Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава первая 2 страница. Открытие клуба прошло довольно спокойно, хотя администрация с испугом смотрела на разношерстные компании




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Открытие клуба прошло довольно спокойно, хотя администрация с испугом смотрела на разношерстные компании, занявшие столики. В программе вечера были выступления двух местных рок-групп, довольно известных в городе. И их приняли на ура. В баре продавали разливное пиво, но директор клуба заранее распорядился, чтобы в него подмешивали димедрол[7], на всякий случай, для успокоения буйных голов. Но уже на следующий вечер возле клуба произошла жестокая драка между скинами и антифа.

- Скинхед не быдло! Скинхед не расист! Скинхед - рабочий и социалист, - скандировали скины подходя к клубу, возле которого собралась толпа антифа.

Ребята явились на концерт приехавшей из соседнего города панк-группы «Город Даунов», Скины окружили их, оттеснили от дверей пока закрытого клуба, а потом начали закидывать пустыми бутылками. Все закончилось массовой потасовкой. К приезду милиции все разбежались, а концерт группы пришлось отменить, так как «Стрелка» в этот вечер оказалась пустой.

И весь следующий месяц драки повторялись с пугающей администрацию регулярностью. А когда как-то утром за мусорными баками позади Дома творчества нашли забитого насмерть парня, принадлежащего к группировке антифа, то даже встал вопрос о закрытия клуба. Но скоро чья-то влиятельная рука все разрегулировала, и дни посещения «Стрелки» были распределены между группировками. И они являлись точно по расписанию. Довольно скоро это вошло в привычку, столкновения возле «Стрелки» прекратились, администрация успокоилась, клуб работал ежедневно и уже не вызывал такого интереса у населения. Даже посетители казино смирились с тем, что молодежь собирается в такой близости от их мест обитания. Группировки, конечно, продолжали враждовать, но устраивали разборки или на окраинах, как раньше, или в близлежащем лесочке неподалеку от местного кладбища. Особой агрессивностью отличались скины, гопники и хулсы. Одно время они дружно ополчились против эмо-кидов, которых в городке становилось все больше. Готы никогда не вызывали такого неприятия, к тому же их всегда воспринимали как мрачных клоунов, этаких не вполне нормальных, но совершенно безобидных. Их черная одежда, черные, торчащие от геля волосы, подведенные глаза, часто с белыми линзами, черная помада на губах, как девчонок, так и парней, символика смерти в украшениях выглядели на улицах маленького рабочего города нелепо, претенциозно и даже забавно. На них буквально показывали пальцем и открыто смеялись. Но когда появились эмо, то их почему-то все дружно возненавидели и старались всячески унижать и зачастую избивать. А их безропотность и явное нежелание вступать в конфликты только подстегивали преследователей. Готы, видя такие настроения, тут же изгнали из своей компании эмо-кидов. Те стали держаться особняком. Но в один прекрасный день преследование эмо в городе прекратилось. И причиной тому была Марика.



Два месяца назад, 20 января, когда ей исполнилось 16 лет, она познакомилась с Кириллом. Это был воскресный день. И мать привезла ее в торговый центр, чтобы Марика выбрала подарок. Утром она получила поздравления от матери, которая преподнесла ей навелу[8] ручной работы в виде золотой розочки с бриллиантовой росинкой, но также Марика получила и конверт с крупной суммой от отца. Он давно не жил с ними, но общение не прерывал.

Когда они подъехали к торговому центру и вышли из новенькой «Инфинити», то тут же увидели, как рядом паркуется белая «Тойота». Из нее высунулась хорошенькая ухоженная блондинка и помахала им.



- Маша, Марика! - крикнула она в открытое окно.

Мать Марики звали Мария Андреевна.

Они остановились. Блондинка вышла из машины и направилась к ним, покачивая бедрами.

- Ой, как хорошо, что я вас встретила! Но вы прямо как сестры, даже не поймешь «ху из ху», быстро заговорила она, сияя красивыми карими глазами. - Марика, с днем варенья! Подарочек за мной!

Она быстро чмокнула Марику в щеку и повернулась к Марии Андреевне.

- Мне срочно нужен массаж и экспресс-маска, - умоляюще заговорила она. - А у тебя, Машенька, в салоне все вперед на неделю расписано. Ну пожалуйста, голубушка, распорядись! Пусть меня сегодня примут. Вечером необычайно важное мероприятие. А уж я в долгу не останусь!

Марика вздохнула. Салон красоты, самый лучший в городе, принадлежал ее матери и отнимал у нее практически все время.

- Так как? - спросила блондинка, придвигаясь к ним.

- Но сегодня воскресенье, мастера все заняты, клиентов много ...

- Мам, вы тут договаривайтесь, - перебила Марика, - а я пойду. Встретимся в универмаге.

Ей совершенно не хотелось выслушивать взрослые разговоры. К тому же по опыту она знала, что это надолго.

В торговом центре по случаю выходного дня народу было много. На первом этаже располагались магазины бытовой техники, сувениров, хозяйственные и один цветочный. Тут же находилось небольшое кафе. Марика сразу поднялась на второй этаж. Она решила истратить все деньги отца на новую одежду. Побродив по бутикам и перемерив кучу вещей, Марика зашла в небольшой новый магазин, заявленный как «Мода для тинейджеров». Она остановилась возле кронштейна со всевозможными пестрыми кофтами, свитерами и майками.



- Вам помочь? - вяло поинтересовалась молоденькая, сильно накрашенная продавщица и не подумала встать из-за кассы.

- Не-а, - ответила Марика и сняла с кронштейна вешалку с ярко-красной кофточкой.

Она повертела ее, приподняла очень длинный капюшон, пощупала ткань. Глянув на ценник, присвистнула.

- У нас только фирма, - сообщила продавщица.

- А вы не можете дать мне такие же джинсы, но на размер меньше? - раздался в этот момент голос из примерочной.

- Да зачем тебе? - громко возмутилась продавщица. - И эти в облипочку! А парню не пристало себя обтягивать. Все органы наружу! – добавила она и дернула плечами.

Марика замерла и начала улыбаться. Потом с любопытством глянула на черную плотную штору примерочной кабинки. Продавщица продолжала оставаться за кассой и даже сделала вид, что она тут «чисто случайно проходила мимо и присела отдохнуть». Скоро штора отодвинулась, и показалось лицо юноши с длинной черной челкой. Он глянул на Марикy немного испуганно, но она ободряюще ему улыбнулась, его глаза, прикрытые черными прядями, поразили ее своей красотой. Она даже подумала, что они точно такого же цвета, как васильки. Но Марика обратила внимание на то, что они подведены черным карандашом, и удивилась.

 

- Давай я тебе принесу нужный размер, - любезно предложила она.

Парень кивнул и, старательно запахивая штору, протянул ей джинсы.

- Такие же, - тихо сказал он, - но на размер меньше. Там есть, я видел.

Марика взяла джинсы и решительно направилась к продавщице.

- Вы слышали? - спросила она и приподняла правую бровь.

Ее милое личико приобрело высокомерное выражение.

- Пидеров тут мне еще не хватало! - раздраженно пробормотала продавщица, но встала.

- С чего вы взяли? - расхохоталась Марика.

- А ты будто не видела? - пожала та плечами и взяла из ее рук джинсы. - Да он весь в макияже, почище меня! И волосы крашеные! А джинсы - то какие хочет! И скажи, зачем нормальному парню так свои яйца обтягивать? Да пусть эти берет! - упрямо добавила она и поджала губы.

- Вы что себе позволяете? - разозлилась Марика.

- Ты еще мне, писюшка, указывать будешь?!- не менее зло ответила ей продавщица.

- Марика, ты тут? - раздался в этот момент женский голос, и в магазин заглянула Мария Андреевна.

 - Да, мам! А прикольный магаз у нас открылся, - сказала Марика и улыбнулась, торжествующе глядя на побледневшую продавщицу.

Мария Андреевна была известной личностью, салон посещали все «шишки» города, к тому же по местному телевизионному каналу она часто выступала с рекламой, рассказывая о нововведениях. Полгода назад Мария Андреевна решила, что дело пора расширять, что метросексуалы [9] могут быть не только в крупных городах, но и в провинции. И открыла отделение для мужчин. К ее радостному удивлению, клиентов было хоть отбавляй. Но, конечно, это были мужчины при деньгах. После такого нововведения ее популярность в городе выросла на порядок.

- Но вот персонал, мамуля, подобран ... – ехидно начала Марика.

- Добрый день, Мария Андреевна! - восторженно заговорила продавщица и кинулась к двери, трепетно прижимая джинсы к груди.

- Здравствуйте, - ответила та и повернулась к Марике.

- Ты такие узкие джинсы выбрала? - удивилась она, поднимая конец одной брючины. - Это что, новое веяние молодежной моды? Что-то я отстаю!

 - Так это ваша дочурка! - умильно заговорила продавщица. - Сейчас мы все подберем!

- Ты примерять будешь? - спросила Мария Андреевна, не обращая внимания на продавщицу. - А это надолго, знаю тебя! Я пойду пока в SELA.

- Хорошо, мамуль, - улыбнулась Марика. Я тоже туда зайти хотела.

- Там и встретимся, - улыбнулась она в ответ и вышла из магазина.

- Ну? Где нужный размер? - грозно спросила Марика, в душе забавляясь испугом продавщицы.

Марике, в силу юного возраста, еще нравилось ощущать всеобщее почитание ее матери, вызванное определенным общественным статусом. Она в душе гордилась тем, что у нее такая мать. Ее положение в обществе, несомненно, придавало вес и ее персоне. И часто Марика вела себя довольно высокомерно, беззастенчиво пользуясь той властью, которую имела над окружающими, как дочь своих родителей.

- Ну?! - подстегнула Марика растерявшуюся продавщицу. - Долго я буду ждать?

- Момент! - ответила та, выходя из столбняка, и ринулась к кронштейну.

 

Быстро найдя требуемый размер, она сняла джинсы с вешалки и прытко устремилась в сторону примерочной.

- Я сама, - сказала Марика. - А вы покупателями лучше займитесь.

В магазин в этот момент действительно зашли парень и девушка на вид лет пятнадцати. Они остановились у двери и окидывали одежду растерянными взглядами. Продавщица отдала джинсы Марике и метнулась к ним.

- Заходите, молодые люди, - лебезила продавщица, - у нас только фирма, никаких китайских подделок.

Марика улыбнулась, так как продавщица упорно в слове «фирма» ударение ставила на последний слог. Она подошла к примерочной и легко постучала по перегородке костяшками пальцев. Но ей не ответили. Даже штора не колыхнулась.

- Я тебе джинсы принесла, - сообщила Марика. - Ты там умер, что ли? - поинтересовалась она и тихо засмеялась.

Ответа не последовало. Тогда она приоткрыла штору и заглянула внутрь. Парень сидел на корточках, привалившись спиной к стене и уткнув лицо в колени. Его длинная угольно- черная челка закрывала их, руки обхватывали голые голени. Марика увидела, что на парне надеты носки в тонкую серо-белую полоску и белые кроссовки. Его джинсы висели на крючке. Марика задержала взгляд на широком ремне, практически полностью покрытом металлическими ромбовидными заклепками.

- Ты чего? - настороженно спросила она. Принесла я твой размер. Примерь!

Парень поднял голову и глянул на нее исподлобья. Его глаза были влажными.

- Дерьмо все это! - пробормотал он. - Я все слышал! И вовсе я не пидер!

- Да ты не обижайся, - сказала Марика сочувствующим тоном. - Она ж полная дура! Как наденешь штанцы, покажись. Хочу посмотреть, как они на тебе сидят. Может, такие же себе куплю.

И она протянула ему джинсы. Потом закрыла штору плотнее и подошла к свитерам. Продавщица, которая вертелась возле покупателей, тут же «сделала стойку» и ринулась к Марике.

- Вот тут у нас есть классные джемперочки, быстро заговорила она, подобострастно заглядывая Марике в лицо. - И как раз ваш размер. У вас ведь XS, да? - уточнила она и заулыбалась, видимо довольная своей проницательностью.

- Вам по-любому придется извиниться, - четко произнесла Марика и повернулась к ней.

- За что это? - опешила та, и ее выщипанные тонкие бровки взлетели.

- За «пидера», разумеется! Перед клиентом,- усмехнулась Марика.

- Перед каким таким клиентом? - с возмущением начала продавщица. - Перед этим малолеткой ...

- Вы не поняли? - оборвала ее Марика. - Вам нужно повторять? А может, нужно повторять в присутствии директора вашей лавочки? Уверена, моя мать с ним знакома ...

- Да, да, конечно, - опомнилась она. - Извинюсь, я и правда была не права. Но знаете, голова что-то с утра, давление, наверное ...

И она шумно вздохнула. В этот момент из примерочной выглянул парень. Но, увидев, что Марика разговаривает с продавщицей, тут же нырнул обратно.

- Молодой человек, - с воодушевлением позвала продавщица, - куда вы! Хотим на вас полюбоваться!

Но Марика не стала дожидаться и быстро пошла к примерочной. Она заглянула за штору. Парень стоял перед ней спиной к зеркалу и переминался с ноги на ногу. Черные джинсы довольно плотно обтягивали его худые стройные ноги, и от этого белые кроссовки казались непомерно большими.

- А ты уверен, что нужен именно этот размер? - спросила Марика, с сомнением оглядывая его.

Потом без приглашения зашла в кабинку и повернула опешившего пария спиной к себе.

- На заднице сидят отлично, - констатировала она. - Хм! Это, видимо, фасон такой?

- Ну да, - тихо ответил он. - Видишь, в поясе они мне тоже как раз.

- Точно! - подтвердила Марика. - Тогда нечего раздумывать. Берешь?

- Хотелось бы, - кивнул парень.

- Чего тогда сомневаешься? - удивилась она.

- Уж очень дорого, - тихо ответил он и опустил голову.

- Ну-ка, чего они стоят? - поинтересовалась Марика и приподняла болтающуюся на хлястике этикетку. - Нехило! А мы сейчас скидку сделаем! - рассмеялась она. - Давай, переодевайся в свои и выходи. Хочешь 50 процентов?

- Шутишь? - не поверил он.

- Увидишь! - задорно проговорила Марика и отодвинула штору. Но тут же обернулась и спросила. - Тебя как зовут-то?

 - Кирилл, - тихо ответил он и улыбнулся, откинув челку со лба и глядя ей прямо в глаза.

Она замерла, разглядывая его лицо. На первый взгляд Кирилл казался изнеженным и инфантильным из-за белой гладкой кожи без признаков растительности, тонких черт и узкого овала лица. Металлические колечки в уголках губ и шарики подковы в левой брови странным образом только усугубляли общее впечатление утонченности. Но что-то пряталось в глубине его глаз. Что-то такое, что ясно говорило окружающим: «С этим парнем шутки плохи, и он может всегда постоять за себя». И это несоответствие внешней изнеженности и внутренней мужественности цепляло взгляд. Марика не могла оторваться от его лица. Глаза Кирилла, их прозрачность и редкий оттенок сочной синевы поразили ее с первого взгляда. А черная линия подводки только делала их еще ярче и глубже. Кирилл неожиданно покраснел и моргнул. Его смущенная улыбка заставила Марику опустить взгляд. Она увидела в Y-образном вырезе темно-малинового обтягивающего джемпера черный шнурок, на котором висели две половинки металлического сердца.

- Меня зовут Кирилл, - тихо повторил он.

- Да слышала, не глухая! А меня Марика, - сказала она и тоже отчего-то смутилась.

Потом резко отвернулась и вышла из примерочной. Она решительно двинулась к кассе, по пути сняв первую попавшуюся под руку вешалку с джемпером и прихватив со стола пару цветных футболок. Продавщица тут же встала и умильно на нее посмотрела.

 - Выбрали? Очень хорошо, - заворковала она. - Лучшие модели, самые последние новинки моды! У вас отличный вкус! Впрочем, как и у вашей матушки!

- Я ей обязательно передам ваше мнение, _ медовым голосом ответила Марика и обворожительно ей улыбнулась.

- Благодарю, - расплылась в довольной улыбке продавщица и начала пробивать чеки.

- У меня день рождения сегодня, - сообщила Марика.

- О! Поздравляю! Что же вы раньше не сказали? Вот, подарок от нашего магазина, - сказала продавщица и положила на стол прозрачную упаковку с капроновым шарфиком нежно-лазоревого лета. - Очень к вашим глазам подойдет, - подобострастно добавила она.

- Спасибо, - спокойно ответила Марика и отодвинула упаковку. - Мне бы лучше скидку на те джинсы, что сейчас будет покупать парень, которого вы недавно так сильно обидели, - добавила она и строго посмотрела на начинающую краснеть продавщицу.

- Но я не делаю скидки, - начала та и прикусила язык. Подумав, она кивнула и спросила: - И сколько вы хотите?

- 50 процентов, - невозмутимо ответила Марика.

-Но… девушка!

-И еще вы обещали извиниться, - добавила Марика и широко улыбнулась.

Когда они вместе с Кириллом вышли из торгового центра, то оба весело смеялись, сами не зная над чем.

- И как тебе это удалось? - спрашивал Кирилл, не сводя сияющего взгляда с Марики. - Я заплатил всего половину! Ты вообще кто? Дочка какого-нибудь мафиози?

- Что ты! - возмущалась она. - Живу в нашем городе всю свою жизнь, учусь в десятом классе. Я самая обычная девочка.

Но Марика лукавила. Училась она в единственном в городе платном лицее, куда доступ был детям только очень богатых горожан, а ее отцом был нынешний мэр. Он развелся с Марией Андреевной семь лет назад, но все это время не забывал дочь, всячески опекал ее и старался помочь во всем. Да и бывшую жену он поддерживал и даже дружил с ней, несмотря на то, что их брак распался из-за его измен.

- Но я тебя где-то видел, - задумчиво проговорил Кирилл.

Они в этот момент подошли к стоянке машин. Марика договорилась по телефону с матерью, что будет ждать ее здесь.

- А ты зачем глаза красишь? - спросила Марика, сделав вид, что не расслышала его последнее замечание.

- Это такой стиль, - спокойно ответил Кирилл.

- Надеюсь, не пидорский! - расхохоталась она. – А то вдруг я в тебя уже влюбилась? Вот это облом будет!

Она подошла к «Инфинити» и навалилась на дверцу спиной, скрестив руки.

- Это ваша тачка? - изумился Кирилл, останавливаясь напротив нее.

- Да, мамани, - кивнула она. - Но ты не ответил!

- Ты слышала что-нибудь про эмо? - спросил он.

- Да, - кивнула Марика. - Ты имеешь в виду страусов?

- Страусов? - изумился он. - Ага, не иначе ты думаешь о виде страус эму?

И Кирилл звонко расхохотался.

 

- Чего смешного? - недовольно заметила она и пожала плечами.

- Ну, во-первых, не эму, а эмо, во-вторых, это новая субкультура. У тебя дома инет есть? Глянь там, а то долго тебе рассказывать.

Марика кивнула и пристально посмотрела в его глаза. Кирилл нравился ей все больше своей явной неординарностью.

- И я не голубой, - зачем-то добавил он.

- А лет тебе сколько? - поинтересовалась Марика и мило улыбнулась.

- 20 февраля семнадцать будет, - важно ответил Кирилл.

- Ой, а у меня сегодня день рождения! И тоже 20-e число! Вот совпадение!

- Поздравляю! Тоже семнадцать? - спросил он.

- Нет, я на год тебя младше, - тихо произнесла она.

Кирилл вдруг снял шнурок с шеи и стянул с него половинку сердца. Марика с любопытством наблюдала за ним.

- Тебе, - сказал он и протянул ей украшение. - С днем рождения!

Ей стало необычайно приятно. Она взяла половинку сердца и спрятала в нагрудный карман куртки. Потом поцеловала его в щеку.

- Ты в каком районе живешь? - одновременно спросили они и засмеялись, пряча смущение.

- Я в Кукурузе, - первым ответил Кирилл.

Так негласно назывался район, хаотично застроенный хрущевками. Он располагался между двумя заводами и был заселен в основном рабочими семьями.

- А ты? - спросил Кирилл после долгой паузы.

- На Ублёвке, - нехотя ответила Марика и поскучнела, услышав, как он тихо присвистнул.

Ублёвкой местные жители прозвали коттеджный поселок, выросший на окраине города возле красивого соснового бора. Вначале его звали «местной рублевкой», затем просто «рублевкой». Но через какое-то время первая буква странным образом перестала произноситься, и это название прочно вошло в обиход даже у самих ублёвских обитателей. Туда первое время горожане ходили на экскурсии, чтобы полюбоваться и обсудить роскошные многоэтажные особняки местных богачей, видневшиеся из-за высоких, в основной своей массе, металлических заборов. Некоторые проекты напоминали своей вычурностью замки из диснеевских фильмов. Но скоро любопытные сограждане начали раздражать владельцев этих замков, и территорию огородили, поставив два поста охраны. И без специального пропуска или гостевого приглашения проникнуть на Ублёвку было уже невозможно.

Кирилл прекрасно знал, кто обитает там, и поднял на Марику погрустневшие глаза.

- Давай свой тел, быстро! - сказала она и достала мобильник из кармана куртки. - А то вон, маманя идет.

Кирилл растерянно назвал номер, она занесла его в память телефона. Он повернул голову и посмотрел на подходящую к ним молодую красивую женщину.

- А, вспомнил, где я тебя видел, - тихо сказал он. - Ты снималась с этой дамой в рекламе ее салона. На прошлой неделе показывали. Это и есть твоя матъ?

- Да, и не вижу в этом ничего страшного, - торопливо ответила Марика и отодвинулась от него.

- Ну, я пошел! Пока! - без всякого выражения произнес он и направился через площадь.

Марика растерянно посмотрела вслед его удаляющейся худощавой фигуре и повернулась к подошедшей матери.

- Кто это? - с подозрением поинтересовалась та. - Вроде среди твоих одноклассников такого лохматого нет.

- Так, знакомый, - пожала плечами Марика и сделала равнодушное лицо. - Случайно тут встретились.

Она коснулась пальцами кармана куртки, где лежала подаренная ей половинка сердца, и не смогла сдержать улыбку.

 Когда они приехали домой, то Марика попросила ее не беспокоить до ужина и закрылась в своей комнате на втором этаже. Она разделась, потом пошла в ванную и включила душ. Забравшись под горячие струи, начала поворачиваться под их стремительным потоком, щекочущим кожу. При этом поглядывала в зеркальную стену напротив ванны. Примерно полгода назад ее тело начало стремительно меняться, и Марика относилась к этому двойственно. С одной стороны, ее наливающаяся грудь, оформившаяся талия и чуть пополневшие бедра нравились ей с чисто эстетической точки зрения. Ей доставляло удовольствие закрываться в своей комнате, раздеваться догола и подолгу стоять возле огромной зеркальной дверцы шкафа-купе. Она внимательно изучала свое тело, ей нравились его плавные, ставшие такими мягкими линии, она трогала пальцами припухшие розовые соски и смеялась, когда они вдруг от этих прикосновений морщились и становились необычайно чувствительными. Марика от природы была светло-русой, и тонкие светлые волоски на лобке казались ей совсем незаметными. Но за последнее время они как будто потемнели и, как ей казалось, стали жестче и курчавее. Ее это отчего-то начало раздражать, и Марика побрила лобок. Его гладкий вид словно вернул ее в детство, и на время она успокоилась.

Но что-то внутри ее продолжало меняться, и она уже не могла вернуть того мироощущения беззаботности, той радости комфорта устроенной жизни всеобщей любимицы. Перепады настроения пугали ее. Марика могла смеяться без причины и через минуту рыдать, сама не зная о чем. Мария Андреевна не особо тревожилась, наблюдая за этими переменами. Во-первых, она знала от своего психолога о проблемах подросткового возраста, во-вторых, еще прекрасно помнила себя в 15 лет, ведь ей было всего 34 года, в-третьих, ее мысли были заняты салоном, а бизнес имел для нее первостепенное значение.

 

Марика постояла под душем какое-то время. Но ее взгляд не отрывался от зеркала. От влаги его поверхность запотела, и контуры тела выглядели размытыми. Но все равно придирчивый взгляд Марики изучал их более внимательно, чем обычно. «Какая я? - спрашивала себя Марика. - Хорошенькая? Уродка? Красавица? Так себе, обычная девчонка?».

Марика действительно не знала ответ на этот вопрос, так как не могла объективно оценить свою внешность. Но выглядела она очень хорошенькой. Густые светло-русые волосы, доходящие до лопаток, округлое милое личико с небольшим чуть вздернутым носом, большие голубые глаза с длинными пушистыми ресницами, маленькие красиво изогнутые губы делали ее похожей на ангела с рождественских открыток. Фигурка у нее была ладной, рост пока 1м 60, но Марика продолжала расти. Очень красивой была кожа - гладкая, белая, шелковистая, с небольшим количеством родинок. Марика мечтала сделать тату, но мать была категорически против, хотя у нее был знакомый мастер. Единственное, что она разрешила - пирсинг пупка. И даже подарила Марике на день рождения ювелирное украшение для этих целей. Прокол уже зажил, и она еще утром вставила золотую розочку. И сейчас любовалась ее блестящей поверхностью, без конца трогая пальцем и чему-то улыбаясь.

«У Кирилла столько пирсинга! - подумала она и коснулась мочки уха. - А у меня даже уши не проколоты! Но как это здоровски смотрится! Тоже хочу!»

Марика выбралась из ванны и начала тщательно вытираться. Потом пошла в комнату и первым делом достала из кармана куртки половинку сердца. Порывшись в шкатулке для украшений, нашла серебряную цепочку в виде тонкой нити. Но, приложив сердечко, увидела, что металл совсем разный. Сердечко явно было из какого-то дешевого сплава, к тому же обычная штамповка, и с изящной цепочкой смотрелось негармонично. Марика села на диван и задумалась, поглаживая украшение. Ей очень хотелось немедленно надеть его. И тут она вспомнила о крестике, который никогда не носила. Он был подарен ей очень давно на крестины, и с тех пор валялся на дне шкатулки. Марика вновь открыла шкатулку и достала пакетик с крестиком. Он был на черном кожаном шнурке с крохотной металлической застежкой в виде крючка.

- Какая прелесть! - радостно сказала она и сняла крестик, небрежно бросив его на дно шкатулки. - Это как раз то, что нужно!

Марика надела сердечко на шнурок и тут же приладила себе на шею. Подойдя к зеркалу, восхитилась. Когда она была маленькой, шнурок свисал ей на грудь, а сейчас обхватывал шею, и половинка сердечка легла чуть ниже ямки между ключицами. "Ее взгляд скользнул на пупок. И Марика нахмурилась. Золотая розочка с искрящейся капелькой бриллиантовой росинки никак не сочеталась с дешевым металлическим сердечком.

В этот момент в дверь постучали, она тут же отрылась, и вошла Мария Андреевна. Увидев голую Марику, она удивленно спросила: = id85054120Добавляйтесь=) =

- Ты только из душа? Что ты там столько времени делала?

- Что, что? - раздраженно ответила та и, открыв шкаф, сняла с вешалки розовый махровый халатик. - Мылась, что ж еще?

Марика накинула халатик и села на диван.

- А это что такое? - изумилась Мария Андреевна, подходя к ней и глядя на сердечко. - Сегодня купила? Но это же какая - то дешевка!

Она склонилась и приподняла сердечко. Но Марика резко схватила ее за руку.

- Не трогай! - крикнула она. - Это мое!

- Бог мой! - раздраженно ответила Мария Андреевна. - Да никому твоя цацка не нужна! Нравится, носи! Но я думала, что привила тебе вкус к хорошим вещам.

- Это лучшее, что у меня когда-нибудь было! – заявила Марика и упрямо поджала губы. - И вообще, я же просила меня не беспокоить до ужина!

- Никто тебя беспокоить не собирался, - явно обиделась Мария Андреевна. - Я зашла, чтобы сказать, что мне нужно срочно уехать. Но через пару часов вернусь.

- Опять салон твой? - ехидно поинтересовалась Марика. - А кто-то обещал все воскресенье со мной провести! Ладно, поезжай, а я пока в инете посижу! Но могла бы просто мне позвонить! И зачем поднималась?

- Эти дети! - удрученно заметила Мария Андреевна, поцеловала дочь и вышла из комнаты.

Марика приблизилась к окну и отодвинула белоснежный узорчатый тюль. Она дождалась, пока черный «Инфинити» выедет за ворота, потом сбросила халатик, взяла мобильный, улеглась на диван и набрала номер Кирилла.

- Да, - услышала она после незнакомой ей мелодии голос Кирилла и замерла от непонятного волнения.

Сглотнув, она судорожно вздохнула и ответила:

- Привет! Это Марика. Мы сегодня с тобой познакомились. И как джинсики? - глупо спросила она и засмеялась.

- А, приветик! - явно обрадовался Кирилл. - Да супер просто! Сидят офигенно! Заценишь?

- Когда? - обрадовалась она.

- Да хоть сегодня! - беззаботно ответил он.

- Я в Кукурузу не ходок, - после паузы ответила Марика и притихла, ожидая ответа.

- А я на Ублёвку! - расхохотался Кирилл. Так что предлагаю на нейтральной территории. Сегодня в «Стрелке» В семь играют «Шипы». Слышала о таких?

-Не-а, - ответила она после паузы.

Ее сердце заколотилось так, что даже дыхание начало сбиваться.

- Это парни из Клуба шинников, - продолжил он.- Полгода как группу организовали. Ударник ихний мой друган, в соседнем дворе живет. Леха зовут. Папаша его мастер на шинном заводе, вот и пособил, чтоб парням разрешили там репетировать. Они уже и на заводских вечерах выступали, только не очень - то нравится их музыка.

- А что они играют? - поинтересовалась Марика, лихорадочно думая, что надеть.

- Готик-металл, - ответил Кирилл, и она тихо засмеялась.

- Ты чего? - удивился он.

- Представляю рабочих с шинного завода, которым играют готик-металл на заводском вечере, - начала она.

- И что? - возмутился он. - Там половина после школы пацанов, много молодежи!

- Так у нас готов в городе не так и много, - резонно заметила она взрослым тоном. - Лучше бы какой-нибудь поп-рок играли.

- Тебе-то чего? - агрессивно поинтересовался Кирилл. - Может, еще и стиль будешь им подбирать? К тому же готик-металл - это вовсе не музыка только для готов, если хочешь знать! Так ты идешь или как?


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.032 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты