Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ФОРМУЛА ПРЕВРАЩЕНИЯ ВОД

Читайте также:
  1. IV.1.3. Формула Клина
  2. А. Превращения В-лимфоцитов в плазматические клетки.
  3. Анжерская формула
  4. Барометрическая формула. Закон распределения Больцмана.
  5. Барометрическая формула. Распределение Больцмана
  6. Барометрическая формула. Распределение Больцмана. Распределение Максвелла - Больцмана.
  7. Барометрическая формула: .
  8. Вращательная скорость. Формула Эйлера.
  9. Вращательное и осестремительное ускорение. Формула Ривальса.
  10. Гіпотеза й формула де Брoйля. Дослідне обґрунтування корпускулярно-хвильового дуалізму речовини

(соленых в пресные): зарождение жизни вовне.

Нинсикила просит своего отца Энки даровать воду каналам города. В акте превращения вод участвуют Эн­ки, Уту и, по-видимому, Нанна. Пресная вода выводится или из-под стопы бога, или из сосуда гирри. Водой на­полняются колодцы, ключи. Пресная вода называется в тексте «водой изобилия»: с ее появлением Дильмун должен стать «кладовой Страны». Далее описывается напоение пресной водой полей, нив и пастбищ. Запом­ним астрономический момент акта: Уту-Солнце встает в небесах над Дильмуном, в это же время проводится праздник в честь бога Луны. Само же действие совер­шается богом подземных вод Энки.

 

ФОРМУЛА СОИТИЯ:

зарождение жизни внутри

После напоения дильмунской земли водой начина­ется цепь соитий Энки и Нинсикилы-Нинхурсаг. До пер­вого соития богиня называласьНин-сикил-ла —«владычица чистоты», что подчеркивало ее статус девствен­ницы. После соития она получает имя Нин-хур-саг — «владычица лесистой горы», свидетельствующее о состоянии беременности. Беременность Нинхурсаг длится девять дней — день за месяц. Энки сперва вступает в брак со своей дочерью, затем с внучкой, правнучкой. Праправнучка, следуя совету Нинхурсаг, изливает семя Энки на землю, чтобы прекратить цепь непрерывных рождений и браков.

 

ФОРМУЛА ОТВЕРЖЕНИЯ СОИТИЯ:

зарождение внутренней жизни вовне.

Из земли, на которую упало отвергнутое семя Энки, выросли восемь растений. Названия большинства из них не позволяют провести надежную ботаническую идентификацию. Однако относительно двух растений можно сказать, что они растут в заболоченной воде и одно из них является лакомством для рыб, а другое имеет мно­жество способов употребления — от магии и медицины до изготовления корзин.

 

ФОРМУЛА ПОЗНАНИЯ:

возвращение живущего вовне внутрь с целью познания его свойств.

Энки подзывает своего наперсника Исимуда и спра­шивает его: «Что это? Что это?» Исимуд называет рас­тение по имени, и Энки тут же съедает это растение («определяет судьбу растениям, сердце их познавая»).

 

ФОРМУЛА ПРОКЛЯТИЯ:

удаление от живущего «ока жизни».

Нинхурсаг, узнав о действиях Энки, проклинает его имя такими словами: «Оком жизни до смерти его на не­го не гляну!» Едва ли не единственной в шумерской ли­тературе параллелью к этой строке является строка 164 «Нисхождения Инанны»: «Эрешкигаль взглянула на Инанну оком смерти». Пока неизвестно, являются ли эти антонимы просто красивыми образами, или же в мифологии это совершенно определенные предметные сущности, подобные египетскому Оку Гора. Крамер со­поставляет эту часть с библейской историей наказания за вкушение запретного плода.



 

ФОРМУЛА ВОЛШЕБНОГО ПОМОЩНИКА:

возвращение утраченного за материальное возмещение.

Энки заболевает восьмью болезнями — по болезни за съеденное растение. Его состоянием интересуется ли­са. Она спрашивает различных богов, желающих спасти жизнь Энки: «Если Нинхурсаг я приведу — что ты мне дашь?» Бог Энлиль обещает ей построить в ее честь два города из тутового дерева и тем самым прославить ее имя. Лиса соглашается. Точно такая же формула встре­чается в 165-й песне цикла «Эршемма», где муха за воз­награждение обещает Гештинанне и Инанне найти Думузи.

 

ФОРМУЛА ИСЦЕЛЕНИЯ:

замещение болезней внутри богами вовне.

Нинхурсаг с помощью лисы возвращается к Энки и спрашивает, что у него болит: «„Брат мой, что болит у тебя?" — „Голова моя — моя болезнь. Аба-У, бога че­репа, она ему родила"». По такой же формуле рождают­ся боги волос, носа, рта, глотки, руки, ребра, бедра (то есть всех органов, прежде пораженных в теле Энки).



 

ФОРМУЛА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ:

часть тела владыка территории.

Восемь новорожденных богов и богинь распределя­ются по различным функциям и территориям. В назва­ниях органов тела и должностях богов наблюдается игра слов: так, богиня ребра и жизни Нин-ти становится вла­дычицей месяцев (нин-ити). Бог Эн-саг (шумер, «вла­дыка финиковой пальмы»), назначенный главой Дильму­на, связан с бедром (заг). В колофоне провозглашается хвала «отцу Энки».

Из содержания текста ясно, что речь идет не об изгнании из рая (хотя мотив преступного познания выражен довольно ярко), а о возникновении жизни на Дильмуне и о распространении этой жизни по всему свету (под которым понимаются Шумер и Маган). Жизнь — прежде всего воспроизводство и изобилие, поэтому ее субстанция проявлена на внеш­нем (орошение) и внутреннем (оплодотворение) планах. Земля и женщина здесь понимаются как носительницы единой репродуктивной функции, Эн­ки — как производитель, причем имеющий, в срав­нении с землей и женщиной, вторичную, весьма подчиненную функцию. Доминанта женского особен­но ярко проступает в формуле проклятия. В тексте напряженно сосуществуют мужское и женское, внеш­нее и внутреннее. Они все время переходят друг в друга и борются друг с другом. В результате проис­ходит непрерывное действо — жизнь.

В урской версии текста содержится вставка в 21 строку, представляющая собой гимн изобилию Дильмуна. В этом гимне говорится: «Море широкое изобилие свое пусть тебе принесет! / Дильмун — место жизни его благим пусть будет! / Пусть его ячмень — лучший ячмень! / Пусть его финики — крупными будут! / Пусть урожай его — тройной!» А среди стран-поставщиков перечислены Тукриш, Мелухха (Индия или Эфиопия), Маган (Оман), Элам, Ур.

Приведенные данные позволяют заключить, что текст «Энки и Нинхурсаг» представляет собой идео­логическую конструкцию позднешумерскои эпохи, в которой дильмунские и маганские боги считаются произошедшими от шумерских, в то время как сами шумерские основатели пантеона помещены на Дильмуне. Между тем в древнейших шумерских космо­гонических текстах мироздание начинается с Эреду и Ниппура. Приписывание именно Дильмуну стату­са первой страны обитаемого мира, без упоминания Эреду, Ниппура и Аратты, позволяет нам датиро­вать конструкцию концом III династии Ура — на­чальным этапом Старовавилонского периода. Такая датировка имеет свое историческое объяснение. Именно эти годы были временем наибольшей тор­говой активности дильмунских городков и, вероят­но, даже политического влияния Дильмуна. Прави­телей этого удаленного острова принимали в самых могущественных государствах мира, дильмунские товары и печати можно было обнаружить на всей территории Ближнего Востока и даже в долине ре­ки Инд. От Дильмуна до ближайшего к заливу шу­мерского города Ура было всего 500 километров морского пути, поэтому шумеры с древнейших вре­мен принимали активное участие в делах дильмунцев. Но во всех документах шумерской эпохи шу­мерские и дильмунские боги соотносятся как стар­шие и младшие и в брачные связи не вступают. А вот после гибели Шумера на территории Дильмуна начинают появляться печати на аккадском языке, активно строятся вавилонянами по старым образцам храмы в честь главных местных божеств. В это же время, по всей вероятности, происходит и породнение шумерских божеств с дильмунскими. Текст об Энки и Нинхурсаг отражает это смутное время, когда жители Двуречья, забыв традицион­ную версию сотворения мира, начинают считать себя произошедшими с Бахрейна — воистину рай­ского места, где прямо со дна соленого моря бьют ключом пресные источники, где многочисленны финиковые плантации и процветает морская тор­говля. Туда же, на Дильмун, после потопа боги по­селяют и Зиусудру. Жизнь как бы дважды начина­ется с Дильмуна — после сотворения первых богов и после потопа.

Следует сказать несколько слов и о знаменитом тексте «Инанна и Энки», известном также под на­званиями «Путешествие Инанны в Эреду» и «Инан­на и похищение ME». Это, пожалуй, самый интересный и сложный текст послешумерского слоя. Он настолько нетривиален с точки зрения сюжета и композиции, что можно с уверенностью сказать: его автором был выдающийся писец, имевший большие способности поэта, мыслителя и педагога. Прежде всего, текст не имеет колофона, указано только число строк — должно быть, сам автор не знал, к какому виду гимнов его причислить. В самом деле, если это и «текст путешествия», то путешествия доволь­но странного: дочь не получает ME официально, а похищает их у отца. Далее, бросается в глаза хо­рошее знакомство автора с композициями Энхедуанны об Инанне. Наконец, этот странный текст удивительно нейтрален по тону, прозаичен и информа­тивен. В нем нет хоровых отступлений и всего один случай повтора: шесть раз повторяется список ME, вывезенных из Эреду Инанной.

Обратимся к содержанию текста. Инанна, соби­раясь в Эреду, входит в загон к своему супругу Думузи для совершения священного брака. Однако ее визит по неизвестной причине ничем не закан­чивается: довольная своей женской прелестью Инан­на не получает взаимности. Свой визит она объяс­няет желанием почтить жречество Эреду (как и в «Нисхождении Инанны», это ложное объяснение дей­ствий хитроумной богини). Инанна садится в свою ладью и направляется к пристани Эреду, в то время как ясновидящий Энки уже знает о ее прибытии и готовится встретить свою дочь пышным застольем. Инанна и Энки пьют пиво, затем вино. Далее в тексте следует лакуна примерно в 30 строк, после которой мы становимся свидетелями того, как Энки добровольно отдает Инанне все бывшие при немME. Он клянется своим именем и именем пресно­водного океана Абзу в том, что ME отданы для пол­ного обладания. Далее становится ясно, что Энки расстался с ME под воздействием алкогольного опьянения. Когда он протрезвел, то приказал вер­нуть все ME назад. Кроме того, Энки задался це­лью узнать, кто был виноват в его временной сла­бости и на кого можно списать свое несчастье. Верные слуги указывают ему на лягушку, квакав­шую у засова городских ворот. Энки хватает ля­гушку за правую лапу и убивает ее, после чего вы­брасывает на корм рыбам и птицам. На поиски уже отчалившей с пристани Инанны поочередно отправ­ляются слуга Энки Исимуд (несколько раз), храмо­вые сборщики налогов, великаны Эреду и морские чудовища. На все их требования вернуть ME Инан­на отвечала речью, представлявшей собою смесь недоумения и негодования: «Неужели отец мой ска­занное изменил? / Слова свои праведные нарушил?/ Слова свои великие опорочил?/ Ложно именем сво­им, именем Абзу поклялся?» И действительно, в каком бы состоянии бог ни произнес свою клятву, в любом случае она остается клятвой и обратной си­лы не имеет. Ладья Инанны благополучно достигла пристани Урука, и в городе с тех пор должна на­чаться совсем новая жизнь. Эта жизнь полна изо­билия, в ней каждый должен получить то, что предназначено ему судьбой. Инанна говорит:

 

Сегодня я ладью Ана

К древним воротам Урука, Кулаба привела!

На улицах пусть люди соберутся!

Старцам города покой я пожалую!

Старых женщин советами я одарю!

Юношам силу оружия дам!

Детям радость сердца подарю!

 

Сама же Инанна расставляет привезенные ME возле мест, связанных со священным браком, — воз­ле загона, «храма чистоты» и святилища энун. Последняя часть текста сильно повреждена, а конец отсутствует. Из сохранившихся строк мы можем узнать только то, что в Урук прибывает Энки и прилюдно требует вернуть ему ME. Чем заканчива­ется дело, мы, к сожалению, так и не знаем.

Текст об Инанне и Энки, можно сказать, имеет двойное дно. Во-первых, он связан с календарным ритуалом, скорее всего новогодним. В начале тек­ста перед нами неудавшийся священный брак, и не удался он из-за отсутствия ME в городе. Недавно найденный в Женеве фрагмент текста содержит ин­тересную реплику автора: Инанна уезжает в Эреду, поскольку она отвергнута своим брачным партнером. Привезя ME, богиня в первую очередь забо­тится об их размещении вблизи своих покоев. Если брак будет удачным, в город придет изобилие и радость. Значит, путешествие Инанны в Эреду долж­но было совершиться весной, незадолго до Нового года и времени священного брака. Однако это толь­ко первый слой текста. Второй слой — этиологиче­ский. Текст призван объяснить, каким образом пре­кратилась жизнь в городе Эреду и почему его жи­тели сразу после засоления почв города перебра­лись в соседний Урук. Сделать это было проще всего через рассказ о перенесении ME из одного города в другой непочтительной дочерью Энки. Так что история эта могла иметь еще и назидательный характер.

Список ME, шесть раз повторяющийся в мифе об Инанне и Энки, рассматривался первыми иссле­дователями как реестр достижений человеческой культуры. Другие ученые, напротив, видели и до сих пор видят в нем след эзотерической мысли шу­меров, некий свод символов мироздания, напоми­нающий каббалистические сефироты или карты Та­ро. Увы, их следует разочаровать. Мы не случайно обмолвились о том, что автор текста хорошо знал композиции Энхедуанны. Дело в том, что только в этих композициях Инанна является обладательни­цей всех ME, и перечень принадлежащих ей ME почти идентичен списку из данного текста. Автор нашей композиции изменил два момента: во-первых, он добавил в списки из текстов Энхедуанны несколько десятков ME абстрактного характера; во-вторых, он заставил Инанну похищать эти ME, в то время как в аккадское время она владеет ими за­конно и безраздельно. Тем не менее можно с уве­ренностью сказать, что список ME Инанны в тексте о похищении ME не мог появиться ранее аккадско­го периода, а сама композиция должна датироваться началом послешумерского времени, когда к Инанне уже не относились с прежним почтением.

Чтобы не быть голословными, приведем сравни­тельную таблицу ME Инанны по всем известным нам композициям аккадского и послешумерского времени. Из нее мы увидим, что первоначально в ведении Инанны находились только ME, относя­щиеся к храмовым должностям и к царской власти, и лишь автор нашего текста — вероятно, школьный писец — прибавил к этому вполне функционально­му списку необходимые для учеников сведения о ремеслах и различных состояниях мира.

Сравнительная таблица

Есть ли в этом списке какой-либо порядок, а тем более сакральный смысл? В настоящее время на этот вопрос придется ответить отрицательно. Современный человек страдает недугом перфекционизма. Ему хочется довести до системы и совер­шенства не только собственные труды, но и мысли предков. Поэтому он приписывает мудрецам древ­ности некое тайное знание, с помощью которого можно, например, предсказывать будущее. Кроме того, в силу неизбежной для обыденного сознания внеисторичности взгляда он полагает, что представле­ние о таком системном тайном знании люди имели всегда. Однако тексты ранней древности разочару­ют современного человека: в них он найдет только первые школьные упражнения по упорядочению че­го бы то ни было — от хозяйственной утвари до словесных абстракций, связанных с коллективной жизнью и судьбой. Человек III тысячелетия любил составлять самые разные списки — от списка знаков и слов до списка профессий и ME. Он состав­лял списки для учета, а учитывал то, чем надеялся безраздельно владеть. Каждый такой список свидетельствует о стремлении человека к упорядочению окружающего мира. Перечень еще не имеет строгой системы, поскольку логическая компонента в это время не выделилась из интеллекта и единственный способ согласовывать предметы между собою — это ассоциации, основанные на игре понятиями в рамках ценностных приоритетов общества. Человек стремится к правильной расстановке вещей, идея мирового порядка довлеет ему — но лишь оттого, что он не в силах понять принципов этого порядка. Покуда же это так, то мировой порядок проявляет­ся через ритуал и положение вещей в мире уста­навливается через расположение предметов в риту­альном пространстве-времени.

Итак, список ME в тексте «Инанна и Энки», как и любой перечень, составленный в это время, может демонстрировать только желание порядка, стремление к нему, но не наличие схемы такого порядка в сознании древнего человека. Такая схема появится только на ближних подступах к осевому времени (около X в. до н. э.). Можно лишь сказать, что список ME не случайно открывается перечис­лением атрибутов царской и жреческой власти: в древнем мире сильная власть является гарантией сохранения мирового порядка и стабильности чело­веческой жизни. Можно также заметить, что, вспо­миная одно слово из какой-либо сферы жизни и храмовой службы, составитель текста тут же назы­вает и несколько близких ему по смыслу, синони­мичных, а иногда и противоположных по значению. Но никакой стройной системы здесь уловить не удается.

Текст об Инанне и Энки, пожалуй, уже свиде­тельствует об изменении системы ценностей месопотамского общества. В число ME здесь попадают не только грамота и различные ремесла, но и сама способность человека к интеллектуальной деятель­ности, к разрешению конфликтных ситуаций мир­ным путем в суде. Текст не содержит никаких хо­ровых вставок; более того, его автор постоянно оза­бочен последовательностью в описании событий и поведения главных героев. Можно сказать, что имен­но в таких текстах, как дильмунские мифы, «Инанна и Энки», составленных в начале II тысячелетия, происходит переход от композиции и стилистики шумерского фольклора, с его бесконечными повто­рами и параллелизмами, со вставками хора и ста­тичностью поведения героев, к стилистике, напо­минающей царские надписи и гимны Энхедуанны, с их внутренней динамикой, точностью и последова­тельностью в передаче цепи фактов и вниманием к характеру героев. Эта «внутренняя собранность» текста, его сосредоточенность на основных момен­тах смысла, а не действа (как было раньше), до­полняются несколькими новыми мотивами, невоз­можными для старой шумерской идеологии с ее культом силы и власти. В качестве примеров можно привести несколько текстов послешумерского вре­мени, которым свойственны все означенные выше ха­рактеристики переходности от шумерской словесно­сти к вавилонской литературе.

 


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 33; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тексты позднешумерского слоя | Переходные тексты
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2017 год. (0.016 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты