Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



УШЩСВУЧ ППФГУ, ИЛИ ИСТОРИЯ ЛЮБВИ 4 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Машу перед ним купюрами.

Шьям удивленно присвистывает.

– Где украл?

– Не твое дело. Я пришел за Нитой. Она пойдет со мной.

– Никуда она не пойдет. По словам докторов, поправки ждать четыре месяца. И раз уж ты во всем виноват, вот и плати за лечение. Понадобится пластическая операция. Между прочим, это чертовски дорого. Двести тысяч, не меньше. Так что, если действительно хочешь забрать Ниту, приноси шесть лакхов, а то мои друзья о тебе позаботятся.

Мужчина рядом с ним достает из кармана откидной нож, крутит его между пальцами – ни дать ни взять парикмахер, готовый побрить клиента, – и злорадно улыбается, обнажая зубы с пятнами паана.

Теперь я понимаю: Нита уже никогда не будет моей. Шьям ни за что ее не отпустит. Если я наскребу шестьсот тысяч, он повысит цену до десяти лакхов. Разум немеет, вокруг разливается черная тьма. К горлу подкатывает сильная тошнота. Очнувшись, я замечаю на полу вымокшую газету. С первой страницы ухмыляется мужчина и держит в руках веер тысячных бумажек. Заголовок внизу гласит: «Добро пожаловать на самое колоссальное шоу в истории телевидения! На викторину „КХМ“ – „Кто хочет стать миллиардером?“. Звоните по указанным телефонам или пишите письма – и проверьте свою удачу! Удастся ли вам получить величайший джек‑пот на свете?» Внизу напечатан адрес: «Прем‑Студиоз, Кхар, Мумбаи». В этот миг я точно знаю, куда мне деваться.

Выхожу из палаты, пошатываясь, будто под слабым наркозом. Запах антисептика, пропитавший больницу, больше не раздражает. Очкарик по‑прежнему в коридоре. Глядит на меня с надеждой, однако молчит. Возможно, уже смирился с гибелью сына. Пакет еще у меня в руках. Подзываю безутешного отца. Тот недоверчиво приближается, будто пес, ожидающий от хозяина лакомую кость.

– Вот, возьмите, – говорю я, протягивая конверт. – Здесь как раз четыре лакха. Идите, спасайте своего сына.

Мужчина берет подарок, валится к моим ногам и заливается слезами.

– Вы не человек, вы бог!

Уныло смеюсь:

– Будь я богом, никто не лежал бы в больницах. Нет, перед вами всего лишь бывший маленький экскурсовод с огромными мечтами.

Пытаюсь пройти. Очкарик снова преграждает путь и, достав потертый кожаный бумажник, дает мне карточку.



– Это моя визитка. Отныне я ваш должник, покорный раб…

Рассеянно бросаю в ответ:

– Вряд ли мне понадобятся ваши услуги. Мне вообще никто не нужен в Агре. Я еду в Мумбаи.

Засовываю карточку в карман. Мужчина смотрит мокрыми блестящими глазами, после чего со всех ног устремляется прочь, к ближайшей круглосуточной аптеке «Гупта фармаси», за вакциной.

Уже на пороге больницы я слышу протяжный визг сирены. Джип с красной мигалкой тормозит у дверей. Из машины выскакивают инспектор и два констебля. Потом еще двое – они сидели позади. Этих я узнал. Один – охранник из дворца Свапны Деви, второй – Абдул, садовник.

Первый тычет в меня пальцем:

– Инспектор, вот он – Раджу. Парень, который обчистил сейф нашей мадам.

Начальник наставляет подчиненных:

– В комнате пацана ничего не обнаружено. Значит, ворованное при нем. Обыскать недоноска.

Констебли шарят по моим карманам. Находят упаковку жвачки, несколько сухих горошин и счастливую рупию, от которой сейчас никакого проку.

– Сахиб, он чист. Нету никаких денег, – сообщает один из помощников.

– Правда, что ли? – ворчит инспектор. – Ну да все равно, заберем его на допрос. Надо узнать, где парень был этим вечером.



– Твсюб Твсъкруч? – отзываюсь я, искривив губы.

– Не понял? Что ты сказал? – недоумевает начальник.

– Ч Шодндп, Ящс Щз Твуйбвсо.

– Ерунда какая‑то, – злится полицейский. – Решил посмеяться, негодник? Вот я тебя проучу!

Тут он замахивается дубинкой, но Абдул успевает вмешаться:

– Инспектор, не бейте его, пожалуйста. Раджу, как видно, помешался после смерти приятеля. Шанкар говорил точно так же.

– А, вон оно что… Зачем тогда записали его в подозреваемые? От этого лунатика ничего путного не добьешься. Уходим, – кивает инспектор подчиненным и вновь обращается ко мне: – Извини за беспокойство, парень. Можешь возвращаться домой.

– Штдшуфс, – отвечаю я. – Фспэюск Щтдшуфс.

 

Сидя на постели Смиты, я рыдаю, словно ребенок. Девушка ласково берет меня за руку. Ее глаза тоже на мокром месте.

– Бедный Шанкар. Судя по тому, что ты здесь рассказал, он был аутом – необычайно одаренным, хотя и умственно неполноценным мальчиком. И надо же, какая ужасная смерть его постигла! Томас, тебе действительно пришлось пройти через ад. По‑моему, ты не заслужил столько боли.

– И все же мою преисподнюю не сравнить со страданиями Ниты. Только представь, чего она натерпелась, начиная с двенадцати лет!

Смита кивает:

– Могу вообразить. Кстати, твоя любимая по‑прежнему в Агре?

– Наверное. Хотя сейчас уже трудно сказать. Я не получал от нее вестей четыре месяца. Даже не знаю, увидимся ли мы снова.

– Непременно увидитесь. А теперь давай посмотрим предпоследний вопрос.

 

В студии загорается знак «Тишина», однако зрителям наплевать. Они показывают на меня пальцами, оживленно переговариваются. Как же, ведь я тот самый придурок‑официант, поставивший на карту десять миллионов.

Ведущий произносит в камеру:

– А мы переходим к заданию номер одиннадцать, цена которого – сто миллионов! Не поверите, я просто покрываюсь мурашками при мысли о столь огромной ставке! Мистер Томас, вы сильно волнуетесь?

– Нет.

– Поразительно. Рисковать десятью миллионами рупий – и даже глазом не моргнуть! Вот это выдержка! Помните, если вы ответите неправильно, потеряете все, что заработали. Назовете верный вариант – и сто миллионов у вас в кармане! Даже в лотерею никто еще не выигрывал подобной суммы. Что же, проверим, удастся ли сегодняшнему участнику войти в историю. Итак, наш одиннадцатый вопрос будет из области… – Прем Кумар выдерживает паузу для пущего эффекта, – английской литературы!

В зале загорается надпись: «Аплодисменты».

– Скажите, мистер Томас, читали вы какие‑нибудь британские книги, пьесы, поэмы?

– Могу рассказать стишок про барашка, если вы об этом.

Зрители громко смеются.

– Признаюсь, я имел в виду нечто более сложное. Но вы наверняка слышали о Шекспире?

– Шекс… как там дальше?

– Ну как же, прославленный бард с берегов Эйвона, величайший драматург, писавший на английском языке. Ах, где мои золотые студенческие годы, когда я все свободное время играл в шекспировских пьесах! Помните Гамлета?

 

Быть или не быть, вот в чем вопрос.

Достойно ль

Смиряться под ударами судьбы,

Иль надо оказать сопротивленье

И в смертной схватке с целым морем бед

Покончить с ними?

 

Но хватит обо мне. Ведь это мистеру Томасу предназначается наше следующее задание. Не забывайте, ответ на него составит астрономическую сумму – сто миллионов рупий! В какой из пьес Уильяма Шекспира встречается герой по имени Башка? Варианты: a) «Король Лир», b) «Венецианский купец», c) «Бесплодные усилия любви» и d) «Отелло».

Слышится музыкальная заставка. Я тупо смотрю на ведущего.

– Мистер Томас, если не секрет, вы хоть немного представляете, о чем мы здесь говорим?

– Нет.

– Нет? И как же вы намерены поступить? Дайте любой ответ. В конце концов, бросьте монетку. Кто знает: а вдруг удача снова не отвернется, и вы совершенно случайно получите сто миллионов? Ну, что мы выбираем?

В голове ни единой мысли. Все‑таки меня загнали в тупик. Думаю полминуты, потом решаюсь.

– Беру «Спасательную Шлюпку».

Ведущий удивленно моргает: похоже, и сам позабыл, какие в этой игре правила. Наконец он приходит в себя.

– Шлюпку? Ну да, конечно, ведь ни одной из них вы еще не воспользовались. Итак, что вы предпочитаете: «Пятьдесят на Пятьдесят» или же «Звонок Другу»?

Я снова смущаюсь. К кому обратиться? Салим разинет рот не хуже меня. Владелец бара «У Джимми» столько же понимает в Шекспире, сколько пьянчуга в сторонах света. Думы обитателей Дхавари так же далеки от литературы, как помыслы полицейских от честности. Пожалуй, отец Тимоти что‑нибудь подсказал бы, но его уже нет в живых. Может, и впрямь выбрать «Пятьдесят на Пятьдесят»? Рука привычно лезет в нагрудный карман рубашки за счастливой монеткой. К моему изумлению, пальцы нащупывают какую‑то карточку. Вытаскиваю на свет: оказывается, это визитка. «Уптал Чаттерджее, учитель английской литературы, школа Святого Иоанна, Агра». На нижней строчке указан телефонный номер. Не могу сообразить: откуда она взялась? Я никогда не знал человека с таким… Внезапно перед глазами всплывает больница, образ непричесанного мужчины в очках, его шестнадцатилетнего сына, умирающего от бешенства, – и с губ слетает невольный радостный вопль.

– Простите, что вы сказали? – настораживается Прем Кумар.

Протягиваю карточку.

– Я выбираю «Звонок Другу». Можно позвонить вот этому джентльмену?

Ведущий вертит визитку в руках.

– Ага. Значит, у вас нашелся знакомый, способный ответить на этот вопрос… – обеспокоенно произносит он и смотрит на продюсера.

Тот разводит руками. На экране появляются слова «Спасательная Шлюпка» и начинается мультик: по морю плывет лодка, рядом тонет человек, ему бросают красно‑белый круг.

Прем Кумар вынимает из‑под стола беспроводной телефон, передает его мне.

– Пожалуйста. Спрашивайте кого хотите о чем хотите, только не забывайте: у вас ровно две минуты. И время пошло… – он глядит на часы, – прямо сейчас!

Итак, я набираю номер, указанный на карточке. На другом конце Агры звонит телефон. Звонит, и звонит, и звонит, но трубку никто не снимает. Проходит половина минуты. Напряжение, повисшее в студии, можно резать ножом. Зрители затаили дыхание. Для них я превратился в канатоходца, идущего под куполом цирка без всякой страховки. Одно неверное движение – и акробат разобьется. Еще девяносто секунд – и я потеряю сто миллионов рупий.

Когда надежда готова иссякнуть, кто‑то вдруг подходит к телефону.

– Алло?

Осталось чуть больше минуты.

– Алло, – тороплюсь я. – Мистер Уптал Чаттреджее?

– Да‑да.

– Мистер Чаттреджее, это Рама Мохаммед Томас.

– Рама Мохаммед… кто?

– Томас. Вы не помните имя, но я тот самый парень, который выручил вас в больнице Сингхания. У вас еще сын болел.

– Господи! – Тон собеседника совершенно меняется. – Я так разыскивал вас четыре месяца! Слава Богу, вы позвонили. Мой мальчик жив только благодаря вам! Не представляете, что…

– Мистер Чаттерджее, у меня нет времени. Я участвую в телевикторине и должен быстро получить ответ.

– Спрашивайте все, что угодно.

В запасе тридцать секунд, даже меньше. Все взгляды в студии устремлены на часы. Стрелки отсчитывают последние мгновения.

– Скажите скорее, в какой из пьес Шекспира есть герой по имени Башка. Варианты: a) «Король Лир», b) «Венецианский купец», c) «Бесплодные усилия любви» и d) «Отелло».

Часы на стене оглушительно тикают. Мой собеседник молчит.

– Мистер Чаттерджее, вы знаете ответ? Уже пятнадцать секунд.

– Не знаю.

Я ошарашен.

– Как это?

– Простите. Правда, не знаю. Вернее, сомневаюсь. Что‑то не помню такого в «Отелло» и «Венецианском купце». Значит, либо это «Король Лир», либо «Бесплодные усилия любви».

– Но мне нужен только один вариант.

– Тогда выбирайте второе. Хотя, повторяю, я не уверен. Простите, что не сумел по…

Прем Кумар обрывает наш разговор.

– Очень жаль, мистер Томас, две минуты истекли. Я жду ответа.

Закадровая музыка уже не напрягает. Даже наоборот, подбадривает. Я погружаюсь в раздумья.

– Мистер Томас, давно вы знаете мистера Чаттерджее? – произносит ведущий.

– Мы с ним однажды встречались.

– Толковый ли это преподаватель?

– Понятия не имею.

– Так как же, примете его совет или доверитесь собственному чутью?

Я размышляю:

– Чутье подсказывает, что мистер Чаттерджее прав. Поэтому я выбираю c) «Бесплодные усилия любви».

– Подумайте хорошенько. Не забывайте, неправильный ответ не только не даст вам заработать целых сто миллионов рупий, но и отнимет уже полученные десять.

– И все‑таки мое последнее слово – c).

– Вы совершенно, на сто процентов уверены?

– Да.

– Повторяю вопрос. Вы совершенно, совершенно, на сто процентов уверены?

– Да.

Гремят барабаны. Экран загорается.

– Боже, и это действительно c)! Вы совершенно, на сто процентов правы!

Прем Кумар поднимается с места.

– Поздравляю вас, Рама Мохаммед Томас. Вы первый участник нашей викторины, который выиграл сто миллионов рупий. Дамы и господа, запомните этот исторический момент! А теперь нам просто необходима рекламная пауза!

Зрители в исступлении. Все встают и дружно хлопают в ладоши целую минуту.

Красное лицо ведущего обливается потом.

– Ну и как вы себя чувствуете? – интересуется он.

– Твсшщс Ндыкядщкпэрс!

– Извините, что вы сказали? – удивляется Прем Кумар. – Боюсь, я не расслышал.

– Просто замечательно, вот что.

Поднимаю глаза: Шанкар улыбается прямо с небес. И кажется, богиня Дурга тоже не прочь подыграть мне сегодня.

 

МИЛЛИАРД РУПИЙ:


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 20; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
УШЩСВУЧ ППФГУ, ИЛИ ИСТОРИЯ ЛЮБВИ 3 страница | ТРИНАДЦАТЫЙ ВОПРОС
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.017 сек.) Главная страница Случайная страница Контакты