Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Безопасность «транзитивного» общества




Читайте также:
  1. I. Информационная безопасность Российской Федерации
  2. II. Начало процесса исторического развития общества.
  3. II. СТРОЕНИЕ ОБЩЕСТВА, СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ
  4. III. Первоначальное возникновение общества.
  5. V. Зрелость человеческого общества. Коммунизм.
  6. V. Объединение в общества и общественно ориентированное действие
  7. V. Семинар. Тема 6. Формирование информационной среды общества
  8. XX съезд КПСС и его значение в жизни общества
  9. А. Положение основных слоев российского общества в пореформенное время
  10. Аграрные общества

Рассмотрение собственно экономико-социологической проблематики экономической безопасности, а также конкретных условий и форм защиты населения, которые складываются в период реформирования российского общества, позволяют сделать обобщения, интересные в теоретическом отношении, но далеко не обнадеживающие с точки зрения оценки текущей социально-политической практики.

Экономическое состояние современного общества в значительной степени влияет на стабильность всех социальных процессов. Уровень экономического развития и устойчивость хозяйственных комплексов, благосостояние населения определяют сегодня общую оценку качества социальных систем.

Важнейшим условием эффективных общественных преобразований является экономическая безопасность социальной системы – ее защищенность, стабильность, внутренняя подконтрольность управленческим воздействиям, сохранение потенциала дальнейшего развития, возможность полноценно использовать имеющиеся ресурсы. Таким образом, безопасность охватывает и внешние, и внутренние факторы развития.

Исходное определение понятия «безопасность» – это состояние, при котором институционально (т.е. самими общественными отношениями) поддерживаются факторы, сохраняющие стабильность и позитивную направленность развития социально-экономической системы.

Особенности российской общественной эволюции состоят в том, что система безопасности должна, по сути, способствовать революционным социальным изменениям, рыночному переустройству хозяйственных связей, интеграции национальной экономики в мировую, а также предохранять от внутренней социально-экономической напряженности, структурных дисбалансов, разрушения механизмов социальной защиты населения.

Наиболее глубокие теоретические представления о безопасности определяют ее как состояние социальной системы. В вытекающих отсюда концепциях речь идет не о защите (функциональный, ситуационно-факторный подход), а о защищенности, т.е. о характере социальных отношений (социальный, институциональный подход). И конечно, когда исследователи имеют в виду состояние общества, центр внимания перемещен на внутренние механизмы поддержания устойчивого, сбалансированного развития системы, воспроизводство ее основных параметров. Речь в них идет о гомеостатических механизмах стабильного самовоспроизводства общества и его базовых экономических элементов.



Таким образом, рассмотрение различных точек зрения и разных видов аргументации приводит к выводу, что экономическая безопасность должна рассматриваться как институциональная система воспроизводства условий стабильной, устойчивой экономической динамики посредством действия самих социальных отношений.

Несмотря на то что исследователи изучают в первую очередь общенациональные и глобальные критические ситуации, очень важны сделанные ими выводы о ситуативно-факторной структуре безопасности и о кумулятивном эффекте накопления качества региональных кризисов, которые при определенных условиях превращаются в фактор общественной опасности на макроуровне.

Субъекты социальной безопасности. Анализ различных подходов к безопасности показывает, что их можно классифицировать и по такому основанию, как субъектный приоритет. В исследованиях государствоведов и экономистов более значительное место занимает проблематика макроуровня и наиболее важными оказываются субъекты, защищающие общенациональные интересы. Социологи, напротив, предпочитают обращаться к нижнему (локальному) уровню субъектной иерархии – группам и общностям, которые в критических социальных условиях скорее являются субъектами «самозащиты» (с чем, собственно, и связана специфика их современного положения).



Противоречия между субъектами разного уровня, возникающие в сфере решения проблем безопасности, достаточно остры. И причина здесь не только в их общей структурной диспозиции, но и в специфике современного российского развития, которая, во-первых, связана с кризисом идентификации – сейчас в массовом порядке не осознаются критерии принадлежности людей к данному обществу, не сформулирована «национальная идея», не поставлена ясная политическая цель относительно проводимых реформ (с которой можно солидаризироваться или протестовать).

Во-вторых, играет свою роль реальная дезинтегрированность нашего общества не только на уровне сознания, массовых социально-психологических установок, но и на уровне особых интересов региональных и групповых субъектов.

В-третьих, наличествуют особые национально-государственные амбиции российского общества, поскольку речь идет о статусе России как великой державы.

Социальная устойчивость общественной системы как залог ее экономической безопасности достигается в результате действия весьма противоречивых процессов на разных уровнях субъектной структуры общества. Существование сложной, многоуровневой системы субъектов безопасности: государства, регионов, социальных групп, отдельных людей – говорит о наличии нескольких градаций безопасности, которая на каждом из этих уровней проявляется в специфических формах и имеет самостоятельное содержание.

Микроуровень проблемы безопасности современного российского общества тесным образом связан с формирующейся системой общественной регуляции. Государственное управление является тем самым фактором, который поддерживает и стабилизирует спонтанные защитные реакции всех других социальных субъектов. Государственно-правовые механизмы экономической защиты всех субъектов хозяйственной жизни общества напрямую влияют на процесс институционализации системы экономической безопасности, закрепляя легитимные экономические формы в структуре общественного базиса. Проблема управляемости экономики на федеральном и региональном уровнях является чрезвычайно актуальной с точки зрения национальной безопасности в целом.



Весьма специфическое развитие субъектной структуры безопасности в современном российском обществе в полной мере отражает приоритеты и основные направления развития системы социально-экономической защиты. Если определить ситуацию в общем, то можно сказать, что с переходом на более низкие (мезо- и микро-) уровни безопасности происходит сокращение факторов «защиты» и рост роли факторов «самозащиты», что обусловлено целым рядом причин.

Традиционное внимание к внешним вызовам и угрозам, а также их серьезный объективный характер перемещают центр внимания политических стратегов безопасности на «охрану» национальной российской экономики, в то время как более стабильные общества занимаются «протекцией». Отечественная система безопасности не только в теории (которая сложна и по данному вопросу неоднозначна), но и на практике развивается в направлении наращивания своей внешней оболочки: специальных государственных органов, политических, правовых, запретительных, контрольных, силовых структур обеспечения защиты национальных интересов. Итак, современная система национальной безопасности российского общества формируется в направлении приоритетов «пограничной» модели защитительного характера, что обусловлено объективными (интересами мировых экономических центров и состоянием национальной экономики России), а также субъективными (неоднозначными теоретическими обоснованиями, недостаточной силой политического и стратегического хозяйственного предвидения) причинами.

Смещение части прав и значительной доли ответственности за протекание политических, социальных и экономических процессов на средние этажи государственно-управленческой иерархии отражается и на состоянии безопасности более низких субъектных уровней. Поскольку национально-государственный, а еще в меньшей степени – региональный уровень ресурсно не обеспечены с точки зрения возможностей экономической защиты соответствующих сегментов социальной системы, нижний уровень – население, различные социальные группы зачастую оказываются в забытом, брошенном состоянии на периферии ценностной шкалы безопасности (ее политической доктрины и конкретной практики).

Экономические угрозы и их отражение. Создание эффективной экономики само по себе является задачей новой системы безопасности. Решить ее невозможно без коренной структурной перестройки народного хозяйства, которая неизбежно ведет к внутриэкономическим диспропорциям и деградации экономического потенциала. При этом формируется комплекс специфических угроз, которые первоначально не расцениваются управленцами как существенные, значительные. Однако складывающаяся на практике система экономической безопасности современного российского общества представляет собой в большей степени «защитную», нежели «резервную» систему. Она ориентирована преимущественно вовне и формируется за счет образования учреждений и институтов, призванных реагировать на экономические угрозы.

Живая ткань любой экономики – это люди и те социальные отношения, которые их связывают. Чтобы выжила экономика, выжило общество, чтобы сформировались предпосылки самодостаточности хозяйственного комплекса и реальные возможности для его развития, нужно эффективно управлять людьми, задействовать актуальные для них мотивы, формулировать национальные интересы на основе их социальных ценностей, вести активную политику «поддержки сильных, защиты слабых».

Различные социальные общности по-разному переживают текущую экономическую трансформацию. Их поведение, социальные реакции, выборы оказывают существенное влияние на уровень экономической безопасности общества. Разрушаются производства и отдельные отраслевые структуры, растет безработица, снижается уровень жизни в целых регионах. Усиливается внутренняя миграция из районов Севера, Сибири и Дальнего Востока в центральную и среднюю Россию. Происходит депопуляция, связанная с падением рождаемости и общим старением населения. Этнические и демографические факторы экономического развития начинают оказывать более активное воздействие на состояние безопасности. Разрушается профессионально-квалификационная структура.

Рассматривая социальные проблемы экономической безопасности, мы говорим в первую очередь о «населении», т.е. о тех социальных общностях, которые привязаны к определенным местам проживания и в значительной мере определяют реальный потенциал региональных хозяйственных комплексов. Именно противоречия в их развитии обусловливают организационную недостаточность системы внутренней экономической безопасности на современном этапе.

Многие специалисты считают, что внутренняя неструктурированность системы экономической безопасности, ее институциональная размытость (неопределенность функций социальных институтов, поддерживающих хозяйственную стабильность и потенциал экономического роста) напрямую зависят от предвидения и воли субъектов политического управления, а также от воздействия определенных социальных сил.

Политический выбор, который реально был сделан в России среди трех фундаментальных альтернатив социально-экономического развития: 1) «сырьевая» или «технологическая» экономика, 2) «экономический рост» или «социальное равенство», 3) «правовое» или «криминальное» общество, – оказался наиболее четко определен в пользу экономического роста и лишь недавно определился в отношении внешнеэкономической независимости и декриминализации (хотя и не получил практического воплощения).

Экономическая безопасность населения обеспечивается не только крупномасштабными государственными программами и тем политическим выбором, который создает принципиальные условия внешней и внутренней национальной безопасности в социально-экономической сфере.

Существует ряд объективных причин, по которым система безопасности современного российского общества должна быть «укоренена» в региональном субстрате. Российское общество является очень сложно организованным, поскольку оно не только многонационально, но и имеет специфическую поселенческую структуру. Население регионов испытывает на себе действие факторов мезоуровня политических и социально-экономических процессов, причем развитие отдельных территорий происходит относительно стабильно, а многие переживают острые кризисные процессы. В некоторых регионах угрозу экономической безопасности наносят факторы неэкономической природы, которые своим комплексным воздействием создают негативный накопительный (кумулятивный) эффект.

Таким образом, регионализация является результатом появления новых характеристик общественной системы в целом, которая, меняя свою социальную и геополитическую организацию, пытается выйти из кризисного состояния. Но если проанализировать тот управленческий потенциал, которым обладают регионы для решения таких задач, можно убедиться, что текущая политика федерализма не обеспечивает структуры государственной власти среднего уровня необходимыми ресурсами и правовыми полномочиями для их осуществления.

Колоссальным источником социально-экономической нестабильности стали инфляция и дефицит территориальных бюджетов. Важным компенсационным фактором против этих негативных процессов является разграничение предметов ведения и полномочий между центром и регионами.

Социальная защита населения России. Имущественное расслоение в России идет неравномерно, и структура общества по доходам и соответственно по уровню жизни, который отдельные группы населения могут себе обеспечить, очень отличается от того, что наблюдается в более стабильных и экономически развитых обществах.

Самый массивный общественный слой в структуре имущественного деления представлен группами населения, которые тратят свои доходы только на питание, на большее им просто не хватает.

Некоторые группы населения живут за пределами официально установленного уровня бедности, который существенно занижен относительно минимальных потребностей воспроизводства жизни и здоровья (не говоря уже о социальном достоинстве). Отдельные группы этого слоя требуют особого режима социальной защиты, поскольку по объективным причинам не могут обеспечить ее сами: это дети, инвалиды, многодетные семьи, матери-одиночки, безработные, пенсионеры по старости. Развитие явной и скрытой безработицы существенно расширяет этот список, поскольку данный процесс затрагивает в значительной мере кадры высшей квалификации, молодежь и задевает трудоспособных мужчин почти в той же мере, что и женщин. Еще одним угрожающим следствием безработицы в плане национальной безопасности является снижение трудовой мотивации населения в целом.

Происходят существенные изменения в структуре источников личных доходов населения. С 1993 по 1996 г. соотношение между оплатой труда и доходами из иных источников (предпринимательские доходы, операции с недвижимостью, дивиденды по вкладам и акциям, социальные трансферты, которые, впрочем, остаются стабильной частью структуры личных доходов) изменилось в обратно пропорциональном отношении – с 2/3 до 1/3.

Специалисты, занимающиеся проблемой экономического расслоения и общественной безопасности, выявляют существенные различия в потребностях социальной защиты разных групп. Социально активные и экономически обеспеченные слои населения, которые вполне способны защитить свой имущественный статус, не прибегая к помощи государства, в большей степени обеспокоены защитой личных прав и жизни, угрозы которой исходят из криминальных источников. Защита разных групп населения от криминальных экономических угроз, как показала текущая практика, становится самостоятельным направлением обеспечения социальной стабильности и важным условием поддержания безопасности в стране.

Слой предпринимателей, капиталы которых возникли на криминальной и полукриминальной основе, но прошли легализацию в законном бизнесе, не только активно способствует распространению коррупции и заинтересован в сращивании с представителями административно-государственного аппарата, но и свои потребности в социальной и экономической защите нередко связывает с общественно-политической нестабильностью и хозяйственной неразберихой. Как субъект экономической деятельности этот слой принадлежит к социально активным и ресурсообеспеченным группам населения. Но его потребности в развитии требуют таких механизмов экономической защиты, которые разрушают систему экономической безопасности других социальных слоев и групп и подрывают устои нормального существования общества в целом. Однако этот слой неоднороден и включает институционализированные силы, заинтересованные в поддержке легальности и права.

Экономическая безопасность российской экономической элиты обеспечивается на сегодняшний день за счет весьма специфических механизмов, которые создают угрозу истощения национальной экономики, снижая ее финансово-ресурсный потенциал и ухудшая общий инвестиционный климат. Речь идет о том, что стремление обезопасить частные капиталы приводит к их экспорту, поскольку внутри национальной экономики они недостаточно защищены, а государство не создает необходимые стимулирующие механизмы, которые побудили бы к риску новых капиталистов.

В противоположность безопасности элитных экономических групп экономическая защита работающих должна включать эффективные меры социальной и финансовой поддержки в условиях банкротства предприятий, в случаях потери работы, временной остановки производств. Речь идет об элементарном жизнеподдержании в периоды, когда государство не может обеспечить своим гражданам право на труд и трудовой заработок. Социально незащищенные группы людей, которые не способны обеспечивать свое существование трудом, также должны иметь гарантии общества на прожиточный минимум.

Система безопасности, реализующая потребности в защите самых разных слоев российского населения, должна быть дифференцированной и адресной для того, чтобы ее результат был позитивным.

Новелла об экономической опасности. Экономическая безопасность – это состояние, при котором институционально поддерживаются факторы, сохраняющие стабильность и позитивное развитие социально-экономической системы.

Почему экономическую безопасность мы определили именно таким образом? Потому, что в социологическом смысле мы говорим о фундаментальной характеристике общественной системы, которая включает в себя и совокупность факторов экономической защиты, и механизмы поддержания устойчивости хозяйственной организации, и гарантии жизнеобеспечения населения.

Экономическая безопасность общества не может рассматриваться только как результат действия неких политических или нормативно-правовых инструментов. Заведомо узкой, неполной является трактовка проблемы, при которой исследователи сосредоточены на конкретных кризисных явлениях в развитии российской экономики: стагнации производства в ряде отраслей, безработице, низком жизненном уровне трудящихся, инфляции, сложностях приватизации и конверсии, криминализации бизнеса и др.

Нельзя спорить с тем, что каждый из этих факторов подрывает экономическую безопасность всей общественной системы, негативно сказывается на положении многих групп населения. Но ни один из них не является определяющим и самодостаточным. Более того, все они в совокупности носят эндогенный характер, т.е. дестабилизируют именно внутренние связи и пропорции хозяйственного комплекса. При этом нельзя забывать, что любая национальная экономика в современном мире органично вписана в международную экономическую систему, а также то, что макроэкономические процессы и состояния национальной экономики в сильной степени зависят от характера микроэкономических отношений и развития локальных (в том числе региональных) подсистем хозяйственного комплекса.

Целостный и системный взгляд на проблему экономической безопасности связан с ее особым теоретическим рассмотрением – комплексным по структуре и социальным по содержанию. Экономическая безопасность при этом предстает как существенная качественная характеристика состояния социальной системы, как система социальных связей, институтов и механизмов, обеспечивающих стабильность и защиту от внешних и внутренних деструктивных факторов, различного рода социальных и экономических рисков, непредвиденных негативных событий и катастроф.

Стремление во что бы то ни стало сохранить «экономическую границу» было вполне оправданным и даже необходимым в тот период, когда советская экономическая система типологически отличалась по принципам своей организации и управления от устройства мировой экономической системы с ее рыночными отношениями. Защитные мероприятия такого рода очень важны с точки зрения сохранности национального хозяйственного комплекса и потенциала его экономического развития. Однако стратегическая цель рыночного реформирования российской национальной экономики требует не столь однозначных решений в области безопасности, как раньше.

Защита национальных интересов в экономической сфере должна органично сочетаться с реализацией интересов России относительно интеграции в мировое сообщество и мировое хозяйство с его сложившейся системой разделения труда, «технологичных» и «сырьевых» регионов, милитаризованных и мирных национальных экономик. Однако разработка курса экономической безопасности сегодня носит во многом компенсационный характер и ориентирована на решение задач внешней и, к сожалению, зачастую «слепой» экономической защиты.

«События последних лет в экономике и политике поставили Россию перед целым набором внешних и внутренних вызовов. Потеряны традиционные сферы влияния, утрачены свои ниши на мировых рынках. Резко сократилась минерально-сырьевая база экономики. Распались кооперационные и хозяйственные связи в рамках бывшего единого народнохозяйственного комплекса СССР. Россия лишилась ряда важнейших коммуникаций, как-то: морские порты на Балтийском и Черном морях, участки трубопроводного транспорта, находящиеся на Украине. За пределами России остался ряд современных жизненно важных, с точки зрения экономических и оборонных интересов, производств и предприятий. Между тем мир пока продолжает жить по законам баланса сил, а не согласования интересов »*.

* БлиновН.М,ГородецкийA.Е. Указ.соч. М., 1996. С. 9–10.

Все эти факторы, несомненно, серьезно подрывают потенциал России как великой державы, а ее политический отказ от соответствующих претензий вообще отбрасывает ее в структуры второго эшелона мировых экономических центров.

Однако военно-политические и экономические амбиции в сфере национально-государственных интересов носят рецидивирующий характер, а стереотипы государственного мышления и общественного мнения как бы подкрепляют соответствующие стратегические императивы формирующейся системы безопасности. «Сказанное позволяет утверждать, что экономическая мощь, стремление к освоению новых рынков, активная наступательная позиция по всем азимутам и сферам российских национальных интересов должны быть долгосрочными приоритетами экономической стратегии российского государства»*.

* Блинов НМ., Городецкий А.Е. Указ.соч. С. 10.

Важнейшие внешние угрозы экономической безопасности России можно сгруппировать следующим образом:

• связанные с потерей статуса великой державы и обусловленных им политических и экономических преимуществ;

• связанные с потерей внешних рынков или существенным ослаблением позиций на них;

• связанные с перемещением в разряд сырьевывозящих стран (экономик «дополнительного» типа);

• связанные с финансово-инвестиционным и продовольственным дефицитом, существенным снижением соответствующих параметров экономической независимости;

• связанные с «прозрачностью» государственных и экономических границ.

Никто из специалистов не станет спорить с тем, что Россия постепенно становится сырьевым (ресурсным) донором и финансовым реципиентом мировой экономики. Внешние силы заинтересованы в стимулировании данной неблагоприятной эволюции, которая действительно может привести к необратимому состоянию национальной экономической системы и потере хозяйственной независимости общества. Но все же формирующаяся сейчас модель позволит в стратегической перспективе образовать сильный защитный панцирь, который будет прикрывать мягкотелую внутреннюю конструкцию системы экономической безопасности (так было в советском обществе, экономика которого в целом оказалась очевидно неконкурентоспособной после разрушения защитных барьеров), а также будет препятствовать активной внешнеэкономической экспансии. Это приведет либо к автаркии (самозамыканию национальной экономики и ее изоляции от мирового хозяйства), либо непосредственно к подчинению лидерам мировой экономики. Ни один из этих прогнозов нельзя считать «лучшим» – оба они в конечном счете разрушительны.

Однако сформулированный вывод не носит абсолютного характера. Он достаточно точно отражает сложившееся состояние дел в государственной практике, но несколько обобщенно определяет позиции конкретных исследователей в экономической и социальной теории безопасности. Ряд ученых углубленно рассматривают так называемые внутренние факторы экономической безопасности, а некоторые анализируют состояние различных субъектных уровней системы безопасности: федеральный, региональный, отраслевой, групповой и личностный. К сожалению, большая часть научных результатов именно по этим аспектам экономической безопасности не внедрена в государственно-политическую практику.

Регионы по-прежнему зависят от экономической политики центра, и сейчас выполняющего огромное количество перераспределительных и контрольных функций, в результате реализации которых кризисные сегменты экономики искусственно поддерживаются «на плаву», забирая необходимые для развития ресурсы, а более успешные и стабильные лишаются источников для закрепления и развития хозяйственных успехов. Эта политико-экономическая проблема приобретает социальный характер, поскольку фактически во всех регионах сворачиваются социальные программы и перманентно возникают проблемы задержки первоочередных выплат и дефицитности даже защищенных статей бюджета. Но и экономические программы регионального воспроизводства, даже в части, глубоко затрагивающей федеральные интересы, страдают от финансовых, налоговых и инвестиционных диспропорций.

Концепция «защиты» от угроз экономической безопасности требует от субъектов, представляющих национально-государственные (общественные) интересы России, быстрой оценки и эффективной реакции. Поэтому государственные органы стремятся к наибольшей подконтрольности всего хозяйственного комплекса страны, всей экономической системы. В результате происходит закономерная перегрузка центрального аппарата, принимающего решения, и многие внутренние процессы не получают должной оценки и управленческой реакции, которая могла бы предотвратить часть локальных кризисов и изменить характер их накопления.

Новелла об управлении безопасностью. Организационные сложности в современной системе безопасности, ее относительная неуправляемость вызваны именно попыткой «центра» решить проблему «подконтрольности» локальных подсистем. Делегирование распорядительных ответственных полномочий на нижние этажи управленческой структуры должно, по замыслу, приблизить регулирующие органы непосредственно к месту социально-экономических событий и повысить оперативность системы экономической безопасности в целом.

Однако этот процесс развивается не безоблачно. Субъекты Федерации, получившие более широкие права в соответствии с договорами о разграничении полномочий и предметов ведения между федеральными и территориальными органами исполнительной власти, не могут на деле закрепить распорядительные возможности, необходимые для строительства локальных (региональных и территориальных) систем экономической безопасности. Речь идет лишь о контроле над частью объектов государственной собственности, введении механизмов «совместного ведения», для которых не разработан специальный правовой режим, и, наконец, о возможности подзаконными актами регулировать те сферы хозяйственной деятельности, которые не нашли отражения в существующем законодательстве Российской Федерации.

Такая практика дает, с одной стороны, существенное приращение в области государственного строительства, управляемости сегментов национальной экономики, возрастание возможностей использовать социальные ресурсы безопасности, а с другой – значительный объем негарантированных прав, использование которых напрямую будет зависеть от текущего развития законодательства и деятельности представительной власти.

Более того, специалисты приходят к шокирующе смелому выводу; «комплексная оценка воздействия процессов преобразования российской экономики на все сферы жизнедеятельности общества... уже в первом приближении позволяет утверждать, что большинство известных и широко обсуждаемых на всех уровнях альтернативных стратегий экономических реформ отражает преимущественно узкоспецифические (частные, узкогрупповые) интересы российских элит и корпоративных групп и весьма слабо корреспондирует с объективными национально-государственными интересами России *. Этот вывод подтверждается структурным анализом отраслевых корпораций, социальных групп, а также финансовых и региональных элит.

* БлиновН.М., Городецкий А.Е. Указ.соч. С. 12.

Безусловно, никакой частногрупповой подход к стратегии безопасности общества и государства не может претендовать на «проведение институциональных преобразований, способствующих координации действий и сближению стратегии действующих общественных институтов; выработку и принятие общих принципов экономического и социального поведения...»**. А без решения этих проблем невозможно даже приступить к решению проблемы обеспечения социально-экономической стабильности – одной из фундаментальных основ общественной безопасности.

* Лыкшин С., Свинаренко А. Развитие экономики России и ее реструктуризация как гарантия экономической безопасности // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 119.

Система управления российским обществом является важнейшим опорным элементом механизмов экономической безопасности. Ее задача – обеспечивать слаженность действий и снятие противоречий отраслевых, региональных, территориальных и групповых процессов. Однако отмеченные выше явления управленческой деструкции, отсутствие единых, ясно сформулированных стратегических целей развития и безопасности, приоритетность корпоративных интересов над общенациональными обусловлены не только внешними или общесистемными причинами, но и противоречиями в самой управленческой структуре. «Сложившаяся к настоящему времени организация государственного управления все еще недостаточно приспособлена к проведению целенаправленной экономической политики»* – считают ученые.

*МильнерБ. Качество управления – важный фактор экономической безопасности // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 58.

Управленческие функции распылены по министерствам и ведомствам, реализующим отраслевую политику. Это, по мнению специалистов, ведет к неизбежному дублированию функций при одновременном снижении ответственности управляющих субъектов. Поскольку программная и оперативная распорядительная деятельность осуществляется именно министерствами, они реализуют общие задачи противоречивыми средствами, и решение частных задач не приводит к решению общей проблемы. В сложившейся системе государственно-хозяйственного управления отсутствует эффективная межведомственная координация, поскольку сами отраслевые министерства и ведомства работают в горячем, «реактивном» режиме критической ситуации. Все организационные ресурсы при этом задействованы на решение конкретных отраслевых проблем.

Чтобы достичь хорошего уровня координации и организационного единства действий по обеспечению экономической безопасности, «должен применяться программно-целевой принцип, ориентированный на определение перспективных проблем технико-экономического развития и на стимулирование активности работы хозяйствующих субъектов* . Поистине неисчерпаемым ресурсом для повышения качества управления является происходящая реорганизация предприятий разных форм собственности, позволяющая гибко применять разные модели эффективного управления. (Именно предприятий в наибольшей степени коснулись перемены в хозяйственном комплексе, и многие из них стоят на грани финансового выживания.)

* См.: Мильнер Б. Указ.соч. С. 58.

Создание эффективной экономики само по себе является задачей новой системы безопасности. Решить ее невозможно без коренной структурной перестройки народного хозяйства, которая неизбежно ведет к внутриэкономическим диспропорциям и деградации экономического потенциала. При этом формируется комплекс специфических угроз, которые первоначально не расцениваются управленцами как существенные, значительные. «Развитие катастрофических процессов в деградированной системе может происходить в результате относительно небольших угроз и воздействий, в том числе и внутреннего характера. Это случается, если система уже исчерпала свои ресурсы и резервы или в ней отсутствуют механизмы противодействия угрозам и негативным воздействиям (система потеряла устойчивость или близка к этому состоянию)»*. Российская экономика как раз и существует за счет мобилизации всех резервов и продажи ресурсов для будущего развития.

* Самсонов К. Элементы концепции экономической безопасности // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 17.

Исследователи, которые моделируют эффективную систему экономической безопасности, исходя из теории катастроф, считают наиболее важными качественные показатели развития социально-экономических процессов, достигающих своего критического порога. При этом пороговые уровни снижения безопасности характеризуются тремя группами «показателей общехозяйственного, социально-экономического и эколого-экономического значения, отражающих, в частности:

1) предельно допустимый уровень снижения экономической активности, объемов производства, инвестирования и финансирования, за пределами которого невозможны самостоятельное экономическое развитие страны на технически современном, конкурентоспособном базисе, сохранение демократических основ общественного строя, поддержание оборонного, научно-технического, инновационного, инвестиционного и образовательно-квалификационного потенциала;

2) предельно допустимое снижение уровня и качества жизни основной массы населения, за границами которого возникает опасность неконтролируемых социальных, трудовых, межнациональных и других конфликтов, создается угроза утраты наиболее продуктивной части национального «человеческого капитала» и нации как органичной части цивилизованной общности;

3) предельно допустимый уровень снижения затрат на поддержание и воспроизводство природно-экологического потенциала, за пределами которого возникает опасность необратимого разрушения элементов природной среды, утраты жизненно важных ресурсных источников экономического роста, а также значительных территории проживания, размещения производства и рекреации, нанесения непоправимого ущерба здоровью нынешнего и будущего поколений и др.»*

* Бухвальд Е., Гловацкая Н., Лазуренко С. Макроаспекты экономической безопасности: факторы, критерии и показатели // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 31.

Именно такой подход, использующий современные методы синергетики, теории катастроф, устойчивого развития и неопределенности, развивающийся на стыке экономического и социологического анализа, мы считаем наиболее верным в оценке проблем экономической безопасности современного российского общества. Он позволяет сформулировать «социоцентрическую» модель системы экономической безопасности, в которой структурные уровни представлены общими и специальными условиями общественного воспроизводства (экологическими, социокультурными и собственно экономическими). Эти условия, по существу, представляют собой тот резервный потенциал, который может быть утерян или, наоборот, мобилизован, использован интенсивно или весьма вяло.

Важным методологическим следствием такого подхода является идея социальных мотивов как источника активизации экономического потенциала российского общества. Действительно, если обратиться к любой теоретической модели экономической безопасности, использующей концепт «внутренних угроз», и трансформировать его в проблему мотивов деятельности соответствующих социальных субъектов, можно получить гораздо более прикладную разработку по «технологии» экономической реализации социальных факторов, чем те, которые имеются сегодня.

Новелла о криминализации общества. Системный подход является достаточно эффективным и при анализе криминальных процессов в современной российской экономике, существенно подрывающих ее безопасность. Исследователи* считают важнейшими из них:

*См.: Абалкин А. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 12–13; Самсонов К. Элементы концепции экономической безопасности // Там же. С. 14; Тамбовцев В.. Объект экономической безопасности России // Там же. С. 51; и др.

• распространение криминализации практически на все области хозяйственной жизни (отношения собственности, финансовую и банковскую деятельность, производство, торговлю, услуги, внешнеэкономические отношения);

• рост количества экономических и должностных преступлений (мошенничества, фальшивомонетничества, взяточничества и др.);

• рэкет и террор против руководителей банков, государственных и коммерческих предприятий;

• снижение качества обеспечения государственной тайны и информационных секретов;

• отсутствие системы защиты от криминальных угроз и действий коррумпированных чиновников на локальном (местном) уровне.

Хотя с точки зрения социальной справедливости и экономической нравственности это и не так, но с точки зрения «перестроечного прагматизма» деньги действительно «не пахнут». И с этой точки зрения можно согласиться с мыслью о том, что экономическая защита «всех» (т.е. общества в целом) противоречит возможностям экономической защиты «каждого». Ведь усилия экономических реформаторов в России направлены в первую очередь на создание общих условий, «формирование экономической политики, институциональных преобразований и необходимых механизмов, устраняющих или смягчающих воздействие факторов, подрывающих устойчивость национальной экономики»*. Такая превентивная (валеологическая) практика требует глубокого политического предвидения и развитой управленческой воли.

* Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения) // Российская газета. 1996. 14 мая.

Анализ экономических процессов в текущий период реформирования показывает, что не только криминализация является существенной угрозой безопасности общества, но и те социальные напряжения, которые возникают вследствие вполне закономерных действий заинтересованных лиц, пользующихся несовершенством экономического законодательства и обретающих права собственности в ущерб работникам предприятий.

«Одновременно с принятием законодательных и нормативных актов была внесена двусмысленная трактовка прав руководителей государственных предприятий в части осуществления ими полного хозяйственного ведения в отношении имущества предприятий. В обстановке безответственности почти повсеместной стала практика, когда после акта акционирования на предприятиях практически ничего не делается для адаптации их внутренней организации и управления к новым требованиям»*. Таким образом, сами экономические условия и правила рыночных преобразований как бы противоречат требованиям экономической безопасности, подталкивая к реализации личных и корпоративных интересов именно тех, кто должен стоять на страже государственных и коллективных экономических интересов.

*Мильнер Б.Указ, соч. С. 57.

Стала фактом инвестиционная катастрофа. «В структуре ВНП произошел резкий сброс капитальных вложений: в 1994 г. они составили всего 34% к среднегодовому уровню 1986–1990 гг. При этом сброс производственных капитальных вложений еще больше – их уровень упал до 25%... Не возвращаются в страну валютные доходы от экспорта (сумма беглых капиталов, по данным МВД, в середине 1994 г. оценивалась в $ 100 млрд.)»*. Этот пример также подчеркивает, что корпоративные и частные интересы социально активных и экономически преуспевающих общественных субъектов не ориентированы на реализацию национально-государственной стратегии экономической безопасности и носят эгоистичный характер самозащиты особого рода. Однако бессмысленно винить в этом носителей этих интересов.

* Блинов Н.М, Городецкий А.Е. Указ.соч. С. 21.

С социологической точки зрения правильно, а с позиции государственных интересов прагматично создать такие условия, при которых владельцы капиталов будут заинтересованы в инвестировании их в отечественную экономику, а действующие предприниматели – в открытом и честном ведении дел. Реальные возможности для этого есть. По международным меркам российские рынки необъятны, сулят высокие прибыли производителям и коммерсантам. Здесь может быть обеспечена высокая оборачиваемость капиталов, следовательно, большие прибыли.

Качество рабочей силы россиян признано во всем мире. Это тоже привлекательный фактор для инвесторов. Плюс обеспеченность практически всеми видами экономических ресурсов (кроме высококлассного менеджмента, но это приобретаемое качество). Что касается стимулирования «честного бизнеса», часть крупных предпринимателей и банкиров сама пытается пробивать ему дорогу – заключает соглашения, публикует декларации. Поэтому государственные усилия по созданию антикриминальных механизмов экономических взаимодействий нашли бы социальную опору и весомую поддержку.

«Государство также должно не допускать, чтобы деятельность хозяйствующих субъектов несла в себе угрозы экономической безопасности и была направлена во вред его гражданам. В этих целях необходимо подготовить и реализовать меры по улучшению предпринимательского климата, увеличению вклада малого и среднего бизнеса в российскую экономику, развитию конкурентоспособности, демонополизации экономики, формированию фондового рынка, рынков земли и недвижимости»*.

* Лыкшин С., Свинаренко А. Развитие экономики России и ее реструктуризация как гарантия экономической безопасности // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 119.

В целом складывающаяся на практике система экономической безопасности современного российского общества представляет собой защитную, а не резервную систему. Она ориентирована преимущественно вовне и призвана реагировать на экономические угрозы. Это ведет по меньшей мере к двум следствиям. Первое следствие: национально-государственные (общественные) интересы реализуются дискретным (отрывочным) образом, политика экономической защиты носит в основном внешнеэкономический характер, регулирование системы безопасности подменено управленческим реагированием на локальные экономические кризисы, социальный потенциал экономической безопасности в значительной мере недооценивается.

Второе следствие: в стратегической перспективе экономико-политическая модель строительства системы безопасности сама превращается в источник повышенной опасности, порождая изоляционизм или зависимость в отношениях с мировой экономикой и острую социальную недостаточность в развитии инфраструктуры по поддержанию экономической стабильности российского общества. Кризисное состояние общественной системы толкает политиков на путь реализации конкретных радикальных мер. Но цели общественного развития в современном мире должны ориентировать систему экономической безопасности на защиту в первую очередь социального потенциала: экологичности воспроизводства жизни и хозяйства, инновационного технологического развития экономики, совершенствование инфраструктур и стимулирования информационных процессов, интеграцию подсистем хозяйственного комплекса, социокультурную стабильность, эффективную управляемость (в том числе политическими средствами) всей социально-экономической сферы.

Иными словами, строительство современной системы экономической безопасности должно быть в значительной мере ориентировано на реализацию социальных факторов экономической стабильности, хозяйственных преобразований, развития национального производства. Этот вывод подтверждается и оценками отдельных специалистов по проблеме: «Наиболее опасным, особенно в плане предпосылок долговременного социально-экономического развития, является разрушение «человеческого» фактора или «человеческого» капитала, причем именно как макроэкономического феномена. Здесь реально «достигнуты» и даже превзойдены пороговые значения достаточно долговременных процессов, создающих угрозу национальной безопасности страны»*.

* Бухвальд Е., Гловацкая Н., Лазуренко С. Указ.соч. С. 33.


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 15; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.038 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты