Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Глава 13. Государства Центральной и Восточной Европы 3 страница




· Конституционное законодательство. Нарастающие темпы создания тоталитарного общества и государственной власти находили непосредственное отражение в конститу­ционном законодательстве восточноевропейских стран. Пер­вые конституции государств Центральной и Восточной Ев­ропы были приняты во второй половине 40-х - первой по­ловине 50-х гг.: в Югославии и Албании - в 1945 г., в Болгарии - в 1947 г., в Чехословакии и Румынии - в 1948 г., в Венгрии и ГДР - в 1949 г., в Польше - в 1952 г. В Румынии в 1952 г. была принята вторая Конституция.

· Конституциям Венгрии 1949 г. и Польши 1952 г. пред­шествовали переходные законы, закрепившие принципы формирования и деятельности государственного аппарата. Так, Закон о государственном строе 1946 г. Венгрии объяв­лял о ликвидации монархии, о создании Венгерской Народ­ной Республики, не затрагивая ее социально-экономических основ. Принятая вслед за этим Конституция 1949 г. закрепляла уже в качестве экономической основы общества со­циалистическую собственность на средства производства.

· В 1947 году был принят конституционный закон о струк­туре и компетенции высших органов Польской Республики (Малая конституция), определивший принципы организации законодательного Сейма и его компетенцию. Прошло несколь­ко лет, прежде чем в 1952 г. была принята Конституция Поль­ши, провозгласившая целью "республики трудящихся" "осу­ществление великих идей социализма".

· Все конституции конца 40-х, - начала 50-х гг. были проникнуты духом классовой розни и нетерпимости, опре­деляя "классовую сущность государства" как "государства Рабочих и трудящихся крестьян". Так, в Конституции ПНР (ст. 1), Конституции ВНР (ст. 2) отношения классов в связи с политической властью фиксировались формулой "союза рабочего класса с трудовым крестьянством под руководством рабочего класса".

· Закрепляя структуру государственного аппарата, ор­ганов государственной власти, конституции провозглаша­ли, что органы власти и управления (все больше подме­нявшиеся на деле партийными органами) должны опираться "на сознательное и активное содействие широких трудя­щихся масс" (ст. 5 Конституции ПНР), способствовать ак­тивному участию трудящихся в руководстве "государст­венными и общественными делами" (ст. 32 (4) Конститу­ции ВНР).

· Все конституции исходили из организационно-право­вого принципа единовластия Советов (в том числе и Нацио­нальных собраний), которым формально отводилась роль полновластных органов власти в центре и на местах. Так, высшим органом государственной власти, по Конституции ВНР, являлось однопартийное Государственное собрание, которое избирало Президиум ВНР и Совет Министров. По такой же схеме строились и системы высших органов госу­дарственной власти в других конституциях.

· При "полновластии Советов", как правило, лишь одоб­рявших вводимые в форме законов решения Политбюро правящих партий, которые по ряду важнейших вопросов общественной жизни принимали решения и без всякого правового оформления, исключался политический плюра­лизм, формирующий такой мощный рычаг воздействия на власть, как общественное мнение.

· С начала 60-х гг. вместе с утверждением "основ социа­лизма" (а в ГДР в 1968 г. и в Болгарии в 1971 г. было уже заявлено о создании, как в СССР, "развитого социалистиче­ского общества"), в условиях сложившихся административ­но-командных систем управления, когда утвердилась фак­тическая монополия на политическую власть правящих ком­мунистических партий, начался процесс замены старых кон­ституций новыми или внесения в старые конституции су­щественных изменений и дополнений.

· В ЧССР новая Конституция была принята в 1960 г., в СРР - в 1965 г., ГДР - в 1968 г., НРБ - в 1971 г., СФРЮ - в 1974 г., существенно обновлена была в 1972 и 1983 гг. Кон­ституция ВНР 1949 г., в Конституцию ЧССР в 1968, 1970 гг. были внесены важные поправки, неоднократно с 50-х до 80-х гг. вносились поправки в Конституцию Польши 1952 г. и пр.

· Конституции отразили общую тенденцию существен­ного расширения рамок конституционного регулирования всего общественно-политического строя. В них закрепля­лись принципы организации и функционирования полити­ческих систем, взаимодействия партий, общественных ор­ганизаций, трудовых коллективов. Характерной чертой этих конституций было развернутое закрепление места марксистско-ленинских коммунистических и рабочих партий как главных политических институтов, единственной "руково­дящей и направляющей силы" общественной и государст­венной жизни. Так, Конституция НРБ 1971 г. своей первой статьей провозглашала: "Руководящей силой в обществе и государстве является БКП".

· Вместе с тем в конституциях ГДР, НРБ, ЧССР, ПНР формально признавалась многопартийность, при этом под­черкивалась важность массовых общественно-политических объединений и движений типа народных фронтов.

· Исходя из утверждения о победе социализма в об­ласти экономики, конституции указывали на экономиче­скую основу социалистического общества - обществен­ную собственность на средства производства (выступаю­щую в двух формах: государственной (общенародной) и кооперативной), о планировании развития народного хо­зяйства, которому отводилась роль важнейшей функции государства, и пр.

· Конституционные изменения в системе органов госу­дарственной власти выразились в замене президентов (НРБ, СРР) президиумами (ГДР), государственными советами, со­став которых, так же, как и кандидатуры президентов, там, где они сохранялись, автоматически одобрялся парламен­тами, так как непосредственно выдвигался руководящими органами коммунистических партий, что находило прямое правовое закрепление, например, в правительственном рег­ламенте Румынии.

· При этом роль государственных советов увеличива­лась, как, например, в Болгарии, где он в качестве посто­янно действующего органа наделялся широкими полномо­чиями по управлению страной и осуществлению задач, вы­текающих из решений Народного собрания. Государствен­ный совет Болгарии должен был контролировать и координировать деятельность всех государственных органов, имел право требовать от них отчета о выполнении реше­ний Народного собрания. Расширялась формально компетенция Государственного совета и по Конституции ВНР в редакции 1972 г. путем закрепления за ним таких полно­мочий, как обсуждение и утверждение правительственных программ, отчетов об исполнении государственного бюд­жета, права ратификации от имени ВНР международных договоров и пр.

· За президиумами, государственными советами призна­валось и право самостоятельного нормотворчества в форме актов, имеющих силу закона, с их последующим утвержде­нием законодательными органами, что стало своеобразной альтернативой делегированного законодательства, не при­знаваемого в социалистических странах.

· Как и в предшествующих, во всех конституциях закре­плялся широкий перечень прав и свобод граждан. Более того, он был дополнен новыми формальными правами, со­провождался устранением ряда ограничений. Так, напри­мер, в Конституции ВНР 1972 г. было сформулировано по­ложение о праве каждого гражданина участвовать в управ­лении общественными делами, вносить в государственные и общественные организации предложения и устанавливать обязанность этих организаций рассматривать их. Все кон­ституции, при наличии, как правило, одного кандидата в избирательных списках, закрепляли всеобщее избиратель­ное право. В ГДР, СРР, ЧССР, СФРЮ было отменено лише­ние избирательного права по суду. Декларировалась свобо­да творческой деятельности и пр.

· Права граждан при этом сопровождались широким кру­гом обязанностей: соблюдать конституцию и законы, охра­нять Родину и социалистическую собственность, добросо­вестно выполнять общественные поручения и пр.

· Среди прав и свобод главными считались социально-экономические права на труд, бесплатное медицинское об­служивание, образование, свободу "от эксплуатации чело­века человеком"*.

· * Признание капиталистическими странами социально-экономи­ческих прав в качестве необходимого компонента основ правового ста­туса личности произошло под прямым воздействием социалистиче­ских конституций.

·

· Нельзя не отметить, что признание права на труд и другие социальные права, которые в западных странах часто за­креплялись в виде принципов государственной политики, соз­давали уравнительную минимальную защищенность человека, и они реально действовали по сравнению с политическими правами. Но привычка полагаться на социальные гарантии, полная зависимость от патерналистского государства порож­дали безынициативность, незаинтересованность в результа­тах своего труда, социальную инертность, и, в конечном счете, низкую эффективность производства, сопровождаемую хищ­ническим расточительством национальных богатств, нанесе­нием непоправимого вреда окружающей среде и пр.

· При обилии декларативных демократических положе­ний в конституциях не предусматривалось, например, соз­дание ни органов конституционного контроля, как несовмес­тимых с принципом единства государственной власти и ос­нованном на нем принципом верховенства Советов, ни орга­нов конституционного правосудия по защите прав граждан.

· Только в условиях кризиса тоталитарных систем в ряде восточноевропейских стран, в 70-х гг. в Югославии, затем в Венгрии, Чехословакии и Польше начинают создаваться ор­ганы конституционного правосудия. В Польше, например, в условиях политического кризиса 80-х гг. был принят ряд но­вых законоположений о составе и полномочиях Верховной контрольной палаты при польском Сейме, о Государствен­ном и Конституционном трибунале, об общественном защит­нике гражданских прав, о референдуме и пр.

· Разрыв между словом и делом, между формальной и действительной конституциях в разделах о правах и свобо­дах граждан проявился особенно ярко. Это можно проил­люстрировать отсутствием гарантий многих свобод, напри­мер, свободы слова и печати при существовании жесточай­шей цензуры, свободы художественного творчества, допус­каемой в узких границах апологии существующего строя, официальной идеологии, гарантий "прав национальных мень­шинств", которые, например, в Болгарии в 80-х гг. не стали препятствием насильственного обращения, по директивам ЦК БКП, болгарских турок (а это 9,2% всего населения стра­ны) в "болгар", что и привело к их массовому бегству в Турцию.

· Грубые нарушения или ограничения прав и свобод гра­ждан, засилие партийно-бюрократической верхушки, коррупция, незаконные привилегии "номенклатуры" порожда­ли социальную напряженность, усиливали нарастание на­родного движения протеста, что и привело в конце 80-х - начале 90-х гг. к новой волне революционных выступлений в восточноевропейских странах.

· Крах тоталитарных режимов в ходе демократических революций 1989-1990 гг. В течение 1989 г., особенно в по­следние месяцы, в странах Центральной и Восточной Евро­пы произошли важные революционные события, положив­шие начало длительному периоду глубоких общественно-экономических и политических перемен, которые по мас­штабу этих перемен носят характер демократических ре­волюций.

· Это были революции, которые ставили своими задача­ми разрушение политических и экономических структур, закрепляющих состояние социально-экономического тупи­ка, восстановление общечеловеческих механизмов прогрес­са, ликвидацию тоталитарных политических режимов и гру­бых ограничений или нарушений прав и свобод, утвержде­ние общепринятых в мире принципов демократии.

· Отличительной особенностью этих революций в боль­шинстве стран: Польше, Венгрии, Югославии, Чехослова­кии был их мирный характер (что дало, например, основа­ние назвать революцию в Чехословакии "бархатной"), ибо в ходе их на базе общих ценностей шли поиски компромисса, консенсуса "гражданских форумов", "круглых столов", в ко­торых участвовали представители государственной власти, партий, политических движений, способствовавшего нена­сильственному переходу к новому общественному и госу­дарственному строю, демонтажу партийно-государственно-бюрократической системы управления. Острота противоре­чий и социальной конфронтации, темпы революционных перемен, непосредственные поводы начала революционных событий 1989-1990 гг. были разными в этих странах. Там, где формирование некоммунистических и антикоммунисти­ческих движений, партий и организаций позволяло исполь­зовать политические методы решения обострявшихся кон­фликтов, там обошлось без деструктивных выступлений народных масс. Здесь, как правило, проявились тенденции к самореформированию коммунистических партий путем уступок демократическому движению, провозглашению ими новых лозунгов и концепций. Там, где проявлялась особая жестокость и негибкость коммунистических режимов, рез­ко возрастала конфронтация, более длительным становил­ся и период политической нестабильности.

· В Польше, например, где революционные события на­растали с начала 80-х гг., а правящие круги вынуждены были идти на уступки оппозиции, диалог между правящей партией и оппозицией в форме "круглого стола" привел к соглашению о проведении парламентских выборов на осно­ве политического плюрализма. Была легализована главная оппозиционная сила существующему режиму - движение "Солидарность", в июле 1989 г. были проведены свободные выборы, на которых правящая партия (ПОРП) потерпела поражение и к власти пришла оппозиция.

· Наиболее плавной и мирной стала венгерская револю­ция в силу постепенного назревания здесь кризисных яв­лений, неудавшегося революционного выступления 1956 г. и последовавшего за ним более чем тридцатилетнего пе­риода поисков выхода из экономического тупика с помо­щью реформ и относительной либерализации политиче­ского режима.

· В Венгрии, особенно к концу социалистической эпохи, существовала многопартийность, был ослаблен тотальный контроль над словом и печатью (с середины 60-х гг., напри­мер, здесь была упразднена предварительная цензура, а ответственность за "крамольные выступления" прессы це­ликом перекладывалась на редакторов), большей свободой деятельности обладали профсоюзы, владельцы частных предприятий, которые могли нанимать до 100 рабочих, и пр.

· Гибкая политика правящей партии (ВСРП) в событиях 1989 г. дала возможность ей удержаться на политической арене и даже занять на ней определенное место. В октябре1989 г. здесь был принят закон о многопартийности и дея­тельности партий. Согласно закону, была значительно уп­рощена процедура создания новых политических партий и возрождения старых, так называемых исторических пар­тий (к моменту принятия закона их число достигало 15), был изменен порядок деятельности партий, которые впредь не могли осуществлять эту деятельность "на рабочих мес­тах", в органах государственной власти, вооруженных си­лах, полиции и пр. Предусмотрен был и жесткий финансовый контроль за их хозяйственной деятельностью. Партии должны были впредь отчитываться о размерах своего иму­щества и источниках поступления доходов перед вновь соз­данной Государственной учетной палатой. Контроль за все­ми другими аспектами их деятельности был передан Кон­ституционному суду.

· Уже в октябре 1989 г. в старую Конституцию 1949 г. Законом XXXI был внесен ряд существенных изменений, отразивших поиск социальных компромиссов. Как подчер­кивалось в самой преамбуле Конституции, они преследо­вали цели "мирного политического перехода к правовому государству, в котором реализуются многопартийная сис­тема, парламентская демократия и социально ориентированная рыночная экономика". В соответствии с этими це­лями в гл. 1, "Общие положения", был определен характер экономики Венгрии, "использующей преимущества плани­рования рыночной экономики, в которой общественная соб­ственность и частная собственность равноправны и поль­зуются равной защитой" (ст. 9 (1)), а государство "на осно­ве принципа равных возможностей признает и поддержи­вает предпринимательство и свободу конкуренции, кото­рые могут ограничиваться лишь конституционным зако­ном" (ст. 9(2)). Венгрия, согласно ст. 2 (1), провозглашалась республикой, независимым, демократическим, правовым го­сударством, в котором в равной степени "реализуются цен­ности буржуазной демократии и демократического социа­лизма".

· На мартовских выборах 1990 г. ВСРП не набрала мини­мума в 4% голосов для того, чтобы войти в Государственное собрание Венгерской Республики, а созданная на основе ее раскола самостоятельная Венгерская социалистическая пар­тия получила лишь 8,5% голосов. Большинство мест в пар­ламенте заняла центристская партия Венгерский демокра­тический форум (165 из 386). Поражение на выборах левых сил дало основание в июле 1990 г. новому составу Государ­ственного собрания исключить из Конституции упоминание о социализме. После того как Венгерская социалистическая партия отвергла марксистско-ленинскую идеологию и сде­лала выбор в пользу западной социал-демократии, ей вновь удалось прийти к власти в 1994 г.

· Определенным "амортизатором" крайнего обострения обстановки стали и события 1968 г. в Чехословакии, когда была сделана попытка качественно изменить тоталитарную систему, сохранив при этом некапиталистический характер развития. Ставилась задача, как тогда говорилось, придать социализму "человеческое лицо", то есть вернуть страну в тот народно-демократический строй, который существовал здесь до 1948 г. (с разнообразными формами собственности, частным крестьянским хозяйством и пр.). Под влиянием активизации "политики улиц", массовых демонстраций в декабре 1989 г. правящая партия отказывается от монопо­лии на власть. На основе "Гражданского форума", общест­венного движения, сыгравшего одну из главных ролей в революции, создаетсяФедеральное правительство нацио­нального согласия. Вслед за этим один из его признанных лидеров, В. Гавел, становится президентом страны. На июль­ских выборах 1990 г. лидирующие позиции завоевывает в федеральном собрании также "Гражданский форум", а КПЧ получает лишь 13,5%. голосов.

· Рост революционных настроений в ГДР, выражение недовольства значительной части населения страны суще­ствующим порядком приобрели, как уже отмечалось, фор­му массового бегства восточных немцев за границу, приос­тановить которое не смогло и сооружение в 1961 г. ненави­стного символа тоталитаризма - Берлинской стены*.

· * До сооружения Берлинской стены в 1961 г. с 1945 г. ГДР поки­нули 2,6 млн. человек, или 15% наиболее работоспособного населения.

·

· Еще в 1953 г. здесь произошло открытое антиправитель­ственное выступление, подавленное с помощью советских войск. На первых свободных выборах в ГДР в марте 1990 г. победу одержала оппозиция (Альянс за Германию, Христианско-демократический союз, Германский социальный союз и Демократическое движение), набравшая 48% голосов.

· В Румынии на майских выборах 1990 г. 66% голосов получилФронт национального спасения, возглавлявший ранее восстание румынского народа против авторитарно- деспотического режима Н. Чаушеску, который на основа­нии приговора, вынесенного в декабре 1989 г., был казнен вместе с женой.

· Новые массовые демонстрации с требованием отставки коммунистического руководства Албании прошли лишь в феврале 1991 г., более того, на первых свободных выборах в марте этого года здесь победила, благодаря поддержке сель­ских избирателей, правящая Албанская партия народа. Только через год на парламентских выборах победила Демокра­тическая партия и был избран первый некоммунистический президент страны - Сали Бериша.

· Развитие конституционного законодательства пост­социалистических стран. В начале 1990 г. почти во всех постсоциалистических странах были приняты новые кон­ституции или существенным изменениям и дополнениям подверглись старые. Новая Конституция Республики Бол­гария (бывшей Болгарской Народной Республики) была при­нята в 1991 г. В Конституцию Венгрии 1949 г., как уже гово­рилось, еще в 1989 г. был внесен ряд изменений, а новые изменения и дополнения в 1990 г. привели фактически к созданию ныне действующей Конституции 1990 г. Благода­ря изменениям и дополнениям в 1989 и 1992 гг. в старую Конституцию 1952 г., внесенным конституционными зако­нами "О взаимоотношениях между законодательной и ис­полнительной властями Республики Польша" и "О терри­ториальном самоуправлении", была создана фактически но­вая Конституция Польши. В ноябре 1991 г. была принята новая Конституция Румынии, раздел Чехословакии в июле 1992 г. привел к одобрению в сентябре 1992 г. новой Консти­туции Словакии, а в декабре того же года - Конституции Чешской Республики. Составной частью Чешской Консти­туции осталась, однако, принятая ранее Федеральным соб­ранием Чехословакии "Декларация основных прав и сво­бод". Конституция Союзной Республики Югославии, состоя­щей ныне из Сербии и Черногории (после референдума в Боснии и Герцеговине, когда 66% его участников высказы­вались за независимость) была принята 27 апреля 1992 г.

· Все конституции, вместе с собственным опытом вос­принявшие общечеловеческие демократические ценности, меняли не только названия государств, но и сущность об­щественного и политического строя. Примечательной чер­той этих конституций (Болгарии, Румынии и др.) стало закрепление в них норм-принципов, в которых закреплялись основы создания новых рыночных хозяйственных отноше­ний: о свободе и равноправии форм собственности, свободе предпринимательской деятельности, о свободе труда, вме­сте с различными сторонами социальной деятельности го­сударства.

· Во всех конституциях речь фактически шла о создании нового государства по образцу государств зрелой демокра­тии. В преамбуле Конституции Болгарии, например, заяв­лялось о верности общечеловеческим ценностям - свободе, миру, гуманизму, равенству, справедливости и терпимости, о признании в качестве высших принципов прав личности, её достоинства и безопасности. Провозглашение общечело­веческих ценностей органично связывалось с деидеологизацией конституций. Конституция Словацкой Республики, на­пример, определяла словацкое государство как суверенное, демократическое и правовое, не связанное "ни с какой идео­логией или религией" (ст. 1).

· Новые постсоциалистические конституции делают упор не на социально-классовую структуру общества, как со­циалистические конституции, а на форму государства, на общую его характеристику как социального, правового, де­мократического, федерального или унитарного (неделимо­го), закрепляя при этом в своем подавляющем большинст­ве парламентарную республику в качестве формы правле­ния.

· В соответствии с принципом разделения властей зако­нодательная власть, как записано во всех конституциях, принадлежит избранным на основе всеобщего избиратель­ного права парламентам, однопалатным или двухпалатным в зависимости от исторических традиций (в Польше, Че­хии) или федеративного государственного устройства (в Югославии). Демократический характер выборов определя­ется в конституциях не только всеобщим характером изби­рательных законов, но и гарантиями политического плюра­лизма, многопартийности, реального участия в выборах выс­ших органов государственной власти различных партий, организаций, общественных движений.

· Закрепление принципа политического плюрализма в кон­ституциях сопровождается, как правило, положениями, рег­ламентирующими отношения между политическими партия­ми и государством. Так, по Конституции Венгрии, "политиче­ские партии могут свободно образовываться и свободно действовать, но не могут осуществлять государственную власть" (ст. 3 (1-3)), по Конституции Румынии, от партий требуется уважение национального суверенитета, территориальной це­лостности, правопорядка и принципов демократии (ст. 2).

· Политический плюрализм, многопартийность служат превращению парламентов постсоциалистических стран в инструмент разрешения конфликтов, сталкивающихся интересов социальных слоев, групп и пр., поиска консенсуса во имя общих целей.

· Принципиальным отходом от советской концепции выс­ших органов государственной власти является закрепление за парламентами не только законодательной роли, но и в соответствии с принципом народовластия роли представи­тельной. При этом прослеживается тенденция демократизации структур самого парламента за счет установления равенства обеих палат, избираемых всем народом. В Чехии, например, парламент состоит из двух всенародно избирае­мых равноправных палат: палаты депутатов и сената, со­стоящего из 81 сенатора, переизбираемых на 1/3 через ка­ждые 2 года.

· При анализе конституций можно выявить еще одну характерную тенденцию - признание и изменение роли президента в парламентской республике, не лишенного ныне реальных полномочий: отлагательного вето, роспус­ка парламента в некоторых конституциях и пр. Президент при этом все больше выступает в качестве внепартийного арбитра, олицетворяющего единство нации. Это подтверждается не только фактом восстановления поста едино­личного президента там, где он ранее был отменен (сейчас во главе всех восточноевропейских государств стоят пре­зиденты), но и в изменении способов его избрания, увели­чивающих независимость от представительного органа. Так, в Болгарии после восстановления поста президента в 1990 г. он избирался представительным органом. Затем порядок выбора президента был изменен. Ныне, по Конституции 1991 г., "президент избирается непосредственно избирателями" (ст. 93).

· В Польше в соответствии с Законом от 7 апреля 1989 г. об изменении Конституции 1952 г. президент избирался сей­мом и сенатом; Закон 1990 г. "Об изменении Конституции" ввел общенародный способ его избрания, но с учетом рас­становки политических сил в парламенте (ст. 28 (1)). Вместе с изменением порядка избрания значительно были усилены и полномочия президента в сфере законодательной и исполнительной власти, что давало основание определять фор­му правления в Польше как полупрезидентскую республи­ку, так как здесь именно президент определял правитель­ственную программу, ее общее стратегическое направле­ние, контролируя не только всю сферу внешнеполитических отношений, но и осуществляя общее руководство в области внешней и внутренней безопасности страны (ст. 34),

· Президенту Польши принадлежало также самостоя­тельное право роспуска сейма, его послания сейму и сенату не подвергались обсуждению. Наряду с правом законода­тельной инициативы, ратификации и денонсации междуна­родных соглашений Конституция наделяла президента полномочиями подписывать или отказывать в подписании "за­кона или распоряжения, имеющего силу закона" (ст. 47 (5)), на которое не распространялась контрасигнатура премьер-министра, назначать не только правительство, но и высших гражданских, военных, дипломатических должностных лиц, вводить чрезвычайное и военное положение (при опреде­ленных, определяемых им самим обстоятельствах) и пр.*

· * 2 мая 1997 г. была принята новая Конституция Польши, расши­рившая полномочия польского парламента и правительства за счет сужения прав президента. Ему отныне не принадлежит исключительная роль в определении правительственной программы; при назначении новых министров и смещении старых, он в большей мере зависит от премьер-министра, так как должен учитывать его предложения по этому вопросу, и пр.

·

· При всех изъянах сугубо формального "общенародно­го" избрания президента (как правило, он избирается мень­шинством избирателей, как, например, в Румынии, где по закону от 15 июля 1992 г. даже не устанавливается требова­ние о необходимом числе избирателей для признания пре­зидента избранным) тенденцию усиления власти президен­та в переходных восточноевропейских странах нельзя од­нозначно определить как негативную. Не способы избрания президента в парламентских демократиях играют опреде­ляющую роль, а порядок формирования и ответственности правительства. В парламентских республиках (в Болгарии, наряду с Румынией, Венгрией, Словакией, Чехией и др., где президент избирается представительным органом) прези­дент назначает правительство, но сам выбор премьер-ми­нистра, который затем формирует Совет министров, не яв­ляется произвольным. Им становится лидер партии или кандидат, предложенный блоком представленных в парла­менте партий, несущий вместе с министрами ответствен­ность не перед президентом, а перед парламентом.

· Здесь взаимодействуют два рычага обеспечения баланса ветвей власти: вотум недоверия правительству со стороны парламента и право президента распустить парламент и на­значить новые выборы, результаты которых определяют, ос­тается та или иная партия и ее правительство у власти или нет. Частая смена правящих партий и правительств является неизменным спутником обострения социальных противоречий неустановившегося политического курса и его стратегии.

· Чтобы предотвратить ситуации, при которых президент вынужден распускать парламент, например, из-за невозмож­ности сформировать правительство, ряд конституций пре­дусматривает специальные меры. Так, президент Венгрии вправе распустить Государственное собрание одного созы­ва, если оно в течение 12 месяцев, по меньшей мере, 4 раза выносило вотум недоверия правительству (ст. 28, 3 (2)). В Румынии правительство может быть распущено 1 раз в те­чение года (ст. 89 (2)). Вместе с тем президенты Чехии и Болгарии не могут распустить парламент в течение первых 3 месяцев, президент Румынии - 6 месяцев.

· Конституции ряда государств (Польши, Венгрии и др.) пря­мо наделяют главу государства законодательной инициативой, в других странах (в Румынии, Болгарии) это право не закреп­лено за ним, но фактически действует. Президент имеет право отлагательного вето (в Румынии, Венгрии, Польше).


Поделиться:

Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 86; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты