Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Гравитация морали. Бизнес и мораль. Две вещи несовместные?




Читайте также:
  1. АНЕКДОТЫ ДЛЯ БИЗНЕС-ТРЕНИНГОВ ПО УПРАВЛЕНИЮ
  2. Бизнес без шор
  3. Бизнес-ланч
  4. Бизнес-слой в российском обществе
  5. Возникновение новой инфраструктуры бизнеса
  6. Главное в бизнесе — переговоры.
  7. Давайте разберемся, что такое уход из бизнеса
  8. ДЕЖУРНЫЕ АНЕКДОТЫ ДЛЯ БИЗНЕС-ТРЕНИНГОВ
  9. Диі : Яблонский Б Четыре шага к соманию Шаг первый // Закон н бизнес. -1998. - Ms 42. -С. И.

Э.М. Розенталь

Скандальные события в мире бизнеса самой богатой страны мира, Соединенных Штатов, негативно отразившиеся на экономике всего делового сообщества, вроде бы подтверждают эту укоренившуюся истину. Призывы же президента Буша к мультимиллионерам-коррупционерам поубавить алчности и руководствоваться в делах нормами этики, выглядят чистой фантастикой и вызывают грустную улыбку: разве уймутся?

Говорит об этических ценностях и президент России Владимир Путин, по словам которого моральные устои составляют стержень патриотизма. И он призывает россиян вернуть стране не только экономические, но и моральные достоинства, называя это общенародной задачей. У олигархов, которые вроде бы тоже граждане России, подобные призывы вызывают скептическую улыбку. Бизнес и мораль? Не смешите, господин президент.

А вот я верю в возможность такой метаморфозы. И не потому, что у промышленных и финансовых боссов вдруг взыграет совесть, а потому, что со временем они (их дети, внуки, правнуки…) убедятся в том, что честные и открытые отношения в бизнесе гораздо выгоднее, чем обман.

Такое мое убеждение основывается на конкретных живых примерах.

Эйндховен - это «Филипс»

Время безжалостно. Оно уносит не только жизнь поколений, но и стирает позолоту с тех, кто был для своих поколений героями и вождями. В осадке веков остаются считанные единицы, бывшие не только эталонами своей эпохи, но и ставшие предтечей будущего.

Среди них в историю, бесспорно, войдут имена предпринимателей Филипсов, которые, начав свое дело с маленькой ламповой фабрики в заштатном голландском городке Эйндховене, создали мощную транснациональную компанию с филиалами почти во всех странах мира.

У истоков этой компании стояли братья Жерар и Антон, которым в Голландии в канун двухтысячного года было посмертно присвоено звание лучших предпринимателей 20-го столетия. «Филипс» дал миру массовое производство ламп и радиоприемников, электробритв и магнитофонов, телевизоров и компьютеров, лазерных дисков и медицинской техники. Это общеизвестно, к тому же на свете есть компании и покруче. Но я - о другом: братья Филипсы принесли миру не только новые технологии, но и, что гораздо более существенно, пример новых отношений в производстве. Девиз концерна- «Цифры важны, но люди важнее» - неизменно соблюдается здесь из поколения в поколение.



В восемнадцатом веке Филип Филипс, торговец еврейского происхождения, унаследовал семейное дело – торговлю табаком и текстилем. Он упорно расширял бизнес, выкраивая по гульдену на образование своих десяти сыновей, которые проявили немалые способности к учению и практическим делам. С годами они добавили к торговле табаком небольшую фабрику по производству хлопковой ваты, заведение по обжариванию кофейных зерен и газораспределительную станцию.

Увлечение электротехникой, перешедшее в настоящую любовь к ней, проявилось у представителя пятого поколения Филипсов, Жерара, который учился у знаменитого соотечественника Хендрика Лоренца, создателя классической электронной теории. Получив диплом инженера, Жерар основал в начале 90-х годов прошлого века в родном

Эйндховене уже упомянутый ламповый заводик. Который в условиях жестокой конкуренции с продвинутыми немецкими фирмами «Сименс», «АЕГ» и другими влачил жалкое существование. До тех пор, пока к работе на нем не подключился младший брат Жерара, Антон, у которого оказался незаурядный талант в организаторской и коммерческой деятельности. Со временем у братьев разгорелось своеобразное соревнование, Антон старался продать больше ламп, чем его брат производил, а тот – сделать больше, чем удавалось продать.



Особый интерес у братьев вызывал необъятный российский рынок, где давно хозяйничали немцы, получавшие там солидные заказы. Несмотря на заведомо, казалось, безнадежное дело, Антон решил рискнуть. Предварительно он разослал всем российским торговцам и оптовикам, каких только нашел в справочниках, красиво выполненные рекламные материалы «Филипса» и в начале августа 1898 года отправился в Петербург. Без рекомендательных писем и не зная чужого языка. Оптимист от природы, он не впал в уныние даже после того, как выяснилось, что коммивояжеры из Германии в этом году уже изрядно пошерстили русский рынок.

Полный энергии молодой Антон – ему тогда было всего 24 года – обладал к тому же прирожденным даром сближения с людьми, и ему очень быстро удалось завоевать доверие россиян. Привлекало в нем нечто, что пришлось им по сердцу, и этим «нечто», прежде всего, были открытость и честность. Если, к примеру, какой-нибудь тип лампы заказчику был по душе и он делал неожиданно высокий заказ, Антон выказывал сомнение в необходимости столь солидного запаса и советовал взять ровно столько, чтобы избежать затоваривания. Как было не подружиться с таким? Со временем он стал в России «своим», его называли Антоном Филипповичем и платили ему дружбой за дружбу. Однажды он очень удивился, когда хорошо известная ему санкт-петербургская фирма отказалась разместить очередной заказ, хотя приняли его там с обычной теплотой. Оказалось, что эта фирма была на краю банкротства и славного голландца просто не хотели впутывать в свои потери.



Уже в первый приезд в Россию Антону удалось договориться о продаже половины того, что их заводик выпускал за целый год. Наиболее примечательным был заказ на лампу-свечу, которая вставляется в хрустальные канделябры, ими впоследствии был полностью освещен Эрмитаж. Директор столичной электростанции, с которым он подружился, дал ему рекомендательное письмо к распорядителю императорского двора, и переговоры с этим царедворцем принесли «Филипсу» заказ на 50 тысяч ламп. Когда Антон сообщил об этом в Эйндховен, там пришли в смятение и телеграфом запросили, а не поставил ли он по ошибке лишний ноль. Ответ был: “Fifty thousand. Funfzig tauzend. Cinquante mille”-Пятьдесят тысяч. Всего же из этой поездки Антон привез заказов на сто с лишним тысяч ламп. После чего завод в Эйндховене стал быстро расширяться.

Особо впечатлеющих успехов предприятие добилось под руководством сына Антона Филипса Фредерика. Если раньше говорили, что «Филипс»-это Эйндховен, то при нем стали говорить, что Эйндховен-это «Филипс». А в деловом мире и сама Голландия нередко ассоциируется с именем этого концерна.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.026 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты