Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Современная наука о причинах и общих закономерностях возникновения государства и права.




Читайте также:
  1. I. Функции государства — это основные направления его деятельности, в которых выражаются сущность и социальное назначение государства в обществе.
  2. I.2.1) Понятие права.
  3. I.2.3) Система римского права.
  4. I.3.2) Историческое восприятие римского права.
  5. II. Наука и техника.
  6. II. Роль государства различна в связи со спецификой методов и способов правового регулирования.
  7. II.5. Синергетический подход как современная методологическая ориентация
  8. IV. Вступая в отношения с другими государствами, субъекты международного права поступаются собственным суверенитетом ради достижения общих для этих государств целей.
  9. IV. НАУКА И КУЛЬТУРА
  10. IV. НАУКА И КУЛЬТУРА

 

Правильное понимание любого социального явления невозможно без знания его исторических корней, т.е. того, в каких условиях данное явление возникло, как оно развивалось и каким стало в современной действительности. Такой исторический подход необходим для познания и уяснения сущности государства и права. Подробное изучение истории возникновения государства и права у разных народов рассматривается в курсе истории государства и права. В курсе общей теории государства и права дается лишь обобщенная картина главных закономерностей происхождения государства и права.

К числу таких закономерностей, выявленных и подтвержденных современной наукой, относится тот факт, что государство и право существовали не извечно, а появились на определенной ступени развития человечества. Это положение представляется сегодня очевидным: по новейшим данным антропологии, только история современного кроманьонского человека (homo sapiens, или неоантропа) насчитывает около 40 тыс. лет. Между тем первые государственные образования в истории человечества возникли лишь около 5 тыс. лет назад. Иными словами, десятки тысяч лет люди современного типа, неоантропы, существовали, не зная государства и права, равно как и иных категорий цивилизации. Этому периоду соответствовали другие формы организации человеческого общества. Их остатки сохраняются у некоторых народов и в настоящее время.

Ранние формы объединения предков современного человека - архантропов и палеоантропов - были связаны с неупорядоченными (временными) семейно-родовыми связями, с необходимостью защиты от внешней среды и совместного добывания пищи. Такими формами могли быть и отдельные "семьи", но наиболее известны группы, образующие первобытное стадо, возникшее уже среди охотников донеандертальской, олдувайской культуры (около 2 млн. лет назад). Эти формы связаны с применением примитивных орудий, которыми служили грубо обработанные палки, колья, камни.

Только спустя тысячелетия первобытные люди научились делать своими руками более совершенные орудия палеолитической культуры (древнего каменного века): грубо обработанные каменные копья, топоры, скребки, костяные и каменные крючки для рыбной ловли, стали добывать огонь, строить примитивные жилища. В это время возникают более устойчивые формы общего труда и тесных связей между людьми, появляется первобытная родовая община, т.е. совокупность родственников, ставшая основной общественной ячейкой первобытного человека.



Прежние "дородовые" объединения не были устойчивыми. Они не могли обеспечить условий сохранения и развития человека как биологического вида. Изготовление и совершенствование орудий труда требовало развития не только инстинктов, но и памяти, навыков сознания, членораздельной речи, закрепления и передачи их последующим поколениям. Преемственность поколений не могла быть осознана и закреплена без создания рода как наиболее устойчивой формы естественной связи между предками и потомками первобытного человека. Кровнородственная организация соответствовала и потребности здорового физического развития человека, поскольку кровосмешение не давало здорового потомства. Установление экзогамии (брачных отношений только между членами разных родов) явилось поэтому одной из важнейших закономерных форм эволюции человечества.

Важнейшее значение имел род как устойчивая форма общежития и для развития первобытного производства. Экономика первобытной общины базировалась на низком уровне развития производительных сил. В эпоху палеолита и мезолита (среднего каменного века) хозяйство было добывающим, т.е. люди получали готовый продукт от дикой природы благодаря охоте, собирательству плодов, рыбной ловле. Лишь на позднейших этапах родового строя появляются зачатки мотыжного земледелия. Такое хозяйство могло обеспечить только минимальные потребности родовой общины. Все члены родовой общины, включая подростков, должны были трудиться на общее благо, коллективно защищать интересы своего рода. Полученный продукт, добытый охотой и рыбной ловлей, собирательством плодов, делился среди членов рода поровну, с учетом заслуг каждого охотника, добытчика первобытного хозяйства. Однако прибавочного, избыточного продукта такое хозяйство, как правило, не приносило.



Возникший кровнородственный принцип объединения первобытной общины был в те времена единственно возможной, естественной формой связи людей. Происхождение ребенка от матери было наиболее очевидным признаком родовой связи, а забота о детях, домашнем очаге возвышала роль женщины в роде. К тому же собирание плодов, а затем и мотыжное земледелие, которым занимались женщины, давало постоянный, хотя и более скромный доход, нежели не всегда удачная охота мужчин. Поэтому в первобытной общине роль женщины часто бывала ведущей, а род у многих предков современных народов строился на основе матриархата. Известны, однако, и древние патриархальные роды (например, в Древнем Египте, Иудее, Индии, у скифов и восточных славян).

Другой закономерностью является и тот факт, что родовая община сохраняла свою роль не только в глубокой древности, но и в период становления раннефеодальных государств у древних германцев, англосаксов, славянских народов, а также в период развития раннеклассовых государств Месоамерики в первом тысячелетии н.э.



Таким образом, род представлял собой первичную ячейку организации первобытнообщинного строя, объединяемую кровным родством, совместным коллективным трудом, общей собственностью на продукты производства и проистекающими из этих условий равенством социального положения, единством интересов и сплоченностью членов рода.

Общая собственность на продукты производства и социальное единство внутри родовой общины порождали и соответственные им формы организации общественной власти и управления делами общины.

В осуществлении общественной власти участвовали все взрослые члены рода, как мужчины, так и женщины. Все важные общие дела, касающиеся всего рода, решались общим собранием. Собрание избирало старейшину, совет старейшин, военных вождей, предводителей охоты, которые управляли повседневной жизнью родовой общины. Власть старейшин и вождей базировалась исключительно на авторитете, на глубоком уважении членов рода к старшим, их опыту, мудрости, храбрости охотников, воинов. Споры между членами общины разрешались теми, кого они касались. Принуждение было сравнительно редким явлением. Оно состояло обычно в наложении обязанностей за провинность. Крайней формой было изгнание из общины. Как правило, достаточно было простого осуждения сородичей, порицания старших, в особенности вождей, старейшин. Род давал защиту всем своим членам от внешних врагов как своей военной силой, так и глубоко укоренившимся обычаем кровной мести за смерть сородича.

Все эти функции общественной власти не требовали существования особого аппарата управления. Они осуществлялись самими членами рода. Не было и особого аппарата принуждения, ведения войн. Вооруженную силу составляли все мужчины, способные носить оружие.

Все это позволяет характеризовать общественную власть при родовом строе как первобытную общинную демократию, не знавшую ни каких-либо имущественных, сословных, кастовых или классовых различий, ни государственно-политических форм. По современной этнографической терминологии это было потестарное правление (лат. "potestas" - власть), но еще не политическая власть.

Огромную роль в родовой общине играли обычаи, т.е. устоявшиеся правила поведения, вошедшие в привычку в результате постоянного применения, с помощью которых регулировалась жизнедеятельность рода и его членов. В формировании и поддержании обычаев большое значение имели религиозные, мистические представления первобытных людей. В них тесно переплетались мистификация сил природы в виде грозных, могущественных духов и культ духа предков, от которых проистекали обычаи рода. В обычаях содержались непререкаемые запреты (табу) или ритуальные действия, а также мифы, создававшие образцы для подражания героям, защитникам рода, верным хранителям очага, традиций и долга продолжения рода.

На основе генетических связей и языческих культов соблюдение обычаев становилось прочной привычкой, органической потребностью каждого члена рода. Непререкаемость обычая опиралась на кровную связь и общность интересов членов родовой общины, равенство их положения, на отсутствие непримиримых противоречий между ними. В обычаях родового строя не было еще видового различия традиционных, нравственных, религиозных и правовых норм, как это имеет место в цивилизованных обществах. Обычаи рода, племени носили синкретический (слитный, нерасчлененный) характер первоначальных императивов. В современной исторической науке и этнографии нормы первобытного общества получили название "мононорм", специфичных для этого периода истории человечества.

На поздних стадиях существования родового строя начался процесс отпочкования новых родовых общин от первоначальных, происходило деление крупных родов на мелкие роды или большие семьи. Связи между ними сохранялись в виде более крупных образований - братств (фратрий) и племен. Развитие племенных объединений совпало с началом разложения первобытнообщинного строя. Тем не менее племена и братства еще долгое время сохраняли черты родоплеменной организации. Племя, как правило, имело свою территорию, свое имя, язык или диалект однородной основы с языком объединившихся племен, общие для племени религиозные и бытовые обряды. Организация племенной власти основывалась на началах родоплеменной демократии: племенной совет, состоявший из верховных вождей (старейшин) родов, входящих в состав племени, и военного вождя племени. Все они избирались соплеменниками.

Деятельность племенных органов содействовала расширению связей между родами и братствами, урегулированию межродовых конфликтов, отношений с другими племенами. Основные распределительные, брачно-семейные и другие внутриродовые отношения продолжали оставаться в ведении органов родовой общины. По мере развития производительных сил центр тяжести власти перемещался к племенным органам, сфера регулирования дел племенными нормами постепенно расширялась.

Развитие общественного производства не могло остановиться на первобытном уровне. Следующий эволюционный этап, связанный с ухудшением климатических условий на планете, всеобщим оледенением, характеризуется переходом от присваивающего хозяйства (охота, рыболовство, собирание плодов) к производящему - скотоводству и плужному (пахотному) земледелию. Этот процесс, по данным археологии и этнографии, начался 10 - 12 тыс. лет назад и продолжался - у разных народов - несколько тысячелетий. Он получил название неолитической революции, поскольку произошел в эпоху позднего неолита (нового каменного века), на рубеже перехода к эпохе бронзы, когда человек научился выплавлять и употреблять сначала "мягкие" цветные металлы - медь, олово, бронзу, золото, серебро, а затем и железо. Эти стадии, а также овладение культурой земледелия и скотоводства, в том числе селекцией, прошли все племена и народы, вступившие на путь развития цивилизации.

С появлением принципиально новых производительных сил были связаны крупные общественные последствия. Они в целом правильно обобщены в книге Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства". Касаясь экономических последствий, Ф. Энгельс в соответствии с марксистской концепцией отметил появление частной собственности отдельных семей и крупные общественные разделения труда, первым из которых он называл выделение пастушеских племен из всей массы варваров.

Современные этнографы и археологи не меньшую роль в неолитической революции отводят развитию в IV - III тыс. до н.э. земледелия, дававшего в районах Ближнего Востока и Древнего Египта невероятно высокие урожаи зерновых. Этим обусловлен быстрый рост населения Малой Азии, Двуречья, долины Нила, Средиземноморья, ряда других регионов Европы. С развитием земледелия в II - I вв. до н.э. и I тыс. н.э. были связаны увеличение населения Месоамерики и расцвет раннеземледельческих культур у племен майя, ацтеков, инков, мексиканских индейцев.

С точки зрения современной исторической науки и этнографии неолитическая революция стала возможной не только благодаря появлению скотоводства. Именно переход к пахотному земледелию в наибольшей мере способствовал быстрому прогрессу хозяйства (в том числе скотоводства), росту населения, развитию ремесла, искусства, возникновению первых городов, письменности и иных достижений материальной и духовной культуры. Культура древнейших обществ перехода к цивилизации получила название раннеземледельческой культуры.

Главным последствием неолитической революции явился рост богатства: земледелие и скотоводство позволяли получить избыток продукта (прибавочный продукт), которого не могло обеспечить присваивающее хозяйство. На этой основе возник регулярный обмен продуктами между племенами, дававший возможность накопления новых богатств, которые ранее при натуральном хозяйстве были недоступны. Излишек продуктов производства создавал также возможность привлечения дополнительной рабочей силы, требующейся для ухода за скотом и обработки полей. Как писал Ф. Энгельс, такую рабочую силу поставляли войны: военнопленных стали обращать в рабов, вследствие чего возникло "первое крупное разделение общества на два класса - господ и рабов, эксплуататоров и эксплуатируемых".

В данном случае, однако, требуется уточнение. Далеко не везде и не всегда рабовладение становилось основой хозяйства раннеземледельческих и скотоводческих обществ. В Древнем Шумере, Египте и во многих других обществах основой раннеземледельческого хозяйства служил труд свободных рядовых общинников, а имущественная и социальная дифференциация развивалась параллельно с функциями управления земледельческими работами (особенно при поливном земледелии) и распределения продуктов в виде создания аппарата учета и распорядительных функций в лице писцов, хранителей урожая и т.д. Важное место занимали в такой дифференциации воинские функции, выполнение которых приводило к делению на военных вождей, начальников дружин и простых воинов. Одновременно происходило формирование сословия жрецов, имевших большое духовное и культурное влияние на общество. Наконец, благодаря развитию торговли и ремесел возникли сословия (страты) купцов, ремесленников и градостроителей.

Раннеземледельческие общества были связаны с возникновением городов-государств (полисов). При этом основное земледельческое население попадало в зависимость от городских центров, в которых сосредоточивались не только ремесло и торговля, но и управленческая, военная и духовная знать. Поэтому наиболее древним видом социальной дифференциации общества явилось не деление на рабовладельцев и рабов, а социально-функциональная стратификация на неравноправные группы и слои общества. Такая стратификация в виде деления на замкнутые касты (варны, сословия и т.п.) с глубокой древности освящалась религиями и существовала не только в государстве, но и в общинном строе раннеземледельческих обществ Древнего Востока, Месоамерики, Индии, а также у скифов, персов, других евро-азиатских племен. Рабство в этих обществах носило первоначально дворцовый, или семейный, характер и лишь позднее использовалось в производстве (например, при строительстве городов и храмов).

Основным трудящимся населением были рядовые общинники, составлявшие низшие касты и платившие подати. Кроме обработки своих наделов земли и скотоводства они выполняли общественные работы по орошению земель, служили рядовыми воинами.

Тем не менее общий вывод о том, что производящее хозяйство по мере его роста и совершенствования вело к общественному разделению труда, к социальной, в том числе классовой, дифференциации, к имущественному расслоению населения на богатых и бедных, на господ и рабов или слуг, на неравноправные касты, остается верным для периода перехода от родового строя к первым цивилизациям. Постепенно у народов Античности (Древняя Греция, Древний Рим, Троя, Карфаген и другие античные полисы) деление на свободных и рабов стало основным. Его главными источниками были порабощение военнопленных, а также работорговля. В I тыс. н.э. в Европе разложение родового строя вело к возникновению феодальной формации.

Другим важным социальным последствием неолитической революции явился переход от родовой общины к отдельным семьям и соседской (крестьянской) общине.

Ф. Энгельс называл величайшей революцией переворот в родовом строе, который привел к замене матриархата патриархатом. Занятие скотоводством и земледелием стало возможным уже не всем родом, а отдельными семьями. Семья (у большинства народов она состояла из представителей двух-трех поколений) вполне могла сама прокормить и одеть себя. Поэтому общественная собственность материнского рода переходит постепенно в частную собственность отдельных семей, ставших самостоятельными хозяйственными единицами. При этом главой семьи и собственником основных средств производства - скота, орудий земледелия и продуктов нового производства становится основной работник - пастух и пахарь, мужчина. В большой семье-общине господство в доме, вплоть до полной власти над женщиной и детьми, переходит к ее патриархальному главе - старшему в семье мужчине. Имущество и власть наследуются по мужской линии, от отца - к старшему сыну по праву первородства (у славян - к старшине, с согласия всех сыновей). Тем самым не только закреплялась частная собственность семей, но и устанавливалось имущественное неравенство среди членов патриархальной семьи-общины. Это явилось неустранимой трещиной в родовом строе.

Появление государства у разных народов было вызвано и рядом других, помимо социальных и экономических, причин.

Родовая община основывалась на личностной кровнородственной связи. Род и племя имели свою территорию, и проживать на ней и обладать правами члена общины могли лишь члены рода. Чужаки могли пользоваться только гостеприимством или должны были быть приняты в родовое, кровное братство. С развитием производящего хозяйства и обмена на территории рода и племени стали все чаще появляться купцы, ремесленники, мореплаватели и другие чужеземцы, участвующие в хозяйственном обороте, межплеменных связях. Многие из них стали оседать в городах. Такое разнообразие населения, чаще всего разноплеменного, уже никак не было возможно регулировать родовыми обычаями. Возникла необходимость государства и его законов. Этот этап эволюции характеризуется и переселением различных народов. В результате на одной территории поселялись разноплеменные группы, взаимные интересы которых не могли регулироваться обычаями родового строя, знавшего только кровнородственные связи. Между тем интересы пришлого населения и членов рода тесно переплетались, без чего была бы невозможна торговля, в которой было заинтересовано население, не было возможно и разрешение споров между членами разных родовых групп. Новые условия требовали и новой - территориальной - организации, охватывающей права и обязанности как коренного населения, так и пришлого.

С этим общетерриториальным интересом связано преобразование прежней родовой общины в соседскую (крестьянскую). Такая община, как и род, состояла из нескольких семей. Но уже не родовая община, а семья являлась собственником своего имущества (например, скота, построек) и продукта труда (например, урожая). Соседская (крестьянская) община, будучи социальным организмом, выполняла функции организации общих дел (например, совместного пользования землей, орошения, вырубки леса). Но она сама уже не была собственником имущества и продукта труда. В соседской общине развивались многообразные отношения взаимной помощи, дарения, услуг, не связанные, однако, общественной собственностью, существовавшей в родовой общине.

Одним из важнейших общественных условий перехода от родового строя с его общественной властью к государству становится возросшее значение войн и военной организации племен в период становления раннеземледельческих и раннефеодальных обществ. В связи с ростом общественного богатства войны между племенами велись в основном с целью грабежа и сделались средством постоянного обогащения за счет захвата скота, иного имущества и рабов. Однако военная организация служила и для защиты собственных интересов племен, постепенно становящихся народами, населением территорий нарождающихся государств.

В рассматриваемый период активизируются процессы миграции в поисках лучшей территории и для ее завоевания. Эти процессы известны в Европе, в частности, на Среднеевропейской равнине, в Азии (например, завоевания ариев в Индии), в Горном Перу, где произошло покорение инками других племен. В таких условиях не только завоевания, но и сама военная организация племен способствовала постепенному превращению органов общественной власти племен в органы "военной демократии" в виде выборных военных вождей дружины, войска. Параллельно происходило усиление власти военных вождей, базилевса, рекса, переднеазиатских и скифских "царей". Они получали значительные привилегии не только на лучшую долю добычи, но и на верховную власть, претендующую на передачу по наследству, на приоритет перед народным собранием, к тому времени превратившимся в собрание дружины, войска. В руках органов "военной демократии" постепенно сосредоточивалась власть верховного жреца (у египтян, вавилонян, шумеров, скифов), верховного судьи.

Военный быт способствовал объединению родственных племен в единый народ. Это, в свою очередь, вело к узурпации одним из военных вождей (царей) наиболее сильного племени власти вождей других племен. Так произошло становление государственности в Древнем Египте, Аккаде, у скифов, у племен майя и инков в Месоамерике. Поэтому можно говорить о том, что войны и усиление военной организации влияли на характер власти племен, превращающихся в единый народ, способствовали формированию классов или иной стратификации общества, но и инициировали эти процессы.

Существенное влияние на процесс возникновения государственности, особенно у наиболее древних народов, оказывала религия. Большую роль сыграла религия в объединении отдельных родов и племен в единые народы. В первобытном обществе каждый род поклонялся своим языческим богам, имел свой тотем (своего идола). В период объединения племен религиозные нормы содействовали укреплению власти "царей", базилевсов, верховных (часто военных) вождей. Династии новых властителей стремились объединить племена общими религиозными канонами. Такое значение имели Артхашастра в Древней Индии, культ Солнца и бога Осириса в Древнем Египте, культ покровительства богов греческим полисам и т.п. Происходило постепенное приспособление религиозных норм к закреплению верховной власти господствующих племен у индейцев майя и инков, у скифов. Эта власть связывалась с передачей ее от богов и закреплялась сначала продлением выборного срока, а затем - пожизненно и наследственно (например, род инков).

Таким образом, признавая первостепенное значение производственного прогресса, а также имущественной и социальной, в том числе классовой, дифференциации как причины преобразования первобытнообщинного строя в цивилизованные общества и родоплеменной власти в государство, современная наука не может считать, что этими факторами исчерпываются условия и причины возникновения государства. К числу последних следует также отнести преобразование родовой общины в отдельные семьи и сельские общины, переход к территориальной организации населения, а также усиление войн и военной организации племен, влияние религии на объединение племен в единый народ и на укрепление верховной царской государственной власти.

Согласно марксистско-ленинской теории коренной причиной возникновения государства явился раскол общества на противоположные классы с непримиримыми противоречиями. "Государство, - писал В.И. Ленин, - есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий". И только там, где такие противоречия существуют как устойчивое, повторяющееся явление, марксистско-ленинская теория готова признать возникновение и существование государства. По этой причине официальная советская историография долгое время относила государства Месоамерики в лучшем случае к "военной демократии", хотя демократии там не было и в помине. Не получило признания и государство скифов. Между тем государственность языческих славян, безусловно, признавалась.

Второе спорное следствие заключалось в том, что все государства Древнего мира должны были безоговорочно считаться рабовладельческими. Ф. Энгельс, как уже отмечалось, назвал деление на господ и рабов первым крупным разделением общества на два класса. Поэтому возникновение кастовой и иной стратификации общества советскими теоретиками необоснованно отождествлялось с рабовладением. Это использовалось для того, чтобы подтвердить ленинский тезис о непримиримости классовых противоречий как основе государства и признании государства только орудием господствующего класса для подавления другого класса или классов.

Однако основоположники марксизма допускали и иной подход к объяснению появления древнейшего государства. Как писал Ф. Энгельс, к государству "стихийно сложившиеся группы одноплеменных общин в результате своего развития пришли сначала в целях удовлетворения общих интересов (например, на Востоке - орошение) и для защиты от внешних врагов". Таким образом, он допускал некоторые "общечеловеческие" функции государства. Сегодня их наличие в социальной или политической (например, государства инков, майя) функции современного государства вряд ли можно отрицать.

Отсюда следует, что возникновение государства все же было связано - в разные эпохи по-разному - с необходимостью осуществления общих интересов населения. И несмотря на то что представители разных классов или каст не получали равного удовлетворения своих интересов, все же некоторые общие интересы (например, защита от внешних нападений, обеспечение общественных работ, санитарных условий) государством, как правило, обеспечивались.

Признание государства органом всего общества - характерный мотив любого идеалистического учения о государстве, т.е. учения, исходящего из идеи, а не из эмпирически установленных фактов. Если государственная власть - "от бога", значит, она должна быть равной ко всем и не иметь классового уклона. Так, по крайней мере, следует из христианской религии. Патриархальная теория государства, выдвинутая еще Аристотелем, видит в государстве разросшуюся семью, так же опекающую своих подданных, как отец - своих детей. "Договорная теория" Ж.-Ж. Руссо предоставляет власти только то, чем наделяют ее "договорившиеся" граждане. Но в действительности такой договор между гражданами никогда не заключался. Наконец, теории, утверждающие власть государства через согласие подданных на подчинение власти, теория правового государства, требующая подчинения власти законам, справедливости, соблюдению прав человека, отражают хотя и правильные, но сугубо идейные и психологические основы появления и существования государства, а не порожденные причинами и условиями его происхождения объективные признаки.

Право как особая система юридических норм и связанных с ними правовых отношений возникает в силу тех же причин и условий, которыми объясняется происхождение государства, и оба эти процесса имеют общие исторические параллели. Разумеется, у разных народов и в разные эпохи возникновение права связано с национальными, бытовыми и иными особенностями каждого народа, однако общие закономерности в значительной мере совпадают в истории большинства народов мира.

Экономическая и социальная жизнь любого общества нуждается в определенной упорядоченности, организации деятельности людей, участвующих в производстве, обмене и потреблении материальных благ, брачно-семейных и трудовых отношениях, а также в управлении обществом. Такая урегулированность, подчиняющая всю массу единичных отношений людей общему порядку, достигается с помощью правил поведения или социальными нормами.

В первобытном обществе эти нормы выражались в обычаях, тесно переплетенных с религиозными и нравственными устоями. С расслоением общества на касты и классы обычаи, нравственные и религиозные нормы родового строя не могли сделать условия производства, распределения и обмена товаров обязательными для всех прежде всего потому, что единства интересов членов общества уже не существовало. Примирить же противоположные интересы различных групп населения обычаи не могли. В силу этого экономический базис раннеземледельческого классового общества требовал особой формы регулирования в виде обязательных норм, установленных или санкционированных и охраняемых государством, т.е. особым аппаратом управления и подчинения. Такие нормы и представляют собой юридическое право. С их помощью производственные, политические, семейные, трудовые, управленческие и иные отношения приобретают форму правовых отношений, сообразуемых с интересами тех или иных сословий, классов или других слоев общества, господствующих в производстве, политике и иных сферах жизни общества.

Основоположники марксизма отстаивали закономерность зависимости права и правовых отношений от экономики, от господствующих производственных отношений. "Как политическое, так и гражданское законодательство, - писал К. Маркс, - только выражает, протоколирует требования экономических отношений". В целом история цивилизации подтверждает такой вывод, который делали не только марксисты. Однако это не означает, что право не воздействует на экономику. Оно закрепляет и регулирует индивидуальные экономические отношения (право собственности, имущественные обязательства, организация и условия труда). Правовое регулирование имущественных отношений, подчиняясь общим закономерностям, отражает конкретные условия становления первых цивилизаций Старого и Нового Света в период Античности и в ходе развития феодальных отношений народов Европы и Азии. Процесс происхождения права, как и государства, занимал целые эпохи, испытывал различные внешние влияния, "приливы и отливы", обусловленные борьбой родового строя с нарождавшимися отношениями цивилизации. Поэтому общетеоретическое схематичное изложение не отражает всех особенностей происхождения права у разных народов.

Древнейшие правовые системы были тесно связаны с обычаями и религиозными нормами родового строя. Исторически первой формой нарождающегося права был правовой обычай, поддерживаемый как жречеством, церковью, так и государством.

Коренной задачей сменявшего родовые обычаи регулирования было стремление создать единый, общий порядок отношений между людьми, соответствующий потребностям производящего хозяйства. Наиболее сложившейся идеологической силой такого объединения выступала религия. Поэтому первоначально становление нового порядка земледельческих племен происходило под знаменем создания новой религии, объединявшей родовые общины. Естественной для земледельцев, особенно в странах жаркого климата, стала религия Солнца, которая известна у всех древнейших народов Месопотамии, Передней Азии, Индии, долины Нила, а также у индейцев племен Месоамерики и Горного Перу. Принятие такой новой веры в Солнце как высшее божество содействовало усилению роли племенных обычаев по сравнению с обычаями и верованиями отдельных родов, а значит, и упрочению веры в единый для всего народа порядок, установленный свыше верховным божеством. Жрецы, носители новой религии, владевшие передовыми для того времени знаниями движения небесных тел, выработали критерии представлений о временах года (и об исчислении времени), воплотившиеся в агрокалендарях, известных по дошедшим до нас памятникам культуры (агрокалендари Шумера и Аккада, Древнего Египта, первых государств майя и инков в Месоамерике и Горном Перу), а также по ритуалам племен, сохранивших родоплеменной строй до эпохи великих географических открытий (XIV - XVI вв.).

Религиозные обряды поклонения Солнцу требовали обязательного исполнения работ сельскохозяйственного цикла. Оно поддерживалось властью первых городов-государств, где руководство общими ирригационными работами поливного земледелия сосредоточивалось в руках царской власти, военной верхушки и бюрократии, объединявших сельские общины для ведения общих работ и защиты от внешнего врага.

У древних греков и римлян, у славянских народов, кельтов и германцев, у которых не было развито поливное земледелие, сельскохозяйственные работы находились в ведении сельской общины, а календарь природы и поклонение Солнцу, дарам земли оставались религиозными ритуалами и не получили столь яркого "огосударствления". Тем не менее религиозные ритуалы поддерживались первыми языческими государствами этих народов и постепенно получали своеобразное обычно-правовое значение. Такими, например, стали ритуальные торжества в Древней Греции и Риме в честь Диониса и Вакха, литургии в Афинах (празднества для афинян, устраиваемые богатыми землевладельцами), использование клятв, других ритуальных действий по Законам XII таблиц, толкование законов понтификами (до конца IV в. до н.э.), процедура манципации - ритуально-правового обряда приобретения в собственность вещей, в том числе земли и рабов, в Древнем Риме.

В Древней Индии основным источником права были в общинном быту религиозные книги - Веды (Ригведа), масутры и дхармашастры (в том числе Законы Ману), создаваемые брахманами и защищаемые государством.

Поддержка религией и государством обычаев, сложившихся в период становления древних цивилизаций, привела к созданию одного из важнейших источников права древних государств - правового обычая и обычного права. В них, как правило, сохранялись остатки обычаев родового строя и одновременно закреплялись нормы патриархального быта сельской общины с ее неравенством членов "большой семьи", кастовые (освящаемые религией) привилегии высших сословий и обязанности низших, нормы купли-продажи земель и другого имущества, прежде составлявшего общинную собственность, жестокие наказания для низших каст и сословий при допущении выкупа или ритуального действия для высших каст и для богатых.

Правовые обычаи содействовали и закреплению царской власти на основе ее божественного происхождения, устанавливали смертную казнь за бунт, покушение на правителей и чиновников, на религиозные основы.

Эти обычаи сохранили свое значение и в становлении юридического права у народов античных государств - Древней Греции и Рима, а также у народов, переходивших к цивилизации феодального типа, - у германцев, кельтов, славян, на Востоке - арабов. В античных государствах прежние родовые обычаи (квиритов - в Риме, афинян - в Греции) сменились правовыми обычаями военной демократии в результате развития рабовладения и перехода к наследственному семейному владению землей, вызвавшему первое расслоение на богатых и бедных, продававших землю за долги. Однако в афинской, а также римской истории главное значение сравнительно быстро приобрели законы демократического государства (Законы Солона - в Греции, Законы XII таблиц - в Риме). В Спарте, напротив, пережитки родового строя длительное время сохранялись для обеспечения власти спартиатов (объединенных ахейских и дорийских племен), покоривших другие племена, ставшие рабами (илотами) или неполноправными гражданами. Эти пережитки выражались главным образом в сохранении быта и обычаев военной демократии (суровый быт, ограничения землевладения, общественные трапезы и т.п.).

В развитии германских и славянских народов правовые обычаи, тесно связанные с военным бытом и сохранением язычества, долгое время главенствовали. Это нашло свое отражение в древнейших памятниках права - "варварских правдах" ("Салическая правда" - у германцев, "Русская правда" и "Польская правда" - у славян), возникших как записи правовых обычаев предков.

Большую роль в становлении новых правовых норм играли судебные органы, защищавшие прежде всего интересы имущих и привилегированных каст, классов. Они содействовали разрушению устаревших обычаев родового строя, закрепляли в своих решениях те обычаи, которые отвечали новым порядкам.

Судебные функции первоначально осуществлялись жрецами в форме религиозного ритуала либо принадлежали верховному правителю (царю, королю) и назначаемым им судебным органам, которые были приспособлены к защите интересов нарождающейся господствующей верхушки общества или господствующего класса в целом. Все это способствовало созданию правовых норм судами, т.е. возникновению судебного прецедента, под которым понимается превращение решения суда по конкретному делу в общую норму.

Становление государственности требовало все более прочного закрепления правовых норм. С появлением письменности эти нормы получают такое закрепление в первых законах верховной власти - царя, короля, князя, народного собрания, сената либо другого коллегиального органа, где главенствующее положение занимали представители высших сословий - родовая знать, духовная аристократия, военная и торгово-промышленная верхушка общества.

Первые законы государств закрепляли имущественное неравенство, привилегии богатых и знати, бесправное положение рабов, повинности и ограниченные права низших эксплуатируемых слоев населения.

Нормы о наказаниях были ориентированы прежде всего на защиту собственности, личности знати и ее неприкосновенности, власти высших каст или сословий над низшими, рабовладельца над рабом или наемным работником вплоть до долговой кабалы. В законах многих древних государств политические права соизмерялись с имущественным положением или принадлежностью к знатной фамилии, дружине князя и т.д.

В правовых памятниках древнейших государств зафиксировано развитие норм, регулирующих торговый обмен. При этом купцы, ремесленники получали фактические выгоды. Интересам богатых и знати служили нормы о праве наследования и многие другие. Такого рода правовые нормы нашли отражение в широко известных исторических памятниках древнейших государств: законах царя Хаммурапи, Законах XII таблиц, Законах Ману, а в более поздние эпохи - в "варварских правдах" германских и славянских государств. В них закреплялась частная собственность семьи, замена кровной мести выкупом (вира, вергельд). При этом более высокий выкуп платился за жизнь королевского дружинника, княжьего мужа, богатого общинника.

Охрана публичного интереса ("мира" у славян) включала уже преследование таких преступлений, как бунт, неуплата долга, отказ от повинности, разбой, кража, т.е. таких деяний, которых не было и не могло быть в первобытном обществе.

В судебном рассмотрении споров древние средства доказывания (ордалии, поединок, присяга) все больше приспосабливались к интересам богатых и знати: допускались выкуп от ордалия или поединка, привилегии богатых при поединке. Присягнуть за богатого или знатного всегда могли зависимые люди.

Так возникшее право постепенно закрепляло интересы господствующей верхушки общества за счет низших сословий, неимущих и эксплуатируемых масс. Оно опиралось при этом на принудительную силу публичной власти и без ее поддержки не могло бы вытеснить родовые обычаи, нормы родовой демократии.

Однако роль права нельзя свести только к закреплению классового (кастового, сословного) господства, хотя на первых ступенях цивилизации разных народов такое закрепление, несомненно, существовало. Наряду с социально-классовыми различиями и подчинением зависимых людей господам нормы юридического, санкционированного государством права были необходимы для установления и поддержания единого для всего населения страны общественного порядка, обеспечения единого рынка, условий владения и распоряжения собственностью, обмена товарами, сохранения патриархально-семейного быта в сельской общине, а также для обеспечения единой власти в государстве.

Важным следствием формирования единого для разных племен права на территории возникающего государства явилось то, что с его помощью стало возможным разрешение споров между сельскими общинами, отдельными лицами, принадлежавшими к разным племенам и родам, и благодаря этому - преодоление возникающих междоусобиц, имевших ранее зачастую губительные последствия. В древнейших обществах Востока и Месоамерики установление общего порядка определялось победой сильнейшего племени, вождь которого узурпировал власть вождей других племен и вводил единый порядок, существенно отличавшийся от родоплеменного. Так происходил процесс становления правового порядка в Египте в результате покорения Верхним царством (IV тыс. до н.э.) Среднего и Нижнего; в Шумере и Аккаде с установлением династии Саргона (III тыс. до н.э.), в империи инков, подчинившей другие кечванские племена (XIII - XV вв. н.э.), у скифских племен, объединенных царем Атеем (конец V в. до н.э.).

В Древней Греции объединение племен Аттики также сопровождалось межплеменной борьбой, но завершилось не путем установления деспотической власти, "дарившей" народу право, а установлением демократических порядков, распространенных на все свободное население. Такой же общий порядок для населения Лациума был установлен Законами XII таблиц для квиритов и плебеев. В русской истории летописное сказание о призыве варягов "володеть нами" также связано с преодолением междоусобиц между родовыми общинами, не имевшими общего "наряда", т.е. правительственного начала для всех родов.

Наконец, государственное объединение племен способствовало и правовой защите их интересов во внешнеполитических связях с населением других государств. Издревле вырабатывались способы дипломатических церемониалов, представительства соседних держав, заключения межгосударственных союзов, таможенных правил и сборов и т.д. Чем шире и стабильнее становились такие связи, тем больше отношения мира вытесняли военные набеги и угрозу завоеваний. Поэтому с процессами становления государственности и юридического внутригосударственного права возникают пока зачаточные, но постепенно развивающиеся нормы и отношения международного права.

 


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.029 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты