Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



POV GERARD.




Читайте также:
  1. POV GERARD.
  2. POV GERARD.
  3. POV GERARD.
  4. POV GERARD.

Я проснулся под теплым, хоть и дырявым пледом, ощущая на теле приятную тяжесть руки Фрэнка. Сонно улыбаясь, я приоткрыл глаза, глядя в окно, за которым просыпался город. Тусклый свет солнца, пробивающийся сквозь обглоданные холодом ветви, заливал комнату мягким теплом, наполняя каждый уголок нежностью и уютом. Мне было тепло, хоть и немного побаливало горло, и, в принципе, я был счастлив.

Слегка пошевелившись, я почувствовал, как напряглась рука Фрэнка, прижимающая меня к кровати. Я невольно улыбнулся и замер, не желая тревожить его сон, зная, что он вот-вот проснется и по привычке, с невероятной нежностью, прижмется щекой к моей щеке.

Я уже говорил, что хочу просыпаться в его объятиях каждое утро? Я повторю: это невероятно – просыпаться в объятиях любимого человека, понимая, что ты проживешь еще один день не вхолостую, а для кого-то. Для кого-то, кто тебя любит. По-настоящему любит, до мурашек и истеричных всхлипов. Познавшие это чувство – бесконечно счастливые.

Да, мы иногда ссоримся и, если говорить честно, далеко не сразу пришли к единому мнению. Я ухмыльнулся воспоминаниям (чего стоит его погоня за мной с металлической ножкой от стула) и потянулся, сладко зевая и надеясь, что сегодня воскресенье, и мы сможем подольше понежиться в постели. И, пока я восстанавливал в голове дни недели, меня внезапно ослепительной молнией ударили воспоминания о вчерашнем дне.

Стэфан. Ссора в узком коридоре нашей квартиры. Сладко-гнилой запах. Распахнутые настежь окна. Таблетки. Ледяная вода. Голубые глаза, сверкающие над слоем воды.

Я оцепенел. Комната, наша комната, в которой мы провели вместе столько чудесных часов, внезапно показалась чужой и холодной, будто тусклое осеннее солнце нырнуло за тяжелую тучу. По спине пробежала неприятная судорога. А тяжесть руки, от которой меня разделял только драный плед, вдруг показалась не такой приятной и родной.

- Проснулся? – раздался над ухом чужой голос, лезвием полоснувший по слуху. Мне снова захотелось оказаться на дне ледяной ванны, наполненной до краев водой, чтобы не слышать и не чувствовать ничего, кроме… холода.

Холода мне хватило сполна – ледяная кисть Брайана, так отвратительно похожая на мою собственную, бледную и уродливую, скользнула под плед и прижалась к моим бедрам, отбирая крохи тепла, которые я собрал за ночь.



- Где Фрэнк? – хрипло прошептал я, решив не интересоваться, как этот ублюдок попал в квартиру.

- Понятия не имею, - небрежно отозвался Брайан.

- Что ты тут делаешь?

Брайан промолчал, лишь улыбнулся. Он поднялся с кровати, избавив меня от своей холодной руки.

- Завтрак на столе, - буднично объявил он, удаляясь из комнаты. Только на пороге замер и добавил: - Поторопись, скоро начнутся занятия.

Я сел на кровати, отбросив в сторону плед и позволяя холоду поглотить мое тело. Восстанавливая в голове события вчерашнего дня, я не чувствовал ничего кроме дикого, почти нечеловеческого желания ослепнуть, оглохнуть, онеметь… умереть.

Фрэнк ушел. И он не вернулся, когда был мне так катастрофически нужен. Он просто ушел, махнув рукой на меня и мою истерику, устав от моей тупости и решив не тратить время и нервы на объяснения. И я не могу его винить. Он просто ушел. Ушел, как и любой другой сильный и уважающий себя человек.

Я всхлипнул и, упершись локтями в колени, спрятал лицо в ладонях, не желая видеть ни Брайана, который так самоуверенно пытался заменить Фрэнка, ни холодную комнату, в которой мы совсем недавно были счастливы.



Джульетта погибла от собственной глупости, Ромео устал от ее истерик и сбежал прочь, спасаясь (или спасая). Сама истеричка скончалась на операционном столе, но вряд ли это можно назвать смертью – ей нет пощады, и так просто она не отделается. Просто похороны перенесли в связи с плохой погодой, а в морге, куда бросили бездыханное тело, на пару оставили сумасшедшего некрофила, который будет над ней извращенно издеваться, притворяясь Ромео и добивая несчастную, чтобы протащить ее хладный труп за собой по всем кругам ада.

Вот и все. Все кончено.

Давайте, ну же? Кто скажет роковое «снято», погасит прожекторы и подбежит ко мне, чтобы смыть грим? А завтра я проснусь где-то совсем другим человеком, чье сердце еще умеет биться, не спотыкаясь, одиноким, правильным, мудрым и… живым.

- Ты еще не встал? Немедленно поднимайся!

Меня с головой накрыло отвращение. Я заскрипел зубами, грозя раскрошить их к чертям, вскочил с кровати, стараясь не замечать, что меня одели в футболку Фрэнка и мои домашние шорты, и резким движением схватил Молко за грудки.

- Проваливай отсюда! Живо! – просипел я едва слышно.

Глухо рыдая от ярости и безысходности, я выталкивал Брайана из спальни, но тщетно – он был гораздо сильнее меня, хотя практически не отличался телосложением. Он быстро и ловко заломил мне обе руки и втолкнул вглубь комнаты, бесцеремонно швырнув на кровать.

- Прекрати эту истерику, - отрезал Брайан холодно, пока я сотрясался от беззвучных рыданий. – Фрэнк ушел. Он не вернется. Больше никогда. Заруби это себе на своем прелестном носике и больше не пытайся даже заговорить о нем. Фрэнка больше нет.



И он ушел, оставив меня наедине со своей болью, еще сильнее разбередив раны.

Гребаный некрофил, оставь мое тело в покое! Забери, что тебе надо! Сердце, легкие, печень, селезенку? Что ты там коллекционируешь в своем подвале? Забирай, держи, возьми и проваливай, только оставь меня в покое…! Дай мне просто спокойно разложиться от кислотной боли в груди…

Но никто и не думал меня оставлять в покое. Этот ублюдок вернулся буквально через минуту и плеснул мне в лицо стакан холодной воды. Я чувствовал, как она стекает по коже, впитываясь в одежду и простыни подо мной, и просто хватал ртом воздух, с невыносимой ясностью вспомнив, как захотел жить вчера, когда понял, что обратного пути нет. Брайан дал мне этот путь – пусть я его и не просил, пусть он и сделал это исключительно ради себя, - я жив.

Я жив, и я еще могу все исправить.

Я гордо вскинул голову, как это обычно делал Фрэнк – мне всегда это казалось сильным и вызывающим, почти дерзким жестом.

Но я мгновенно осекся, увидев презрительную ухмылку Брайана.

- Завтрак на столе. Поторопись, у нас мало времени, - повторил он спокойно, будто я и не намеревался только что спустить его с лестницы.

Он ушел, мягко прикрыв за собой дверь.

Я остался один. Майкс наверняка даже не удосужился заглянуть ко мне в комнату – если вообще не решил переночевать у Алисии. Без Фрэнка. Совершенно один.

Почему мне кажется, что все уже потеряно?

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты