 26
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.039 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты