Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 3 Новые подходы к изучению типологических различий между людьми 1 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

 

3.1. Представления о темпераменте Г. Айзенка

Очевидные недостатки популярных на Западе теорий темперамента Э. Кречмера и К. Юнга попытался «исправить» английский психолог Ганс Айзенк (1957, 1990), который предложил рассматривать типологии этих двух ученых как систему из четырех координат (рис. 3.1).

 

Рис. 3.1. Сочетание типологий К. Юнга и Э. Кречмера (по Г. Айзенку).

 

Рис. 3.2. Образование типов темперамента (по Г. Айзенку).

Первую координату образует объектно‑субъектная ориентация (от максимальной экстраверсии до максимальной интроверсии). Второй выступает шкала нормы – патологии. Средние величины патологии (психических отклонений) образуют неврозы, сильные – психозы. Третья координата – шкала маниакально‑депрессивный психоз – шизофрения. Середина этой шкалы представлена нормальными психическими состояниями. Для одного типа темперамента таковые выступают синтонией (минимально выраженной циклотимией) и собственно циклотимией, для другого – дистонией и шизотимией. Средние величины психических отклонений образуют соответственно истерию и психастению, а максимальные – маниакально‑депрессивный психоз и шизофрению. Четвертая координата образована тремя типами телосложения: пикническим, атлетическим и лептосомным. Заслуга Г. Айзенка состоит, во‑первых, в подведении физиологической базы под чисто психологические типы К. Юнга, и, во‑вторых, в том, что все психологические проявления – нормальные и патологические – рассматриваются как континуумы значений, а не как крайние типы. Но и в этом случае одна из координат, относящаяся к типам телосложения, остается дискретной.

 

...

Ганс Юрген Айзенк родился в 1916 г. в Германии. Научной деятельностью занимается в Англии. Профессор Лондонского университета, руководитель психологической лаборатории Института психиатрии в Лондоне. Один из основателей клинико‑психологического направления исследований в Великобритании. Известен работами в области исследования расстройств личности. Им внесен значительный вклад в разработку психодиагностических методов (личностные опросники Айзенка), в том числе интеллекта. Автор оригинальной модели личности, двухфакторной теории социальных установок личности, трехфакторной теории памяти.



 

Описывая поведение экстравертов и интровертов, с одной стороны, и лиц с высоким и низким нейротизмом – с другой, Г. Айзенк построил свою модель типов темперамента. Тип темперамента, согласно этому автору, представляет собой один из четырех квадрантов при пересечении двух ортогональных шкал: 1) экстраверсия – интроверсия и 2) эмоциональная стабильность – лабильность. Первая шкала характеризует индивида со стороны «открытости» внешнему миру, вторая – со стороны его эмоциональной устойчивости. Сочетание таковой с экстраверсией Г. Айзенк отождествляет с типом сангвиника; эмоциональной лабильности и экстраверсии – с холериком; эмоциональной устойчивости и интроверсии – с флегматиком, а эмоциональной лабильности и интроверсии – с меланхоликом (рис. 3.2).

В представленной модели отсутствуют такие характеристики темперамента, как эмоциональная возбудимость и реактивность.

3.2. Подход к изучению темперамента в пермской психофизиологической школе В. С. Мерлина

Другой подход к темпераменту был у В. С. Мерлина, основателя пермской психологической школы, специфика которой заключалась в изучении частных проявлений темперамента – его свойств.



 

 

...

Свойства темперамента – это такие природные психические свойства, которые характеризуют динамическую сторону психической деятельности: быстроту возникновения и устойчивость психических процессов, их интенсивность, направленность психической деятельности и т. д.

 

Свойства темперамента характеризуют именно особенности психической деятельности, а не физиологические процессы, хотя и связаны с последними.

Однако как и при установлении типов темперамента возникли существенные разногласия относительно и количества его свойств, и их качественного состава, хотя признается, что формально‑динамические свойства темперамента связаны с эмоциями, энергией и вниманием. Именно различия в выраженности таких свойств у разных людей интересуют многих дифференциальных психологов.

В. С. Мерлин (1973) выделил такие свойства темперамента, как сенситивность (чувствительность), реактивность (легкость возникновения реакции, побуждения к действию), пластичность (изменчивость) – ригидность (инертность) установок, тревожность (склонность к беспокойству), экстравертированность (открытость, общительность) – интровертированность (замкнутость), эмоциональную возбудимость, экспрессивность (энергичность проявления эмоций в жестах, речи), активность произвольной целенаправленной деятельности.

В. С. Мерлин (1964) считал, что понятие темперамента должно быть не исходной предпосылкой, а конечным результатом разработки теории такового. В качестве же предпосылки следует описать признаки, по которым можно было бы отличить темперамент от других индивидуальных психологических особенностей.



Автор полагал, что тип темперамента зависит от общего типа нервной системы по И. П. Павлову. Однако такую характеристику темперамента он считал недостаточной и выдвигал ряд других признаков.

Первым, основным признаком темперамента В. С. Мерлин считал его обусловленность свойствами нервной системы. Далее исследователь назвал еще ряд особенностей, которые можно признать свойствами (характеристиками) темперамента. Это регулирование динамики психической деятельности в целом; проявление своеобразия динамики отдельных психических процессов; устойчивый характер на протяжении длительного времени; строго закономерное соотношение между ними, говорящее о типе темперамента. Иначе говоря, признаки темперамента – его врожденность, стабильность проявления, влияние на динамику психической деятельности человека, наличие определенного комплекса свойств (красиса), обусловливающего определенный тип темперамента. К таким свойствам В. С. Мерлин также относил особенности эмоционально‑волевой сферы.

Однако на практике все свелось к изучению отдельных свойств темперамента.

В. С. Мерлин считал, что применяющиеся до сих пор способы исследования типов нервной системы нельзя считать достаточными. По его мнению, они в лучшем случае устанавливают фактически существующую совокупность типологических особенностей, наблюдающуюся у данного человека, или стохастическую связь (при использовании статистических методов на группе людей). Психологическую функциональную взаимозависимость свойств нервной системы таким путем установить нельзя. Поэтому существующие типологии нервной системы следует, по мнению В. С. Мерлина, считать лишь предварительными.

Действительно, наличие у человека тех или иных типологических особенностей еще не означает, что все они входят в один и тот же типологический комплекс. Могут быть специфические черты, нейтральные по отношению к последнему. Поэтому надо знать, на что и каким образом оказывает влияние данная типологическая особенность и как это влияние согласуется с ролью других типологических особенностей, которыми характеризуется этот человек. Только тогда можно определить, существует ли у него какой‑либо типологический комплекс , т. е. сочетание типологических особенностей, обусловливающих степень проявления того или иного психофизиологического феномена (склонности, способности, волевого качества и т. п.) .

С точки зрения В. С. Мерлина, под типом следует понимать не просто сочетание типологических особенностей, а сочетание, сопровождающееся закономерными связями между ними .

 

...

Вольф Соломонович Мерлин родился в 1898 г. в г. Могилеве в семье учителя. В 1923 г. окончил Петроградский педагогический институт. Его научная деятельность началась в психологическом отделе Ленинградского института научной педагогики и продолжилась в Ленинградском пединституте им. А. И. Герцена, Саратовском и Свердловском (теперь Екатеринбургском) пединститутах. С 1947 по 1953 г. его научная и педагогическая деятельность была связана с Казанским университетом. Докторскую диссертацию защитил в 1950 г. Затем до конца своих дней работал в Пермском пединституте, основав там пермскую психологическую школу. Выдающийся специалист в области дифференциальной психофизиологии, психологии личности. Основные его труды: «Очерк теории темперамента» (М., 1964, автор и научный редактор); «Очерк психологии личности» (Пермь, 1959); «Очерк интегрального исследования индивидуальности» (М., 1986). Умер В. С. Мерлин в 1982 г.

 

При этом он считал наиболее вероятным, что не тип зависит от сочетания типологических особенностей, а, наоборот, свойства, особенности их проявления зависят от типа. Свою точку зрения исследователь подкрепляет ссылкой на факты связи типологических различий с биохимическими показателями, гормональной деятельностью, обменом веществ, с особенностями телосложения. Таким образом, В. С. Мерлин от типов высшей нервной деятельности переходит в своей концепции к конституциональным типам, в которых отражаются морфологические и биохимические особенности человека.

Поэтому основным направлением в изучении свойств нервной системы и темперамента стало установление связи между какими‑либо типологическими особенностями свойств нервной системы и отдельными характеристиками (свойствами) темперамента.

Ученик В. С. Мерлина – В. В. Белоус (1981), используя математическую модель инварианта, выделил два интегральных типа темперамента, условно названных им А и Б. Субъекты типа А характеризовались сильным возбуждением, высокой или низкой динамичностью торможения, экстраверсией, беззаботностью, пластичностью, высокой или низкой эмоциональностью. Тип Б отличался слабым возбуждением, высокой или низкой динамичностью возбуждения, интроверсией, ригидностью и тревожностью. Однако в этих комплексах, характеризующих типы, многое вызывает вопросы.

Во‑первых, настораживает сведение всего многообразия типов лишь к двум. Во‑вторых, неужели субъекты с высокой эмоциональностью никак не отличаются от субъектов с низкой эмоциональностью? В‑третьих, весьма сомнительной характеристикой служит динамичность возбуждения и торможения (как будет показано ниже (см. раздел 4.3), скорее всего такого свойства нервной системы, по крайней мере – монометричного, независимого от слабости нервной системы, не существует). Не случайно, очевидно, в более поздней работе (1982) В. В. Белоус убрал из характеристики этих типов свойство динамичности, а для типа А оставил только высокую эмоциональность, отказавшись от учета низкой. Кроме того, в характеристику типа А он добавил импульсивность, а типа Б – неэмоциональность и заторможенность. В‑четвертых, как справедливо отмечает В. М. Русалов (1985), в этих объяснениях темперамента нет многих его важных характеристик; например, не упоминается активность.

Вообще, выделение тех или иных типов с помощью математических процедур во многом зависит от набора изучаемых особенностей человека. В случае с одним каким‑либо набором могут выявиться те или иные типы, а с другим – свои. Так что все они отражают истинное положение вещей лишь в относительной мере.

3.3. Взгляд на проблему темперамента в психофизиологической школе Б. М. Теплова

Более последовательную позицию занимал Б. М. Теплов (1959). Он отмечал опасность смешения двух понятий – типа поведения и типа как комплекса свойств нервной системы (точнее – комплекса типологических особенностей проявления таковых). Он подчеркивал, что они не могут быть просто «наложены» друг на друга.

 

 

...

С одной стороны, в типичных картинах поведения может проявляться определенный комплекс свойств нервной системы, с другой стороны – учение о типах как комплексах свойств нужно именно для того, чтобы научно разобраться в картинах поведения (Теплов, 1956, с. 6).

 

Следует подчеркнуть, что когда говорят о типе, имеют в виду интегральную характеристику, отражающую комплекс (сочетание) нескольких свойств. Однако ряд авторов рассуждают о «сильном типе нервной системы», «слабом типе нервной системы», «инертном типе» и т. п., выстраивая, таким образом, классификацию лишь по одной типологической особенности проявления какого‑либо свойства нервной системы. При этом доказывается, что сила – слабость это вовсе не полярные проявления одного и того же свойства, а разные свойства. Такое толкование понятия «тип» некорректно и вызвано игнорированием физиологической сущности свойств нервной системы или отождествлением с психологическими проявлениями этих свойств.

В лаборатории Б. М. Теплова сложилась определенная методология изучения свойств нервной системы, четкое изложение которой дано В. Д. Небылицыным (1966). Одно из фундаментальных положений этой методологии – требование изучать свойства нервной системы, а не типы высшей нервной деятельности . По мнению автора, «классификация типов высшей нервной деятельности, созданная на основе учения о свойствах как бы в развитие этого учения, явилась на самом деле, как показал опыт применения этой классификации в физиологии и психологии, очевидным шагом назад по сравнению с оригинальной и в высшей степени плодотворной идеей об основных свойствах нервной системы… Слишком часто дело сводилось именно к распределению контингента испытуемых по четырем “типам” и лишь в лучшем случае выделению еще нескольких промежуточных “типов”. В этих условиях число “четыре” неизбежно приобретало некоторый мистический оттенок» (В. Д. Небылицын, 1966, с. 7–8).

 

...

Борис Михайлович Теплов родился 21 октября 1896 г. в г. Туле в семье инженера. Действительный член АПН РСФСР. В 1914 г., окончив гимназию, поступил на философское отделение историко‑филологического факультета Московского университета, однако в 1916 г. из‑за Первой мировой войны был призван в армию и отправлен в школу прапорщиков. Принимал участие в боевых действиях на Западном фронте. После демобилизации продолжил обучение в МГУ, который окончил в 1921 г. Затем снова был призван в Красную армию и работал в ряде ее учреждений, где занимался изучением психологических вопросов маскировки.

С 1933 г. – заведующий лабораторией и отделом института психологии при Московском университете (в последующие годы ставшим НИИ общей и педагогической психологии АПН); был заместителем директора этого института. Изучал проблему способностей и одаренности, с 50‑х гг. его интересы сфокусировались на изучении типологических особенностей свойств нервной системы.

Создал свою психофизиологическую школу, занимавшуюся изучением этой проблемы. Умер Б. М. Теплов 28 сентября 1965 г.

 

Действительно, ориентация всего лишь на четыре типа высшей нервной деятельности (кстати, существующая до сих пор в учебниках по физиологии, психологии и педагогике) стала тормозить развитие дифференциальной психофизиологии. Были выявлены такие сочетания типологических особенностей (сильный, неуравновешенный с преобладанием торможения над возбуждением; слабый с преобладанием торможения и др.), которые не могли быть отнесены ни к одной из вариаций павловской классификации. Еще более усложнилась проблема, когда в лаборатории Б. М. Теплова стали постулировать новые свойства нервной системы: лабильность, динамичность, концентрированность. Поэтому Б. М. Теплов считал, что на данном этапе изучения проблемы больший научный смысл имеет выявление типологических особенностей проявления свойств нервной системы, чем определение «типов». Он справедливо полагал, что никакая научно обоснованная классификация последних невозможна, пока детально не будут изучены вопросы, относящиеся к основе такой классификации – свойствам нервной системы.

 

 

...

В. Д. Небылицын, опираясь на эту мысль, утверждал:

Центральной проблемой «учения о типах» является пока отнюдь не применение готовой типологической схемы к исследованию вопросов прикладного характера, а предварительное детальное изучение природы и содержания основных свойств нервной системы, определение их структуры и характера взаимоотношений (их сочетаемости) и лишь как результат всего этого – постановка вопроса о возможных комбинациях свойств нервной системы, в том числе «типических» комбинациях, и о классификации типов нервной системы, если таковая вообще окажется возможной (1966, с. 9).

 

К сожалению, эта задача – отыскать «типические» сочетания типологических особенностей проявления свойств нервной системы – в лаборатории Б. М. Теплова – В. Д. Небылицына так и осталась нерешенной.

В. Д. Небылицын (1976), а позднее и его ученик В. М. Русалов (1985) выделяют в темпераменте, как и ряд их предшественников (Хейманс и Вирсма, Кречмер и др.), две подструктуры: общую активность и эмоциональность. Первая представляет, по В. М. Русалову, компонент более высокоорганизованной структуры – интеллекта, а вторая – компонент характера.

Согласно представлениям В. М. Русалова, в основе темперамента лежат свойства не отдельной какой‑либо биологической подсистемы, а общая конституция человеческого организма, которая рассматривается им как совокупность частных конституций, – т. е. совокупность физических и физиологических свойств индивида, закрепленных в его наследственном аппарате. (Замечу, что введение им частных биохимической, нейродинамической и других физиологических конституций весьма спорно.) В общую конституцию, по мнению автора, надо включать и генетические, и биохимические, и соматические, и физиологические, и нейрофизиологические характеристики человека.

 

...

Владимир Дмитриевич Небылицын родился 21 июля 1930 г. в г. Троицке Челябинской области. Доктор психологических наук, профессор, член‑корреспондент АПН СССР. Окончил в 1952 г. отделение логики и психологии филологического факультета МГУ. В течение двух лет вел методическую работу в Дагестанском институте усовершенствования учителей. В 1954 г. поступил в аспирантуру Института психологии АПН РСФСР, которую закончил в 1957 г., защитив кандидатскую диссертацию. Ученик Б. М. Теплова, после смерти которого (в 1965 г.) заведовал лабораторией психофизиологии НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР, совмещая эту работу с деятельностью заместителя директора института по науке. В 1965 г. защитил докторскую диссертацию. В 1967 г. избран членом‑корреспондентом АПН СССР. С 1972 г. был заместителем директора Института психологии АН СССР. Погиб в авиакатастрофе 1 октября 1972 г.

 

В связи с таким «набором» составляющих темперамент компонентов становится неясным, почему В. М. Русалов это образование – темперамент – называет психологическим. Что в этом «составе» психологического (даже если учесть две психологические составляющие – активность и эмоциональность, которые отнюдь не только, а скорее всего – и не столько психологические, сколько физиологические)?

 

 

...

В биологии человека, антропологии, медицине для обозначения совокупности устойчивых, врожденных или приобретенных признаков широко используется понятие конституции (от латинского сопstitutus – установленный, устойчивый).

Исторически сложилось, что в термин «конституция» вкладываются два резко отличающихся друг от друга смысла. Первый – конституция как совокупность наиболее существенных индивидуальных особенностей и свойств, закрепленных в наследственном аппарате и определяющих специфичность реакций всего организма на воздействие среды. В этом смысле конституция рассматривается как функциональное единство всех физических и физиологических свойств человеческой индивидуальности.

Второй , более узкий, смысл – конституция как тип телосложения, габитус, соматотип, физические особенности человека. В связи с этим для устранения существующей путаницы в употреблении термина «конституция человека» целесообразно употреблять термин «общая конституция человека». Тогда тип телосложения (габитус, соматотип) будет частной конституцией (макроморфологической системой). В таком случае совокупность устойчивых существенных особенностей биохимических процессов или совокупность основных свойств нервной системы и т. д. будет частной конституцией соответствующих систем организма: биохимической, нейродинамической и т. д. (В. М. Русалов, 1979, с. 25, 26–27).

 

Позиция В. М. Русалова отличается оригинальностью еще и и потому, что, как считает ученый, «темперамент не существует до деятельности или вне деятельности в широком смысле этого слова. Он формируется в процессе самой деятельности, в результате генерализации ее динамических психологических характеристик за счет тех индивидуально‑устойчивых нейрофизиологических (или, более широко, биологических) компонент, которые в нее включены» (1985, с. 29). Таким образом, темперамент, по В. М. Русалову, означает то же самое, что для других – характер (как фенотип). Отсюда и понимание темперамента, даваемое В. М. Русаловым:

 

 

...

Темперамент следует рассматривать как совокупность таких психических черт, признаков и свойств человека, которые возникли в результате обобщения динамических, формальных характеристик, выступающих как проявление психических деятельностей под влиянием устойчивых индивидуальных биологических детерминант (с. 31).

 

Автор в отличие от В. С. Мерлина включает темперамент в структуру личностных свойств, что также не совсем согласуется с его представлением о биологических компонентах, образующих структуру темперамента. Ведь сам же исследователь критикует Б. Г. Ананьева за включение этих индивидных свойств в структуру личности, считая их компонентами темперамента. Очевидно, он отождествляет такие понятия, как «структура личности», в которую темперамент может входить как биологическая база, и «личностные свойства», т. е. свойства, приобретаемые индивидом в процессе его социализации (отношение человека к миру, к обществу, к другим людям, к себе и др.).

По В. М. Русалову, типов темперамента столько, сколько общих типов конституции. (Если же придерживаться понимания автором сути темперамента как продукта деятельности, возникает еще один вопрос: почему бы тогда не выделять число типов по количеству видов деятельности?) Беда лишь в том, что, как признается исследователь, мы еще далеки от знания точного (я бы сказал – даже приблизительного!) количества типов общей конституции человеческого организма.

Изложенная выше позиция, принятая в школе Б. М. Теплова, не была декларацией окончательного отказа от рассмотрения «типов». Но, откладывая рассмотрение этого вопроса на неопределенное будущее, в лаборатории Б. М. Теплова на деле перестали заниматься типами высшей нервной деятельности по И. П. Павлову – и теоретически и методически (условно‑рефлекторные методики изучения свойств нервной системы были заменены на методики, связанные с реакциями человека на разные стимулы). Правда, в последние годы делаются попытки возродить изучение типов темперамента, связав их со специально человеческими типами согласно И. П. Павлову (по преобладанию первой или второй сигнальной системы), а те и другие – со свойствами нервной системы (В. В. Печенков, 1997).

 

3.4. Регуляторная теория темперамента Я. Стреляу

Близка к взглядам на темперамент российских психологов регуляторная теория темперамента польского психолога Я. Стреляу (1982, и др. работы). В ней он попытался синтезировать подходы школ И. П. Павлова, Б. М. Теплова и В. С. Мерлина, а также концепцию Д. Хебба (D. Hеbb, 1955) об оптимальном уровне возбуждения и регуляции стимуляции.

Я. Стреляу понимает темперамент как совокупность стабильных свойств, определяемых особенностями врожденных нервных и эндокринных механизмов (J. Strеlаu, 1983; J. Strеlаu, R. Рlоmin, 1992). Он выделяет две основные характеристики темперамента: реактивность и активность. Реактивность проявляется в интенсивности реакции на стимул. Высокореактивные люди предпочитают низкий уровень внешней стимуляции. Слабореактивные люди, напротив, предпочитают сильную внешнюю стимуляцию для того, чтобы достигнуть оптимального уровня активации. Реактивность влияет на регуляцию поведения, определяя порог чувствительности и работоспособность (выносливость). Активность проявляется в количестве и разнообразии действий человека. Обе эти характеристики находятся в реципрокных (обратно пропорциональных) отношениях.

Первоначально в своем опроснике темперамента Я. Стреляу выделил шесть шкал. Три из них связаны с энергетическими характеристиками поведения: сенсорная чувствительность, выносливость и активность; три – с временными характеристиками: подвижность, устойчивость и живость; седьмой фактор – эмоциональная реактивность. Затем он вместе с Б. Завадским (J. Strеlаu, В. Zаwаdzкi, 1995) оставил в опроснике только шесть шкал, включив подвижность (быструю переключаемость с одного вида деятельности на другой) в шкалу «живость», которая кроме этого характеризуется тенденцией к быстрому реагированию и высоким темпом деятельности.

Опираясь на данные американского ученого Г. Фримена о том, что наблюдается известное предпочтение в способах разрядки энергии (напряжения): у одних людей она происходит прежде всего в двигательных реакциях, у других преобладают интеллектуальные реакции, у третьих – висцеральные (вегетативные) реакции, Я. Стреляу утверждает, что, стремясь распознать особенности темперамента индивида, необходимо наблюдать различные его реакции. Может оказаться, что, например, ученик, характеризующийся малой активностью и низкой энергетикой на уроке физкультуры, обнаружит большую активность в речевых реакциях или вообще в умственных действиях. И совсем иное описание темперамента индивида можно получить, наблюдая его эмоциональные реакции.

 

 

...

Изучение типов связано в первую очередь с задачей прогностичности поведения в медицине и педагогике (при воспитании и обучении). И здесь, впрочем, так же как и в науке, любому исследователю приходится сталкиваться с парадоксом «отрицания очевидного». Отнесение человека к типу, с одной стороны, помогает лучше понять его особенности. Но, с другой стороны, такое «приклеивание ярлыков» может – и это часто случается – стереотипизировать, сужать представления о возможном поведенческом репертуаре, что неизбежно снижает уровень понимания индивидуальных особенностей субъекта. Поэтому многие, избавляя себя от трудоемкой задачи разведения уровней оцениваемого явления, начинают отрицать значение наиболее очевидных человеческих особенностей, определяющих тип, и… попадают в ловушку «бесконечного эмпирического разнообразия», окончательно теряя почву под ногами. Нам кажется, что дело не в реальности или вымышленности типологий (речь идет, разумеется, о научно сконструированных моделях типологических различий), а в умении использующего их человека применять шкалу простоты – сложности для определения номотетическо‑идеографической границы в каждом отдельном случае (А. В. Либин, 2000, с. 368).

 

3.5. Подходы западных психологов к изучению типов темперамента

Американские ученые А. Томас и С. Чесс (А. Thотаs, S. Сhеss, 1977) под темпераментом подразумевают стиль поведения. По их мнению, темперамент не может характеризоваться ни содержанием, ни мотивацией, ни успешностью деятельности. У детей первых лет жизни они выделили девять независимых друг от друга характеристик поведения.

1. Уровень активности (моторные характеристики, подвижность во время кормления, купания, соотношение активного и пассивного поведения в течение дня).

2. Ритмичность (степень предсказуемости времени появления поведенческих реакций, например появление чувства голода, и продолжительность состояния во времени, например длительность сна).

3. Приближение или удаление (особенности эмоциональных и двигательных реакций на новые стимулы).

4. Адаптивность (реакция на новую или изменяющуюся ситуацию).

5. Интенсивность реакции независимо от ее качества и направленности.

6. Порог реактивности (уровень стимуляции, необходимый для появления реакции независимо от ее качества и сенсорной модальности).

7. Настроение (соотношение радостного состояния и состояния неудовлетворенности).

8. Отвлекаемость (эффективность действия новых стимулов для изменения поведения).

9. Длительность внимания и настойчивость (способность продолжать деятельность, несмотря на трудности в ее осуществлении).

Основываясь на этих характеристиках, Томас и Чесс выделяют «легких», «трудных» и «заторможенных» детей. «Легких» детей характеризуют устойчивая ритмичность биологических функций, положительная реакция на новые стимулы, быстрая адаптация к изменениям и умеренное по интенсивности положительное настроение. «Трудным» детям присущи колебания биологических ритмов, сопротивление изменениям, интенсивные негативные реакции. Для «заторможенных» характерны устойчивый ритм жизненных функций, медленная адаптация. Однако при поддержке извне их реакции вполне нормальные.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 172; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.028 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты