Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава четвертая 5 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

- Да, это, как я понял, его принцип, - заметил Савелий Иванович, - обделывать свои делишки один на один, чтобы не попадаться. Но ты-то умный парень! - громко сказал он и посмотрел на Кирилла. - Ты-то как мог попасться в эту ловушку! Он же явно болен на голову!

- Я тогда не в себе был, - после паузы ответил Кирилл и вновь обернулся и глянул на Марику.

Она внимательно слушала их разговор, но молчала.

- Я полностью погрузился во внутренний мир, - продолжил Кирилл, - много слушал песен эмо-групп, иногда часами не вынимал наушники и не выходил из комнаты. А что?! - резко спросил он. - Лучше было смотреть на ту жизнь, которую ведут мои родители?

- Я этого не говорил, - хмуро заметил Савелий Иванович.

- Не могу передать того состояния, в котором я тогда находился. И общение с Дарком мне нравилось. Подкупало то, что он говорил со мной, как со взрослым. Мы много беседовали о жизни, о смерти. Его идеи казались мне тогда интересными и заманчивыми.

- Он вами ловко манипулировал, - сказал Савелий Иванович и помрачнел. - Эх вы, эмо-куклы. Нужно подумать о передаче на нашем местном канале, - задумчиво добавил он. - Кто знает, может, он еще с кем-то подписал договор смерти. А что? Идея вполне осуществима. Покажем его фотографию, предупредим и детей и родителей, что это маньяк.

- А разве можно? - поинтересовался Кирилл. - Ведь еще должно следствие быть и все такое.

- Вот вы все нынче какие умные! - засмеялся Савелий Иванович и затормозил недалеко от дома Кирилла. - Книги читаете, фильмы смотрите, все лучше нас знаете. Ничего, прокурор, думаю, возражать не будет против такой акции. Все-таки это в интересах наших сограждан. Не дай бог какой-нибудь ребенок - эмо, или не эмо, сейчас готовится к самоубийству, потому что «срок назначен» этим ублюдком.

- Только папе ничего не говорите о сегодняшнем происшествии, пожалуйста! - попросила Марика. - И маме тоже! Пожалуйста!

- Я же обещал! - ответил Савелий Иванович и открыл дверцу машины.

- Спасибо вам за все! - сказал Кирилл, вышел и пожал ему руку.

- Тебе спасибо! - ответил тот и обнял его.

Но Марика не спешила выходить из машины.

Она сидела, сжавшись в углу.

- Отвезите меня домой, пожалуйста! - неожиданно попросила она.

- Но ... - встревоженно начал Кирилл и тут же замолчал, увидев, как ее глаза наполняются слезами.



 - Девочка права! - одобрил Савелий Иванович. - И ей действительно лучше сегодня побыть дома.

- Хорошо, - сказал Кирилл и поцеловал ее. Позвони, как доберешься.

Его лицо стало на миг грустным. Но он тут же улыбнулся Марике и махнул рукой. Савелий Иванович сел в машину, и они уехали.

И уже на следующий день в 12-часовых новостях на местном канале выступил Савелий Иванович. Он кратко сообщил, что в их городе задержан по подозрению в тяжких преступлениях гражданин Иванов (Зиркзун) Анатолий Иванович, по прозвищу граф Дарк, что этот человек является причиной нескольких самоубийств подростков и чтобы родители были настороже. Была показана и фотография. Больше в городе в ближайшие время самоубийств среди подростков зафиксировано не было.

Кирилл скоро пришел в себя, и уже через несколько дней чувствовал себя хорошо. Савелий Иванович сдержал слово и ничего не рассказал родителям Марики о происшествии в музее. Но Мария Андреевна последнее время ходила мрачнее тучи. Марика, помня о подслушанном разговоре в салоне и зная наверняка, что мать не одобряет дружбы с Кириллом, старалась ничем не раздражать ее и вести себя ангельски. И ей это удавалось. К тому же она ловко уходила от разговоров на тему ее тесного общения с «этим кукурузником». Как поняла Марика, мать, видимо, не раз пыталась говорить и с ее отцом на эту тему. Однажды Мария Андреевна с возмущением заметила, что тот совсем выжил из ума со «своим вечным либерализмом» и его взгляды на устройство общества требуют немедленного пересмотра. Марика внимательно выслушала ее, потом сказала, что понимает папу и поддерживает его. И словно невзначай добавила, что понимает также и ее, но зря она так волнуется, потому что скоро Кирилл заканчивает учебу и уезжает в Москву работать.



- А это точно? - тут же переспросила Мария Андреевна. - Он уедет в Москву?

- Это решено окончательно, - подтвердила Марика равнодушным тоном. - А я, мамочка, по - любому остаюсь здесь. Так что зря ты так нервничаешь из-за ерунды.

 

Это известие мгновенно успокоило Марию Андреевну, и на время мир в доме был восстановлен.

Однако Марика при каждом удобном случае виделась с Кириллом. Они встречались практически ежедневно после занятий. Очень теплая весна позволяла им почти все время проводить на улице. Они любили бродить по зазеленевшим аллейкам, сидеть на скамейках в скверах. Говорили о своем будущем, строили планы. И все еще не могли забыть последние трагические события. Кирилла очень волновала дальнейшая судьба Дарка.

- Понимаешь, - как-то сказал он, - проведут медицинскую экспертизу, его признают психом и поместят в клинику. Вот и все наказание!

Они в этот момент устроились в маленьком тихом сквере на скамейке, укрытой густыми кустами сирени. Кирилл откинулся на спинку и притянул Марику к себе.



 - Бедная Ирочка! - прошептал он. - Это я во всем виноват!

- Не говори так, - ответила Марика. - Ты же ничего не знал! А этот Дарк точно ненормальный. Это очевидно!

- Таких нужно сразу к стенке! - возмущенно сказал Кирилл, выпрямился и повернулся к ней.

Его глаза были влажными.

- Не мы это решаем, - мягко произнесла она и отвела упавшую на его глаза челку. - Нам нужно жить дальше и стараться больше не попадать в подобные ситуации.

- Но я не смогу все это забыть! - ответил он.

- И не надо! - уверенно проговорила Марика. - Мало ли каких психов еще встретишь! Так хоть знать будешь!

- Савелий Иванович как-то мне сказал, - после паузы задумчиво произнес Кирилл, - что все дело в эмо.

- В эмо? - изумилась она. - А при чем тут эмо?

- Он сказал, что вся эта субкультура сознательно выбрала роль жертвы. А если есть жертва, то палач всегда найдется, - серьезно произнес он.

- Все-таки не нужно рассуждать так прямолинейно, - после паузы мягко проговорила Марика.

- Да? - усмехнулся Кирилл. - А кого постоянно избивают, дразнят, над кем издеваются и в реале, и в Сети, кого «накрывают» после эмо-концертов? Это мы тут в нашем городе спокойно живем. Но, видимо, баланс должен быть соблюден. И у нас появляется маньяк, из-за которого погибли, заметь, только эмо. А это похуже «накрывалова» концертов, когда эмо просто забрасывают мешками с мукой или бьют. Знаешь, я четко понял, что все дело именно в позиции жертвы. Но хочу ли я продолжать оставаться жертвой, вот вопрос?

- Я точно не хочу, - тихо сказала Марика и прижалась к нему.

- А я тебе и не позволю! - уверенно проговорил Кирилл и обнял ее. - Я слишком люблю тебя!

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 2; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты