Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Дрессировка диких домашних животных




Читайте также:
  1. БОЛЬНЫХ ЖИВОТНЫХ
  2. Вид, его признаки. Многообразие видов. Редкие и исчезающие виды растений и животных, меры их сохранения. Назовите известные вам редкие и исчезающие виды растений.
  3. Виды домашних птиц. Домашние птицы
  4. Влажность в наземно-воздушной среде. Адаптации растений и животных.
  5. Глава 2. Финансы хозяйствующих субъектов и домашних хозяйств
  6. Гомеостаз и терморегуляция у животных
  7. Дизентерия. Классификация клинических форм. Диагностические критерии. Дифференциальный диагноз. Лечение в домашних условиях и в стационаре. Профилактика.
  8. ДИКИХ ЖИВОТНЫХ
  9. ДЛЯ ЖИВОТНЫХ
  10. Допустимое число животных на 1 м ширины эвакуационного выхода

 

Что интересно, Андрей так и не оставил своей совершенно – как я считаю – идиотской мысли выдрессировать Цигейку, чтобы она могла выполнять простейшие команды, – всякие там «апорт», «фас», «лежать», «сидеть», «в пять минут сбегать за пивом». Но еще более интересен тот факт, что он и меня хочет научить выполнять те же самые дурацкие команды. Он вообще очень странный, этот наш Андрей. Кто его вообще воспитывал? Почему парень не знает совершенно элементарных вещей? Котов невозможно научить выполнять простейшие команды. Равно как и сложные. Но не потому что они необучаемые! А потому что они в гробу видали все эти команды. Что хотим, то и делаем. И никто нам не указ!

Честно говоря, я Свете уже много раз пытался намекнуть, что... ну... это... ну что Андрей наш – не очень подходящий экземпляр. Вот сами посудите... Кормить он нас – не кормит. Если Света вдруг где‑то задержалась, и мы с Цигейкой бродим по квартире голодные, то что, как вы думаете, делает этот негодяй? Бежит нас покормить? Черта с два! Он орет, как дворник в снегопад, чтобы мы прекратили «выть», ибо это, дескать, мешает ему заниматься научными исследованиями на порносайтах. Себя‑то он, небось, всегда кормит вовремя. И пивом своим дурацким наливает – по самое горлышко.

Далее. Вы посмотрите, как он ходит по квартире! Он же не смотрит под ноги! Он даже мне на хвост и лапы ухитрился наступить раз двадцать, не говоря уж о Цигейке, которая вообще не понятно как еще жива!

Впрочем, это довольно утомительное занятие – перечислять все его недостатки. Проще, вероятно, будет сказать, что достоинств у него практически никаких и нет. Так что не нужен нам такой муж, хозяин и отец нашего со Светой ребенка (они что‑то уже обсуждали на эту тему, и я полон самых мрачных предчувствий). Причем молчать я, как вы понимаете, не буду. Не на того напали! Правда, прямо Свете сказать я это не могу, потому что мое горло не приспособлено для того, чтобы издавать такие же идиотские звуки, как это делают люди‑человеки, однако у меня есть методика получше! Методика, которая получила название гипно‑котическое программирование! Но не в том смысле, что это на компьютере там какие‑то программы и прочая лабуда, а в том смысле, что я аккуратно залезаю Свете на плечико, почти прислоняюсь головой к ее уху и эдак нежно начинаю выводить внутренним моторчиком:



– Нам этот муж‑ж‑ж‑ж‑ж не нуж‑ж‑ж‑ж‑жен. Муж‑ж‑ж‑ж объелся груш‑ш‑ш‑ш. Давить такого муж‑ж‑ж‑ж‑жа, как наш Адр‑р‑р‑рюш‑ш‑ш‑ша.

Ну и так далее. Мурчу‑мурчу... Она, вроде, точные значения слов не понимает, однако в голове программа закладывается: «такой муж – не нужен», а также «муж – объелся груш».

Что интересно, Андрей, зараза, чувствует, что я там Свете на ушко нашептываю. Он эту картину совершенно не переносит! Как завидит, что я у нее на плече лежу и мурлыкаю, так сразу пытается Свете найти какое‑нибудь занятие, чтобы ей было неудобно его делать со мной на плече, или начинает ее забалтывать, чтобы она меня не слушала. Но ему это не поможет! Гипно‑котическое программирование всегда действует шикарно! Я это точно знаю!

Однако вернемся к этой дурацкой дрессировке. Как я уже писал, Андрею эта мысль очень крепко засела в голову, а если ему что‑то засело – бери лопату и начинай окапываться, так как парень будет свою линию гнуть до тех пор, пока не прогнет окончательно. Уж такой у него характер вредный...



А начались все эти наши мучения с дрессировкой простым воскресным утром, когда ничто не предвещало беды...

Было летнее воскресное утро. Как обычно, раньше всех встал хозяин дома – сами понимаете кто. Причем я с вечера так утомился, гоняясь по коридору за шариком тополиного пуха, что заснул даже сам не зная где – на нижней полке для ботинок шкафа в коридоре. А Света, идя спать, аккуратно закрыла дверцу шкафа, так что я, когда проснулся, то решил, что меня уже похоронили – вокруг все темно, тесно и выбраться нет никакой возможности. Хорошо еще, что когда я забился в истерике, дверца полки шкафчика открылась, и я счастливо вывалился на пол, не успев схватив инфаркт сердца или, не дай бог, какого‑нибудь миокарда.

Пережитое волнение отозвалось резким чувством голода, поэтому я, не особенно церемонясь, зашел в спальню и пятью резкими словами выразил свое желание перекусить. Андрей от разговоров уклонился бросанием тапка прямо мне в голову. Но не попал, мазила чертов. Я ему так и сказал, что он – косой, грубиян и негодяй. Но пока я говорил, этот дурак запустил вторым тапком и уже попал. Я взвыл. Света проснулась и треснула сначала Андрюшу подушкой, а затем меня. Вот интересно, меня‑то за что? Я ни в кого ничем не кидался!

После этого все поднялись. Света пошла на кухню готовить завтрак, а Андрей занялся своим любимым делом: схватил со шкафа какой‑то компьютерный журнал трехсотлетней давности и отправился в туалет. Он только в туалете и читает! Большого ума человек и блестяще образован!

Впрочем, нам с Цигейкой в этот момент было совершенно наплевать, что и где он читает, потому что обычно, пока Андрюша занимается сортирным самообразованием, Света нас кормит. И в этот раз она не дала нам с Цигейкой умереть от голодной смерти! От обжорства, впрочем, умереть она нам тоже не дала, потому что утренняя еда была какая‑то скромная. Я сдуру начал было кобениться, требуя свежей говядинки, но в этот момент эта дура Цигейка сожрала мою порцию. Пришлось мне ей в бок вцепиться и напомнить, кто в доме хозяин. Она, конечно, извинилась, но съеденное‑то не вернешь. Пришлось тереться об Светины ноги, чтобы мне хотя бы открыли лососевые консервы...

Из ванной комнаты Андрей вышел в очень хорошем настроении. Точнее, оно у него было таковым ровно два метра, пока он опять мне на хвост не наступил. Вот что за человек, а? Просто медведь какой‑то! Или слон! Ну что стоит под ноги смотреть? Или он после своего туалета уже ничего не соображает? Хорошо еще, что у меня блестящая выдержка, и я ему в таких случаях уже ноги не деру, а просто ору во все горло, чтобы он убрал ногу с моего хвоста! Однако подобные инциденты меня всегда расстраивают. И дело даже не в отдавленном хвосте. Дело в отношении. Какого черта он‑то на меня орет во все горло вместо того, чтобы просто извиниться? Можно подумать, что я тут в чем‑то виноват?

Вот и в то утро: Андрей сам наступил, сам наорал, а потом сел за стол завтракать в таком смурном настроении, что хоть вешайся. С этого‑то все и началось...

– Короче, – сказал Андрей, в крайнем раздражении сунув в рот блинчик, – сегодня же займусь этой проблемой. Надоел мне этот животный беспредел!

Мы с Цигейкой на эти его слова не обратили ни малейшего внимания, углубившись в свои миски. Подумаешь, парень что‑то там заявил. Он вечно чем‑то недоволен. Если выслушивать все его заявления, так больше ни на что другое времени не останется. А у нас, между прочим, полно дел. Я сегодня хотел попробовать штурмануть занавеску в бывшей нашей комнате. В прошлый раз почти до верха долез, но не удержался и упал на Цигейку, которая подстраховывала снизу. Правда, она сказала, что больше меня страховать не будет. Вот дура! А на кого я падать буду? На нее‑то – мягко. Это вам не об пол шмякаться...

– Что тебе надоело, милый? – ласково спросила его Света, у которой после выкидывания барахла тети Сони резко улучшился характер.

– Надоел, говорю, животный беспредел в нашей квартире, – резко и беспощадно повторил Андрей, засовывая в рот еще один блинчик. – Животные обнаглели – донельзя! Путаются под ногами и ведут антиобщественный образ жизни. А у нас тут, между прочим, квартира, где у каждого есть свои обязанности.

– Кстати, – оживилась Света, – раз уж ты заговорил об обязанностях... Ты стиральный порошок вчера купил, как я просила?

– Нет, – ответил Андрей. – Но речь сейчас не об этом. Речь о животных.

– Как не купил? – возмутилась Света, и в голосе ее послышался металл. – А чем мне сегодня стирать?

– Да подожди ты, – сказал Андрей. – Я говорю, что животные...

– Какие, к черту, животные? – завелась Света. – Что ты к животным пристал? Они, что ли, порошок не купили?

Андрей задумался. Мы насторожились. Прожив в этом доме уже достаточно много времени, мы понимали, что сейчас события могут развиться в двух направлениях: или Андрей разорется, и будет скандал, или он предпочтет мирное решение проблемы. Мы‑то, правда, выигрывали в обоих случаях. Если они ссорились, то каждый считал своим долгом нас приласкать, чтобы завоевать хоть какого‑нибудь союзника. А если не ссорились, то мы не нервничали от криков и воплей.

– Да ладно тебе, Свет, – сказал Андрей, предпочтя мирный вариант. – Сейчас доем и схожу в магазин.

– Хорошо, – облегченно вздохнула Света, успокаиваясь. – Так что ты говорил по поводу животных?

– Обнаглели, – коротко сказал Андрей. – Команд не слушаются. Но должны! Они же животные! А животных дрессируют.

– Уж и не знаю, удастся ли выдрессировать этих наших оболтусов? – усомнилась Света. – Цигейка какая‑то глуповатая, а Шашлык настолько независимый, что он, по‑моему, сам себя не слушается.

Кстати, она правильно излагает. Я иногда даже сам себя изрядно утомляю. Вот вчера, например, лег на батарею, да так неудобно, что железное ребро впилось мне прямо в бок. Так верите ли – полчаса не мог решить, попытаться устроиться поудобнее, или мне все‑таки лениво двигаться!

– Не проблема, – сказал Андрей. – Я тебе говорил, что есть парень по имени Тимур – профессиональный дрессировщик. Я ему компьютер вчера наладил, так он на радостях сказал, что бесплатно нашу зверюгу выдрессирует. А он знаешь, с какими собаками работает? С милицейскими волкодавами! Парень я тебе скажу – вылитый Шварценеггер!

– А какую зверюгу‑то он выдрессирует? – недоуменно спросила Света. – У нас зверюга в доме только один – холодильник «Север». Других я не наблюдаю. Кроме, разве, тебя, когда ты голодный.

– Я Цигейку имею в виду, – объяснил Андрей. – Пускай собака уже пользу приносит вместе с тапочками. Представляешь, приходим мы домой, а она нам тапочки приносит. Или дом сторожит. Или машину, – совсем размечтался Андрей.

– Ну‑ну, – саркастично сказала Света, однако спорить не стала.

– Слышь, подруга, – злорадно сказал я Цигейке. – Готовься. Кранты настали твоей беззаботной жизни. Будут тебя дрессировать, как жучку.

Однако эта дурочка только беззаботно махнула башкой и продолжала копаться у себя в миске, как землеройный агрегат. Ну и аппетит у нее! Я прямо завидую...

Андрей, как выяснилось, не шутил. Примерно через час после обеда раздался звонок в дверь, и на пороге возник тот самый Тимур... Мне он, если честно, сразу понравился: высокий парень с суровым выражением лица и таким взглядом, что мгновенно становится понятно – лучше не давать ему повода для недовольства. В руках Тимур держал спортивную сумку с какими‑то принадлежностями.

– О, Тимур, – обрадовался Андрей. – Привет! Мы тебя уже заждались. А то животные – веришь ли – совсем на шею сели. Обнаглели донельзя.

– Волноваться команды не было, – невозмутимо сказал Тимур, бросая сумку на пол. – В моих руках любая зверюга становится на редкость понятливой и покладистой, потому что вы имеете дело с профессионалом. Ну, где ваше животное?

Мы с Цигейкой недоуменно переглянулись. Что это за профессионал такой? Вот же мы, стоим прямо перед ним. Он что, слепой?

– Ну, Андрюх, – нетерпеливо повторил Тимур, – выводи своего зверя.

Андрей вдруг встревожился.

– Да вот же зверь, Тимур, – сказал Андрей неуверенно, показывая глазами на Цигейку. – Это наша собачка.

– Аф, – на всякий случай сказала Цигейка, чтобы подчеркнуть свое собачье происхождение.

Тимур медленно опустил свои стальные глаза на Цигейку, и в глазах его промелькнуло чувство глубокого удивления. Затем он снова поднял взор в глубину коридора, как будто надеясь, что оттуда сейчас выскочит кавказская овчарка или, на худой конец, какой‑нибудь бобтейл, но из глубин коридора, понятное дело, никто больше не выходил.

– Постой, – тихо спросил Андрея Тимур, – так ты меня позвал дрессировать вот эту горжетку, у которой не поймешь, где голова, где попа?

– Она не горжетка, – обиделся Андрей. – Она Цигейка! Потом, я же у тебя пальцы не гнул, что делаю только пентюхи, а к 486‑й и за версту не подойду! Ну да, собачка небольшая. Но ее все равно надо дрессировать.

– Понял, – сказал Тимур и вдруг громко захохотал.

Мы с Цигейкой обрадовались и стали бегать и прыгать вокруг него. Тимур захохотал еще больше и даже был вынужден сесть на пол. Света, глядя на него, тоже засмеялась. Один Андрей наблюдал за всей этой картиной с крайне мрачным выражением на лице.

– Андрюх, ты не обижайся, – сказал Тимур, отсмеявшись. – Я не над собакой твоей смеюсь, ты не думай. Просто я дрессирую милицейских псов, а это такие звери, что могут бомжа или крокодила пополам разгрызть. Я почему‑то подумал, что у тебя тоже крупная собачка, поэтому принес целую гору всякого соответствующего барахла...

С этими словами Тимур полез в сумку и стал выкладывать какие‑то предметы совершенно непонятного назначения. Среди них оказался толстенный ватник с очень плотной подкладкой, от которого противно пахло псиной.

– Представляешь, – снова начал хихикать Тимур, – я тащил этот тяжеленный ватник, как последний идиот. Чтобы твоя горжетка во время тренировки меня не покусала...

Тут и Андрей представил себе, как Цигейка пытается допрыгнуть до Тимура, одетого в этот ватник, и тоже захохотал. Цигейка при этом веселилась больше всех, прыгая и выделывая всякие кренделя. С чего это она вдруг так раздухарилась? А черт ее знает. Мотивы ее поступков лично я никогда не понимал.

– Ладно, – сказал Тимур, когда все отсмеялись. – Так что ты хочешь, чтобы я сделал с этой твоей горжеткой?

– С Цигейкой, – поправил Андрей.

– Хорошо, – не стал спорить Тимур, – с Цигейкой.

– Я хочу, – торжественно сказал Андрей, – чтобы она могла выполнять набор стандартных команд, приносила тапки и охраняла дом и машину.

– Хмм, – саркастично хмыкнул Тимур. – Андрюх, а ты не слишком размахнулся для такого щуплого животного? Для охраны дома ей придется выдать газовый баллончик, а то и два. А машину... С машиной, кстати, у меня есть хорошая идея. Ее надо в бардачок засунуть. Грабитель сядет за руль, поедет, как вдруг бардачок открывается, а оттуда морда этой Цигейки, которая говорит «Аф». Он сразу или врежется, или описается, точно вам говорю, – и Тимур снова начал хохотать.

– Что ты ржешь, как лошадь? – разозлился Андрей. – Сейчас пойду к тебе и с компьютера все сотру к чертовой матери.

– Или не так, – продолжал Тимур, заливаясь жизнерадостным смехом и не обращая на слова Андрея ни малейшего внимания. – Мы ее в машине повесим на веревочке на зеркало заднего вида, как игрушечную собачку. Грабитель в машину сядет, поедет, а она «Аф», – так он или врежется, или описается...

– Аф, – сказала Цигейка, и тут у Тимура начался уже просто приступ от хохота.

Интересно, что это он так заливался? Действительно ведь хорошая мысль – посадить Цигейку в бардачок машины. Ни один грабитель не будет ожидать, что из бардачка кто‑нибудь скажет «Аф». Правда, это чревато аварией или мокрым сидением, но во всем есть свои издержки...

Короче говоря, в этот день Цигейка так и осталась недрессированной. Тимур честно несколько раз пытался приступить к тренировке, однако у него сам вид Цигейки вызывал приступ хохота, а когда та говорила свое коронное «Аф», то парень просто валился на пол и дрыгал ногами. «Шварценеггер» при всей своей внушительной внешности оказался очень смешливый. Наконец Андрей сам не выдержал, достал из сумки Тимура толстенную рукавицу, с помощью которой отрабатывают команду «Фас», и попытался заставить Цигейку погрызть рукавицу. Однако Цигейке команда «Фас» напомнила что‑то съедобное, и она опрометью помчалась на кухню, вызвав у Тимура уже просто эпилептический припадок.

В конце концов Андрею пришлось попросить Тимура покинуть наш дом, потому что мы все уже боялись за его психическое состояние: парень целых полчаса хохотал, не останавливаясь. Тимур перед уходом очень извинялся, что не смог, как он выразился, подвергнуть зверей дрессировке, однако обещал взять себя в руки и как‑нибудь через месяцок, когда отсмеется окончательно, попробовать еще раз. При этом он вручил Андрею книжку по дрессуре и сказал, что Андрей, в принципе, может и сам справиться с воспитанием собаки по этой книжке, потому что у него, судя по всему, намного более крепкие нервы, чем у Тимура, раз он на эту Цигейку спокойно может смотреть без смеха. Правда, сказал Тимур, там описана методика дрессировки обычных ужасных волкодавов, а не горжеток или цигеек, но попробовать, сказал Тимур, можно. Почему бы в конце концов, заметил Тимур, не попробовать... Андрей с Тимуром распрощался довольно холодно, и великий дрессировщик ушел.

– Видала? – сказал Андрей Свете. – Дрессировщика наша собака вогнала в истерику.

– Да он просто какой‑то чокнутый, – вынесла приговор Света. – Это надо же придумать – засунуть собачку в бардачок машины. Я этого не позволю, и не думай.

– Кстати, – сказал Андрей, – это у него была единственная ценная мысль.

– Аф, – сказала Цигейка, вернувшаяся с кухни.

Уж лучше бы она молчала, честное слово... С другой стороны, чего это я на нее наезжаю? Вряд ли было бы лучше, если этот Тимур начал ее серьезно дрессировать. При этом и я мог попасться под горячую руку. А я дрессироваться не собираюсь. Мы так не договаривались.

 


Дата добавления: 2015-01-10; просмотров: 18; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты