Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Пролог. Джерард стонал громко, почти истерично, извиваясь подо мной на белоснежной простыне, от которой еще исходил химический запах отбеливателя

Читайте также:
  1. Пролог.
  2. Пролог. Чего хочет Запад от России?

POV FRANK.

Джерард стонал громко, почти истерично, извиваясь подо мной на белоснежной простыне, от которой еще исходил химический запах отбеливателя. Я вбивался резко, размеренно, зная, что ему доставляет чертово удовольствие эта сладкая боль. Мои пальцы крепко сжимали его бедра, оставляя темные, почти черные отметины. Стоны Джерарда эхом отдавались от стен и в моей голове, сводя с ума. Я склонился над ним, вовлекая в животный, немного грубый поцелуй, кусая его припухшие губы. Искренне наслаждаясь блеском его счастливых глаз, я далеко не сразу заметил, что по его телу пробежала волна судороги. Я снова впился в его губы поцелуем, глотая последние стоны и изливаясь куда-то глубоко в парня.

- Не останавливайся... - прохрипел Джерард мне в рот.

Я возобновил толчки, одной рукой сжимая его запястья над головой, а другой обвивая плотным кольцом его плоть. Он завыл от наслаждения и принялся биться в конвульсиях на простыни. Я склонился над ним и в очередной раз прижался к его рту, бесцеремонно проникая в его рот языком, лаская давно изученные неровности и крошечные царапины. Его язык столкнулся с моим, а тонкие пальцы моего Художника впились в мои плечи, оставляя глубокие алые отметины в форме полумесяца.

Он кончил, выкрикивая мне в губы мое имя, признания в любви и в ненависти.

...потому что ненависть - страстное чувство...

Я лежал поперек старой двуспальной кровати в нашей крошечной съемной квартире. Эту квартиру хозяева отдали нам почти задаром по известным только им причинам – на своих местах осталась мебель, посуда и даже немного одежды, а мы платили каких-то шестьдесят долларов каждый месяц.

Майки был в колледже, и должен был вернуться с минуты на минуту, но я не торопился сталкивать с себя Джерарда. Он свернулся на мне уютным клубочком, положив голову на мою грудь, прижавшись ухом к груди - напротив сердца, которое еще гулко билось внутри. Я перебирал его влажные пряди, глядя на унылое серое небо за решеткой окна и вслушиваясь в тихое дыхание.

Я болен им. Чертовски болен.

- Фрэнки, я...

Его перебил телефонный звонок. Ругаясь сквозь зубы, я протянул руку и, нащупав на полу выпавший из кармана джинсов мобильник Джерарда, ответил на вызов, краем глаза заметив определившийся номер Майки.



- Что случилось? - спросил я, зная, что парень не позвонит просто так.

- Майкл Уэй попал в автомобильную аварию, - монотонно заявил равнодушный женский голос. Внутри что-то ухнуло вниз, будто я пропустил сразу три ступеньки. - Все обошлось, ему наложили девять швов и вправили кость в руке. Но он еще не отошел от анестезии. Я говорю с его братом, верно? Вы можете приехать за ним в главную городскую больницу?

- Да, скоро будем, - отозвался я, скидывая с себя старшего Уэя и поднимая футболку с пола.

- В регистратуре подскажут номер палаты, - бросила напоследок медсестра, прежде чем разорвать связь. Я бросил телефон на кровать.

- Что такое? - спросил Джерард, натягивая джинсы.

- Твой брат в очередной раз попытался свести счеты с жизнью, - проворчал я, поднимаясь на ноги. - Я настаиваю на том, чтобы мы провожали и забирали его с занятий.

- Он найдет еще сотню способов сделать это, - произнес он тихо. - Мы не можем изолировать его от всего. И сегодняшний день - единственный свободный за последний месяц, совпавший у нас обоих.

- Меня раздражает твое равнодушие к родному брату, - признался я, затягивая ремень.



Джерард хмыкнул.

- Мы не можем связать его и кормить с ложечки. Когда-нибудь он откусит себе язык.

Я закатил глаза, наблюдая, как скрывается под тканью черной рубашки ровная бледная грудь парня, покрытая моими засосами и царапинами. Видимо, эти отметины никогда не сойдут.

- И что ты предлагаешь? - спросил я хмуро.

- Он должен сам разобраться с этим, - загадочно улыбнулся Джерард. - Мы только поможем ему.

Джерард тяжело вздохнул. Он стоял у двери нашей спальни, полностью одетый и собранный. Даже волосы не растрёпаны.

- Если он не сдохнет раньше, - пробормотал я, выходя из спальни.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 13. Невинная. | Глава 1. A is for Aloofness.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты