Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Правопреемство в отношении международных договоров.




Читайте также:
  1. VIII. Требования в отношении вахты.
  2. Аудиторской деятельности. Связь международных стандартов
  3. Банк международных расчетов (BMP)
  4. В соответствии с законодательными нормами, действующими в отношении джина, его можно производить двумя способами.
  5. В соотношении с национальной литературной традицией
  6. В условиях аптеки можно приготовить из листьев наперстянкт настой в соотношении 1:400.
  7. В) Об отношении к лжеучителям (3, 8-14)
  8. В. Животные и незрелые в половом отношении лица, как сексуальные объекты
  9. В17. Принцип разрешения международных споров мирными средствами.
  10. В28. Понятие и виды международных споров.

С точки зрения складывающихся в международном праве норм, включая Венскую конвенцию 1978 года, и международной практики вопросы правопреемства в отношении договоров решаются в зависимости от того, что является основанием для правопреемства: объединение государств, разделение государства или отделение от него части его территории.

При объединении государств и создании, таким образом, одного государства-преемника любой договор, находящийся в силе в момент правопреемства в отношении каждой из объединившихся стран, продолжает действовать в отношении государства-преемника, если оно и другое государство — участник договора не условятся об ином. Этот договор применяется лишь к той части территории государства-преемника, в отношении которой он находился в силе в момент правопреемства. Однако в случае двустороннего договора государство-преемник и другой участник договора могут договориться об ином. Таким же образом могут договориться государство-преемник и все другие участники многостороннего договора с ограниченным числом участвующих государств либо договора, объект или цели которого предполагают согласие всех его участников на применение договора в отношении упомянутой части территории государства-преемника.

Если многосторонний договор не относится к одной из двух названных категорий, государство-преемник может уведомить других участников договора, что он применяется в отношении всей его территории, при условии, однако, что такое применение не является несовместимым с объектом и целями договора и не изменяет коренным образом условия его действия.

При разделении государства-предшественника и образовании на его месте нескольких государств-преемников любой его договор, находившийся в силе в отношении всей его территории, продолжает действовать в отношении каждого образованного в результате разделения государства-преемника. Соответствующие государства могут, однако, договориться об ином. Если в момент правопреемства договор действует в отношении лишь той части государства-предшественника, которая стала государством-преемником, он продолжает находиться в силе в отношении только этого государства-преемника.

Если отделившаяся часть одного государства становится частью другого государства, договоры государства-предшественника утрачивают силу в отношении этой территории и вступают в действие договоры государства-преемника, за исключением случаев, когда установлено, что применение договора к данной территории было бы несовместимо с его объектом и целями или коренным образом изменило бы условия его действия.



Когда после отделения части его территории государство-предшественник продолжает существовать, находившийся в силе и не относившийся лишь к отделившейся территории договор продолжает действовать в отношении его сохранившейся территории; однако заинтересованные государства могут договориться об ином.

Современное международное право — и это нашло свое отражение в Венской конвенции 1978 года — исходит из того, что правопреемство государств как таковое не затрагивает границ, установленных договором, а также обязательств и прав, предусмотренных в договоре и относящихся к режиму границы. Эти положения ограждают незыблемость государственных границ и стабильность установленного для них режима от тех или иных превратностей, которые могли бы возникать в процессе осуществления правопреемства государства в отношении договоров о границах.



Правопреемство государств не затрагивает, кроме того, обязательств, касающихся пользования любой территорией или ограничений на это, установленных договором в пользу иностранного государства, группы государств или вообще всех государств, а равно прав, установленных договором в пользу какой-либо территории, группы государств или всех государств и касающихся пользования или ограничений пользования территорией иностранного государства.

В решении вопросов правопреемства в отношении договорного наследия бывшего Союза ССР те государства-правопреемники, которые образовали СНГ, в значительной мере опирались на норму международного права, выраженную и в Венской конвенции 1978 года, согласно которой соответствующие вопросы могут решаться по договоренности между государствами-преемниками. Уже в учредительных актах Содружества (Минское соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 г. и Алма-Атинский протокол к нему и Декларация от 21 декабря 1991 г.) они предусмотрели, что гарантируют выполнение обязательств распавшегося СССР, а в Меморандуме о взаимопонимании в отношении договоров бывшего Союза, представляющих взаимный интерес, от б июля 1992 г. государства СНГ, признавая роль этих договоров «в деле стабилизации и дальнейшего развития отношений с другими государствами», сочли необходимым определить общий подход к решению вопросов правопреемства в отношении этих договоров (общее число их превышает 15000).

В решении Совета глав государств СНГ по вопросам правопреемства от 12 марта 1992 г. говорилось о договорах, «представляющих взаимный интерес». Практически, как указывается в Меморандуме от 6 июля 1992 г., все многосторонние договоры бывшего СССР представляют общий интерес для государств Содружества. Они не требуют каких-либо совместных решений или действий их участников, и каждое государство СНГ решает вопрос об участии в этих договорах самостоятельно, «в зависимости от специфики каждого конкретного случая, характера и содержания договора».



Имеется, однако, ряд многосторонних договоров, особенно с ограниченным числом участников, а также двусторонних, в частности в области разоружения и контроля над вооружениями, которые затрагивают интересы нескольких, но не всех государств СНГ. Применительно к каждому такому договору потребовалось принятие решений или действий со стороны тех государств СНГ, к которым эти договоры применимы, а в тех случаях, когда это необходимо,— с участием и других партнеров по договору.

Например, в связи с заключенным в 1991 году Договором между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений Россия, Беларусь, Казахстан и Украина, где такие вооружения бывшего Союза ССР дислоцированы, подписали вместе с США Лиссабонский протокол от 23 мая 1992 г. к этому договору. Протокол предусматривает, что названные четыре государства «в качестве государств-правопреемников» Союза принимают на себя его обязательства по договору и будут выполнять их применительно к своим национальным территориям. Для целей проведения договора в жизнь фигурирующее в нем название «Союз Советских Социалистических Республик» впредь означает Республику Беларусь, Республику Казахстан, Российскую Федерацию и Украину.

То, что правопреемство не влияет на юридическую силу договора о границе, на правовую ситуацию, установленную в ней, как нам представляется, ни в коей мере не предрешает вопроса о том, сколь справедлив или даже действителен тот или иной подобный договор, не предрешает вопроса о законности границы. Это положение, по нашему мнению, означает только, что вследствие правопреемства граница, установленная договором, не может быть изменена и не согласное с ним государство должно применять для его изменения средства, признанные международным правом как правомерные.

В стабильности особых (объективных) территориальных режимов (ОТР) заинтересованы все государства, так как непрерывность их действия очень важна для поддержания развития международных отношений, международного правопорядка. Они имеют общедемократическое содержание и служат укреплению сотрудничества между народами, государствами. Они не могут быть изменены или ликвидированы по воле одного государства. Именно этой цели служит ст. 12 /«Другие территориальные режимы»/ Венской конвенции 1978 года, так же содержащая общую норму, которая, как и статья 11, исключает из правопреемства государств не сами договоры, а правовые ситуации, вытекающие из договоров, устанавливающих различные особые (объективные) территориальные режимы. Государство-преемник обязано сохранять ОТР именно в силу обязательства, которое современное международное право накладывает на него как на субъекта международных правоотношений, а не в силу обязанности автоматически наследовать их в соответствии с договорами государства-предшественника.

Естественно, существует определённая преемственная связь между изжившими себя понятиями государственных сервитутов и понятием особого (объективного) территориального режима. Первая подготовила почву для появления качественно новой формы использования (ограничения в использовании) территории другого государства, что было обусловлено развитием международных отношений.

Отдельный пункт ст. 12 содержит положение о том, что эта статья не применяется к договорным обязательствам государства-предшественника, предусматривающим учреждение иностранных военных баз на территории, являющейся объектом правопреемства государств. Тем самым подтверждается положение о том, что договоры о военных базах носят политический характер и не относятся к категории договоров, устанавливающих особые (объективные) территориальные режимы.

Венская Конвенция 1978 года внесла также существенные изменения в круг международных договоров – объектов правопреемства государств. Ранее объектами правопреемства являлись лишь те международные договоры, которые действовали на территории государства-предшественника ещё до государственно-территориальных изменений, т. е. между территорией и международным договором должна была существовать правовая связь. Венская Конвенция же расширила эти пределы, включив в число объектов правопреемства государств международные договоры, не имеющие правовой связи с территорией государства-преемника (это те случаи, когда договор, относящийся к территории, являющейся объектом правопреемства государств, стороной которого являлось государство-предшественник, к моменту правопреемства не вступил в силу), а также договоры, имеющие неполную правовою связь с территорией (это те случаи, когда договор был подписан государством-предшественником до момента правопреемства государств с условием дальнейшей ратификации, принятия или утверждения).

Обе Венские Конвенции о правопреемстве государств, регулируя юридические последствия фактического правопреемства в общих чертах, закрепляют вместе с тем возможность разрешения вопросов, связанных с правопреемством, на основе, с помощью международных договоров, заключённых между государством-предшественником и государством-преемником (между государствами-преемниками), что позволит детально регламентировать все вопросы, учитывая, в каждом конкретном случае, все специфические реалии, существующие на данный момент (способ возникновения государств, уровень экономического развития и т.д.). Заключение таких договоров призвано являться наиболее реальным средством предотвращения или устранения всевозможных споров между государствами по вопросам правопреемства. Участники таких договоров в соответствии с принципами, императивными нормами международного права приобретают в отношении друг друга определённые права и обязанности. На договоры распространяется принцип «pacta sunt servanda», и нарушение кем-либо из участников положений договора расценивается как нарушение норм международного права. Таким образом, при заключении договоров, связанных с правопреемством, оцениваются все факторы, находятся компромиссные и взаимоприемлемые решения вопросов правопреемства, учитывая при этом интересы третьих государств, международного сообщества в целом, и обеспечивается планомерная реализация перехода прав и обязанностей государства-предшественника к государству-преемнику – согласно установленным механизмам.

В Конвенциях имеются также отдельные недостатки, по нашему мнению, не вполне оправданные и требующие глубокого и всестороннего анализа подходы к некоторым вопросам, имеющим немаловажное значение в современном мире.

Одним из недостатков Венской Конвенции 1978 года является тот факт, что в семнадцати статьях имеется пункт, исключающий возможность преемственности договоров, если из договора явствует или иным образом установлено, что применение этого договора в отношении данного государства-преемника было бы несовместимо с его объектом и целями или коренным образом изменило условия действия этого договора. Такая формулировка, на наш взгляд, не может не создавать трудностей в толковании и применении Конвенции: кто будет устанавливать совместимо или несовместимо участие государства-преемника с объектом и целями того или иного договора-государства-участники этого договора, государство-преемник, Организация Объединённых Наций. Лишь наличие данного вопроса уже говорит о неполноценности этого положения.

Если же предположить, что этот вопрос может быть разрешён путём задействования процесса урегулирования споров относительно толкования или применения положений Конвенции (часть VI), то мы не думаем, что это будет решением проблемы, т.к. этот процесс, в свою очередь, не эффективен, по нашему мнению.

Процесс урегулирования споров, закреплённый как в части VI Венской Конвенции 1978 года, такие части V Венской Конвенции 1983 года, на наш взгляд, не даёт гарантий на разрешение спора, что может вызвать определённые отрицательные, в целом непредсказуемые последствия: процедура урегулирования споров потенциально может длиться 2 года и при этом не достичь результата - разрешения спора, в то время как стороны, которые были связаны договорными отношениями с государством-предшественником, будут находиться в неведении как поступить, что делать. Образуется «договорной вакуум», не говоря о других возможных опасных последствиях. В современную эпоху допускать возможность наступления такой ситуации, на наш взгляд, слишком опасно. По нашему мнению, правильнее было бы после не увенчавшихся успехом переговоров, консультаций, примирительных процедур, которые к тому же должны длиться не более 8 месяцев, спор передать на рассмотрение Международного Суда ООН, причём решение, которого будет обязательным. Вопрос о признании обязательной юрисдикции Суда может быть решён заявлениями государств-участников Конвенции, как это сделано в Уставе МОТ, Уставе ЮНЕСКО, Уставе МАГАТЭ и т.д.. Сегодня международное сообщество, на нынешней стадии своего развития, по нашему мнению, готово[8] к такому подходу – к признанию обязательной юрисдикции Международного Суда ООН в связи с вопросами правопреемства государств, и это необходимо для сохранения международной стабильности, безопасности и мира.

Требующим внимания вопросом является также определение государственного долга, закреплённое в ст. 33 Венской Конвенции 1983 года, где, в частности, отмечено: «...«государственный долг» означает любое финансовое обязательство государства-предшественника в отношении другого государства, международной организации или любого иного субъекта международного права, возникшее в соответствии с международным правом».

Отсутствие в этом определении упоминания о частных юридических лицах, прежде всего имея в виду частные банки и транснациональные корпорации (ТНК), является, по нашему мнению, существенным недостатком в практическом плане. Сегодня, когда экономическая мощь и влияние этих организаций на мировую политику в ряде случаев превращает их в весомую силу на международной арене, когда международное сообщество полным ходом двигается к новому экономическому правопорядку, где частные компании, предоставляющие огромные кредиты государствам, являются неотъемлемыми участниками международных отношений, не утверждать, не защищать их интересы, лишать правовой защиты их кредиты – значит затруднить в практике предоставление государствам частных кредитов, чту, на наш взгляд, недопустимо. Правда, можно предположить возможность включения частных юридических лиц в рамки понятия словосочетания «или любого иного субъекта международного права», имеющегося в вышеупомянутой статье, но это не будет полностью оправданно, т.к. признание за ними статуса субъектов международного права, приобретения ими международной правосубъектности сегодня имеет лишь доктринальный характер.

Процесс правопреемства государств в связи с распадом СССР проявил ещё один серьёзный недостаток в Венской Конвенции 1983 года: не урегулированность вопроса о ядерном оружии прекратившего существование государства-предшественника - «ядерной» державы[9], чту, безусловно, может стать конфликтогенным фактором и даже причиной катастрофических последствий.

Вопрос 11

Государственная граница — это линия и проходящая по ней вертикальная поверхность, определяю­щие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства). Границы между сопредельными го­сударствами обычно определяются договорами между ними.

В период существования СССР практически со всеми со­седними странами были заключены договоры о прохождении государственной границы. В их числе — договор 1990 г. с Ки­тайской Народной Республикой, зафиксировавший линию гра­ницы на ее восточном участке (ратифицирован уже Российской Федерацией). Линия границы на ее западном участке опреде­лена Договором между РФ и КНР 1994 г. С учетом договоров принимаются внутригосударственные правовые акты о государ­ственной границе.

В России это Закон "О Государственной границе Россий­ской Федерации" от 1 апреля 1993 г. с изменениями и дополне­ниями, внесенными 10 августа 1994 г. и 29 ноября 1996 г. Он характеризует государственную границу как "пространствен­ный предел действия государственного суверенитета Россий­ской Федерации". Государственной границей России считается граница РСФСР, закрепленная законодательными актами и международными договорами СССР. Границы Российской Федерации не оформленные в международно-правовом отноше­нии, подлежат, согласно Закону, договорному закреплению.

Государственные границы на суше устанавливаются по линиям рельефа или явно видимым ориентирам.

На реках государственные границы обычно проводятся либо по середине главного фарватера или по тальвегу (по линии наи­больших глубин), если река судоходная, либо по середине рус­ла, если река несудоходная. На озерах она представляет собой линию, соединяющую выходы сухопутной границы к берегам озера.

Линия внешнего предела территориального моря является государственной границей на море. Она устанавливается госу­дарством с учетом требований норм международного права (о ширине территориального моря, об определении линии их раз­граничения между смежными или расположенными друг про­тив друга государствами).

Процесс установления границы включает две стадии: де­лимитацию и демаркацию. Делимитация — это определение в договоре общего направления прохождения границы (словесное описание с указанием характерных мест ее прохождения — рек, озер, хребтов и т. д.) и нанесение ее на карту (графическое изображение). Демаркация — это обозначение линии границы на местности посредством установления специальных погранич­ных знаков. Она осуществляется специально создаваемыми ко­миссиями из представителей сопредельных государств. При демаркации составляются демаркационные документы: прото­колы — описания государственной границы, протоколы погра­ничных знаков (с характеристикой их положения, формы, раз­меров, материала, номера и т. д.).

В межгосударственных отношениях и в договорах стран Содружества Независимых Государств используется особый термин "внешние государственные границы государств — уча­стников СНГ", которым обозначаются границы этих государств с не принадлежащими к Содружеству государствами. Сущест­вуют Соглашение о сотрудничестве государств — участников Содружества по обеспечению стабильного положения на их внешних границах 1992 г. и Договор о сотрудничестве в охране границ государств — участников Содружества Независимых Государств с государствами, не входящими в Содружество, 1995 г.

Он определяется совокупностью международно-правовых и внутригосударственных норм.

Международные договоры, касающиеся режима государ­ственной границы Российской Федерации, разнообразны: о про­хождении государственной границы, о системе обозначения линии границы, об уточнении ее прохождения на определен­ных участках, о режиме границы в целом или об отдельных элементах режима, в том числе об уходе за пограничными зна­ками, об использовании приграничной территории (например, пограничных вод), об охране границы и обеспечении стабильно­го положения на ней.

Режим государственной границы включает следующие во­просы.

1. Содержание государственной границы, т. е. порядок со­хранения и поддержания в надлежащем состоянии погранич­ных знаков, оборудования, пограничных просек, проведения их контрольных осмотров, проверок прохождения государствен­ной границы.

Государства обязаны содержать государственную границу в таком состоянии, чтобы ее прохождение было ясным и види­мым, а пограничные знаки и пограничные просеки соответство­вали требованиям демаркационных документов. Обязанности по уходу за пограничными знаками распределяются на основе со­глашения между сопредельными государствами. Устанавлива­ются сроки совместных осмотров пограничных знаков и погра­ничных просек. В случае повреждения или утраты погранич­ных знаков немедленно принимаются меры по их восстановле­нию.

 

2. Пересечение государственной границы лицами и транс­портными средствами и перемещение через нее товаров, гру­зов и животных.

Переход (переезд, перелет) государственной границы ли­цами и пересечение ее транспортными средствами может осу­ществляться только в пунктах перехода (пересечения) грани­цы, открытых для международного и двустороннего движения. Пункты перехода (пересечения) границы устанавливаются и могут быть изменены по договоренности между сопредельными государствами (например Договором между Правительством Российской Федерации и Правительством Польши о погранпереходах от 22 мая 1992 г. предусматривается открытие погран-переходов: Мамоново — Бранево, Багратионовск — Бартошице, Мамоново — Гроново и др.).

При пересечении государственной границы должен соблю­даться порядок следования от государственной границы до пунк­тов пропуска через государственную границу и в обратном на­правлении. Не допускаются высадка людей, выгрузка товаров, грузов, животных или прием их на транспортные средства.

Иностранные невоенные суда и военные корабли заходят в территориальное море (т. е. пересекают государственную гра­ницу на море) с целью осуществления права мирного прохода.

Для пересечения государственной границы воздушными судами выделяются специальные коридоры полета. Пересечение государственной границы вне выделенных коридоров до­пускается только с разрешения компетентных органов соответ­ствующего государства.

 

Не является нарушением правил вынужденное пересечение государственной границы в силу чрезвычайных обстоя­тельств: несчастного случая, аварии, стихийного бедствия, ле­довых условий, угрожающих безопасности судна, либо в целях буксировки поврежденных судов, доставки спасенных людей, оказания срочной медицинской помощи членам экипажа или пассажирам, а также по другим вынужденным причинам.

Перемещение через государственную границу товаров, гру­зов и животных осуществляется в определенном порядке и месте, которые также устанавливаются международными договорами и внутригосударственными правилами.

3. Пропуск лиц, транспортных средств, товаров, грузов и животных.

Пропуск лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных через государственную границу предполагает осу­ществление пограничного контроля, а при необходимости — таможенного, иммиграционного, санитарно-карантинного, вете­ринарного, фитосанитарного и других видов контроля.

Пропуск осуществляется в пунктах пропуска через госу­дарственную границу и заключается в признании законности пересечения государственной границы. Основанием для пропуска является наличие действительных документов на право въезда (или выезда), документов на транспортные средства, грузы, то­вары и животных.

Въезд на территорию РФ и выезд регламентируется феде­ральным законом — "О порядке выезда из Российской федера­ции и въезда в Российскую Федерацию" от 15 августа 1996 г., а также международными договорами РФ. Документами, дающими право на въезд, являются для иностранных граждан паспорт и виза (возможны дополнительные требования). Иностранному гражданину, которому разрешен въезд в РФ для постоянного проживания, выдается иммиграционная виза; в случаях въезда для временного пребывания — неиммиграционная виза. Госу­дарства могут договориться и об упрощенном порядке въезда на территорию государства, включая безвизовый въезд.

Граждане государств Содружества Независимых Государств имеют право въезжать, выезжать и передвигаться по террито­рии его участников без виз при наличии документов, удостоверяющих их личность или подтверждающих их гражданство (ст. 1 Соглашения о безвизовом передвижении граждан госу­дарств Содружества Независимых Государств по территории его участников от 9 октября 1992 г.). Передвижение лиц, не яв­ляющихся гражданами государств СНГ, с территории одного государства-участника на территорию другого осуществляется с согласия компетентных органов последнего (ст. 5 Соглашения о сотрудничестве государств — участников Содружества Неза­висимых Государств по обеспечению стабильного положения на их внешних границах от 9 октября 1992 г.).

 

Безвизовый порядок въезда, выезда и пребывания на тер­ритории одного государства может предусматриваться для гра­ждан другого государства, обладающих дипломатическими или служебными паспортами, а также паспортом моряка.

4. Ведение на государственной границе хозяйственной, про­мысловой и иной деятельности (охота, рыболовство, лесное, сельское или горное дело и т. д.).

Такая деятельность вблизи границы не должна причинять ущерб территории сопредельного государства, наносить вред здоровью населения, экологической и иной безопасности, соз­давать помехи обеспечению сохранности государственной гра­ницы. Примером специального двустороннего договора может служить межправительственное соглашение Российской Феде­рации и Китайской Народной Республики о руководящих прин­ципах совместного хозяйственного использования отдельных островов и прилегающих к ним акваторий на пограничных ре­ках (1997 г.).

По обе стороны государственной границы могут оставаться полосы определенной ширины (как правило, до 20 м), в которых хозяйственная деятельность запрещается или допускается в исключительных случаях. Государства могут договориться о запрещении на отдельных участках государственной границы определенных видов работ и промысла.

 

5. Разрешение с иностранными государствами инциден­тов, связанных с нарушением указанных правил.

Лица, воздушные суда, морские и речные суда, другие транспортные средства, пересекающие государственную границу в нарушение правил, признаются нарушителями границы и должны нести ответственность.

В зависимости от ситуации и характера правонарушения нарушители границы могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности либо переданы властям го­сударства, с территории которого они пересекли границу, либо выдворены.

Для решения вопросов, связанных с соблюдением режима государственной границы, и разрешения пограничных инциден­тов государства назначают пограничных представителей (по­граничных комиссаров, пограничных уполномоченных) и их за­местителей. Места их официального пребывания, полномочия и порядок деятельности определяются соглашениями. Постанов­лением Правительства РФ от 15 мая 1995 г. утверждено Поло­жение о пограничных представителях Российской Федерации.

Пограничные представители принимают необходимые меры для предотвращения случаев нарушения режима государствен­ной границы. Они обязаны провести расследование и принять надлежащие меры в случае обстрела через границу или совер­шения насильственных действий в отношении лиц, находящих­ся на территории другого государства, убийства, ранения или иного нанесения вреда здоровью граждан в результате дейст­вия через границу, незаконного перехода (пересечения) грани­цы и других нарушений режима границы.

Решения, совместно принятые пограничными представи­телями по поводу того или иного случая нарушения режима границы, вступают в силу с момента подписания протокола.

Любой вопрос, имеющий важное значение, может быть пе­редан на разрешение по дипломатическим каналам.

Российская Федерация сотрудничает с иностранными го­сударствами в сфере защиты государственной границы. Госу­дарствами — участниками СНГ заключен ряд соглашений, посвященных охране их государственных границ, формированию и статусу пограничных войск, обеспечению их деятельности.

В порядке правопреемства Российская Федерация воспри­няла применительно к соответствующим регионам двусторон­ние договоры о режиме государственной границы, о сотрудни­честве и взаимной помощи по пограничным вопросам, о поряд­ке урегулирования пограничных конфликтов, заключенные Сою­зом ССР с Финляндией, Польшей, Монголией и некоторыми другими государствами. Можно назвать и договоры, касающие­ся специальных аспектов хозяйственного сотрудничества: с Монголией — о рациональном использовании и охране бассей­на реки Селенги (1974 г.), с Норвегией — о взаимном возвраще­нии переходящих государственную границу оленей (1977 г.), с

КНР — о сотрудничестве в области охраны, регулирования и воспроизводства живых водных ресурсов в пограничных водах рек Амур и Уссури (1994 г.). Начато заключение договоров с новыми сопредельными государствами: в 1994 г. подписаны Со­глашение между Правительствами РФ и Республики Беларусь о сотрудничестве по пограничным вопросам, Соглашение меж­ду Правительствами РФ и Латвийской Республики о деятель­ности пограничных представителей.

 

Пограничный режим представляет собой особый правовой статус прилегающей к государственной границе территории государства. Он определяется законами и иными правовыми актами государства.

Законом "О Государственной границе Российской Федера­ции" пограничный режим устанавливается в пограничной зоне, в территориальном море, а также на определенных участках внутренних вод РФ, если они имеют выход к Государственной границе.

Пограничной зоной Российской Федерации является поло­са местности шириной до 5 километров вдоль Государственной границы на суше, морского побережья РФ, российских берегов пограничных рек, озер и иных водоемов, а также острова на указанных водоемах.

Пограничный режим включает правила:

а) въезда (прохода), временного пребывания, передвиже­ния лиц и транспортных средств в пограничной зоне, которые осуществляются по документам, удостоверяющим личность, индивидуальным пропускам, выдаваемым органами и войсками Федеральной пограничной службы России. Устанавливаются место и время въезда и выезда из пограничной зоны, маршру­ты передвижения, продолжительность и иные условия пребы­вания транспортных средств. Право граждан на свободу пере­движения, выбор места пребывания и жительства в погранич­ной зоне может быть ограничено (ст. 8 Закона "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации");

б) хозяйственной, промысловой и иной деятельности, про­ведения массовых общественно-политических, культурных и других мероприятий в пограничной зоне. Конкретные работы и мероприятия в пограничной зоне проводятся с разрешения ор­ганов и войск Федеральной пограничной службы;

в) учета, содержания и использования российских мало­мерных судов и средств передвижения по льду. Российские ма­ломерные самоходные и несамоходные суда и средства пере­движения по льду подлежат обязательному учету и хранению на пристанях, причалах, в других пунктах базирования;

г) ведения промысловой, исследовательской, изыскатель­ской деятельности в территориальном море и внутренних во­дах РФ, российской части вод пограничных рек, озер и иных водоемов. Эта деятельность осуществляется с уведомлением органов и войск Федеральной пограничной службы, а во внут­ренних и пограничных водах — с их разрешения.

Защита и охрана государственной границы осуществляют­ся в соответствии с национальным законодательством государ­ства и международными договорами.

Защита Государственной границы Российской Федерации заключается в согласованной деятельности федеральных орга­нов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления по осущест­влению политических, организационно-правовых, дипломати­ческих, экономических, оборонных, оперативно-розыскных, природоохранных, санитарно-эпидемиологических и иных мер. В этой деятельности в установленном порядке могут участвовать организации и граждане.

Охрана Государственной границы РФ является составной частью защиты Государственной границы. Она осуществляет­ся: органами и войсками Федеральной пограничной службы в пределах приграничной территории; Вооруженными Силами РФ — в воздушном пространстве и в подводной среде. В опре­деленных случаях такими полномочиями могут наделяться и другие органы.

Головным (координирующим) федеральным органом испол­нительной власти в сфере защиты Государственной грани­цы РФ является Федеральная пограничная служба РФ.

Российская Федерация сотрудничает с иностранными го­сударствами в сфере защиты государственной границы. Госу­дарствами — участниками Содружества Независимых Госу­дарств заключены соглашения об охране государственных гра­ниц и морских экономических зон от 20 марта 1992 г., о сотруд­ничестве по обеспечению стабильного положения на их внеш­них границах от 9 октября 1992 г., Договор о сотрудничестве в охране границ государств — участников Содружества Незави­симых Государств с государствами, не входящими в Содруже­ство, от 26 мая 1995 г.

 


Дата добавления: 2015-01-05; просмотров: 50; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.035 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты