Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Эпизод 2. Кастинг господина Сантаны.

Читайте также:
  1. Глава 28. «ЧЕСТНОСТЬ» ГОСПОДИНА ДЕ РИВАРОЛЯ
  2. Глава I. ВЛАДЕНИЯ ГОСПОДИНА ДЕ ЛАТУР Д'АЗИРА
  3. Глава III. КРАСНОРЕЧИЕ ГОСПОДИНА ДЕ ВИЛЬМОРЕНА
  4. История господина Л.
  5. конкурсный эпизод
  6. Спинет* господина Баха
  7. Таже поем святаго Лазаря, самогласны 5. Творение благочестиваго царя, господина Льва Премудраго. Глас 6.
  8. Тогда говорит ученикам Своим: ЖАТВЫ МНОГО, а ДЕЛАТЕЛЕЙ МАЛО. Итак молите Господина ЖАТВЫ, чтобы ВЫСЛАЛ ДЕЛАТЕЛЕЙ на ЖАТВУ СВОЮ»(Матф.9,37-38).
  9. ЧЕСТНОСТЬ» ГОСПОДИНА ДЕ РИВАРОЛЯ
  10. Эпизод 1. Встань и иди.

Новые приключения Иисуса.

 

 

- Турбоблендер! Точно тебе говорю! – распинался Павел. – Это название порвет всех! Даже Led Zeppelin бы назвались Led Турбоблендером, существуй турбоблендеры в то время!

- А я тебе еще раз повторяю: Турбоблендер – от лукавого! Мы должны назвать группу так, чтобы было ясно, что мы на стороне добра, а не первой попавшейся ерундой из магазина на диване!

В таких спорах проходил первый вечер в комнате, которую сняли Паша и Иисус. Точнее, не сняли - знакомый Павла позволил им пожить в своей квартире на первое время, пока не подыщут себе жилье. Друга звали Саша, он слушал Ramones, не любил сладкое и хотел улететь на Гоа.

- Тем более, - говорил Иисус. – У нас нет гитары и вокала, так что давай сосредоточимся на их поиске. Ну и, конечно, на борьбе со злом.

- Точно! И мы можем это совместить! Мы должны заставить Юдина передумать и провести вместо кастинга r’n’b-исполнителей кастинг музыкантов в нашу группу.

- Мы не можем этого сделать, - покачал головой Иисус.

- Не можем? Как это не можем? - не понял Павел. – Ты пару дней назад собрал разрушенный Дьяволом фонтан одним взмахом руки и поставил на место, заставив его вернуться в преисподнюю, но не можешь предотвратить погибель последней в городе музыкальной студии под наплывом губастых телок и парней, поющих про кристаллы Сваровски в своих гениталиях?

- Есть определенные правила. Мы не можем разрушать то, что создал Дьявол, а только лишь создавать свое. Точно так же, как не может он. Именно поэтому я смог собрать фонтан. Такая борьба не имеет смысла, это бег на месте.

- Но ведь именно он заставил Юдина поменять рок-н-ролл на дерьмо.

- В том-то и дело, что не он. Деньги. Он не использовал свои силы – он использовал валюту. А решение Юрий принял сам, подписал договор – все по правилам. Так что мы не можем предотвратить этот кастинг – Сатана моментально восстановит его и с юридической точки зрения будет прав.

- Я понял, к чему ты ведешь! – оживился Павел. - Мы должны взорвать студию! Ночью, конечно. Пока там никого.

«До чего сложно проявлять смирение», - подумал Иисус.

- Ты вообще слушаешь меня? Мы должны создавать что-то в противовес тому, что делает Дьявол. В этом смысл.



- Именно об этом я и толкую, Иисус! Ты создашь огромного робота-убийцу с ракетами, плазменными пушками…

- Ну, хватит. Не буду я создавать никакого робота.

- Да я же еще не договорил! У него будут огнеметы с самонаводящимся огнем…

- Слушай, ты читал Библию хоть раз? – прервал Иисус.

- Нет, - Паша усмехнулся. – А ты, Иисус?

- Я тоже нет. Ладно, будем импровизировать.

 

***

 

Очередь к студии Юрия Юдина превосходила по своей длине ту, что образовалась накануне 14 февраля к театральным кассам, когда объявили продажу билетов по 10 рублей. Разношерстные юноши и девушки всех возрастов слетелись в указанное время к источнику афиш и флайеров, на которых голая девица с блестками на лице недвусмысленно облизывала певческий микрофон. Теперь они стояли на улице и пускали пар в морозный воздух в ожидании.

Игнорируя встречное движение, справа налево к зданию бизнес-центра авторитетно подкатил Роллс-ройс длиною чуть ли не с ту самую очередь. Водитель – огромный черный парень с глазами, еще более черными чем кожа и совсем без белков, вышел из авто еще до того, как оно остановилось. Когда задняя дверь поравнялась с ним, машина сама собой мягко затормозила. Черноглазый открыл ее, причем на манер Ламборджини – вверх. Взмокший директор студии к этому моменту уже выбежал навстречу.



- Это такая честь, что вы лично поприсутствуете на нашем… на Вашем кастинге, господин Сантана! – хлопотал Юдин. – Сюда, пожалуйста…

Дьявол, опираясь на трость, вышел, являя свою обычную бесконечную улыбку. Следом за ним появились двое мужчин в похоронных костюмах. Оба они обладали суровыми взглядами, длинными волосами и татуировками, выглядывающими из-под манжет и воротников белых рубашек. Водитель же скользнул в ту самую дверь, из которой вышла троица, захлопнул ее, и машина тотчас задвигалась в обратном направлении – теперь уже задом наперед. Юдин и прибывшие вошли в здание.

- Черт, Джетро, - сказал один длинноволосый другому, оглядываясь вокруг. – Когда я продавал ему душу, я не думал, что все будет так плохо. Я ожидал огонь, металл, лаву – все, как в моих песнях…

- Я знаю, Виктор, - грустно кивнул другой. – Я знаю…

- Эй, парни, как там обстановка с агентствами по недвижимости? – Спросил Дьявол.

- Все по графику, частных объявлений осталось всего 4% на всех ресурсах, скоро перекроем вовсе.

- Хорошо. Что с послевыборными недовольствами?

- Все под контролем, босс. Все винят правительство, про тебя там никто и не вспоминал.

Тем временем через дорогу от столпившейся молодежи происходили удивительные метаморфозы с недостроенным четырехэтажным зданием. Точнее не со зданием, а с его каркасом: это были голые бетонные перекрытия, не застроенные ничем.

Пару лет назад здесь начали строить поликлинику, государство выделило деньги на строительство компании-застройщику. Ее финансовый директор Виктор Васильевич Жук в тот же вечер увидел прекрасный сон, в котором смуглолицый улыбающийся мужчина в белом костюме объяснил ему, как можно хорошо сэкономить. Поэтому только две трети денег на следующий день было переведено компании-генеральному подрядчику. В ней работала эффектная женщина и одновременно расчетливый главный бухгалтер Елена, которая легко придумала, как из оставшегося выделить лишь три четверти компании-подрядчику, воспользовавшись оффшорным счетом старого знакомого - любезного господина Д’Аволло, коренного француза. Немалая часть оставшегося разошлась на несуществующие машины со стройматериалом. Зато существование нового Дэу Матиз у жены прораба Каблукова никакому сомнению не подвергалось. И это несмотря на то, что авторитетный менеджер торговой компании, помогавший прорабу сэкономить на стройке, заявлял, что лучше уж попасть в ад, чем ездить на Дэу Матиз. И делал это с таким видом, как будто сам там был. В итоге строительство было заморожено до выяснения обстоятельств.

- Да будет воздвигнут здесь храм хорошего вкуса! - произнес чей-то добрый молодой голос. – Да падет старый храм безвкусицы!

Неизвестно откуда появляющиеся фигуры, повторяющие по форме фигурки тетриса, но состоящие из добротного красного кирпича, стали двигаться сверху вниз по плоскостям недостроенных стен и складываться в фундаменте в прочную кладку. Тем временем жестяной забор, окружавший здание был сам софой смят, как фольга и плавно перелит в небольшую аккуратную ограду высотой по пояс среднему человеку. Сорняки, которыми заросло все пространство вокруг строения, врастали в землю. Вместо них сквозь заледеневшую почву проросла зеленая трава и уже подстриженные кусты. Стены через две минуты уже были достроены. Огромная стая голубей выпорхнула из-за бизнес-центра, где была студия Юдина, и, пролетая над возведенным зданием, выдала по нему залп не того, что обычно извергают голуби, а отменной белорусской штукатурки, тотчас равномерно расползшейся по всем стенам. На четырех парашютных куполах была спущена с небес финская кровля, ставшая четко на место. Из-под нее стала вытекать густая зеленая краска. Она текла, пока не закрасила собой все стены. Затем деревянные стеклопакеты и двери все вместе захлопнулись откуда-то изнутри, пустив от входа в здание в сторону дороги волну из блоков плит, как будто пианист провел пальцем по всем своим клавишам. Причем, именно таким звуком это и сопровождалось. Через секунду подъехал грузовик, его двери распахнулись, и грузчики понесли вереницу мебели и музыкального оборудования в студию.

- Распишитесь вот здесь, – протянул Иисусу планшет с бумагой экспедитор.

Несколько человек из тех, что стояли в очереди на кастинг, заинтересовались и подошли поближе.

- Вот здесь, ребята, будет делаться самая настоящая музыка! – гордо указал Павел на выстроенную за 5 минут студию. – Музыка Моррисона и Джаггера, Рэя Чарлза и Литл Ричарда!

- Чья? – спросил парень в кепке с прямым козырьком и неснятой этикеткой производителя.

- Потом объясню, - отмахнулся Паша, - зовите всех своих сюда, нечего ошиваться у этого предателя Юдина!

- Эй, а что это они выносят из грузовика? – прогнусавил короткий юноша в штанах Dsquared.

- Это, парень, называется барабаны! Барабанная установка.

- Ммм, ясно, - протянул тот. – А на хрена они?

- Не понял, - изумился Паша. – Что значит на хрена барабаны на музыкальной студии?

- А то, - ответил парень в Dsquared, передвигая руками перед собой. - Что никто сейчас не играет на барабанах. Вы что, парни, из 17-го века? Я – битмейкер и дома делаю биты на макбуке в тысячу раз чище и быстрее. У меня более 10 тысяч сэмплов. Меня все знают, я – Энтони Бомбермэн.

- Вы тут что, может, еще на гитарах играть будете? – спросила девушка с оранжевой кожей и большими губами, раскачивая шеей влево и вправо.

Вся толпа засмеялась, парень в кепке даже согнулся пополам.

- А на чем, мать вашу, еще можно играть?! – не выдержал Апостол. – На ложках?!

- Паша, будь спокойнее, что происходит? – подоспел разобравшийся с документами Иисус на его крик.

- Они не понимают, зачем нам ударные, Иисус!

- А, так вы любите баллады? – старался быть дружелюбным Иисус. – Вот, возьмите гитару, сыграйте что-нибудь.

- Иисус? – давясь смехом, произнес носитель «легендарных» штанов. – Тебя зовут Иисус? О, парни, нужно точно отсюда валить, а то еще увидит кто-нибудь, и нас тоже запишут в говнорокеры!

- Точняк, – поддержала оранжевая девушка. – Пойте своего Цоя, лузеры, нам пора навстречу красивой жизни.

Все пошли назад к студии Юдина. Из толпы донеслось:

- Гуф бы умер, если бы об этом узнал!..

- Вот засранцы, - сказал Иисус. – Дети мои.

В студии Юдина уже было материализовано черное кожаное кресло со спинкой до потолка – в нем расположился Сатана. Рядом за письменный стол сел Юдин, обложившись множеством бумаг, упорядоченных по одному ему известному принципу.

Виктор и Джетро стояли у окна, наблюдая за возведением здания.

- Эй, босс, видел? Там через дорогу открывают студию. – Сказал Виктор.

- Пусть дети развлекаются, не обращай внимания, - Дьявол положил ноги на стол Юдина.

- Да у этих детей аппаратуры больше, чем на Вудстоке. – облизнулся Джетро. - Причем новейшей.

- И что? – безразлично ответил Сатана. – Аппаратура сейчас никому не нужна. У нас есть кое-что помощнее: задницы, сиськи, мускулы, брюлики и тачки. Вот что важно в современной музыке. А не какая-то там аппаратура! Там где нет страха и голода, общество мотивируется сексом. А страх и голод я, как вы знаете, держу в мире на том уровне, чтобы никто их не замечал.

- А друзья говорили мне, - шепотом сказал Виктор Джетро. – Не меняй душу на талант гитариста - все равно хуже будет. И вот я - слуга безвкусного ублюдка, который чайной ложечкой пихает дерьмо в уши всего мира.

- Ты мне рассказываешь? – ответил тот. – Да я и так при жизни был лучшим в Мексике гитаристом, а потом мне захотелось повысить скорость игры, и я подписал контракт. А теперь езжу в машине, где крутится рэп, и не знают, что такое бемоль. Ты хоть понимаешь, что это продлится вечно, Виктор? Мы уже умерли, прожили свою жизнь, а теперь вечно будем гореть в аду безвкусицы.

- Все в рамках договора, милейшие! – громко сказал Дьявол, услышав их разговор. – Давайте закроем эту тему, пока я вас не заставил подпевать Банд’эрос.

- Ну и что страшного? – не понял Джетро. – Он талантливый актер. Мой земляк.

- О, лучше заткнись, - толкнул его локтем Виктор. – Я тебе потом все объясню.

- Юдин, запускай юных талантов! – скомандовал Дьявол.

- Женя, давай их по одному! - передал тот, зажав кнопку селекторной связи.

Вошедший в помещение парень был побрит наголо, закутан в шарф и с порога на чал говорить:

- Эй, привет, ага, камон, я эмси, понял суть миссии. Я мессия, я в силах месить массы! В мясо! Все массивнее с каждым напасом…

- Не пойдет, - перебил Дьявол. - Слишком много говоришь, следующий.

- Эй, я эмси, я должен много говорить! Лучше меня не злить… - продолжал тот.

Сатана посмотрел на Виктора.

- С удовольствием! – ответил тот и вышвырнул эмси за дверь.

Следом за ним вошли оранжевая девушка, парень в кепке с прямым козырьком и обладатель штанов Dsquared.

- Мы группа «Da bluezzaboy sista’59», это Игорь Де Ритмо, это - Энтони Бомбермэн, а я – Эшли! – продекламировала девушка с раскачивающейся головой.

- Это я и так вижу, - ответил Сатана. – Я так понимаю, ты поешь припевы, второй – рэпер, а ты что делаешь, кроме того, что носишь крутые штаны?

- О, спасибо! – ответил счастливец. – Я битмейкер и делаю биты для музыки «Da bluezzaboy sista’59» на своем макбуке. У меня больше 10 тысяч сэмплов и…

- Ладно, ладно, я понял, - успокоил Дьявол. – Вот что. Ты – сбрось килограмм пять-шесть с задницы, ты, Де Ритмо, походи в спортзал полгодика, а Бомбермэну купите джинсы. Потому что даже я не могу понять, откуда взялись эти штаны в вашем мире. И тогда приходите, поговорим.

- Вы что, даже не будете слушать, как мы поем? – возмутился Игорь Дэ Ритмо.

- Всем плевать, как вы поете. Делайте, что говорю, и все школьницы будут вешать ваши постеры между Сумерками и Леди Гагой. Все, следующий!

- Отстой! – сказал Дэ Ритмо. – Тот чувак через дорогу - Иисус, хотя бы интересуется творчеством, а не нашей внешностью.

Группа вышла за дверь. Дьявол подошел к окну, глядя на новую студию по соседству.

- Так вот значит, кто решил вторгнуться на мою территорию в музыкальном деле. Иисус. Идите на эту студию, парни, и разведайте, что да как. А я буду принимать дальнейших самородков, которые способны сформировать для меня самую чудовищную поп-группу эвэр! И окончательно развалить культурные устои мира!

- Мы уже слышали это, босс. Мы пошли.

Через пять минут Джетро и Виктор вошли в двери студии Иисуса. Иисус с Павлом распаковывали аппарат и расставляли его по местам.

- Привет! – Сказал Виктор. - Мы с моим другом гитаристы и хотели посмотреть, что может предложить ваша студия.

- Вот! – обрадовался Павел. - Наконец-то нормальные музыканты!

- Добро пожаловать! – Иисус подошел и пожал обоим руки. – А у вас… холодные руки.

- Ну да, – ответил Джетро. – На улице зима.

- Точно, – сказал Иисус. – Мы пока еще не распаковались. Но скоро здесь будет обитель настоящей живой музыки: репетиционная точка с множеством залов, студия звукозаписи, концертный зал, хостел для приезжих музыкантов. Самая новая и мощная аппаратура из Германии и штатов, но главное – совершенно бесплатно!

- Бесплатно? – переспросил Виктор.

- Государственное финансирование, - объяснил Павел.

- То есть никакой коммерции, никакой поп-культуры, никаких бесталанных исполнителей с голосами, обработанными компьютером? Исключительно идея музыки? Творчество, как оно есть? – спросил Джетро.

- Истинно так.

- Да, - подтвердил Павел. – Мы тут типа мир спасаем. Кстати, я подключил пару Гибсонов, можете слабать, оцените звук.

- Черт, да! – в один голос ответили парни.

- Виктор, я не держал гитары в руках с той ночи, как меня пристрелили в Нью Мехико, - тихо сказал Джетро, одевая инструмент.

- Я знаю! – восхищенно ответил тот. – Как будто вечность прошла с того моего передоза, после которого я очнулся в аду.

И заиграл. Пальцы не забыли науки игры после долгого перерыва. Найденный мертвым в номере отеля в Стокгольме в 1986 году, гитарист давно несуществующей группы играл музыку, так, как она звучала тогда, когда даже поп-культура не была под опекой Дьявола. Прозвучал небольшой акустический пассаж - несложный, но красивый. Про пустые карманы, подворотни и состояние души, когда тело покоится на крыше. А затем зазвучало перегруженное соло Джетро – того самого парня, по которому сходила с ума вся Мексика и половина штатов. И в этом соло были кружащие орлы и песок в ботинках после долгой дороги, жаркие ночи и запах текилы, драки в барах и сказы про вампиров, фильмы на девятимиллиметровой пленке и помятые королевы красоты в дешевых мотелях, танцы на краю скал и ограбления банков. И тепло рук. Тепло всей кожи, которого больше не было. А потом они зазвучали вместе, и окончательно ожили и зашумели в слухе Иисуса и Павла миры, в которых жили Виктор и Джетро. И сплелись в один, ранее невиданный, возможно, никем, невероятный мир. И их татуировки с тиграми, черепами и игральными костями засветились сквозь ткани похоронных пиджаков, а глаза показались живыми, и румянец появился на лицах. Когда музыка закончилась, Иисус и Павел переглянулись, кивнули друг другу, и Иисус сказал:

- Да это же невероятно! Вот! Вот чем мы будем спасать мир! Вы должны вступить в нашу группу! Мы изменим все!

- О, мы бы с радостью, – грустно улыбнулись те. – Увы, это невозможно.

- И ведь он совершенно прав! – наигранно-печально донеслось из-за спин Иисуса и Апостола. – Это совершенно, абсолютно невозможно!

На коробке с гитарным комбо «Fender Frontman» вольготно сидел Сатана, пуская кольца дыма от сигары.

- А, Сатана! – обернулся Иисус. – Ты бы хоть позвонил, предупредил, что заглянешь на открытие, добрый человек. Мы бы подготовились соответствующим образом.

- Вижу, ты решил вооружиться сарказмом, Иисус. Хоть что-то новенькое, твои предшественники в большинстве были занудами. Ладно. Я к чему веду: эти двое действительно принадлежат мне, согласно договорам о возмездной передаче души №17395/63-15с и №18244/21-02в. Одно мое слово и они разнесут здесь все на корню, как делали это когда-то со своими номерами в отелях, да ребята?

Те зло и покорно кивнули через силу. Дьявол стряхнул пепел на пол, он прожег маленькую дыру в ковролине, затем в бетоне, и стал жечь куда-то дальше, вглубь земли.

- Ну что, Иисус, - посмотрел на него Павел. – Все еще считаешь, что нам не нужен гигантский робот-убийца с электрическим гарпуном?

- Не нужен, Паша. Думаю, наш зловещий друг хочет нам с тобой что-то предложить, раз начал рассказывать все это. Тем более, что он знает, что нет смысла разрушать – я тотчас воздвигну вновь. Я рассказывал тебе.

- А ты голова! – Сатана довольно щелкнул пальцами и направил указательный на Иисуса. – И раз уж ты такой рассудительный и ироничный, я и правда, могу отдать тебе этих двоих расчудесных талантливых ребят. Но, разумеется, при одном условии.

Джетро и Виктор напряженно переглянулись и подошли ближе.

- Черт! Ненавижу условия! – заворчал Павел.

Иисус шикнул на него.

- Что за условие?

Сатана протянул руку и притянул из противоположного конца комнаты розовый телекастер. Затем положил сигару на угол коробки и начал играть на гитаре неторопливый перебор и говорить:

- Мне хочется поиграть с твоими принципами, Иисус. Я знаю, что этих ребят ты получить очень хочешь, потому что они просто золото, верно? Но так же мне известно, что ты должен быть положительным и абсолютным эталоном, примером доброты и праведности для всех на земле. И в первую очередь – для себя. Иначе, как же тебе бороться со злом, то есть со мной? Посему я решил отдать тебе их в том случае, если ты прямо сейчас назовешь мне имя любого живого человека на земле – знакомого тебе, либо нет, душу которого я тотчас навеки заберу вместо них. Он станет моим слугой, а его имя и мирские дела будут преданы забвению. Никто в мире не вспомнит, что он был. Что скажешь?

- Отлично! – встрял Павел. – Мы согласны!

- Что ты говоришь такое? – округлил глаза Иисус. – Как могу я пойти на это? Как могу пойти на такой грех?

- Мужик, да ты слышал, как они играют? Да мы с ними вместе сможем перевернуть весь мир, мы победим этого засранца, да еще и его же подарком!

- Сделай это! Ты не пожалеешь! – загомонили наперебой Виктор и Джетро. – Мы не можем вечно гнить в его хип-хоп-аду, это же просто ад! Только хуже!

Гитара в руках Сатаны сменилась на большую коробку поп-корна. Он ел его и с детской радостью наблюдал за происходящим.

- Я могу пожертвовать собой, но не кем-то! Я не вправе распоряжаться жизнями!

- А кто тогда в праве? – не сдавался Паша. – До чего же ты упертый, Иисус! Это такая маленькая жертва во имя спасения всего остального человечества!

- Я не смогу жить с мыслью, что кто-то гниет в хип-хоп-аду по моей вине! – воскликнул Иисус.

- Но ты освободишь из этого ада нас двоих! – закричал Виктор.

- Ладно! – прервал действо Дьявол. – Мне это надоело. Пойдемте продолжать кастинг, ребята.

Он затушил сигару в поп-корне, встал с коробки и направился к выходу.

- Так и знал, что ты не сможешь, - вздохнул он, остановившись перед Иисусом, покачал головой и пошел дальше. Джетро и Виктор в отчаянии двинулись за ним.

- Стой! – вдруг закричал Павел. – Дай мне еще минуту!

Дьявол обернулся.

- У тебя ровно 60 секунд.

Павел что-то быстро начал шептать Иисусу на ухо. Тот выслушал, призадумался.

- Как-то слишком просто. Но, похоже, должно сработать.

- Да! – обрадовался Павел. – Я знал, что ты не полный зануда!

- Что? – лицо Дьявола вытянулось, – Что ты задумал, Иисус? Ты же… Иисус!

Иисус сделал шаг вперед.

- Отчаянные времена требуют отчаянных мер, так что… я согласен!

- Ты же помнишь, что он не просто умрет и станет моим слугой, но еще и исчезнет сам факт его существования на земле во всех проявлениях?

- Да, Сатана. Я слышал условия.

- Что ж… - Дьявол посерьезнел. – И кто же… будет моим слугой? Вечно? В хип-хоп-аду?

- Забирай Гуфа!

Джетро и Виктор вдруг начали дышать.

Дьявол молча отвернулся и вышел вон.

 

 

[продолжение следует]


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 2; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Эпизод 1. Встань и иди. | Эпизод 3. Два по цене одного.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.026 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты