Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава первая 3 страница. - Иду, - резко ответила она




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

- Иду, - резко ответила она. - Где, во сколько?

- Давай у памятника на площади в шесть, - предложил он.

- Оки! - согласилась она и положила трубку, тут же подпрыгнув от восторга.

Потом бросилась к шкафу, раскрыла его и пристально посмотрела на ряд нарядов. Но ничего ее не вдохновило. Марика вспомнила странный стиль Кирилла, его явно покрашенные лохматые черные волосы, обтягивающий джемпер, темно-коричневую мешковатую потертую куртку из крупного вельвета, словно снятую с чужого плеча, квадратную матерчатую сумку на широком ремне, усеянную круглыми, казавшимися детскими значками, и вздохнула. Ее обычный вид пай-девочки из приличной обеспеченной семьи никак не соответствовал этому стилю.

«Наверняка у него и татушки есть», - почему-то подумала она и заулыбалась, представив, в каких местах на теле Кирилла могут находиться тату.

Но тут же улыбка погасла, так как Марика вдруг почувствовала прилив странного волнения. Закрыв глаза, она вообразила, как мягкие губы касаются ее губ, как холодят колечки пирсинга в уголках, и обняла сама себя за плечи.

«Какой он милый», - подумала она, закрывая глаза и вспоминая его лицо и длинную челку, сквозь которую синели глаза, словно васильки. прикрытые длинными травинками.

Ее сердце снова сильно забилось. Но Марика очнулась, открыла глаза и начала копаться в шкафу.

«Время-то почти пять! - взволнованно размышляла она. - А я даже не знаю, в чем пойду! И он предложил встретиться у памятника. Что-то же это значит!»

И радость обожгла ее изнутри. В их городке существовала негласная традиция: влюбленные назначали первое свидание возле памятника В. И. Ленину на центральной площади.

Марика явилась минута в минуту. Большие круглые часы на Дворце творчества показывали ровно 18.00, когда она подошла к памятнику. Кирилла она заметила еще издалека. Он сидел на корточкax, привалившись к постаменту спиной, обнимая колени и, по своему обыкновению, прикрыв челкой лицо. В метре от него только что встретилась какая-то парочка. Они обнимались, целовались, что-то оживленно говорили друг другу. На улице давно стемнело. Синий январский сумрак делал город сказочным и незнакомым. Марика крайне редко бывала в городе в это время, если только куда-то выезжала с матерью. Но обычно они добирались на машине до нужного места. Но вот чтобы так гулять по улицам в одиночестве, такого с ней не случалось.



Марика быстро шла по скользкому от наледи асфальту, ее ноги в новых лакированных полусапожках на каблуках разъезжались, и она, смущенно усмехаясь, с трудом удерживала равновесие. Это были ее первые сапоги на таких высоких каблуках, и Марика чувствовала себя не совсем удобно. К тому же она надела короткую красную кожаную куртку с рыжим лисьим мехом на воротнике-шальке, без спроса позаимствованную из шкафа матери, и джинсовую мини-юбку, которая, как ей казалось, задиралась все выше при каждом ее шаге. Марика обычно носила джинсы или брюки, а юбки, помимо лицея, надевала крайне редко и в основном только на какие-нибудь официальные мероприятия. И сейчас чувствовала себя крайне некомфортно. Волосы она подняла в высокий хвост, глаза подвела черным карандашом, а губы накрасила блестящей малиновой помадой. Ей казалось, что она так выглядит старше и явно эффектнее. Виляя бедрами, она подошла ко все так же сидящему на корточках Кириллу. Он увидел острые блестящие носки сапог, остановившихся возле его белых кроссовок, и вскинул глаза.



- Хай! - взрослым голосом произнесла Марика и приподняла правую бровь. В этот момент она казалась сама себе опытной видавшей виды женщиной, к тому же в суперовском прикиде и с офигенным мейкапом.

- Добрый вечер, - растерянно ответил Кирилл и встал.

Он внимательно посмотрел в лицо Марики и отчего-то начал улыбаться, что ей совершенно не понравилось.

- Давно тут? - спросила она уже другим тоном. - Я вроде не опоздала.

- Нет, минут пятнадцать, - ответил он и зачем-то взял ее за руку.

И Марике тут же захотелось снять узкие лайковые перчатки, которые она надела для солидности, хотя обычно носила цветные трикотажные.

- Пошли в клуб? - спросил он. - Или погулять хочешь?

- А не знаю, - пожала она плечами и поежилась.

Под короткую юбку поддувало, куртка была с низким вырезом, и даже не спасал густой лисий мех. К тому же Марика надела тонкую красную кофточку с глубоким декольте. Но вот про шарфик не подумала. Кирилл словно прочитал ее мысли. Он вдруг остановился, повернулся к ней лицом, снял с себя вязаный шарф в черно-розовую мелкую полоску и замотал его вокруг голой шеи Марики. Она не шелохнулась, пока он это делал.

- Так-то лучше, - пробормотал Кирилл. А то еще простудишься. Вечером вон как подморозило!

- Спасибо, конечно, - пришла она в себя. Но по цветовой гамме твой шарф не подходит к моему наряду.

- Снять? - спросил Кирилл и начал улыбаться, как показалось Марике, довольно ехидно.

- Да ну тебя! - расхохоталась она и ударила его по руке. - Пошли лучше!

Спрятав подбородок в шарф, она взяла Кирилла под руку и потащила по площади. Они гуляли около получаса, болтая на самые разные темы. Потом пришли к «Стрелке».



Это воскресенье было по негласному расписанию для готов. Когда они спустились в клуб, те уже начали собираться. Среди друзей Марики не было ни одного гота. Она вообще практически не общалась с представителями тусовок, живя в довольно замкнутом мире и проводя время в лицее, дома или на закрытых вечеринках таких же, как и она, ублёвских детей. А на каникулы Марика, как правило, уезжала за границу. С матерью она побывала на Мальдивах, в Японии, в Гонконге, в Турции, а с отцом неоднократно выезжала в Европу. Родители считали, что для нее главное получить хорошее образование, затем найти подходящую партию для брака. Мать мечтала впоследствии передать ей свое дело, но отец хотел, чтобы Марика уехала из родного города и устроилась где-нибудь в столице. И они всячески ограждали ее от общения с местными ребятами, считая, что ничего хорошего это ей не принесет. И в «Стрелку» она попала впервые, но ей было почему-то стыдно сказать об этом Кириллу.

Они сдали куртки в гардероб и прошли в зал. Марика с любопытством оглядывалась по сторонам. Она решила не снимать шарф Кирилла, обмотала его вокруг шеи и завязала концы. И нервно теребила кисточки или наматывала их на пальцы. Ее удивило, что зал был практически полон, причем готов было не так и много. В клубе собрались обычные на вид ребята, и они занимали большую часть столиков.

- Сколько пацанов с шинного - то набралось, заметил Кирилл, здороваясь почти со всеми. Пришли полюбоваться на свою группу.

- А эти «Шипы» давно существуют? - поинтересовалась Марика из вежливости. - И почему они выбрали такой стиль, как готик-металл?

- Знаешь, дарлинг, они и не выбирали никакого стиля, - нехотя начал Кирилл, - просто стали играть то, что им нравилось. Причем Лехе нравился хард, солисту ска, а гитаристам вообще рэп. Но потом решили, что «готик» - это круче всего, и резко поменяли стиль.

«Дарлинг? - отметила про себя Марика. Я уже стала для него «дорогая»?»

 На душе потеплело, сердце забилось сильнее, и она не смогла сдержать улыбку. Они направились к сдвинутым столикам в углу зала возле сцены. Там сосредоточились готы. Они были в традиционно черной одежде, и Марике показалось, что в этом углу собралась стая огромных воронов. Она даже поежилась от неприятного холодка, пробежавшего по спине. Когда они подошли, Кирилл поздоровался со всеми, потом представил Марику. Она улыбнулась немного беспомощно, чувствуя себя не в своей тарелке. Парни и девушки выглядели практически одинаково и, на ее взгляд, крайне дико. Особенно неприятно Марике было смотреть на их белые линзы. Глаза казались мертвыми, но с точками зрачков. Густая черная подводка только усиливала впечатление. Готы были увешаны металлическими цепями, черепами, звездами, скелетиками. На одной девушке Марика заметила висящее на толстой длинной цепочке украшение в виде серебряного гроба, из-под приоткрытой крышки которого торчал череп.

- Кирюфка, приветик! - услышала она в этот момент звонкий девичий голос и обернулась.

К ним подошла девушка, на вид ровесница Кила. Марика окинула ее цепким взглядом. На девушке были узкие черные джинсы, белые кеды с толстыми розовыми шнурками, розовая обтягивающая футболка с рисунком из разорванного пополам фиолетового сердца, на запястьях множество разноцветных веревочных браслетов. Темно-каштановые волосы обхватывал широкий фиолетовый обруч, на котором смешно прилепился крохотный плюшевый мишка. У девушки было приятное миловидное лицо с карими глазами, подведенными жирным темно-коричневым карандашом, и пухлыми губами, покрытыми светло-сиреневым блеском. На крыле левой ноздри поблескивал шарик ностриллы.[10] На плече висел рюкзачок со множеством значков. На его ремне болтался серый плюшевый мишка.

- Приветик, Ирочка! - ответил Кирилл и поцеловал девушку в щеку.

Марика нахмурилась. Она вдруг поняла, что ее охватил приступ непонятной ревности. И ей стало неприятно. Она с трудом удержалась от колкого замечания. Но Кирилл улыбался безмятежно. Он быстро познакомил их, и они заняли столик возле готов.

- Что будем пить? - поинтересовался он.

- А тут есть коктейли? - тоном пресыщенной клубной жизнью женщины спросила Марика. Мне нравится «Голубая лагуна». Ну и «Маргариту» я тоже люблю, только клубничную.

- Мы эмо и не употребляем алкоголь, - сообщила Ирочка и посмотрела на нее с явной неприязнью.

- Тогда я буду пепси, но лайт, - сказала Марика и украдкой глянула на Кирилла.

- А я виноградный сок, - добавила Ирочка и тоже посмотрела на него.

- Оки, девочки, - кивнул Кирилл и пошел в бар.

 - А ты, вижу, вовсе не эмо-герл, - констатировала Ирочка.

Она улыбалась, но в ее глазах сквозил холодок. Марике стыдно было сознаться, что она только сегодня впервые услышала об эмо от Кирилла и понятия не имеет, что это за течение.

- Нет, - тихо ответила она.

- Ну, это дело каждого, - спокойно проговорила Ирочка. - К тому же это новое направление моды, не все еще в теме, тем более в нашем захолустье.

 - А ты откуда знаешь Кирилла? – поинтересовалась Марика нарочито равнодушным тоном, хотя ревность не давала ей покоя.

- Так мы в одном классе учимся и живем в соседних домах, - улыбнулась Ирочка. - А ты вроде не из нашей школы. Что-то я тебя не помню. Хотя лицо твое мне кажется знакомым.

«Сейчас она тоже вспомнит, что видела рекламу мамочкиного салона с моим участием», - с непонятной тоской подумала Марика и опустила глаза. Но в этот момент вернулся Кирилл с бокалами. Разговор перешел на общие темы.

Тут на сцене появились музыканты, одетые в готическом стиле, и начали настраивать звук. Ударник по имени Леха, друг Кирилла, увидел их и соскочил со сцены. Выглядел он, по правде говоря, смешно. Готический стиль плохо сочетался с его веснушчатым простоватым лицом, на котором выделялся широкий приплюснутый нос и пухлые красные губы. Редкие русые волосы перекрашивать в черный цвет Леха не захотел. И на концерты густо мазал их гелем. Они торчали в разные стороны и делали его похожим на клоуна. Небольшие серые глаза с черной подводкой и красными тенями, густо наложенными на верхние веки, выглядели почему-то от такого макияжа явно меньше и опухшими. Никакой мистикой тут и не пахло. Леха даже в этом образе продолжал оставаться простым рабочим парнем с веселым открытым характером. Он, радостно улыбаясь, подошел к столику.

- Приветствую единственных в нашем городе настоящих эмо-кидов! - торжественно произнес он. - Хотя, вижу, что появились еще!

К их столику действительно подходили два парня и девушка. Они выглядели практически как Кирилл и Ирочка.

- Смотри-ка, - заметил Леха, - как быстро мода охватывает все слои населения.

И он цепко глянул на Марику. Она чувствовала себя все неуютнее.

- И нам, то есть «Шипам», пора задуматься, а в правильном ли мы движемся направлении? - добавил он. - Эмо-кор [11] очень интересно, хоть и далеко не ново!

- Ага! - расхохотался Кирилл. - Давайте, еще раз поменяйте стиль!

Он поздоровался с подошедшими ребятами и быстро представил им Марику.

- Можно тебя на минутку? - сказал Леха. Они отошли к сцене.

- Ты зачем ее сюда привел? - тихо спросил Леха. - Ты соображаешь, чья она дочь? Да ее папаня мэр башку тебе отвернет и не задумается! В принципе и мать на это способна. И вообще, где ты ее подцепил? Ну и видок у этой ублёвочки! Прямо хоть сейчас на панель!

- Прекрати! - осадил его Кирилл. - Она классная девчонка, хоть и с Ублёвки.

- Может, она и классная девчонка, - серьезным тоном заметил Леха, - но для тебя она одна сплошная проблема.

- Не вижу проблемы, - отмахнулся тот. - А вижу милую приятную девочку, с которой лично мне легко общаться.

- Я тебя предупредил, - не унимался Леха. Мы с тобой дружим, чуть ли не всю жизнь. И я тебя все-таки старше!

- Ой, не могу! - расхохотался Кирилл. - На целый год!

- И что? Зато я уже работаю на заводе, а вот ты только школу в этом году закончишь. Ты, кстати, чего решил? Может, к нам на шинный? Я с мастером переговорю, в наш цех всегда ученики требуются.

- Не знаю пока, - поскучнел Кирилл. - Не решил!

 - А ведь уже конец января, - укоризненно заметил Леха. - Так что думай скорей!

- Слушаюсь, старший наставник! - улыбнулся тот.

 - И с Марикой этой ... того! Я ведь заметил, что, во-первых, на ней твой шарф, во-вторых, под ним твой кулон. Ты же сам мне не раз говорил, что как только встретишь ту самую девчонку, так сразу подаришь ей половинку сердечка. Помнишь?

- Да это так, спонтанно получилось, - нехотя ответил Кирилл, но заулыбался.

-Значит, уже встретил! - не слушая его, продолжил Леха. - А ведь и все не дураки! Раз вы с одинаковыми сердечками, то что-то это означает!

- Лех! Ты долго? - раздался голос со сцены. Пора начинать!

И Леха отправился к музыкантам.

Они начали выступление под дружные аплодисменты собравшихся. Кирилл сел рядом с Марикой и обнял ее за плечи. Она вначале напряглась от такого явного внимания, но потом расслабилась и даже привалилась головой к его плечу. Правда, скоро они встали, подошли к сцене и начали танцевать вместе с остальными.

После концерта, а он закончился около девяти вечера, компания готов решила не сидеть в прокуренном помещении клуба, а отправиться погулять на местное кладбище. Ночь обещала быть ясной. Половинка луны серебристо светила сквозь редкие облака. Эмо-киды вышли вместе с ними, но присоединиться отказались. Марика смотрела на удаляющихся готов. Они быстро шли по площади, залитой тусклым светом редких фонарей. Их растрепанные волосы, распахнутые куртки и у некоторых длинные черные плащи развевались от быстрого движения. И Марике они показались стаей черных птиц.

Домой она попала около десяти вечера. Кирилл хотел проводить ее до особняка, но она, зная, как ублёвцы относятся к кукурузникам, запретила ему это делать. Они дошли вместе только до начала длинного высокого забора, ограждающего территорию. Марика не разрешила ему даже проводить ее до первого поста охраны.

- Спасибо за концерт, - тихо сказала она, останавливаясь на дороге и поворачиваясь к Кириллу.

- Не за что, - улыбнулся он. - Сходим еще как-нибудь, да?

Но Марика промолчала.

- Позвоню, - сказала она после затянувшейся паузы, во время которой они, не отрываясь, смотрели друг на друга.

- Давай, - кивнул Кирилл, отвернулся и быстро пошел прочь.

Марика посмотрела ему вслед и погладила пальцами щеку, на которой, казалось, все еще горел его поцелуй. Она задела рукой за ткань шарфа, вздрогнула и крикнула:

-Кирюш!

Он обернулся и побежал к ней. Подлетев, обнял и начал целовать, Его губы касались ее щек, волос, губ, подбородка, пальцы гладили волосы. И она задыхалась от счастья, неумело отвечая ему.

- Люблю тебя, - шептал он, - люблю! Как только увидел, понял - люблю, люблю!

Марика замирала, слушая эти слова. И в какой-то миг ее душа распахнулась, словно бутон, сомкнутые лепестки которого согрел живительный лучик восходящего солнца. Жар, разлившийся в ней, показался ей пылающим алым цветком. Никогда и ни к кому она не испытывала ничего подобного.

И Марика тихо произнесла, оторвавшись от Кирилла:

- Я люблю тебя.

Он отстранился от нее, но пальцы продолжали гладить волосы. И молча начал смотреть в глаза, словно не веря тому, что услышал.

- Я тоже люблю тебя, - более уверенно повторила Марика и зарделась.

И Кирилл поцеловал ее в губы так крепко, что у нее закружилась голова. Когда они расцепили объятия, Марика улыбнулась, стянула с шеи шарф и тихо сказала:

- Вот, ты забыл.

Кирилл взял шарф, не сводя с нее глаз. Потом резко отвернулся и ушел. А Марика побежала домой, совершенно ошалевшая от бури эмоций, раздирающих душу.

Мария Андреевна сидела в гостиной на первом этаже. Когда Марика ворвалась в дом, она сурово на нее посмотрела и поинтересовалась, почему та выключила телефон и где она была столько времени.

- Я обзвонила всех твоих подруг, - начала Мария Андреевна голосом, не предвещавшим ничего хорошего. - Я уже хотела сообщить отцу, что ты исчезла, хотела обратиться в силовые структуры. Как же наш праздничный ужин? Ладно, я пошла тебе навстречу и не стала сегодня собирать гостей. Но ведь мы же хотели вдвоем отметить! Все-таки 16 лет!

Марика подошла к ней и виновато посмотрела в глаза. Она хотела что-нибудь придумать, но, увидев, что обычно невозмутимое лицо матери искажено и даже покрылось красными пятнами, испугалась. К тому же Марика понимала, что утаить правду все равно не получится. Слишком заметной фигурой она была в их маленьком городке, и матери уже завтра доложат, где ее видели и с кем.

- Итак, юная леди, - сказала Мария Андреевна и строго посмотрела в ее глаза, - вопрос первый: где вы были, вопрос второй: почему вы надели без разрешения мою вещь и что это за дикий макияж, вопрос третий и самый главный: с кем вы были?

Марика стянула куртку и положила ее в кресло. Потом села напротив матери и улыбнулась.

- Понимаешь, мам, - с воодушевлением начала она, - это так все случайно получилось. Меня пригласили в «Стрелку» на концерт, только и всего. Ну, я и подумала, почему бы мне не пойти? Ведь сегодня я могу делать все, что захочу! Вот и решила сделать себе такой подарок! И накрасилась соответственно. Ты же знаешь, что там за публика. А телефон, видимо, разрядился, я и не смотрела. А куртку твою почему-то захотелось надеть. Она такая красивая! Чего тут такого?

- Я не знаю, что там за публика, - четко произнесла Мария Андреевна. - И знать не хочу! Сколько можно говорить, что тебе там не место!

- Ну почему, мамуля? - спросила Марика умильным голоском и подошла к дивану.

Она присела на корточки перед Марией Андреевной и заглянула снизу ей в глаза. Та начала распускать ее волосы, туго затянутые в высокий хвост.

 - И что это за прическа? Это не твой стиль! И макияж? Ты похожа на заштатную стриптизершу на выезде!

- Не буду больше, - покорно ответила Марика. И после паузы вкрадчиво спросила: - Я вот думаю цвет волос поменять. Что скажешь? В твоем салоне мне могут это сделать щадящим методом?

- Это еще зачем? - изумилась Мария Андреевна. - У тебя свой очень красивый и редкий оттенок. Обычно русые волосы отдают в серый, а у тебя в золотистый.

- Хочу поменять что-то в себе, - упрямо сказала Марика. - Надоела и эта длина, и этот цвет Мам! - капризно добавила она. - Ты же знаешь, что у меня сложный подростковый период. Себя, что ли, забыла в этом возрасте? Но ты ведь еще совсем молодая, должна помнить!

Увидев, что Мария Андреевна начала улыбаться, она продолжила:

 

- Или ты хочешь, чтобы я сама себя подстригла и покрасила?

- Боже упаси! - не на шутку испугалась та. А жалеть не будешь?

- Нет, что ты! Хочу немедленно!

- Ну, сегодня уже явно поздно, - усмехнулась Мария Андреевна.

- Тогда завтра!

- Ну что с тобой поделаешь? Я договорюсь с Антониной, она лучшая по окраске у меня в салоне Мы просто чуть подзолотим, да? - уточнила она.

- Я с ней посоветуюсь, - важно проговорила Марика и поцеловала ее в щеку.

Она соскочила и хотела уйти, но Мария Андреевна схватила ее за руку.

- Погоди! - строго сказала она. - Ты мне так и не ответила: с кем была! А то не разрешу красить волосы! - пригрозила она.

- С Кириллом, - нарочито спокойным тоном ответила Марика. - Обычный школьник, в одиннадцатом классе учится, правда, не в нашем лицее. Ну и что? Вполне приличный мальчик, как и его друзья, - зачем-то добавила она. - Мам, есть охота! Где мой праздничный тортик со свечками? - капризно спросила Марика, пытаясь перевести разговор на другую тему.

- А как его фамилия? - продолжила расспросы Мария Андреевна. - И кто его родители?

- Да откуда я знаю! - пожала плечами Марика. - Меня это как-то не особо интересовало. Я сегодня дождусь ужина или как?

- Ладно, иди переоденься и смой, пожалуйста, этот дикий раскрас. Жду тебя в столовой.

Марика появилась через полчаса. Она надела элегантное светло-серое платье, которое мать привезла ей из последней поездки в Рим, зачесала волосы назад, тщательно умылась и выглядела как благовоспитанная и утонченная барышня. Мария Андреевна довольно улыбнулась, увидев, как преобразилась Марика. Они уселись за празднично накрытый стол. Домработница уже ушла, и они были одни.

- Иногда жалеешь, что в доме нет мужчины,- заметила Мария Андреевна, пытаясь открыть бутылку французского шампанского.

 - Кстати, мамуль, а почему его все еще нет? - поинтересовалась Марика и внимательно посмотрела на зарозовевшее лицо матери.

Пробка в этот момент выскочила, Мария Андреевна налила шампанское в свой бокал.

- А тебе сок, - мягко проговорила она.

- Да я и не хочу, - улыбнулась Марика. - Меня к алкоголю вообще не тянет. И я не понимаю, в чем тут кайф. Помнишь, я попробовала год назад пить вино на дне рождения одноклассницы? И как же мне было потом плохо! Ужас один! Рвало, наверно, с полчаса без перерыва!

- Не за столом! - укоризненно заметила Мария Андреевна. - Помню, конечно! - улыбнулась она и подняла бокал. - За тебя, дочурка!

Марика молча наблюдала, как она пьет шампанское, потом спросила:

- И все-таки, мам, почему у нас в доме все еще нет мужчины? Вы с отцом в разводе, ты молода, красива, успешна. Мы никогда не говорили об этом! Но ведь мне уже шестнадцать! Я совсем взрослая!

«И к тому же я так сильно влюбилась именно сегодня! И какие-то вещи вдруг стали понятными, словно с глаз спала пелена», - чуть не добавила Марика, но вовремя прикусила язык.

- Пока я не вижу достойного кандидата, - после паузы ответила Мария Андреевна. - Я после школы сразу вышла замуж и по большой любви. Твой отец, сама знаешь, старше меня намного. И я буквально пала жертвой его ума, обаяния, опыта. Родилась ты, и я была абсолютно счастлива. Но твой отец настоял, чтобы я поступила в медицинский, чтобы получила профессию, потому что он всегда считал, что жена и мать - это не профессия для женщины, а ее призвание.

- Неординарно! - заметила Марика. - В нашем ублёвском мирке женщины в основном сидят по домам.

- И тупеют от безделья, - добавила Мария Андреевна и налила шампанское в опустевший бокал. - Но твой отец всегда был неординарным человеком. И как видишь, он оказался прав! Если бы я зациклилась на семье, то трудно представить, что стало бы со мной после развода. А так у меня свой бизнес мне есть чем заняться, и я от этого получаю удовольствие. Любовь, конечно, всегда прекрасно, но нельзя строить свое счастье только на любви. Это верный путь к разочарованиям.

Марика внимательно слушала рассуждения матери. Впервые с ней говорили так серьезно, и это льстило ее самолюбию. Мария Андреевна словно спустилась со своего пьедестала, встала с ней на один уровень и превратилась в подружку.

- Ты боишься новых разочарований? - предположила она, видя, что та молчит и думает о чем-то своем.

- Мужчины довольно странные создания, - ответила Мария Андреевна. - Мы с твоим отцом любили друг друга, я это точно знаю. Но отчего-то его чувство прошло, хотя он клялся, что будет любить меня вечно, и только меня. Но появилась другая женщина, затем еще и еще. И это обычная история для мужчин. Такая уж у них натура кобе ...

 Она осеклась и виновато посмотрела на Марику.

- Впрочем, тебе этого пока не понять, - добавила она совсем другим тоном.

Марика мгновенно надулась, почувствовав, что дистанция между ними вновь восстановлена. Она опустила глаза, потом пододвинула к себе тарелочку с куском праздничного торта и начала вяло ковырять его вилкой.

«A вот Кирюшка совсем не такой, - подумала она, чувствуя, как вновь поднимается настроение. - Он искренний! И не скрывает свои эмоции! И он меня любит! Любит! И никогда не разлюбит! В этом я не сомневаюсь! И я его!».

Она закрыла глаза.

- Марика, ау! - сказала Мария Андреевна. - Ты где?

- Чаю хочу, - ответила Марика и встала.

- Я принесу! - предложила Мария Андреевна.

- Я сама, мамочка! - улыбнулась она и вышла из столовой.

На кухне поставила чайник на плиту и села за стол. Ее взгляд бездумно скользил по мебели ручной работы из некрашеной сосны, по многочисленным сервизам, поблескивающим за стеклянными дверцами шкафчиков, по электроплите последней модели с сенсорным управлением, по нарядным шторам, сшитым по индивидуальному заказу. И вдруг она подумала, что Кирилл живет в Кукурузе, в старой хрущевке, что его кухня наверняка выглядит совсем по-другому, и странная грусть сжала сердце. И в то же время ей невыносимо захотелось побывать у него в гостях, посмотреть на его дом, познакомиться с родными.

Мария Андреевна словно читала ее мысли, и когда Марика вернулась в столовую с подносом, на котором стояли чашки и заварочный чайник, она пристально посмотрела на Марику и мягко спросила:

- А вот этот мальчик, Кирилл, кажется, с которым ты сегодня познакомилась, да еще и успела сходить в клуб, он где живет?

Марика от неожиданности вздрогнула и чуть не уронила поднос.

- Хотелось бы знать, - продолжила Мария Андреевна. - Ты пойми меня, дочь, правильно! Я не собираюсь жестко контролировать тебя, но все-таки лучше, если я буду знать, с кем ты общаешься.

- В Кукурузе, - после паузы нехотя ответила Марика и села за стол напротив матери. - И что? - с вызовом спросила она.

- Ох, дорогая моя, - со вздохом ответила Мария Андреевна, - социальные различия часто бывают непреодолимы. Но ты пока этого не понимаешь!

- Чего? - спросила Марика и расхохоталась. Ну расскажи мне о бедных и богатых! Неужели все это имеет хоть какое-то значение, если люди ...

И она замолчала, потому что испугалась того, что чуть не сказала. Признаваться сейчас матери, что они с Кириллом полюбили друг друга с первого взгляда, было опасно. И Марика вовремя остановилась.

 - Что люди? - с любопытством спросила Мария Андреевна.

- Легко находят общий язык, - вывернулась Марика.

- Ну, это вы пока юные, - заметила та. - Да и темы для разговора примерно одни и те же в этом возрасте.

- Вот и я о том, мамочка! Так что не грузись! сказала Марика и встала. - Спасибо за ужин, пойду к себе! А то устала сегодня!

- Хорошо, - неуверенно ответила Мария Андреевна.

Марика чмокнула ее в щеку и отправилась на второй этаж.

Зайдя в свою комнату, она плотно закрыла двери. Потом села за стол, включила компьютер и зашла в Интернет. Ей не терпелось узнать про эмо. Ведь ее любимый принадлежал к этой тусовке, и Марика хотела знать все о его увлечении, а может даже и о мировоззрении. Набрав в поисковике слово «эмо», стала изучать появившиеся ссылки. К ее удивлению, их было предостаточно.

«Ох, и темная же я оказалась девушка! - сокрушалась про себя Марика, открывая одну ссылку за другой и изучая информацию. - Эмо полно в мире и уже, как я вижу, давным-давно они существуют».

 

Она мельком проглядывала тексты.

 

«Молодые люди в черно-розовой одежде с опущенной на пол-лица челкой, преимущественно в депрессивном настроении и до ужаса похожие друг на друга. Это, пожалуй, все, что знают непосвященные о субкультуре эмо, ставшей популярной последние несколько лет в России ... »

 

«Эмо - сокращение от «эмоциональный»=термин, обозначающий особый вид хардкор-музыки, основанный на сокрушительных сильных эмоциях в голосе вокалиста и мелодичной, но иногда хаотичной музыкальной составляющей ... »

 

«предполагают, что «эмо» образовалось в 1980-х… в Вашингтоне ... »

 

«Сегодня этот стиль музыки подразделяется на: эмо-кop, эмо-рок, кибер-эмо, панк-эмо, эмо-вайоленс,скримо, френч-эмокор, хардкор-сан-диего и др. Поклонники эмо-музыки, выделяемые в особую субкультуру, называются эмо-кидами ... »

 

«...эмо-стиль распространился не только на музыку, но и на одежду эмо-кидов ... »

 

«эмо - прическа - волосы, выкрашенные в черный цвет. Челка должна прикрывать половину лица. Сзади прическа должна быть слегка взлохмачена…».

 

«…глаза подведены как у девочек, так и у мальчиков черной линией, для губ светло-розовый блеск, для ногтей - черный или серебристый лак, пирсинг и тату желательны ...».

 

«… тонкие кофты очень маленького размера с верхним рядом пуговиц и воротником или майки детского размера со случайными лозунгами на них или со спортивными номерами на спине. Тесные жакеты и свитера с Y-вырезом. Свитера темных тонов с поперечной полосой. Еще один яркий атрибут- шарф, желательно ярких расцветок или сочетающий два цвета, например черный и розовый ... »


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.039 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты