Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава третья 4 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

И Арсений покосился на сидящую рядом и молчащую Настю. Но она никак не прореагировала. Kогдa он перестал разговаривать, то повел машину – тоже молча. Кирилл и Марика затаились на заднем сиденье. Так они в полном молчании ехали около часа, Когда джип остановился в одном из переулков возле какого-то особняка, окруженного деревьями и огороженного глухим забором, Настя повернула голову, хмуро посмотрела на Арсения и сказала, что никуда не пойдет.

- Ты ведь к дяде Леше нас привез, - сказала она. - А с меня на сегодня хватит! Это психоневрологическая клиника для богатых чуваков, - пояснила она, повернувшись к Кириллу и Марике. - И там, насколько я знаю, имеется наркологическое отделение.

- Ее главврач мой двоюродный брат, - добавил Арсений и улыбнулся нахмурившейся Марике. – Я хочу правильно закончить задуманную серию и показать не только дно, но и сливки. Один из пациентов согласен позировать. Почему бы не воспользоваться?

- Я тут останусь, - упрямо повторила Настя. И так с трудом сдерживаю тошноту! Знаешь, то, что я сегодня увидела, навеки врезалось мне в память! И можешь не сомневаться, я в мгновение ока стала стрейтэйджером. Твой эксперимент удался, пап. Но с меня хватит!

- Хорошо, - наконец согласился Арсений. А вы, ребята? Хотелось бы сделать несколько снимков.

- Ладно, - кивнул Кирилл и посмотрел на Марику.

- Я с тобой, - ответила она.

В клинике их ждала у входа симпатичная молоденькая медсестра в приталенном халатике светло-зеленого цвета. Она пошла впереди них по ковровой цветной дорожке. Ребята с изумлением оглядывались по сторонам. Клиника из-за обилия живой зелени, полированного дерева, позолоченных люстр и светильников выглядела как дорогой отель. Медсестра свернула к лестнице и поднялась на второй этаж. Подойдя к одной из дверей, она постучала и тут же открыла ее, пропуская Арсения и ребят. Сама осталась в коридоре. Они вошли и оказались в квадратном, красиво обставленном холле.

- Проходите! - раздался хриплый мужской голос.

Арсений раскрыл дверь и вошел в комнату. Кирилл и Марика следовали чуть сзади. На диване обтянутом кожей фисташкового цвета, развалился мужчина. Возле него стоял стеклянный столик, на котором в плоском керамическом блюде лежала гора фруктов. Мужчина при их появлении взял пульт и выключил телевизор. Увидев его, Кирилл и Марика замерли. Это был очень известный в стране рок-музыкант. Правда, выглядел он ужасно. Исхудавшее бледное лицо с заострившимися чертами напоминало лица библейских пророков, пострадавших за веру, как их обычно изображали средневековые живописцы. Длинные волнистые темно-каштановые распущенные волосы довершали это сходство.



- Присаживайтесь, - любезно предложил он. Но Арсений отрицательно покачал головой. Его рука потянулась к фотоаппарату, как всегда, висящему на груди.

- Спасибо, - сказал он. - Но у нас всего час, так что приступим.

- О'кей! Что от меня требуется? - спросил музыкант. - Интервью, как я дошел до жизни такой?

И он попытался улыбнуться. Но выглядело это ужасно, потому что это была поистине улыбка мученика.

- Нет, мне нужно только изображение, - пояснил Арсений. - Уверяю, оно будет лучше всяких слов.

- Это точно! - тут же оживился музыкант. - А то эти подлые журналюги вечно все исказят, извратят. А что это за милые детки? Ваши? Они близнецы?

- Ах да, - спохватился Арсений. - Это мои помощники, Кирилл и Марика. Но они не родственники, просто похожи.



- Кассовый имидж, - заметил музыкант. - Он сейчас активно раскручивается. Видел по ящику. Эмо, да? Есть у вас интересные группы.

- Кирилл, будь добр, сядь рядом, - попросил Арсений.

Контраст оказался ужасен. Свежее нежное лицо Кирилла с чистыми ярко-синими глазами рядом с желтым истощенным лицом музыканта. Но Арсений, глядя на эту картинку, тут же воодушевился. Сделав серию снимков с Кириллом, он включил в работу и Марику. Он усадил ее на пол, на ковер между раздвинутых ног музыканта. Черные кожаные брюки не скрывали худобу его колен. Арсений попросил его снять рубашку и положить руки ей на плечи. Выглядело это так, словно смерть обнимает юную прекрасную девушку. Затем Марика села рядом и начала проводить пальцем по дорожке от уколов на его вытянутой руке. Кирилл сидел возле них с приподнятым лицом и смотрел в объектив безо всякого выражения. Создав и запечатлев еще несколько подобных групп, Арсений наконец опустил фотоаппарат. Было видно, что он необычайно доволен.

- Вы все отлично поработали, - сказал он. Благодарю!

- Где можно увидеть окончательный вариант сессии? - поинтересовался музыкант.

Он дышал тяжело, по лицу градом струился пот - Я вначале вышлю вам по электронке, - ответил Арсений и кивнул на стол в углу с возвышающимся на нем монитором.

- Да это и необязательно! - улыбнулся музыкант. - Можете и без согласования выкладывать те фотографии, которые сочтете нужными. Думаю, многие фанаты и так знают о моей проблеме. А я сдаваться не собираюсь! И скоро покину клинику и снова на сцену! Так вот! Сделайте еще один снимок, вот здесь, - предложил он.

И медленно подошел к окну. Отодвинув матово-голубоватую портьеру, встал в проеме. Свет падал на него сзади, и волосы казались пушистыми. Музыкант выпрямился, скрестил руки на груди и постарался принять уверенный вид. Кирилл заметил, что в нем появилось что-то от прежней всеми любимой драйвовой рок - звезды.



Они сели в машину без Арсения. Он после скончания съемки зашел в кабинет к брату. Настя хмуро посмотрела на них и спросила, как все прошло.

- Зря не пошла, - заметила Марика. - Было совсем не страшно.

- К тому же знаешь, с кем мы снимались? - спросил Кирилл.

Он назвал имя, и Настя присвистнула.

- Бли-и-н, - разочарованно протянула она, надо было и мне! Но папка не сообщил, что за чел тут с иглы соскакивает.

- Теперь уж поздно, - сказал Кирилл.

- Ничего, зато я первая фотки увижу, - заявила Настя и заулыбалась.

Судя по всему, она уже пришла в себя.

 Когда они вернулись в квартиру, Настя сказала, что хочет побыть одна, и закрылась в спальне. Арсений постучал в дверь, потом громко сказал, что его пригласили на вечеринку в честь дня рождения одного довольно известного актера, что будет много гламурных персонажей, что он собирается поехать и поснимать для одного глянцевого журнала.

 

- Там будут вкусные коктейли, - добавил он и усмехнулся. - Там, как всегда на таких вечеринках можно будет и кокс понюхать в туалете. Неужели ты не хочешь?

- Нет! - истерично закричала Настя из-за двери. - Оставь меня в покое!

- Отлично! - пробормотал он. - А вы, ребята составите мне компанию? - повернулся он к сидящему на диване Кириллу.

Марика устроилась рядом. Ее лицо выглядело бледным.

- Даже не знаю, - неуверенно ответил Кирилл и обнял Марику за плечи. - Мы-то вам там зачем?

- Мало ли, - задумчиво ответил Арсений. А вдруг я увижу какие-нибудь шедевральные кадры? Эмо-киды в гламурной тусовке, это должно быть интересно! И потом, мы ненадолго. Нам же сегодня в Москву возвращаться. Ну что?

- Хорошо, если мы вам нужны, то поедем, согласился Кирилл. - Только что мы наденем? Не в джинсах же!

- О, это решаемо, - улыбнулся Арсений. Сейчас Миле позвоню, она что-нибудь вам подберет. Да и покормит, надеюсь! А то на этих тусовках все, как пчелки, коктейльным нектаром питаются. А вы наверняка с голоду умираете после такого напряженного дня. Или, как у Насти, аппетит отбило надолго?

Он, не дожидаясь ответа, подошел к двери в спальню, постучал в нее ладонью и громко сказал:

- Мы уехали! Но учти, что около часа ночи выезжаем в Москву. Так что будь готова!

Мила жила в самом начале Невского проспекта в старинном закругленном многоэтажном здании цвета какао с молоком. Когда они подошли к двери квартиры, обитой желтоватой кожей, она раскрылась и на пороге возникла маленькая сухонькая женщина на вид лет семидесяти. Ее седые волосы были подвиты и уложены в высокую прическу. Лицо выглядело свежим, хоть и покрыты сеточкой мелких морщин, выцветшие серые глаза смотрели приветливо. На женщине было элегантное темно-серое платье, бирюзовые бусы свисали в несколько рядов и делали ее простой наряд праздничным.

- Здравствуйте, проходите, пожалуйста, - сказала она певучим голосом. - Арсений, познакомь меня с молодыми людьми, - добавила она, видя, что тот молча зашел в коридор и снимает куртку.

- Да, да, Ангелина Анатольевна, - спохватился он, - простите, ради бога! Это Кирилл и Марика, мои юные модели. А Мила еще не готова?

- Людмилочка в ванной, - ответила она и мягко улыбнулась. - А вас прошу к столу. Я днем приготовила пироги, как будто знала, что ты пожалуешь.

- С капустой? - обрадовался Арсений и даже потер руки. - И с яблоками?

 - Да, твои любимые, - ласково проговорила она. - А еще с картофелем и грибами.

- Ребята, вам повезло! - оживленно заметил Арсений. - Ангелина Анатольевна печет удивительные пироги. Никогда не ел ничего подобного! Вот и подумаешь, что стоит жениться на Милочке только ради ее бабушки.

- Тогда уж женись на мне! - лукаво произнесла Ангелина Анатольевна и улыбнулась.

- Хорошая идея, но мы обсудим это позже, сказал Арсений и поцеловал ее в щеку.

- Ну что за проказник! - рассмеялась она и погрозила ему пальцем. - Мы смущаем твоих юных друзей, - добавила она и взяла куртку из рук Марики.

- Ага, их смутишь, как же! - заметил он.

Ангелина Анатольевна повесила куртки в шкаф, повернулась к ним и пригласила проходить в гостиную. Там уже был накрыт стол. На белой льняной скатерти стоял бледно-розовый с позолотой сервиз из необычайно тонкого фарфора. Ангелина Анатольевна сказала, что сейчас принесет пироги, и предложила им присаживаться. Марика вызвалась помочь. Они ушли на кухню.

 

- Это твой молодой человек? - спросила Ангелина Анатольевна, разрезая огромный квадратный пирог с румяной корочкой.

- Да, - улыбнулась Марика. - Но вы первая кто не принял нас за брата и сестру.

- Просто я старая мудрая женщина и какие-то вещи вижу лучше остальных, - ответила она и начала аккуратно выкладывать куски пирога на плоское белое блюдо, которое подала ей Марика.

- Вовсе вы не старая, - рассмеялась Марика. - И все еще красивая.

- Благодарю за комплимент, - мягко проговорила Ангелина Анатольевна. - Людмила похожа на меня. Может, поэтому мы с ней всегда были близки.

- А ее родители где? - довольно бестактно поинтересовалась Марика, но тут же извинилась.

- Развелись, когда Милочке было 12, - после паузы ответила она. - И с тех пор каждый занят своей жизнью.

- Мои тоже в разводе, - зачем-то сообщила Марика. - Я живу с мамой.

- Такова современная жизнь, - вздохнула Ангелина Анатольевна. - Институт брака отмирает, а все потому, что в детях перестали воспитывать чувство долга. Брак - это сложный и беспрестанный труд. Зато награда превосходит все затраченные усилия многократно.

- И какова же награда? - спросила Марика.

- Рядом с тобой всегда находится близкий человек. А ведь это главное. Понимаешь, не самый умный, красивый, богатый и так далее, а самый близкий. А по большому счету, мы все ищем лишь настоящую близость.

- Наверно, вы правы, - тихо заметила Марика.

- Может, хочешь морс? – поинтересовалась Ангелина Анатольевна. - Он у меня сегодня получился удачным. Клюква напополам с брусникой. Знаешь, из свежезамороженных ягод получается даже вкуснее.

Ангелина Анатольевна открыла холодильник, достала запотевший хрустальный кувшин и налила морс в стакан. Он был густого бордового цвета. Марика поблагодарила и отпила. Напиток был в меру сладким и необычайно ароматным.

- Сейчас чай заварится, и вернемся в гостиную, - сказала Ангелина Анатольевна. - Надеюсь, Людмила уже вышла к гостям.

- Она очень красивая и милая, - заметила Марика, чтобы сделать приятное Ангелине Анатольевне.

- Людмила в прошлом году окончила судостроительный техникум, - сообщила та, - хотела учиться дальше, получить высшее образование. Но к ней прямо на улице подошел агент из какого-то журнала, я в этом плохо разбираюсь. Она же, ты видела, какая высокая девочка, почти метр восемьдесят. Далеко в толпе видно. И не пошла моя Милочка в институт учиться, а стала демонстратором одежды. Или как сейчас говорят, моделью.

- Вам это не нравится? - спросила Марика, заметив, как омрачилось лицо Ангелины Анатольевны.

- Людмила из приличной семьи, - тихо ответила та. - Но прости меня, Марика, я ничего не имею против любого труда. А ходить в новой красивой одежде перед публикой тоже своего рода труд. И потом, когда она выйдет замуж, то, я так думаю, перестанет этим заниматься.

- Вам нравится Арсений? - спросила Марика и начала ставить блюда с нарезанными пирогами на большой прямоугольный поднос.

- Приятный мужчина, самостоятельный, - задумчиво ответила Ангелина Анатольевна. - К тому же наш, питерский. И возраст достойный, не мальчик. Но, как я вижу, не спешит он снова в брак вступать. Так что поживем - увидим.

Когда они вошли в гостиную, Мила уже была там. Она сидела на диване с Арсением. Кирилл стоял у окна и смотрел на улицу. Увидев Марику, он поспешил к ней и взял поднос из ее рук. После ужина Мила пригласила ребят в свою комнату, а Арсений вызвался помочь Ангелине Анатольевне убрать со стола.

- Арсений велел переодеть вас для вечеринки, - сообщила она, когда они вошли в комнату. Я тут подобрала вещи. Все-таки унисекс - это прорыв в моде!

- Скорее в мозгах, - заметил Кирилл и подошел к шкафу. - И что ты нам подобрала?

Он остановился возле огромного прямоугольного зеркала в дверце шкафа и задумчиво оглядел свое отражение. Потом откинул челку и внимательно посмотрел на подведенные черным карандашом глаза.

- Все-таки твоя бабуля молодец! - заметил он. - Сделала вид, что не замечает моих накрашенных глаз.

- Она замечательная! - сказала Мила и протянула Марике платье розового цвета. - Дед погиб на войне, но она так и не вышла больше замуж. И я знаю, что она все еще любит его.

 - Будет и у тебя любовь, - ласково проговорииа Марика, прикладывая к себе платье.

- Маленькая ты еще, - вздохнула Мила, - поэтому наивная!

- А у вас с Арсением разве не все серьезно? спросил Кирилл, отходя от зеркала и беря из рук Милы узкие черные брюки. - Я в этом пойду? удивился он.

- И еще вот это, - сказала она и протянула ему свободную атласную рубашку в черно-розовых разводах. - У меня серьезно, - продолжила Мила. А у Арсения нет. Он не особо заморачивается по поводу отношений. Легко знакомится, легко расстается. Я ничего особо не требую, вот он и продолжает поддерживать со мной отношения. Но они у нас свободные.

- Ужасно все это, неправильно, - пробормотал Кирилл.

- Маленькие вы еще! - повторила Мила. Хотелось бы посмотреть на вас лет через пять. Что тогда скажете!

- Оставим эту тему, - твердо проговорил Кирилл. - И давайте переодеваться. А то Арсений уже заждался, наверное.

- Давайте, - кивнула Мила. - Но я готова, только губы подкрашу.

Кирилл посмотрел на ее чрезмерно открытых серебристый топ, на узкую темно-фиолетовую юбку с разрезом на бедре, потом перевел взгляд на Марику. Она уже без стеснения скинула футболку и джинсы и натягивала платье. Оно было выше колен и довольно узкое.

 - Но мы в кроссовках! - одновременно воскликнули они и от неожиданности дружно рассмеялись.

- И что? - улыбнулась Мила. - Так даже интереснее. И не снимайте снэпы! Они такие яркие!

Она покопалась в шкафу и бросила Марике гетры в черно-розовую полоску. Они были в упаковке. - Вот то, что нужно к твоему наряду! - сказала Мила. - Арсений одобрит, уверена!

Марика и правда выглядела забавно, но мило. Розовое платье, сидящее по ее фигуре и открывающее колени, черные кроссовки с розовыми шнурками, полосатые гетры выше колена. Мила завязала ей волосы в хвостики, челку убрала со лба и закрепила красивой заколкой в виде контура черной бабочки с розовыми стразами. Кирилл в строгих брюках и свободной черно-розовой рубашке выглядел почему-то старше лет на пять возле нее.

- Погоди-ка! - задумчиво проговорила Мила и начала копаться в выдвинутом ящике старинного да вид комода.

Она достала продолговатую коробочку, открыла ее и протянула Кириллу небольшой галстук, сплетенный из мелкого розоватого жемчуга. Он вскинул на нее удивленный взгляд и заулыбался.

- Клево! - сказала Марика. - А для меня такого галстучка нет? Было бы здорово!

 

Мила отрицательно покачала головой. Кирилл надел галстук на шею. Мила оглядела его и потом посоветовала по приезде на вечеринку расстегнуть полностью рубашку. Он подправил грим и опустил челку на глаза. Они подкрасили губы одинаковым розовым блеском. И вышли в гостиную.

- О! - восхитился Арсений, вставая с дивана и поднимая фотоаппарат. - Ну просто эмо-глэм! Местная тусовка будет в отпаде!

И он весело рассмеялся, тут же начиная снимать.

- Милое платьице, - заметила Ангелина Анатольевна. - Зря ты его, Людмила, не носишь! Вы очень мило выглядите, - добавила она.

- Вы так считаете? - усомнился Кирилл.

- Конечно! Сочетание цветов тебе к лицу. Мне нравится! У Марики такие смешные полосатые гольфики! Никогда бы не подумала, что они будут так интересно сочетаться с этим платьем и со спортивной обувью! Удачи на вечеринке! Повеселитесь как следует!

- Вы прелесть! И так авангардно мыслите!- заметил Арсений и поцеловал ее.

Потом они попрощались, взяли сумку со своей одеждой, и вышли из квартиры.

Вечеринка проходила в одном из ночных клубов, который именинник снял на ночь. По этой причине он был закрыт для случайных посетителей. Когда они вошли в зал, то к ним устремился виновник торжества. Это был молодой актер, который постоянно снимался в сериалах и таким образом приобрел известность. Он расцеловался с Арсением, затем с Милой, окинул цепким взглядом Кирилла и Марику.

- Очаровательные эмо-киды, - заметил он. Твои новые звезды?

 - Ага, - кивнул Арсений. - Давай-ка я сразу сделаю несколько снимков, пока ты еще в форме.

Они отошли, Мила поскучнела.

- Я в бар, - решила она после паузы. - Вы со мной?

- Не-а, мы же не пьем, - ответил Кирилл, оглядывая публику. - Смотри, Марика, это же известная девчачья группа, выпускницы одной из «Фабрик».

- Ладно, развлекайтесь, - сказала Мила и направилась к стойке бара.

За ней тут же увязался какой-то высокий парень. Кирилл увидел, как Мила села у стойки на высокий табурет и достала сигарету. Парень щелкнул зажигалкой и склонился к ней.

- Неправильно все это, - пробормотал Кирилл и взял Марику за руку.

- Что? - уточнила она.

- Так называемые свободные отношения,- пояснил он, беря ее за руку.

На небольшой сцене в углу зала в этот момент появились три девушки и начали танцевать стриптиз.

- Не смотри! - капризно сказала Марика и отвернула лицо Кирилла от сцены.

- Вообще-то я живьем стриптиз никогда не видел, - заметил он, улыбаясь. - Только в Сети. Интересно ведь!

- Ничего там интересного нет! - обиделась она.

- Ага, вы тут! - раздался голос Арсения.

 - А где ж нам быть? - поинтересовалась Марика и надула губы.

Арсений цепко на нее глянул, потом перевел взгляд на Кирилла.

- Эмоции налицо, - радостно заявил Арсений. - Вернее, на лице! Ну-ка, ребятки, пошли ближе к сцене!

- Да Марика чего-то злится, - сказал Кирилл.

- Я так и понял! - еще более радостно ответил Арсений. - И сейчас же этим воспользуюсь!

Когда они приблизились к сцене, он поставил Кирилла лицом к стриптизершам и велел ему поднять голову и смотреть на них не отрываясь. А Марику развернул спиной к сцене. По его просьбе она опустила голову и закрыла лицо руками. Фоном служили извивающиеся фигуры девушек, танцующих топлес. Арсений начал фотографировать. Затем поменял Кирилла и Марику местами.

- О, как это двусмысленно! - восхищенно шептал он, снимая смотрящую стриптиз Марику и отвернувшегося от сцены Кирилла. - А сейчас просто целуйтесь возле сцены, - предложил он.

Они обнялись, но только коснулись губами друг друга, отчего-то сильно смутившись. Но Арсения это устроило.

- Как целомудренно! - заметил он. - Эти голые девушки только усиливают впечатление чистоты и нежности такого поцелуя.

Он снимал, пока шел танец. На них никто не обращал внимания. Когда девушки закончили выступление, на сцену вышли три накачанных парня. На них были белые брюки, по всей длине бокового шва на кнопках. Торсы были голыми.

- Ага! - тут же воодушевился Арсений, изучая их блестящие тела. - Марика! - позвал он и повернулся к ней.

- Я в туалет хочу, - сказала она.

- Но ... - начал Арсений.

- Мы сейчас вернемся, - твердо проговорил Кирилл, взял ее за руку, и они двинулись к выходу из зала.

- Надоело уже! - капризно говорила она.- Так и чувствуешь себя пришпиленной бабочкой, которую без конца изучают и снимают.

- Ты же понимаешь, что Арсений фанат, - улыбнулся Кирилл. - Но, честно, я ему просто удивляюсь! Столько энергии! А ведь ему сегодня еще всю ночь вести машину.

Когда они подошли к туалетам, дверь женского вдруг резко распахнулась. Оттуда вывалились две девушки. Они визжали, вцепившись в волосы друг другу, дергали ногами, катались по полу.

- Гадина! - орала одна, крупная брюнетка лет двадцати. - Он только мой! Так что уйди с моей дороги! А то живо испорчу твое кукольное личико! Чем работать будешь?

Второй девушкой была Мила. Кирилл бросился к ним одновременно с каким-то мужчиной, выскочившим из соседней двери. Они растащили девушек, Мужчина увел куда-то брюнетку. Марика зашла вместе со всхлипывающей Милой обратно в туалет. Две девушки, стоящие возле умывальника, испуганно посмотрели на них и шмыгнули в кабинки. Мила тщательно умылась. Потом подобрала валяющуюся в углу сумочку и припудрила покрасневшее лицо.

- Что случилось? - тихо спросила Марика. Кто эта ненормальная?

- Бывшая подружка Арсения, - после паузы нехотя ответила Мила. - Ты только ему ничего не говори, хорошо?

- Хорошо, - кивнула та.

- Как же мне все надоело! - вдруг истерично выкрикнула Мила и вновь разрыдалась. - Эти творческие личности с их странным взглядом на мир и на себя в этом мире! Ты думаешь, легко встречаться с таким мужчиной? Да это каторга! Каждый ищет в этой жизни свой наркотик! Для Арсения - это его фотоаппарат. А на все остальное ему просто положить!

- Нам показалось, что он очень хорошо к тебе относится! И так любит твою бабушку! - мягко проговорила Марика и начала гладить ее по плечу.

- Хорошо? - усмехнулась Мила и вытерла слезы. - Он так ко многим девушкам относится. Вначале мы интересуем его как объект творчества, потом, когда он наконец отрывается от объектива, он замечает наше тело и начинает им пользоваться. Знаешь, не нужно мне всего этого тебе говорить! Извини!

- Я уже взрослая, - тихо сказала Марика. И могу многое понять.

- Арсений талантлив, - продолжила Мила, - у него много достоинств, но он никогда не сможет быть с одной женщиной. Так уж он устроен. И я это понимаю! И не устраиваю ему скандалов. Может, поэтому наша связь так устойчива.

- Ты его любишь? - спросила Марика и покосилась на девушек, которые вышли из кабинок и бочком пробирались к двери, с испугом глядя на них.

Мила вытерла лицо носовым платком и вновь достала пудреницу.

- Любишь, не любишь, - усмехнулась Мила, изучая лицо в зеркальце. - А говоришь, что взрослая! Сними розовые очки и увидишь, что мир все-таки черный!

- Ты просто расстроена, - заметила Марика. Вот увидишь, все будет хорошо.

- Ага, будет! - согласилась Мила без особого энтузиазма. - Вот встречу обычного мужчину, простого инженера, нарожаю ему детишек, буду щи-борщи варить и дома все вечера по ящику сериалы смотреть. И все у меня будет хорошо!

Она припудрила лицо, улыбнулась Марике, взяла ее под руку, и они вышли из туалета. Арсений и Кирилл были у стойки бара. Они оба пили сок. Мила сделала невозмутимое лицо и сказала, что не откажется от какого-нибудь слабоалкогольного напитка.

 - Мне уже доложили о вашей драке, - сухо сказал Арсений. - И мы немедленно уезжаем. Точно их никто не снимал? Даже на телефоны? - повернулся он к Кириллу.

- Я не видел, - ответил тот.

- Еще мне скандалов не хватало! - раздраженно проговорил Арсений. - Хорошо, туса закрытая, а то завтра везде снимки бы появились.

 - И что? - усмехнулась Мила. - Тебе же бесплатный пиар!

- Деточка! - зло сказал Арсений. - Мне пиар уже давно не нужен, не находишь?

- Да Мила-то тут при чем? - заметила Марика. - Та психованная сама на нее набросилась.

- И ты, дорогой, пропустил такие интересные кадры! - ехидно добавила Мила. - А то, что твоя бывшая так агрессивно настроена, говорит лишь о том, что ты все еще с ней встречаешься! Ты мне изменяешь? - напрямую спросила она.

- Ты решила при детях выяснять отношения? - нахмурился Арсений. - Впервые чувствовал себя комфортно с девушкой, думал, что такое воспитание, которое ты получила, избавит меня от ненужных склок. Но и тут ошибся! Этот бизнес накладывает отпечаток даже на самых лучших!

- Ах, значит, Я еще и виновата? - крикнула Мила, вскочила и запустила стаканом в Арсения. Да пошел ты!

Он увернулся, стакан полетел за стойку. Бармен начал убирать осколки. Мила развернулась и стремительно направилась к выходу из зала.

- Догоните ее, - сказал Кирилл. - Ведь вы не правы!

Но Арсений не сдвинулся с места.

- И это любовь? - пробормотала Марика после длительной паузы, во время которой они молчали.

- Это не любовь, - сказал Кирилл и глянул пристально в глаза Арсения.

 - Ошибаетесь, дети, - тихо проговорил он. - И это любовь.

В Москву они выехали около двух часов ночи. И всю дорогу проспали. Арсений довез их до дома. Перед тем как попрощаться, отдал конверты.

- Это за работу, - пояснил он. - И вы оба молодцы!

Он покопался в кармане куртки, достал визитку, и протянул ее Кириллу.

- Пусть у тебя будет, - сказал он. - Мало ли!

Вдруг надумаешь поработать моделью. Я буду всегда рад. Ты нереально фотогеничен. И грех этим не воспользоваться. Уверен, и видеокамера тебя любит. Так куда думаешь после школы поступать? - задумчиво спросил он.

- Пока не решил, - ответил Кирилл.

- Ну, вот и я о том! - сказал Арсений.

Они расцеловались с Настей, обещали звонить и выбрались из машины. Когда поднялись в квартиру, то после принятия душа даже не стали есть, упали в кровать и мгновенно уснули.

 

Проспали почти до восьми вечера. Когда поднялись, то выпили чай, но оба чувствовали себя разбитыми. Марика решила уединиться в спальне, что бы позвонить родителям. А Кирилл остался на кухне и набрал номер Глеба. Он рассказал вкратце о поездке и выслушал предложение развлечься сегодня в ночном клубе. Но тут же отказался. Глеб только рассмеялся в ответ, но настаивать не стал. Кирилл закончил разговор, положил трубку и отправился в гостиную. Он включил телевизор, потом начал перебирать диски с фильмами. У хозяев их оказалось немало и самых разных жанров. Скоро появилась Марика.

- Предки устроили по очереди выволочку, сообщила она.

- А зачем ты сказала, что ездила в Питер? - поинтересовался Кирилл и достал с полочки фильм «Ромео и Джульетта» режиссера Франко Дзеффирелли.

- А ты думаешь, они не узнают? - удивилась она. - Да ты представляешь масштаб личности Настькиного отца? Он не только работает для глянца, но и в Сети полно его работ. У него, к твоему сведению, и свой фотосайт имеется. Мне Настя сказала.

- Да? Не знал! - ответил Кирилл и вынул диск из футляра.

- Он же тебе визитку дал, там наверняка адрес есть, - заметила Марика.

- Предлагаешь посмотреть? - спросил он и вставил диск в DVD-проигрыватель. - У хозяев в кабинете компьютер имеется. Сеть тоже, видимо, есть.

- Как-то неудобно пользоваться чужим компьютером, - сказала Марика и села на диван, глядя на огромную плазменную панель, висящую на стене. - Что смотреть будем? - поинтересовалась она.

- Лавстори, - ответил Кирилл и сел рядом. Глеб, забыл тебе сказать, в ночной клуб нас приглашал. Но я отказался.

- И правильно! - явно обрадовалась она и положила голову ему на плечо. - Хочется просто побыть дома с тобой.

 - И мне, - тихо произнес он и обнял ее одной рукой за плечи.

На экране пошел фильм. При первых же кадрах Марика заулыбалась и заметила, что тоже очень любит эту постановку.

- Но в конце я всегда плачу, - добавила она и закрыла глаза.

- И я, - признался Кирилл и улыбнулся.

На экране в этот момент на площади Вероны выясняли отношения представители кланов Монтекки и Капулетти.

- Знаешь, хочу забыть все, что мы увидели в том доме, - тихо произнесла Марика. - Все! Это нереально страшно! Я никогда не думала, что это может быть настолько страшно.

- Да, - согласился Кирилл. - Но Арсений молодец! Я думаю, что Настька сейчас не захочет ни нюхать, ни курить, ни экстази потреблять. Так ей и надо! И всех ее дружков, так называемых эмо, нужно было туда же свозить.

- Думаю, они все это увидят в Сети, - заметила Марика и села, глядя на Кирилла расширившимися глазами.

- Ты чего? - удивился он и отвел челку с ее лба.

- И мои родители все это увидят в Сети, - констатировала она. - Не представляю, что будет! Даже домой ехать неохота.

- А что будет? - пожал он плечами. - Это же просто снимки! Мало ли фоток в Сети размещается!

И Кирилл притянул ее к себе. Марика вновь положила голову ему на плечо.

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.03 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты