Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


КОЛЛЕКТИВАХ




В качестве объекта воспитательного воздействия обычно выступает не столько отдельный ребенок, сколько различные группы ребят, объединенных по разнообразным признакам (с педагогический коллективом, семьей, родительским комитетом и т.д.). Человек как личность формируется в группе, является непосредственным и опосредованным выразителем внутри групповых отношений. Значимость группы для личности прежде всего в том, что группа - это определенная система деятельности, заданная ее местом в системе общественного распределения труда. Группа сама выступает субъектом определенного вида деятельности и через нее включена во всю систему общественных отношений. В связи с этим группа выступает как наиболее полное отражение коренных особенностей социального строя, в рамках которого она образована и функционирует.

Происхождение понятия группа достаточно сложно. В Европе это слово появилось не ранее конца XVII в. Именно в это время французскими художниками был завезен на родину из Италии технический термин из сферы изящных искусств groppo или gruppo, обозначавший несколько симметрично скомпонованных фигур, составляющих сюжет живописного, графического или скульптурного произведения. Чтобы называться группой, совокупность этих фигур должна была производить целостное художественное впечатление. Классический пример; скульптурная группа Лаокоон родосских мастеров Ачесандра, Атенодора и Полидора (около 50 г. до н.э.).

В настоящее время этот «технический» налет практически полностью отброшен и понятие группа прочно утвердилось в психологии. Однако данное явление оказалось настолько сложным и неоднозначным, что мало кто рискует дать определение однозначное, предпочитая назвать целый перечень признаков. Вот, например, мнение Д.Картрайта и А.3андера, которые считают, что группу составляет собрание индивидов, которые: а) часто взаимодействуют друг с другом; б) определяют себя как члены одной группы; в) разделяют общие нормы по поводу того, что их интересует; г) участвуют в единой системе разделения ролей; д) идентифицируют себя с одними и теми же объектами и идеалами; е) воспринимают группу как источник удовлетворения; ж) находятся в кооперативной взаимозависимости; з) ощущают себя как некоторое единство; и) координируют действия по отношению к себе. Очевидно, что этот список может быть значительно расширен (например, положениями о совместном переживании эмоциональных состояний, существовании внутригрупповой культуры), и, в принципе, количество этих параметров стремится к бесконечности.

Если говорить о более строгом психологическом определении группы, то это ограниченная в размерах общность, выделяемая из социального целого на основе определенных признаков (характера выполняемой деятельности, социальной или классовой принадлежности, структуры, композиции, уровня развития и т.д.). Наиболее распространено деление групп по размеру: большие, малые, микрогруппы. Большие группы, в свою очередь, могут быть реальные (контактные), т.е. сложноорганизованные значительные группы людей, вовлеченные в ту или иную деятельность (коллектив школы, завода и т.д.). Большие группы могут быть и условными, включая в себя субъектов, которые не имеют прямых и косвенных объективных взаимоотношений друг с другом, могут даже никогда не видеть друг друга, но в связи с тем признаком, на основе которого они были выделены в подобную группу, иметь общие социальные и психологические характеристики (национальные, возрастные, половые и т.д.). Так, можно выделить большую условную группу - студенты педагогических училищ, куда войдут молодые люди независимо от того, где они живут, на каком языке говорят. Их общие социальные, возрастные, психологические, образовательные характеристики являются в основном идентичными. Изучение больших условных групп позволяет прогнозировать развитие входящих в них членов и строить свою стратегию отношений с ними.

В отличие от больших групп, малые группы - это всегда непосредственно контактирующие индивиды, объединенные общими целями или задачами. Отличительной чертой малой группы является относительная простота ее внутреннего строения. Имеется в виду, что в малой группе есть, как правило, авторитетный лидер (если rpymja неофициальная) или авторитетный руководитель (если группа официальная), вокруг которых объединяются остальные члены группы.

Дифференцируя группы по характеру их организации, регулирующей взаимодействие членов группы, следует отметить, что официальная организация предполагает заданность извне структуры группы, в то время как неофициальная организация группы регулируется внутренними структурными особенностями, которые формируются вследствие психологического, а не правового взаимодействия людей. Отдельно стоят группы, которые К.К. Платонов назвал неорганизованными, Л.И.Уманский - конгломератом, а А.В.Петровский - диффузной группой. Эти группы характеризуются тем, что взаимоотношения в них опосредуются не содержанием групповой деятельности, а только непосредственными отношениями симпатии - антипатии. Такие объединения обычно добровольные, временные, определяющиеся сходством интересов (экскурсия; группа лиц, участвующих в лабораторном исследовании; абитуриенты, сдающие экзамен). Так как общество разрешает существование таких объединений, это свидетельствует о возможности официальной стороны у подобных групп. Существование людей в диффузной группе невозможно вне некоторого контакта между собой, поэтому и здесь осуществляется определенное взаимовлияние, существуют общие групповые состояния.

В зависимости от задач, стоящих перед педагогом, исследователем, малые группы можно делить: по степени близости отношений между членами группы - на первичные (семья, близкие друзья) и вторичные (учебные, производственные контакты); в зависимости от тех прав, которые предоставляются участникам группой, - на паритетные (все члены группы имеют равные права) и непаритетные (существует определенная иерархия прав и обязанностей); кроме того, в зависимости от ценности группы для индивида - на группы членства (где индивид присутствует лишь в силу определенных обстоятельств, хотя и не разделяет существующих в ней установок, отношений и т.д.) и референтные группы (выступающие для индивида как эталон, образец для поведения и самооценки).

Различные виды групп являются объектом пристального внимания психологов на протяжении почти всего времени существования социальной психологии. Особое внимание к малой группе проявляют зарубежные исследователи. Истоки этого интереса М.Г.Ярошевский объясняет общим усложнением общественной жизни, вызванным усиливающимся разделением видов человеческой деятельности, усложнением общественного организма. Сам факт включенности людей в многочисленные образования по видам их деятельности, по характеру их общественных связей становится настолько очевидным, что требует к себе пристального внимания исследователей. Можно сказать, что роль малых групп объективно увеличивается в жизни человека, в частности потому, что

умножается необходимость принятия групповых решений на производстве, в общественной жизни и т.д.

Однако неверные методологические позиции привели зарубежных психологов к переоценке значения малых групп в ущерб остальным направлениям исследования. Изучением «человеческого фактора», «человеческих отношений» занялись десятки университетов, специальных институтов и лабораторий. При этом малая группа рассматривалась как особого рода психологический феномен, как промежуточное звено в системе личность - общество. Изучение этого феномена, по мнению ученых, позволит объяснить не только законы формирования личности, но и законы общественного развития более высокого порядка. Сплоченность малых групп, устойчивость их структуры против воздействия сил, направленных на разрыв внутри-групповых связей, эффективность деятельности группы и зависимость ее от размера, от стиля руководства, конформность личности в группе и независимость ее от группы, а также другие проблемы межличностных отношений + все это стало предметом экспериментального исследования и образовало специальный раздел социальной психологии - изучение групповой динамики.

В настоящее время западную психологию разъедают многочисленные противоречия. В частности, до сих пор дискуссионным остается вопрос о самом определении малой группы, о ее наиболее существенном признаке. Также не решен вопрос о количественных параметрах малой группы, ее нижнем и верхнем пределах. Спорной остается проблематика групповых процессов и многое другое. Сами психологи США находят множество объяснений этим кризисным явлениям: данные лабораторного социально-психологического эксперимента, не соответствующие реальным фактам общественной жизни; профессиональная некомпетентность исследователей, берущихся решать практические задачи, не располагая достаточными научными данными для этого; и др. И все-таки основная причина неблагоприятных последствий интенсивного развития социальной психологии на Западе кроется в ее методологической слабости. Для американской социальной психологии характерно отсутствие единой теоретической основы для понимания различных социально - психологических феноменов. Закономерности поведения людей в различных группах сводятся, по существу, к механическим зависимостям: группа давит, а члены группы подчиняются или не подчиняются групповому давлению (конформизм и оноконформизм); к одним индивидам группа тянется, от других же - отталкивается или, наоборот, выталкивает их из своей среды (способность вызывать симпатию, сопереживать и т.д.); если число контактов внутри группы увеличивается, то группа сплачивается, если же увеличивается число ее членов, то групповые связи истончаются и рвутся (сплоченность, совместимость и т.п.). Представители американской социальной психологии готовы видеть в любой социальной группе механический агрегат внешне связанных и взаимодействующих между собой индивидов.

Наиболее ярко данные недостатки проявляются в построении экспериментальных исследований. Как правило, в качестве объекта изучения используется группа случайных людей. По условиям эксперимента предусматривается наблюдение чисто механического воздействия группы на личность - группы как простой совокупности индивидов, ничем, кроме общего места и времени, не связанных. Очевидно, что уже в самом понимании сущности взаимодействия личности и группы имеется серьезный просчет, не позволяющий преодолеть эти противоречия в условиях сложившихся традиций. В качестве выхода может быть предложен альтернативный подход, развивающийся в отечественной науке в рамках психологии коллектива.

Зарождение данного направления тесно связано с наметившейся в 20-е годы эволюцией представлений о закономерностях формирования социальных обязанностей. На смену механистическому пониманию группы как «социального агрегата» утверждается представление о качественно своеобразной природе внутригрупповых явлений и процессов. Одним из первых это сделал В.М.Бехтерев, подчеркнув, что «коллективом не может быть названо случайное скопление множества лиц в данный период времени в определенном месте» По мнению В.М.Бехтерева, коллектив в своей основе всегда имеет связующее нечто, например общее настроение, общее наблюдение, общее сосредоточение, общее обсуждение, общее решение и общность или единство цели и действий. Сходную позицию занимал и А.С.Залужный, понимая под коллективом группу взаимодействующих лиц, совокупно реагирующих на те или иные общие для них раздражители. При этом многими психологами, в частности Е.А.Аркиным, отмечалось, что коллектив в любых своих проявлениях, в своей структуре, поведении, во всей своей эволюции никоим образом не представляет собой арифметической суммы его членов и их деятельностей.

Радикальный вклад в осмысление закономерностей формирования коллектива принадлежит А.С.Макаренко. Полемизируя со своими предшественниками, А.С.Макаренко выдвигал в качестве важнейшего признака коллективности совместную социально-позитивную деятельность. Он отмечал, что коллектив возможен только при условии, если он объединяет людей для выполнения задач общественно полезной деятельности. Более конкретно А.С.Макаренко характеризует коллектив как свободную группу трудящихся, объединенную единой целью, единым действием, организованную, снабженную органами дисциплины, управления и ответственности. А.С.Макаренко создал достаточно четкую картину того, каким образом можно обеспечить развитие коллектива по этапам:

- непрерывное развитие тех самых общественно значимых целей, ради которых создан коллектив;

- создание атмосферы, наилучшим образом соответствующей развитию личности;

- нормы взаимоотношений, деятельность внутри коллектива строятся на основе оответствующих образцов, существующих в обществе.

Таким образом, принцип деятельности послужил в системе А.С.Макаренко, с одной стороны, центральным звеном разработанного им психолого-педагогического проекта воспитательного коллектива, с другой - организационным началом воплощения этого проекта в действительность.

В 60-е годы требования научно-технического прогресса в стране способствовали изучению социально-психологической проблематики жизни коллективов: производственных, научных, школьных, военных, - а также других общностей, объединенных по каким-либо социальным признака. Большинство авторов, работающих в этой области, рассматривают коллектив как определенный вид малой группы.

Но к началу 70-х годов стало очевидным, что правильное понимание сущности коллектива в социологическом плане (делался акцент на общность социально значимой цели членов коллектива) - при всем его принципиальном значении - само по себе не может еще обеспечить решение многочисленных конкретно-психологических задач, в основном задач, связанных с дифференциальной диагностикой групп и коллективов, с качественным и количественным исследованием их важнейших параметров. Собственно социально-психологическая задача научной интерпретации межличностных взаимоотношений в коллективе оборачивалась методической проблемой: осознавалась необходимость разработки и использования адекватных экспериментальных методик, изучения коллективов и личности в коллективе. Дефицит экспериментальных приемов остро ощущался всеми. Крайне обострился интерес исследователей к измерительным методикам, позволяющим при изучении процессов групповой динамики оперировать количественными характеристиками в дополнение к описательному по преимуществу подходу к социально-психологическим феноменам. В этих обстоятельствах ученые целого ряда социально-психологических центров страны обратились к работам американских и европейских психологов в расчете обрести необходимый экспериментальный инструментарий. Что же могла в этом отношении дать зарубежная наука? На какую психологическую теорию опирались многочисленные исследования в сфере малых групп в зарубежной науке?

Малая группа рассматривалась в свете отношений преимущественно эмоционального характера (симпатия, антипатия, безразличие, изоляция, податливость, активность, подчинение, агрессия и т.д.). Едва ли не главным объективным ее критерием признавалась частота взаимодействий, с которой оказываются связанными и многие другие параметры группы. Принятые определения отличались тем, что в них, с одной стороны, черты малой группы оказывались нарочито психологизированными, выхваченными из более широкого социального контекста, а с другой, - собственно психологическая часть определения сводилась к указанию на поверхностные связи и отношения в группе и была заведомо упрощенной. Такая трактовка малой группы, естественно, не могла служить основой для построения адекватной социально-психологической концепции коллектива. Между тем именно данное направление в изучении межиндивидуальных связей накопило наибольший фонд конкретных методик и именно к нему обратились наши социальные психологи, рассчитывая использовать выработанные американскими коллегами экспериментальные приемы для исследования коллективов (прежде всего, групповой дифференциации, групповой сплоченности и совместимости, конформизма и устойчивости личности к групповому давлению, лидерства в группе и т.д.).

Заполнить существующий вакуум, несмотря на многочисленные попытки, удалось с помощью концепции, разработанной А.В.Петровским. Первоначально названная «стратометрической концепцией групповой активности», она представляет собой группу, как бы состоящую из стрех страт (слоев), каждая из которых характеризуется определенным принципом построения отношений между ее членами (рис. 2).

Центральное звено групповой структуры (А) образует сама групповая деятельность, ее содержательная общественно - экономическая и социально-политическая характеристика. По сути своей, это хотя и ядерное - по отношению к психологическим стратам, - но не только психологическое образование. Это предметно - деятельностная характеристика группы как коллектива, являющегося частью общественного целого. В настоящее время выделен набор эмпирических индексов: сведенные к наиболее общим показателям в блоки оценок предметной коллективной деятельности, они представляют собой как бы общую характеристику этого ядра групповых процессов в коллективе.

Так были выделены три критерия оценки группы как коллектива:

1) выполнение коллективом основной общественной функции (успешность участия в общественном разделении труда); 2) соответствие группы социальным нормам; 3) способность группы обеспечить каждому ее члену возможности для полноценного гармонического развития. Все психологические характеристики коллектива оказываются зависимыми от этих социально обусловленных образований. Выделение указанных блоков оценки коллективной предметной деятельности позволяет определить социально психологические параметры групп разного уровня развития, отнеся (при достаточно высоких показателях по каждому из трех критериев) данную группу к коллективам. Следующая за описанным выше слоем + вторая ядерная страта (Б, см. рис. 2), психологическая по своей сущности, фиксирует отношение каждого члена группы к групповой деятельности, ее целям, задачам, принципам, на которых она строится, мотивацию деятельности, ее социальный смысл для каждого участника.

В третьей страте (В, см. рис. 2) локализуются характеристики межличностных отношений, опосредствованных содержанием совместной деятельности (ее целями и задачами, ходом выполнения), а также принятыми в группе принципами, идеями, ценностными ориентациями, которые в конечном счете являются проекцией идеологических конструкций, функционирующих в обществе. Именно сюда следует отнести различные феномены межличностных отношений (например, коллективистическое самоопределение и др.), о которых мы будем говорить дальше. Деятельностное опосредствование - принцип существования и принцип понимания феноменов второй, психологической страты.

Наконец, последний, поверхностный слой межличностных отношений (Г, см. рис. 2) предполагает наличие связей (главным образом, эмоциональных), по отношению к которым ни коллективные цели деятельности, ни общезначимые для коллектива ценностные ориентации не выступают в качестве основного фактора, опосредствующего личные контакты членов группы. Это не значит, что такие связи в полном смысле слова непосредственные. Вряд ли можно предположить, чтобы отношения любых двух людей не имели опосредствующего звена в виде тех или иных интересов, вкусов, эмпатических тяготений, суггестивных влияний, привычных ожиданий и т.д. Но содержание групповой деятельности, по существу, не сказывается на этих связях либо обнаруживается в очень слабой степени.

Подобно тому, как недопустим перенос на коллектив закономерностей, свойственных «диффузной группе», было бы неправомерно универсализировать выводы, полученные при изучении феноменов поверхностного слоя межличностных отношений в коллективе, считая их (выводы) необходимыми для сущностной характеристики этих межличностных отношений. Точно так же связи в третьей страте (В) являются необходимыми, хотя и недостаточными для характеристики коллектива без учета данных о страте Б, т.е. без выяснения социального смысла деятельности ее участников, мотивов деятельности и т.д.

Что же такое коллектив с точки зрения данного подхода? Коллектив - это группа, где межличностные отношения опосредствуются общественно ценным и личностно значимым содержанием совместной деятельности, и в этом его основное психологическое отличие от других групп. Не только преобладание проявлений коллективистского самоопределения и снижение конформных реакций, но и ряд других психологических явлений, о которых будет сказано дальше, выделяют его из числа Других общностей. В целом сегодня можно сказать, что большинство исследователей согласны в определении основных признаков коллектива. Во-первых, это объединение людей во имя достижения определенной социально одобряемой цели. Во-вторых, это объединение носит добровольный характер, т.е. под ним понимается сознательное, активное формирование межличностных отношений на основе общей деятельности. В-третьих, существенными признаками коллектива является его целостность, а также то, что коллектив выступает всегда как некоторая система деятельности с присущей ей организацией, распределением функций, определенной структурой руководства и управления. И, в-четвертых, коллектив представляет собой форму взаимоотношений между его членами, обеспечивающую принцип развития личности вместе с развитием коллектива.

Представление о многоуровневой структуре групповых отношений позволяет рассмотреть путь, проходимый каждой группой как последовательное включение все более глубоких слоев групповой структуры в их отношения. Конечно, не следует упрощать вопрос и представлять себе каждый этап в развитии какой либо конкретной группы как присутствие в ней одного какого-то слоя отношений. Наоборот, движение группы к коллективу не означает, что все более низкие слои здесь отсутствуют, но означает лишь такое существенное их преобразование, которое делает невозможным объяснение процессов, протекающих в низшем слое. Использование данных положений для построения типологий развивающейся группы требует рассмотрения пространства ее развития.

Векторы, образующие пространство, в котором можно разместить любую группу, показывают, с одной стороны, степень опосредованности межличностных отношений (С), а с другой - содержательную сторону опосредствования, развивающегося в двух противоположных направлениях: А - в направлении, соответствующем (в самой общей форме) общественно-историческому прогрессу, и В - препятствующем ему. Обозначим вектор А как просоциальное развитие опосредствующих факторов, а вектор В - как их антисоциальное развитие. Теперь, используя три вектора (А, В, С), построим изображение и рассмотрим его компоненты (рис. 3).

Фиг. 1 (см. рис. 3) несет на себе необходимые признаки коллектива, отвечающие требованиям общественного прогресса. Высокая социальная значимость факторов в максимальной степени определяет и опосредствует межличностные отношения, уделает коллектив высокосплоченным. Фиг. 2 представляет общность где высокий уровень развития социальных ценностей лишь в очень слабой мере

опосредствует групповые процессы. Возможно, это только что созданная группа с далеко еще не сложившейся совместной деятельностью. Здесь успех одного человека не определяет успешности деятельности других и неудача одного не влияет на результаты другого. Нравственные ценности в такой группе функционируют, но они отработаны в процессе общения и совместного труда. Их дальнейшая судьба зависит от того, будет ли налажена коллективная деятельность которая их повседневно создает и укрепляет. Это просоциалышя ассоциация. Фиг. 3 представляет группу, где налицо высокий уровень опосредствования взаимоотношений индивидов, но факторы, которые их опосредствуют, являются глубоко реакционными, враждебными социальному прогрессу. Позицию рассматриваемой фиг. 3 может занять любая антиобщественная корпорация. Фиг. 4 показывает общность, где взаимоотношения людей фактически не опосредствуются общими факторами совместной деятельности, а обнаруживают зависимость от асоциальных взглядов и представлений. Это асоциальная ассоциация. Наконец, фиг. 5 представляет типичную диффузную группу, где на нулевой отметке оказывается и социальная ценность опосредствующих факторов, и степень их выраженности в системе межличностного взаимодействия. Такова, например, собранная из случайных людей экспериментальная группа, которой предлагают незначимые в социальном отношении задания.

 

Итак, выделяются следующие 5 крайних позиций (при бес­конечном числе промежуточных положений, в которых может находиться каждая конкретная группа), характеризующих соот­ветственно наиболее выраженные уровни группового развития.

1. Максимальная степень опосредствованности и максималь­ная социальная ценность факторов деятельности, опосредству­ющих межличностные отношения, — это коллектив (например, бригада рабочих-монтажников).

2. Минимальная степень опосредствования при максималь­но просоциальных факторах, которые могли бы опосредство­вать межличностные отношения, если бы в группе была соот­ветствующая совместная деятельность - это просоциальная ас­социация (например, дружеская компания студентов).

3. Отсутствие опосредствования, обусловленное отсутствием совместной деятельности - это диффузная группа (например, пассажиры автобуса или больные в общей палате).

4. Минимальная степень опосредствования межличностных отношений какой-либо совместной деятельности при макси­мально асоциальных опосредствующих факторах - это асоци­альная ассоциация (например, группа хулиганствующих подро­стков).

5. Максимальная степень опосредствования деятельностью и максимальный антиобщественный, реакционный характер опос­редствующих факторов - это корпорация (например, мафия).

Близкий к предыдущему подход (и по исходным теоретиче­ским позициям, и по общей динамике группового развития, и по ряду выделяемых при этом этапов) был предложен Л.И.Уманским (рис. 4). В основу его концептуальной схемы положено представление о социально-психологических параметрах груп­пы, являющихся своеобразными критериями - отличительны­ми признаками развития группы как коллектива. В число этих параметров включены: содержание нравственной направленно­сти группы интегративное единство ее цели, мотивов, цен­ностных ориентации; организационное единство группы; груп­повая подготовленность в сфере той или иной деятельности; психологическое единство - интеллектуальная, эмоциональная, волевая коммуникативность, характеризующая соответственно процесс межличностного познания и взаимопонимания в груп­пе, межличностные контакты эмоционального характера, стрессоустойчивость и надежность группы в экстремальных ситуациях.

В зависимости от выраженности каждого из параметров, груп­па располагается по степени своего развития в континууме, срединную точку которого занимает группа-конгломерат, а по­люса - коллектив и антиколлектив. Движение группы к поло­жительному полюсу - коллективу сопряжено с последователь­ным прохождением двух его качественно новых стадий - коо­перации и автономизации. С некоторыми допущениями три ста­дии развития группы и превращение ее в коллектив в данной схеме (см. рис. 4) примерно соответствует тем трем слоям, ко­торые были выявлены А.В.Петровским. Заметим также, что путь движения группы в сторону антиколлектива пока исследовате­лями скорее намечен, чем изучен.

 

Выявленные теоретические отличия коллектива как группы высшего уровня развития были впоследствии подтверждены экспериментально. В указанном пространстве может быть размещена любая социальная группа. Каждый тип деятельности обладает своим диапазоном опосредствованности межличностных отношений и ее социальной ценности, а тем самым своей коллективообразующей силой. Данный подход разрушил существование взглядов на группу и ее закономерности вообще. В коллективах по сравнению с корпорациями действуют закономерности качественно иные, часто как бы «перевернутые» и взятые с противоположным знаком. В процессе коллективной деятельности возникают особые феномены межличностных отношений, которые не могут быть зафиксированы в других условиях, т.е. появляется новое групповое качество - коллективность.

Это новое качество отчетливо проявляется уже в таком вопросе, как размер группы. Проблема размера группы заложена, казалось бы, в самом названии «малая группа», т.е. необходимо определить пределы, в которых данное понятие сохраняет свои специфические качества. Несмотря на довольно многочисленные, причем нередко весьма категоричные указания в литературе по данному вопросу, он не может считаться полностью решенным. Достаточно долго психологи придерживались представлений, сформированных на основании открытия Д.Миллером магического числа 7±2, полученного при исследовании объема оперативной памяти. В качестве аргумента выдвигалось положение, что, поскольку группа контактна, необходимо, чтобы индивид одновременно удерживал в поле своих контактов всех членов группы, а это - по аналогии с памятью - может быть обеспечено в случае присутствия в группе 7±2 члена. Однако экспериментальная практика не подтвердила этих предположений.

В различных исследованиях можно найти самые произвольные числа, символизирующие предельные размеры группы: 10; 15; 20. А в некоторых случаях, когда речь идет о школьных классах, упоминаются группы по 30-40 человек. Подход к данной проблеме с точки зрения теории деятельного опосредования позволяет разрешить ее с позиции количества индивидов, целесообразного для успешного решения данной деятельности.

В настоящем коллективе размер группы не носит определяющего характера и непосредственно обусловлен содержанием групповой деятельности. Чем ниже уровень развития группы, тем большее значение для ее устойчивости приобретает число ее

членов. Оптимальной группа становится в результате не увеличения или уменьшения ее размеров, а повышения уровня ее развития.

Рассматривая временные аспекты существования групп, следует остановиться на интегративных процессах, обеспечивающих порядок, согласованность внутригрупповых структур, их стабильность и преемственность функционирования.

Интеграция группы свидетельствует о психологическом единстве, целостности данной общности. Интеграция проявляется в относительно длительном, самостоятельном существовании группы. Отсутствие интегративных свойств ведет к распаду любой человеческой общности. В рамках проблемы развития группы интеграция может рассматриваться как момент покоя, равновесия этой системы. В результате этого, с одной стороны, происходит фиксация и закрепление результатов ее изменения, а с другой - приспособление к предшествующим этапам существования. Отличительная особенность интегративных процессов состоит в том, что в обычных условиях они скрыты в повседневном функционировании группы и лишь в преодолении внезапных помех (барьеров для ее существования - соревнование, конфликт и т.д.) обнаруживают явные признаки своего присутствия. Итогом интеграции личности в группе становится ее совместимость с другими ее членами в общении и деятельности.

Проблема интеграции группы многогранна. Вполне очевидно, что интегративные процессы будут значительно зависеть от уровня развития группы, по-разному проявляясь в коллективе, или, например, диффузной группе, или ассоциации. Первым психологическим феноменом, обеспечивающим интеграцию коллектива и, одновременно, его отличие от других типов групп, явилось коллективистическое самоопределение. Экспериментально коллективистическое самоопределение было выявлено при изучении конформности и нонконформности, проводившемся, как это принято, с помощью так называемой подставной группы, в качестве которой либо используется группа людей, сговорившихся дезинформировать «наивного» постороннего индивида, либо экспериментатор намеренно искажает информацию, поступающую от группы, с помощью контроля над связями между группой и «обрабатываемым» индивидом. Методика предполагала решение задач, не значимых для испытуемых. Например, им предлагалось определить длину отрезков прямой линии, продолжительность кратких интервалов времени и т.д.

Гипотеза состояла в следующем: в общностях, объединяющих людей на основе совместной общественно значимой деятельности, взаимоотношения людей опосредствуются ее содержанием и ценностями. Гипотеза и определила тактику эксперимента. Была сделана попытка сопоставить внушающее воздействие действие на личность неорганизованной группы и сложившегося коллектива. И совершенно неожиданно выяснилось, что внушающее влияние мнения случайно собравшихся людей на индивида проявляется в большой степени, чем влияние мнения организованного коллектива, к которому данный индивид принадлежит.

Но парадоксальность этого экспериментально обоснованного вывода лишь кажущаяся. Процедуры, предусмотренные методиками, направленные на выявление внушаемости, апеллировали преимущественно к неосознанным позициям и действиям личности, в то время как поведение человека в коллективе определяется его осознанными установками по отношению к каждому из членов коллектива. Хорошо зная коллектив в целом, многих его членов, индивид сознательно, избирательно реагирует на мнение каждого, ориентируясь на отношения и оценки, сложившиеся в совместной деятельности, на ценности, которые приняты и утверждаются всеми. Состояние же индивида в незнакомой, случайной неорганизованной группе, в условиях дефицита информации о лицах, ее образующих, способствует повышению внушаемости. Таким образом, если поведение человека в неорганизованной случайной группе определяется исключительно местом, которое он выбирает для себя - чаще всего преднамеренно, то в коллективе существует еще одна специфическая возможность - коллективистическое самоопределение личности. Личность избирательно относится к воздействиям одной конкретной общности, принимая одно и отвергая другое, в зависимости от опосредствующих факторов + оценок, убеждений, идеалов.

Таким образом, было выявлено, что дилемме «автономия - подчиненность группе» противостоит самоопределение личности в коллективе, а противоположность неосознаваемым установкам внушаемости составляют осознаваемые волевые акты, в которых реализуется самоопределение. Это позволило сформулировать задачу новой серии исследований, ориентированных на углубленный анализ самоопределения личности. Если, используя методику подставной группы, побуждать личность якобы от имени коллектива, к которому она принадлежит, отказаться от принятых в нем ценностных ориентации, то возникает конфликтная ситуация, разделяющая индивидов, проявляющих конформность, и индиндивдов, способных к коллективистическому самоопределению, т.е. в соответствии со своими внутренними ценностями.

Коллективистическое самоопределение возникает в том случае, когда поведение личности в условиях специально организованного группового давления обусловлено не непосредственным влиянием группы и не индивидуальной склонностью внушаемости, а главным образом принятыми в группе целями и задачами деятельности, устойчивыми ценностными ориентациями. В коллективе, в отличие от диффузной группы, коллективистическое самоопределение является преобладающим способом реакции личности на групповое давление и поэтому выступает как особое качество межличностных отношений, способствующее сохранению цели коллектива, а следовательно, обеспечивающее его интеграцию.

В другой плоскости психологических исследований интегративных процессов был экспериментально выявлен феномен, противостоящий мнимой альтернативе «альтруизм – эгоизм» и получивший название коллективистическая идентификация. Это феномен межличностных связей, который предполагает такую мотивацию отношений к товарищу как члену коллектива, когда субъект, исходя из высоких нравственных мировоззренческих принципов, реально, действенно относится к другим, как к самому себе, и к себе, как ко всем другим в своем коллективе, когда противопоставление «Я» и «Они» снимается понятием «Мы».

Коллективистическая интеграция в равной мере предполагает отказ от альтруистического всепрощения и от эгоистического потребительского отношения к окружающим. Гуманность, забота о товарище, как и требовательность к нему, - норма коллективистических взаимоотношений. Так возникает психологический климат, благоприятный для всестороннего гармоничного развития личности. Нарушением принципов коллективистической интеграции является поведение, при котором к себе и к другим в одной и той же или в сходной ситуации индивид применяет разные нравственные нормы и строит свои поступки, исходя из подобных норм. Но все сказанное остается на уровне общих этико-психологических построений до тех пор, пока не найден эмпирический показатель и не созданы те конкретные экспериментальные условия, в которых можно было бы зафиксировать бесспорный факт или сохранения антагонизма «Я» и «Они», или, напротив, снятия его в коллективистическом начале «Мы». В лаборатории под руководством А.В.Петровского такой фактор был выделен. Первоначально этот параметр получил название действенная групповая эмоциональная идентификация.Он позволял выделить основные компоненты психологической характеристики изучаемого феномена и уже в самом себе содержал его развернутое описание. Но это обозначение весьма многословно и поэтому его заменили другим словом и обозначили позже как сочувствие, как соучаствование.

Итак, сочувствие как соучаствование - это коллективистическая идентификация, для которой некоторое неблагоприятное происшествие, а также связанные с ним переживания одного из членов группы даны другим как мотивы поведения, организующие их собственную деятельность, направленную одновременно на осуществление групповой цели и на блокирование действия данного происшествия. Для выявления соучаствования была применена особая экспериментальная процедура, позволяющая увидеть через групповое взаимодействие скрытые за ним глубинные межличностные отношения коллективистической идентификации.

С этой целью используется специальная аппаратура, позволяющая фиксировать, как ведет себя каждый испытуемый в условиях: когда наказание грозит всем членам группы, в том числе и ему; когда наказание угрожает кому-либо одному из числа его товарищей, участвующих в эксперименте. При этом предусматривается такой тип задачи, при котором быстрота решения, торопливость заведомо увеличивают число ошибок, за которые полагается наказание. В зачет соревнования с другой группой входит только показатель скорости выполнения задания, необходимость же корректной, безошибочной работы лишь подразумевается. Таким образом, повышение скорости выполнения задачи - цель групповой деятельности, однако быстрота работы повышает вероятность ошибок, а следовательно, и возможность наказания. Гипотеза исследования состояла в том, что в группах разного уровня развития групповое поведение, в котором обнаруживаются скрывающиеся за ним межличностные отношения, будет в первом и втором случаях наказания качественно различным и эти качественные различия окажутся доступными для количественного выражения и измерения.

Первый, основной вывод, полученный из проведенных экспериментов, - подтверждение реальности соучаствования как специфического социально-психологического феномена, свидетельствующего о способности группы к сопереживанию с любым ее членом и позволяющего измерить уровень развития в ней коллективистических отношений. Второй вывод: наиболее благоприятные условия для возникновения этого явления существуют в группах, по своему типу близких к коллективу. В «диффузных группах» и группах правонарушителей соучаствование, слабо выражено или вовсе отсутствует. Члены же коллектива идентифицируют себя с товарищем, что перестраивает их поведение. Об этом свидетельствует факт уравнивания времени решения задачи, а также фиксируемые экспериментатором эмоциональные высказывания испытуемых, выразительные движения и т.д. ч

Итак, соучаствование как проявление коллективистической идентификации является специфическим показателем уровня развития межличностных отношений в группе. В коллективе уровень сочувствия как соучаствования сохраняется и в том случае, когда оно (сочувствие) предназначено включенному в коллектив новичку. Как известно, в группах низкого уровня развития новичок заведомо оказывается в роли козла отпущения. Отношение к новичку во многом может рассматриваться в качестве критерия гуманных отношений в коллективе.

Сплоченность группы. Гармония человеческих отношений. Как она важна и каким кажется трудным ее достижение, если речь идет о конкретной человеческой общности, будь то научная лаборатория, производственная бригада, спортивная команда, учебная группа. Потому что и люди все разные, и обстоятельства сложные, и интересы могут не совпадать. Многосложность человеческих отношений неизбежно порождает конфликты. Но что же такое конфликт, и всегда ли он препятствует сплоченности людей, в него втянутых? И что такое сплоченность как высшее проявление гармонии человеческих отношений?

Трудно назвать психологическую проблему, которая привлекала бы внимание современных зарубежных социальных психологов в большей степени, чем групповая сплоченность. Литература, ей посвященная, насчитывает тысячи названий. Но большинство из них страдают одним и тем же пороком: приняв в качестве исходных эмоционально-психологические отношения между индивидами, находящие выражение в коммуникативной практике малой группы, и прежде всего в частоте, длительности и порядке взаимодействия, зарубежные социальные психологи, по существу, не ставили перед собой задачи установить, от чего зависят этапы отношения, не пытались проследить их истоки в экономике, идеологии, политике. В результате ведущим способом выявления сплоченности стала регистрация взаимодействий, коммуникативных актов, взаимных выборов и предпочтений, базирующихся на симпатиях, антипатиях, а практические рекомендации психолога относительно повышения сплоченности группы по преимуществу были связаны с возможным изменением ее социометрической структуры.

Легко понять, что такая программа исследования сплоченности не предусматривает изучения норм и ценностных ориентации, которые складываются в группе на наиболее важной для нее основе - на основе активной совместной деятельности, имеющей предметный характер, определенную направленность, социальный смысл и цель. В большинстве своем принятые в зарубежной психологии методики исследования сплоченности опираются на гипотезу о том, что между количеством, частотой и интенсивностью коммуникаций в группе и ее сплоченностью существует прямая связь, а поэтому количество и сила взаимных положительных или отрицательных выборов - это свидетельство сплоченности. При этом даже не предполагается, что частота и количество межиндивидуальных контактов, а также их продолжительность могут быть как раз следствием внутреннего единства группы. Источники групповой и индивидуальной активности, формирование установок, ценностных ориентации и норм - все это, таким образом, рассматривается как производное от уровня межличностного общения и эмоциональной окраски коммуникаций.

В работах отечественных психологов сплоченность коллектива рассматривается в качестве его важнейшей характеристик, меры его единения, вызванного осознанием общности цели, задач и идеалов, а также межличностными отношениями, имеющими характер товарищества, взаимопомощи. Поэтому для выявления сплоченности и получения индексов ее выраженности отечественные ученые обратились к содержательной характеристике групповой совместной деятельности. Так возникло представление о сплоченности как ценностно-ориентационном единстве коллектива, связанное с стратометрической концепцией.

Ценностно-ориентационное единство в качестве показателя групповой сплоченности выступает как интегральная характеристика системы внутригрупповых связей, показывающая степень совпадения мнений, оценок, установок и позиций членов группы по отношению к объектам, наиболее значимым для осуществления целей деятельности группы и реализации в ее процессе ценностных ориентации.

В основе экспериментальной программы выявления сплоченности в качестве главного показателя - индекса сплоченности - была принята частота совпадения мнений или позиций членов группы по отношению к такого рода объектам. Ценностно-ориентационное единство группы как показатель ее сплоченности отнюдь не предполагает совпадения оценок и позиций членов группы во всех отношениях, нивелировку личности в группе, например, в сфере вкусов, эстетических ценностей, читательских интересов и т.д. Разносторонняя и сколь угодно пестрая картина этих ориентации не препятствует сохранению сплоченности группы. Ценностно-ориентационное единство в коллективе - это прежде всего сближение оценок в нравственной и деловой сфере, в подходе к целям и задачам совместной деятельности.

Высокая степень ценностно-ориентационного единства создается не в результате коммуникативной практики группы и является следствием активной совместной групповой деятельности, имеющей общественно полезный характер. Именно она составляет основу общения между членами группы и всех феноменов межличностных отношений. Поэтому и характер взаимодействий (коммуникаций) в группе оказывается следствием единства установок и ценностных ориентации членов группы, к которому она приходит в результате совместной активной деятельности, носящей коллективистический характер. Все полученные экспериментальные данные подтвердили, что взаимоотношения людей в группах в большей или меньшей степени опосредуются целями, задачами и ценностями совместной деятельности, т.е. ее реальным содержанием.

Об интеграции коллектива можно судить, помимо выявления коллективистской идентификации и ценностно-ориентационного единства, по наличию или отсутствию феномена адекватности возложения ответственности за результаты совместной деятельности.То есть в группе должно иметь место четкое распределение ролей и функций, но группа и групповая деятельность - явления динамичные. Далеко не всегда можно во всей полноте расписать все функции всех членов группы и заблаговременно согласовать все функционально ролевые ожидания, в особенности если деятельность носит творческий характер. В таком случае сплоченность как согласование функционально-ролевых ожиданий не может обеспечить подлинную интеграцию личности в коллективе. Данное обстоятельство заставляет вновь вернуться к представлению о ценностно-ориентационном единстве как основном и важнейшем показателе сплоченности коллектива, но уже обратившись не только к предметно-целевым характеристикам групповой деятельности, но и к ее нравственной основе, выражаемой в личностной позиции каждого члена коллектива по отношению к своему товарищу, с которым он связан общей целью.

Все рассмотренные выше формы ценностно-ориентационного единства характеризовали сплоченность как результат совпадения ориентации в некотором объекте. Теперь надо рассмотреть случаи единства, проявляющегося в том, что все в группе видят друг друга, относятся друг к другу с единой нравственной позиции. Здесь как раз и имеется в виду феномен возложения ответственности, т.е. устойчивая позиция личности, проявляющаяся в признании правомерности отнесения возможных социальных санкций в форме одобрения или наказания за успех или неудачи в совместной деятельности к себе лично или к другим лицам в группе.

Феномен возложения ответственности рассматривается зарубежными психологами как индивидуально-психологическая характеристика человека. Ее проявление зависит от таких переменных, как: особенности индивидов, с которыми вступают в отношения (беззащитные или способные дать отпор; привлекательные или непривлекательные); ситуация деятельности (кооперативная или конкурентная); строение деятельности (последовательное выполнение индивидуальных операций или совместное). Обычно акты возложения ответственности изучали в игровых условиях вне связи с конкретной социальной средой, значимой конкретной деятельностью. В результате этот достаточно интересный феномен оказался необъясненным.

Эксперименты, проведенные отечественными психологами, выявили зависимость характера возложения ответственности от уровня развития группы. Оказалось, что в коллективе акты возложения ответственности носят в основном объективный характер. Вклад каждого члена коллектива в общее дело вне зависимости от конечного успеха или неудачи совместной деятельности, оценивается правильно. В группах, не достигших уровня коллектива, наблюдалась противоположная картина: в случае успеха совместной деятельности каждый испытуемый стремился отметить свои заслуги, а в случае неудачи - был готов переложить вину на всех других или, по крайней мере, «на объективные обстоятельства». Можно предположить, что в такой группе акты возложения ответственности обусловлены главным образом индивидуально-психологическими особенностями субъекта оценкой это как раз та сфера, где обнаруживается действие всех тех же закономерностей и зависимостей, которые были экспериментально обнаружены западными социальными психологами и распространены на все группы, независимо от уровня их развития.

Неверное возложение ответственности за успехи или неудачи реально выполняемой и социально оцениваемой деятельности нередко приводит к конфликтам в группе. Так как сплошь и рядом участники совместной деятельности не в coстоянии объективно измерить собственный вклад в общее дело, то их оценки носят явно субъективный характер. Нравственная сила коллектива создает барьеры развитию субъективизма и тем самым способствует формированию условий для совместимости его членов на основе моральных норм, принятых всеми членами коллектива. В подлинных коллективах в случае неудачи каждый индивид пытается прежде всего разобраться в себе: все ли он сделал для достижения общей цели и не уклоняется ли от ответственности, если виноват. Если же коллектив успешно решает стоящие перед ним цели, то его члены не стремятся приписать успех только себе, не умаляют роли и значения другого в общих достижениях, а отчетливо понимают, что то, чего они достигли, является плодом коллективных усилий.

Точно так же, как различные группы не похожи друг на друга в зависимости от факторов, их образующих, и прежде всего от уровня их развития, индивиды, входящие в эти группы, тоже будут различаться, но уже по своим деловым и личностным качествам, по статусу и престижу, В совокупности эти различия представляют собой пеструю картину групповой дифференциации. Любой человек, впервые попадая в группу, тратит немало времени на то, чтобы узнать, «кто есть кто». В психологии имеются специальные методы, позволяющие заменить длительное пристальное педагогическое наблюдение и облегчить работу воспитателя.

Одним из наиболее популярных методов определения межличностных предпочтений в группах по-прежнему остается социометрия, предложенная учеником З.Фрейда, - Джекобом Морено (1892-1974). Согласно теории Морено, все напряжения, конфликты, в том числе и социальные, обусловлены несовпадением микро- и макроструктуры. Это несовпадение, по его мнению, означает, что система симпатий и антипатий, выражающих психологические отношения индивида к людям, часто не вмещается в рамки заданной индивиду макроструктуры: ближайшим может оказаться окружение, состоящее из неприемлемых в психологическом отношении людей. Следовательно, задача состоит в приведении в соответствие макро- и микроструктуры. Именно этой цели и служит социомегрическяя(т.е. «измеряющая общество») методика, выявляющая симпатии и антипатии с тем, чтобы узнать, какие же перемещения необходимо произвести.

Социометрический опрос существенно отличается от анкетного опроса или интервью, так как вопросы, на которые Должны ответить члены группы, касаются эмоциональной стороны их взаимоотношений. Здесь не может быть полной анонимности, иначе социометрия окажется малоэффективной. Социометрическая техника исследования групп построена на том, что исследуемые лица выбирают (или отвергают) партнеров для совместного проведения свободного времени, совместной работы или учебы, соседа по парте и т.д. Для этого, как правило, используется прямой вопрос: с кем бы ты хотел (работать, учиться, проводить время)..? По числу полученных от других членов группы выборов (или отказов) и их интенсивности (в соответствии со степенью желания или нежелания) можно судить о популярности, эмоциональной притягательности, положении индивида в группе. Социометрические данные об отношениях в группе могут быть выражены графически в виде социограммы, где будут наглядно показаны переплетение взаимных симпатий и антипатий, наличие и отношение между группировками, наличие социометрических «звезд» (выбираемых большинством опрашиваемых), «пренебрегаемых» (имеющих мало выборов), «изолированных» (вообще не имеющих выборов) или «отверженных» (имеющих только отрицательные выборы).

Социометрический выбор является весьма оперативным, с его помощью может быть достаточно четко выявлена картина эмоциональных тяготений, количественная диагностика структуры группы, динамика межличностных предпочтений, удовлетворенность индивида общением в данной группе и т.д. В то же время следует отметить и определенную ограниченность социометрии, обусловленную методическими просчетами ее автора.

Так, социометрия фиксирует не все, а только эмоциональные отношения индивидов в группе. Информационная ценность получаемых данных достаточно низка. Этот метод не пригоден при исследовании групп, имеющих более 40 членов. Кроме того, систему связей, констатируемую с помощью социометрической техники, нельзя считать неизменной. Социограммы также не способны рассказать о причинах этих изменений. Остается также неизвестным, какими мотивами руководствовались члены группы, отвергая одних и выбирая других, что скрывается за симпатией и антипатией. Перед исследователями встает вопрос: как выявить в группе действительную внутреннюю динамику взаимоотношений, которая остается скрытой для социометрических методов, позволяющих быстрее и определеннее, чем простое наблюдение, обнаружить лишь внешнюю сторону этих отношений? Внешняя картина внутригруппового взаимодействия может рассматриваться как следствие глубинных отношений между членами группы, но социометрия не выясняет причин предпочтения и изоляции.

В связи с этим возникает важная социально-психологическая задача, которая должна быть включена в социометрическое изучение, - выявление мотивов, по которым личность готова осуществлять эмоциональный (а также деловой) контакт с одними членами группы и отвергать других. При прямой постановке вопроса не всегда можно надеяться на искренний ответ, к тому же индивид сам не всегда отдает себе отчет, почему предпочитает одного человека и не приемлет другого. В связи с этим важное значение для указанных целей приобретает экспериментальное выявление мотивации межличностных выборов на основании косвенных данных.

Выяснение мотивационного ядра выбора в системе межличностных отношений служит примером совершенствования социометрических тестов. Благодаря введению соответствующей методической процедуры возникает возможность перейти от исследования поверхностного слоя общения к исследованию более глубинных его пластов. При разработке методики определения мотивационного ядра выбора были приняты во внимание следующие соображения. Предположим, что ученику Иванову предоставлено право выбрать себе товарища по парте. Какими мотивами он руководствовался, выбирая Петрова, а не Ковалева или Сидорова? Все будет зависеть от мотива. Восстановим возможный ход мыслей Иванова: «Петров веселый, живой... с ним не скучно и время проходит незаметно. Вот, правда, он правильно подсказать не сумеет и списывать у него бессмысленно, - всегда много ошибок. А Ковалев? Он всегда знает, у него можно списать, спросить обо всем непонятном, но на уроке с ним не посмеешься…». Кого выбрать? Какой из этих мотивов победит - того и выберут.

Все это определяет программу эксперимента. Школьнику сначала можно предложить составить социометрически упорядоченный ряд по традиционной схеме («С кем бы ты хотел сидеть на одной парте в первую, вторую, третью очередь и т.д.?»), а затем попросить составить ряды, упорядоченные по качествам, важным для учебной деятельности и общения (например: «Укажи, с кем в классе тебе всегда бывает весело?»). После этого - новая инструкция: «Укажи, кто в классе может оказать тебе помощь в затруднительных ситуациях учебы?» Если социометрический ряд будет совпадать с первым рядом, то в мотивационное ядро выбора, очевидно, входит мотив комфортного общения; если социометрические выборы окажутся близкими второму ряду, тогда имеет место мотив ожидания помощи в учебе. Используя коэффициент ранговой корреляции, можно выяснить, насколько сближается с социометрическим рядом один из рядов, упорядоченных по качествам, т.е. какой из рядов входит в мотивационное ядро межличностного выбора.

Итак, можно составить упорядоченные ряды применительно к разным достоинствам личности. Если затем выстроить эти ряды в иерархическом порядке и сравнить с тем рядом, который был получен на базе социометрической инструкции, то становится видно, как соответствующие личностные достоинства членов группы входят в мотивационное ядро выбора в социометрическом эксперименте. Благодаря этому можно установить группу личностных характеристик, наиболее важных для выбора, и на этой основе судить, какая из потребностей личности доминирует в выборе. Выявление мотивационного ядра предпочтительности способствует пониманию взаимоотношений всякий раз, когда возникают вопросы: почему социометрическая картина в данной группе именно такова? почему такой-то член группы предпочитает такого-то? почему некоторая часть группы числится в категории «звезд», а другая, - в числе «отверженных»? Важность ответов на эти вопросы для педагога несомненна.

Референтная группа, референтность, референтометрия.Итак, основанием для выбора в системе межличностных отношений для сторонников социометрического подхода оставались симпатии и антипатии. Человек выбирает человека потому, что хочет быть с ним: общаться, работать, отдыхать и т.д. Вероятно, симпатии являются достаточно прочным связующим средством для группы людей, объединившихся не для совместного труда, а для отдыха, развлечений. Но, видимо, и для общего дела небезразлично, существует или нет взаимное тяготение между людьми. Правда, возникает вопрос: неужели симпатия - единственное или главное основание для того, чтобы один человек выделял другого человека в процессе общения, выбирал среди многих, дифференцируя группу по наиболее важным для него признакам?

Если обратиться к зарубежной литературе, то можно заключить, что другого основания, кроме эмоционального, как будто и не бывает. Не случайно в концепции «групповой динамики» группа рассматривается прежде всего как эмоционально-коммуникативное соединение. Однако обращение к принципу деятельностного опосредствования позволяет сделать другие выводы. Одна из важнейших характеристик человека в группе состоит в том, что он обращается к ней, как к источнику ориентации в окружающей действительности. Каждый участник совместной деятельности заинтересован в оценке ее значимых условий, целей и задач, вклада каждого в общий труд и своего собственного вклада, в оценке своей личности, отраженной в зеркале общего мнения. Все это в наибольшей степени присуще коллективу, где межличностные отношения опосредствуются общим делом, его содержанием и ценностями.

В результате активного взаимодействия с другими членами группы, решая конкретные задачи, индивид обретает свои ценностные ориентации. Их усвоение предполагает и своего рода контроль над личностью, реально осуществляемый группой или приписываемый личностью группе. Ориентация на ценности группы, на ее мнение заставляет индивида выделять круг лиц, позиция и оценка которых для него особенно существенны. Все это предполагает такой принцип предпочтительности и выборности в межличностных отношениях, который отсутствует в социометрическом изучении.

Как следует обозначить эту группу лиц внутри коллектива, которую индивид избирает, чтобы справиться с их мнениями, оценками, - группу лиц, обретающих статус особой предпочтительности для субъекта? Эту группу лиц обычно объединяют понятием референтная группа, впервые введенным Г.Хайменом, занимавшимся в 30-е годы исследованием социального статуса. Опрашивая испытуемых и выясняя, с кем они себя сравнивают, когда хотят представить себе характер своего социального статуса, он установил, что стандарты, на которые равняется личность, оказываются детерминированными не столько стандартами тех групп, членом которых она реально является, сколько стандартами групп, общность с которыми она ощущает. Последние и выступают для нее в качестве референтных групп. Референтной называется группа, чем-то привлекающая человека, норм и ценностей которой он придерживается или стремится к ним приспособиться, членом которой он охотно стал бы; или же группа, с которой человек себя сравнивает, которая служит ему точкой отсчета для оценки субъектом самого себя и других людей. Таким образом, у референтной группы имеются две функции - сравнительная и нормативная. В понимании референтной группы самое важное - это фактор оценки: ориентация субъекта на оценку своих поступков, своих личностных качеств, существенно важных обстоятельств деятельности и т.д. со стороны его референтной группы. Даже в том случае, когда индивид не располагает информацией об оценке его персоны со стороны референтной группы, он не может не строить предположений о возможном ее мнении. Для того чтобы нормы и ценности референтной группы оставались постоянно действующим ориентиром для индивида, ему необходимо постоянно соотносить с ними свое реальное поведение. Из множества окружающих его людей индивид избирает тех, кого он наделяет особым субъективно важным для него качеством, особой характеристикой референтностью.

Соотнесение субъекта и объектов ориентации осуществляется путем обращения к ценностным ориентациям другого лица, Другого или других членов коллектива. Референтность выступает как форма проявления особых субъект-субъект-объектных отношений, в которых связь с другим субъектом опосредствует отношения субъекта к значимому для него объекту. «Значимый другой» становится своего рода зеркалом, в котором отражается сам индивид и все, что его окружает. Естественно, что члены группы в различной мере обладают референтными качествами и это обстоятельство объясняет направленность выбора, большую предпочтительность одних и меньшую других. Благодаря кругу референтных лиц индивид получает возможность не только воспринимать окружающий мир сквозь призму ценностных ориентации (убеждения, взгляды, мнения) его товарищей, но также откорректировать благодаря этому свое отношение к окружающему, лучше понять и оценить себя. В условиях общения со своим референтным кругом личность, как субъект познания, становится объектом самопознания, осознанно или неосознанно выделяя индивидов, способных оценить ее по параметрам, которые она сама рассматривает в качестве важнейших.

Таким образом, рассматривать выборность и предпочтительность в группе исключительно с социометрических позиций - значит явно обеднить трактовку межличностных отношений и сущность внутригрупповой дифференциации. Без учета референтной предпочтительности психология межличностных отношений оказывается крайне суженной. Может быть, преимущество социометрического подхода к группе состоит в том, что он хорошо операционализирован, оснащен соответствующей эмпирической процедурой, допускает получение точных количественных данных, их обработку и наглядное отражение в социограммах и матрицах. Но в психологии межличностных отношений все чаще стали прибегать к приему выявления референтной предпочтительности.

Идея референтометрии состояла в том, чтобы, с одной стороны, дать возможность испытуемому ознакомиться с мнением любого члена группы по поводу заранее отобранных и несомненно значимых объектов (в том числе с оценкой его, испытуемого, личностных качеств), а с другой - строго ограничить количество таких избираемых лиц. Это вынуждало испытуемых проявлять высокую степень избирательности к кругу лиц, чье мнение и оценка его привлекали более всех других. Процедура референтометрии состоит в следующем. Беседуя наедине с каждым испытуемым, экспериментатор подводил его к тому, что ему, возможно, представится случай узнать некоторые из оценок, которые дали ему его товарищи. После того, как испытуемым был отмечен (в предложенном ему списке группы) кто-то один из группы, экспериментатор объявил, что можно сделать еще один и, вероятно, последний выбор. И, наконец, испытуемо


Поделиться:

Дата добавления: 2015-02-09; просмотров: 164; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты