Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В гостях у Джеки Брандта




Читайте также:
  1. В гостях у Филипса
  2. Гл. 19 В ГОСТЯХ У ДЯДИ САШИ.

По окончании одной из сессий в Ко Джеки пригласил меня посетить его предприятие, которое в 1997 году справило свой столетний юбилей. Я с радостью согласился, мне давно хотелось побывать в Булле, живописном городке кантона Фрибур, где оно находится. По дороге Джеки вкратце поведал мне историю своего дела. Началось с того, что дед его установил в сарае плавильные печи и занялся ремесленным производством домашней утвари из металла. С развитием техники он начал изготовлять металлические конструкции для столбов электропередач. Отец Джеки слыл великим умельцем, его оригинальные изделия из кованого металла ценились как произведения искусства, их приобрела не одна церковь.

Сам Джеки, представитель третьего поколения, возглавил фамильное предприятие в 1970 году, когда развитие получило алюминиевое производство, Он отказался от ремесленных поделок и стал производить то, что сегодня называется легкими металлоконструкциями, прежде всего, оконные и дверные рамы. Кстати, ими сейчас оборудован и Горный дом, это был его подарок.

История интересная, но меня, естественно, больше занимали проблемы социальные. И я взял, как говорится, быка за рога:

-Мне известно, Джеки, что вы, руководствуясь в своем деле принципами морали, организовали недавно в вашем районе ряд дискуссий с участием швейцарских предпринимателей, профсоюзных деятелей, политиков и ученых, в которых основное внимание было уделено вопросам честности и открытости в деловых отношениях. Откуда это у вас?

-Наверное, это еще от деда и отца, о которых я вам рассказывал. И - от Горного дома, с которым я сотрудничаю уже четверть века. А вот к инициативе организовать дискуссии меня подтолкнул кризис, начавшийся после падения цен на нефть. Из-за него кое-какие средние и мелкие предприятия лопнули как мыльные пузыри, причем, в первую очередь те, что занимались сомнительными махинациями. Именно это последнее обстоятельство и навело меня на мысль, а не является ли это некоей закономерностью? Вот я и предложил обсудить ситуацию, которая сложилась в мелких предприятиях, насчитывающих по несколько десятков человек персонала. Такого, как наше.

-Да, я знаю. Об этой вашей инициативе писали многие газеты. А в еженедельнике «Эбдо» меня привлек заголовок: «Портрет патрона, не такого, как другие». Это-о вас.



 

-Это преувеличение. Я вовсе не единственный, есть и другие. Иное дело, что нас, таких, не так уж много, это правда, но кто-то всегда должен начать. Как та ласточка, что не делает еще весны, но уже предвещает ее.

-И вы на организованных по вашей инициативе дискуссиях призывали других предпринимателей руководствоваться нормами морали?

-Нет. Я никого ни к чему не призывал. Просто я показал, что в бизнесе можно быть честным и преуспевать.

-А когда, Джеки, вы поняли это сами?

-Это у меня тоже от деда и отца, они были добрыми христианами. Но вот в Ко я осознал, что не имею права замыкаться в своих моральных устоях, а должен открыться миру, начав прежде всего с тех, с кем вместе работаю и ежедневно встречаюсь. И очень скоро убедился в том, что добрые личные отношения - это еще далеко не все. Если я, патрон, остаюсь единственным, кто решает все финансовые и производственные проблемы предприятия, то заинтересовать по-настоящему свой персонал в его делах и его судьбе невозможно. А следовательно, в кризисных ситуациях, которые нередки в рыночной экономике, такое предприятие, где отсутствует сплоченность коллектива, подвержено большему риску банкротства, чем там, где коллектив един, ведь один в поле не воин.



-И осознав это, вы…

-И осознав это, я стал посвящать служащих и рабочих во все текущие дела предприятия, начиная с объемов производства, планов его развития, сроков, покупки машин и кончая финансовыми тонкостями. Это очень помогло создать атмосферу товарищеского доверия и общей заинтересованности в росте производства. Причем настолько, что это превзошло мои самые оптимистические ожидания.

-Но участвует ли ваш персонал в принятии решений или вы только информируете его и консультируетесь с ним? А делаете по-своему?

-Не обходится, конечно, без разногласий, и тут все зависит от того, кто кого сможет убедить в своей правоте. Окончательное решение принимаю я, но нередко следую совету своих сотрудников.

-Например?

 

-Ну вот, к примеру, в период высокой экономической конъюнктуры я решил построить еще один цех для того, чтобы запустить серийное производство оконных рам. Мои опытные служащие отнеслись к этому проекту настороженно, считая, что для потребностей нашего района нам вполне хватает и существующих мощностей. Я согласился, правда, с тяжелым сердцем, очень уж было заманчиво расширить дело. Но они оказались правы, уже через год разразился первый нефтяной кризис, и заказы значительно снизились. Тогда я по-настоящему оценил важность и эффективность коллективного мнения.

-Однако, Джеки, кризис, наверное, должен был вас вынудить к мерам, непопулярным в коллективе?

-Конечно. Спад производства заставил меня, после тщательных подсчетов, пойти на снижение заработной платы всему персоналу, что, естественно, не вызвало энтузиазма. Но мои сотрудники произвели свои расчеты и предложили мне иное решение, а именно-отказаться временно от пятой недели оплачиваемого отпуска, который предусмотрен в коллективном договоре. Я об этом не подумал. А бывает и так, что мне указывают на то, что цены, которые я хочу предложить клиентам, завышены. Или занижены. Короче, мы полностью открыты и честны друг перед другом, а потому я сплю спокойно и не испытываю страха перед возможными трудностями.



«Безумная идея»

Слова Джеки Брандта звучали вполне убедительно, но я продолжал «копать»:

-И всё же вам вряд ли удается быть справедливым и одновременно избегать потерь. Законы рынка жестоки, и каждому хозяину, даже самому добродетельному, приходится время от времени идти на жертвы и прибегать к увольнениям.

-Вы правы. Бывают моменты, когда действительно стоишь перед дилеммой: отказаться от невыгодных заказов или сохранить штат. Но и тут мы решаем проблему солидарно и находим выход.

-А возможно ли это?

-Как-то именно в такой нелегкой ситуации мне пришла безумная идея собрать коллег-конкурентов за импровизированным круглым столом и поговорить с ними начистоту. Собрались, и я им поведал, что из-за сокращения производства у меня появились «лишние», свободные рабочие руки, которые я могу им временно предложить. И что вы думаете? Спустя несколько дней мне позвонил один из моих наиболее весомых конкурентов и сказал, что имеет возможность занять часть моих рабочих на своем заводе. Честно говоря, я не ожидал такого. Но вскоре другой конкурент, пожаловавшись, что у него перегрузки и он не успевает выполнить в срок важный заказ, попросил нас помочь ему. Что мы и сделали. А недавно я сам взял у коллеги нескольких рабочих, чтобы они помогли нам не ударить лицом в грязь перед нашими клиентами. И теперь подобные контакты между конкурентами стали обычной практикой, удобной и выгодной для всех. А главное то, что в результате изменилась сама психология наших отношений, из врагов мы превратились в соратников.

-А вы не задумывались, Джеки, над тем, что подобной практикой товарищеских контактов между конкурентами вы нарушаете законы свободного рынка? И что это очень смахивает на идеи социализма?

Джеки Брандт рассмеялся. А я вспомнил, как общался с Егором Гайдаром, помогая ему в работе над его книгой «Дни поражений и побед», и как в ответ на мой вопрос о его мнении относительно концепций «конвергенции двух систем» и «рыночного социализма», появившихся на Западе, он безапелляционно отрезал: «Бред!». А между тем, эти концепции в свое время поддержал Андрей Сахаров, который понимал под такой конвергенцией соединение, рыночной экономики с ее индивидуальной предприимчивостью, служащей мощным стимулом технического прогресса, с коллективистской психологией и общечеловеческой моралью, дающей цель и направление этому прогрессу. К великому сожалению, российская экономика, ведомая аморальными технократами, пошла по иному пути, который привел к тому, что Россия, по словам умного американского экономиста Маршала Голдмана, «вобрала в себя все самое худшее от капитализма и коммунизма».

Думаю, что пример Фредерика Филипса и Джеки Брандта, представителей большого и малого капиталистического бизнеса служит серьёзным аргументом не в пользу Гайдара и других запевал российских реформ. Что же касается самого Джеки Брандта, то на мой вопрос о рыночном социализме он ответил, что далек от политики и какой бы то ни было партийности, что его партия - это Горный дом. А насчёт моей реплики о нарушении законов свободного рынка сказал:

-Новые времена диктуют новые правила, рынок не всесилен, и подобные нарушения его законов лишний раз подтверждают эффективность принципов открытости и честности в деловых отношениях. Кстати, инициативы, о которых я рассказывал, осуществляются сейчас в Швейцарии уже в рамках общенациональной Ассоциации патроната. Это создает определенные гарантии защищенности малого бизнеса в кризисные моменты. И государство поддерживает наши инициативы, ибо мы частично снимаем с его плеч заботы по обустройству безработных.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.033 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты