Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ДЕСЯТАЯ ГЛАВА




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

Я не знал, что сказать.

Мы сидели в пустом кафе, где малейший шорох был подобен грому.

Я сверлил взглядом отполированную поверхность стола, в то время как Шарлотта что-то говорила. О моем сыне.

У меня есть сын.

Ему пять лет.

Но я узнал об этом только сейчас, этим гребаным вечером, от девушки, которая своим заявлением отправила меня в нокаут.

Дерьмо.

Я бы посмеялся от души, если бы это оказалось чьим-то розыгрышем, пусть и чертовски идиотским. Но надо мной пошутил разве что Господь, и смеяться вовсе не хотелось. Я бы пожелал, чтобы это оказалось ночным кошмаром, пожелал бы проснуться и почувствовать Наоми рядом, но ведь это непозволительная роскошь в данной ситуации, да?

Я не спал.

Это было по-настоящему.

— Как это произошло? — опершись локтями о колени, я погрузил пальцы во влажные от дождя, который все еще тарабанил со страшной силой по окнам кафе, волосы.

— Я думала, тебе известно, как появляются дети, — холодно усмехнулась Шарлотта.

Сука.

Сейчас я ненавидел ее.

— Как. Это. Произошло? — я ударил ладонью по столу так, что вздрогнула металлическая подставка для салфеток, и поднял голову, вонзив в оторопевшую блондинку пронзающий взгляд, полный злобы и решительности. Не время веселиться, черт возьми.

Поджав губы и опустив глаза, Шарлотта отстранила от лица чашку с кофе.

— Видимо, презерватив порвался, — мямлящим, неуверенным тоном отозвалась она.

— Видимо? — стиснув зубы, переспросил я.

Я был на грани, чтобы не закричать на Шарлотту, не вытрясти из нее всю правду, потому что ее медлительность, ее хождение вокруг да около дико взбесило меня.

— Может, это просто не мой сын? — я сжал ладонь, которая лежала на столе, в кулак и наклонил голову вбок, пытаясь заглянуть в отведенные светло-васильковые глаза, скрытые от меня длинными ресницами. — Может, ты сейчас сидишь и врешь мне? Только я не могу понять, с какой целью…

— Знаешь, — она громко поставила кофе. Последние крупицы моего терпения испарялись в раскаленном воздухе. — Ты в праве не верить мне. Я понимаю это. Но я точно уверена в своих словах. Лукас — твой сын, — Шарлотта посмотрела на меня, и я скривился, не в состоянии проникнуться той невинностью и искренностью, которая плескалась в прямом ее взгляде. — У меня никого не было после выпускного.



— А как же Стэн? — с ядом вопросил я, вновь опуская голову.

— Я больше не спала с ним, — вздохнула она.

— Но до, — я закрыл глаза, сжимая и разжимая пальцы, — до выпускного ты… ты же встречалась с ним.

— Все, о чем я могла думать перед балом, это о подготовке к нему и о том, чтобы стать его королевой, и я посылала Стэна, когда он лез ко мне, — с нотками скуки, будто все это она говорила сотни раз, разъяснила Шарлотта. — Зак. Я сделала кучу тестов. Я абсолютно уверена, в том, что отец ты.

— Тогда какого хрена я узнаю о сыне только спустя пять лет?! — я больше не мог сдерживаться. — Почему ты не сказала мне об этом раньше?

Шарлотта подняла подбородок, пытаясь скрыть свой страх.

— Потому что я уехала едва ли не сразу после выпускного, после того, как рассталась со Стэном. И даже когда я узнала о беременности, я не хотела возвращаться. Я испугалась, — она внезапно смолкла. Зажмурилась, сделала глубокий вдох и продолжила. — Ты не знаешь, каково это — быть залетевшей, одинокой, восемнадцатилетней девчонкой. У меня ничего не было. Родители… они требовали, чтобы я сделала аборт, но я не хотела. Сильнее страха перед будущим был страх убить своего ребенка.



— Ты могла сказать мне, — просипел я, проводя ладонью по лицу. — Ты должна была сказать мне.

— Я испугалась, — шепотом вторила Шарлотта. — Я боялась, что ты не поверишь, тоже скажешь избавиться от малыша, — она сжала дрожащие губы в тонкую линию. — Ты никогда не был хорошим парнем, Зак. И даже то, что ты любил меня…

— Я не любил тебя, — перебил я.

— И даже то, — сдержанно продолжила, — что я нравилась тебе, ничего не изменило бы.

— Откуда ты знаешь, как все было бы, если бы сказала мне? — процедил я.

Шарлотта печально улыбнулась, вновь потянувшись к кофе.

— Потому что я вижу мужчин насквозь.

Дура.

Идиотка.

Я хрипло рассмеялся, поражаясь глупости этой женщины.

— Ты ни хрена не знаешь. Думаешь, ты поступила правильно? Ты лишила ребенка отца… — у меня язык не поворачивался сказать: «Ты лишила ребенка меня». Все слишком резко свалилось. Час назад я и представить не мог, что окажусь в таком непростом положении.

— Нет. Я знаю, что поступила неправильно. По отношению к Лукасу, к тебе…

Я стал покачиваться вперед-назад, и кожаное сидение заскрипело подо мной. Перед глазами стоял образ мальчика, фотографию которого Шарлотта показала мне. Как бы я ни хотел отрицать, но он… Лукас был похож на меня.

— Хорошо, — сказал я. — Тогда почему ты не сказала мне, когда устраивалась в офис?

— Как ты себе это представляешь? Привет, Зак, давно не виделись, у тебя есть пятилетний сын? — язвительным тоном проговорила она.

— Да, именно так! — повысил голос я. Заметив на себе изумленно смущенный взгляд официантки, сидящей за барной стойкой и смотрящей новостной выпуск, я сбавил обороты. — Именно так ты и должна была сказать.



Шарлотта закатила глаза, сделав глоток остывшего кофе.

— В таком случае ты бы точно мне не поверил.

Я вскинул брови, пораженно уставившись на блондинку.

— Думаешь, я сейчас проникся к тебе доверием?

Я не дал ей раскрыть и рта, безапелляционно выдвинув единственное требование:

— Мы сделаем ДНК-тест. Если твои слова подтвердятся, я поверю. Я приму… Лукаса. Я буду видеться с ним, попытаюсь стать для него хорошим отцом. Но ты…

— Большего мне и не надо, Зак, — с улыбкой ответила она.

Я смерил ее недоверчивым взглядом и вышел из-за столика.

— Вот и прекрасно.

— Куда ты? — удивилась Шарлотта.

— Домой.

— А как же…

— Вызовешь такси. Ведь ты добилась того, чего хотела, поэтому теперь совершенно не обязательно подвозить тебя, так? — я скептически хмыкнул.

— Разве ты не хочешь увидеться с ним? — негромко спросила она.

— Я не готов, — ответил честно.

Я боялся.

Шарлотта понимающе кивнула.

— Ладно.

Больше не сказав ей ни слова, я вышел из кафе.

 

***

 

Я долгое время не решался выйти из машины.

Тарабанил пальцами по рулю и обдумывал свои дальнейшие действия и вообще, — жизнь. До этого вечера у меня было четкое представление о том, каким будет мое будущее. Рядом с Наоми. С нашими детьми. В желаемом будущем, к которому я стремился, не было Шарлотты и моего сына, о существовании которого я не подозревал целых пять лет.

И так ли это?

Действительно ли Лукас от меня?

Я не собирался затягивать с тестом. Вряд ли его можно сделать в Рапид-сити. Скорее всего, для этого придется ехать в Су-Фолс. Чем быстрее все выяснится, тем быстрее я пойму, что предпринимать дальше. Я не мог утаивать выяснившееся от Наоми, но чувствовал непреодолимое желание отгородить ее от лишних беспокойств. Однако если все подтвердится, если мои наихудшие опасения обретут статус правды, попытки скрыть что-либо не будут иметь никакого смысла.

Я скажу ей.

Я обязан сказать.

Но сделать это сейчас? Или дождаться результатов теста? Как я буду жить с мыслью, что не до конца откровенен с Наоми? Мы клялись друг другу не лгать, ничего не утаивать. Я буду последним уродом, если не признаюсь в том, что, возможно, уже как несколько лет отец светловолосого Лукаса.

Я не смогу.

— Проклятье, — прошипел я, ударив по рулю.

Что бы ни произошло, как бы ни повернулась судьба, я буду честен с Наоми. Если тест подтвердит мое родство с Лукасом — что ж, я не откажусь от своих слов. Я буду заботиться о мальчике, буду поддерживать с ним связь. Я знаю, что смогу справиться с этим, потому что Наоми будет рядом. Я уверен в ней. Если Шарлотта солгала мне, я уволю ее к чертовой матери и выдохну с облегчением.

И все будет хорошо.

Все будет таким же идеальным, как было до этого.

Вспоминая ярко-изумрудные глаза мальчика и думая, с каких слов начать разговор с Наоми так, чтобы все прозвучало наиболее мягче и невиннее, я брел по дорожке, выложенной из бетонных плит, к дому.

Доносившиеся из гостиной звуки включенного телевизора говорили о том, что Наоми не спала. Не буду лгать, сказав, что я надеялся, что она спит. Честно говоря, я понятия не имел, сколько сейчас времени. Нерешительно застыв в холле, я с сомнением поглядывал в сторону кухни, ведь там находился мини-бар, и во мне неожиданно проснулась потребность опустошить его.

Но я снял ботинки и прошел в гостиную, сжав кулаки и подавив в себе желание напиться до потери памяти. Увидев свою девочку, расположившуюся на диване и укрытую пледом, я снова остановился, пытаясь проглотить вставший поперек горла комок трусости.

Я обещал вернуться раньше.

Я обещал слизать с нее чертов шоколад.

Наоми дремала. Ее голова была слегка опущена и наклонено вправо. Она подпирала щеку рукой, и через ее приоткрытые пухлые губы вырывалось сопение. Я осторожно наклонился, чтобы поправить сползшую лямку топа и вздрогнул, когда Наоми проснулась от моего прикосновения.

— Зак? — хриплым полушепотом спросила она, морщась от яркого света, исходящего от экрана телевизора.

Я натянуто улыбнулся ей.

— Да.

Она огляделась, протирая глаза кулаками.

— Что случилось? — скинув с себя плед, она похлопала ладонью рядом с собой, приглашая сесть. — Я ждала тебя.

— Прости, малыш, — пробормотал я, опускаясь на диван и целуя Наоми в лоб.

Она прильнула ко мне, нырнув под руку, и я крепко обвил ее обнаженные теплые плечи рукой.

— Я упустил свой шанс попробовать тебя со вкусом шоколада, — сказал, примкнув губами к ее макушке.

— Это на твоей совести, — Наоми громко зевнула, теснее прижимаясь ко мне. — Ты влажный. Попал под дождь?

— Угу, — ответил невнятно, наклоняя голову, делая глубокий вдох и наполняя свои легкие сладким запахом ее кожи, сохранившей призрачный аромат горячего шоколада.

— Ты какой-то грустный, — она отстранилась от моей груди, к которой прижималась щекой, и внимательно посмотрела мне в глаза. Я коротко выдохнул в ответ на ее слова, не собираясь упираться, но и сомневался, стоит ли рассказать обо всем прямо сейчас.

— Чертовски сложный день, — уклончиво отозвался я, приподняв уголки губ в вялой улыбке.

Наоми прищурилась и убрала руку с моего пресса, дотронувшись ею до щеки легким прикосновением и проведя большим пальцем по линии скулы.

— Я знаю один отличный способ снять стресс, — прошептала она, приблизившись к моим губам, но не поцеловав.

Закрыв глаза, я накрыл ее руку своей ладонью и шумно втянул воздух, пропитанный Наоми, пропитанный уютом и умиротворением. Все, что находилось за пределами объятий любимой девушки, не имело значения.

Не сейчас.

— Какой? — спросил я, касаясь носом ее лба.

— Я, — ответила она.

Я усмехнулся.

— А горячая ванна к тебе прилагается?

— Даже не знаю, — напустив на себя размышляющий вид, сказала Наоми. — Ты провинился...

— Пожалуйста, — я неторопливо запустил пальцы в ее волосы, и Наоми судорожно выдохнула. — Я, правда, очень устал.

— Хорошо. Уговорил.

Она встала и, нежно улыбнувшись, взяла меня за руку.

— Пойдем.

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты