Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Дореволюционное конституционное (государственное) право 4 страница




Читайте также:
  1. A) Естественно-правовая теория
  2. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  10. D. Қолқа доғасынан 9 страница

– суверенитет Российской Федерации распространяется на всю территорию;

– Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории России;

– Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории.

Эти формулировки особенно важны для понимания нового российского федерализма. Они не оставляют сомнения в том, что на территории Федерации не может быть "иных" неограниченных суверенитетов, что субъекты Федерации, даже обладающие статусом государства, могут рассматриваться только как имеющие остаточный суверенитет. Это, кстати, соответствует ст. 73 Конституции, которая предоставляет субъектам Федерации "всю полноту государственной власти", но только за вычетом предметов ведения Федерации и ее полномочий по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. Последние, таким образом, обладают остаточным суверенитетом и любые попытки того или иного субъекта Федерации утвердить себя как полностью суверенное государство противоречат Конституции РФ. Переданные Федерации суверенные права вернуть назад на конституционной основе односторонне нельзя.

В таком же соотношении находятся Конституция Российской Федерации и федеральные законы, с одной стороны, и все нормативные акты субъектов Федерация – с другой. Положение о "верховенстве на всей территории Российской Федерации" не может означать ничего другого, как установление безусловного приоритета федеральных актов высшей юридической силы в случае их расхож-

 

126 Раздел III. Основы конституционного строя

дения с конституциями (уставами) и законами субъектов РФ Российский федерализм – это не многовластие, а ясное разделение полномочий единой по своей природе власти между Федерацией и ее субъектами. В ст. 5 в связи с этим закрепляется положение о государственной целостности и единстве системы государственной власти.

Государственная целостность – одна из основ конституционного строя Российской Федерации. Она закреплена в ст. 4 (ч. 3), 5 (ч. 3), 8, 65, 67 (ч. 1), 71 (п. "б") Конституции Российской Федерации Государственная целостность – важное условие равного правового статуса всех граждан независимо от места их проживания, одна из гарантий их конституционных прав и свобод.



Закрепляя принцип целостности территории российской Федерации, Конституция дает ясно понять, что отделение каких либо частей территории от Российской Федерации противоречило бы Конституции и вызывало соответствующие меры по обеспечению целостности государства. Это диктуется тем, что в силу длительного развития России как единого государства, создания единого экономического пространства с участием всех народов, изменений национального состава населения в сторону смешения этносов любая часть территории России не может рассматриваться, как собственность одной нации Сепаратизм противоречит ценностям правового государства и интересам самих народов, тормозит экономический и социальный прогресс, который в наше время возможен только в условиях максимальной интеграции народов. Эти положения выражают волю всего многонационального народа России, принявшего данную Конституцию.

Конституционная цель сохранения целостности Российского государства согласуется с общепризнанными международными нормами о праве народа на самоопределение. Из принятой ООН 24 октября 1970 г. Декларации принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, следует, что осуществление права народа на самоопределение "не должно толковаться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, действующих с соблюдением принципа равноправия и самоопределения народов".



Важный аспект суверенитета – неприкосновенность территории. Это положение Конституции обращено вовне государства, оно призвано подчеркнуть неприемлемость чьих бы то ни было притязаний на территорию России и решимость защищать ее в случае нападения

 

Глава 8. Основы организации государственной власти 127

или демографической экспансии. Сочетание принципов неприкосновенности и целостности означает, что нарушение или притязание на территорию любого региона является тем самым нарушением суверенитета Российской Федерации и влечет соответствующие меры с ее стороны. Понятие территории Российской Федерации содержится в ст. 67 Конституции и включает территорию субъектов Федерации, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Суверенитет России также распространяется на континентальный шельф и на исключительную экономическую зону, однако, права и юрисдикции здесь определяются законом и международным правом.

Конституция прямо не устанавливает делимость государственного суверенитета с мировым сообществом. Однако этот принцип, свойственный многим современным государствам, по существу, все же содержится в Конституции, хотя и не относится к основам конституционного строя. Так, ст. 79 гласит, что Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя российской Федерации. В этой формулировке заложены принцип взаимности уступок полномочий (в соответствии с договорами) и четкие пределы таких уступок не ограничивать права и свободы и не противоречить основам конституционного строя. Из формулировки ясно, что передаваться могут полномочия, относящиеся к предметам ведения Федерации ("свои полномочия"), что же касается полномочий по предметам совместного ведения, то здесь требуется нормативное уточнение.



§ 2. Разделение властей. Идея разделения законодательной, исполнительной и судебной властей сопровождает поиск человечеством идеального государства на протяжении многих веков. В зачаточном состоянии она присутствовала уже во взглядах древнегреческих философов (Аристотель, Полибий) Однако утверждение разделения властей как составной части учения о демократическом государстве связано с революциями XVII–XVIII вв., когда Д. Локк (Великобритания) и Ш. Монтескье (Франция) сформулировали этот принцип как важную гарантию против концентрации и злоупотребления властью, свойственных феодальным монархиям. Первые же конституции – США 1787 г., Франции 1789 г. – закрепили, хотя и в разных вариантах, разделение властей, видя в нем важный элемент равновесия трех основных ветвей государственной власти

 

128 Раздел III. Основы конституционного строя

для осуществления главной функции государства: охраны свободы и прав человека. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. (она является частью нынешней французской Конституции) включает бессмертные строки: "Всякое общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции" (ст. 16).

На протяжении XIX–XX вв. разделение властей завоевало все более широкие позиции, превратившись со временем в общепризнанный принцип цивилизации и демократии.

Разделение властей, однако, было отвергнуто марксизмом-ленинизмом. В соответствии с этим учением в России, а затем и в других странах было построено тоталитарное государство, отказавшееся от принципа разделения властей.

В президентской республике разделение властей проводится наиболее последовательно. В США этот принцип был существенно дополнен системой "сдержек и противовесов", которые позволили не только разделить три власти, но и конструктивно уравновесить их. В сущности, США за всю свою историю не знали глубоких конституционных кризисов, хотя столкновения властей, особенно законодательной и исполнительной, периодически все же происходили.

Существенные особенности свойственны системе разделения властей в государствах с парламентской формой правления: парламентских республиках и парламентарных монархиях. Здесь, как и в любом, конституционно-правовом государстве, обеспечивается относительная самостоятельность и независимость законодательной, исполнительной и судебной власти, но баланс между ними поддерживается при помощи специфических средств. Так, баланс законодательной и исполнительной власти обеспечивается, в частности, тем, что парламент может выразить недоверие правительству, а глава государства может распустить парламент.

Есть свои особенности и в полупрезидентских республиках. Согласно французской доктрине, например, применение принципа разделения властей отнюдь не равнозначно раздроблению и ослаблению власти, а напротив, должно служить сотрудничеству и кооперации всех ее ветвей. Только такая, сильная, власть может служить интересам человека и общества, в чем и состоит высшее предназначение государства. В современной Франции президент обладает широкими полномочиями, благодаря которым он является в определенной мере носителем исполнительной власти, при осуществлении которой он, однако, не несет ответственности перед парламентом. В то же время президент делит исполнительную власть с правительством, которое, в свою очередь, должно опираться на

 

Глава 8. Основы организации государственной власти 129

поддержку парламентского большинства. Принятию резолюции порицания правительству может быть противопоставлен досрочный роспуск Национального собрания, хотя и здесь есть определенные ограничения. Двухпалатный парламент остается высшим законодательным органом страны, но его полномочия, равно как и сфера применения закона, строго ограничены конституцией. Столкновения по вопросам компетенция трех властей должны разрешаться в основном Конституционным советом.

В Российской Федерации принцип разделения властей впервые закреплен в Декларации о государственном суверенитете РСФСР, а позже был введен в Конституцию РСФСР, но, как было показано выше, нарушения этого принципа избежать не удалось, что породило глубокий конституционный кризис. Поэтому Конституция 1993 г. фиксирует этот принцип как одну из основ конституционного строя. В ст. 10 говорится, что "государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны".

Более чем скромное наполнение столь сложного и важного принципа порождает вопросы, ответы на которые даются конституционными нормами, определяющими механизм государственной власти (главы "Президент Российской Федерации", "Федеральное Собрание", "Правительство Российской Федерации", "Судебная власть"). Следует помнить, что все эти высшие органы государственной власти в равной степени выражают целостную концепцию народного суверенитета. Разделение властей есть разделение полномочий государственных органов при сохранении конституционного принципа единства государственной власти.

Важной особенностью российской Конституции (хотя эта особенность присуща и ряду других стран) является то, что Президент как бы не входит ни в одну из трех властей. Он глава государства и обязан обеспечивать согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Это, однако, не означает, что создана некая фигура "дирижера", способного руководить всем "оркестром". Президент не вправе вмешиваться в полномочия Федерального Собрания или судебных органов – Конституция строго разделяет их полномочия. Разногласия между властями он может регулировать только с помощью согласительных процедур или путем передачи спора в суд. В то же время многие статьи Конституции указывают на то, что фактически Президент признается главой исполнительной власти (право назначать Правительство, право председательствовать на заседаниях Правительства и до.). Таким образом,

 

130 Раздел III. Основы конституционного строя

конституционная конструкция власти "1 + 3" фактически оборачивается конструкцией "2 + 2". Здесь, впрочем, нет ничего необычного – соединение функций главы государства и главы исполнительной власти встречается часто (например, в США).

Конкретное содержание принципа разделения властей состоит в следующем:

– законы должны обладать высшей юридической силой и приниматься только законодательным (представительным) органом;

– исполнительная власть должна заниматься в основном исполнением законов и только ограниченным нормотворчеством, быть подотчетной или главе государства или парламенту;

– между законодательным и исполнительным органом должен быть обеспечен баланс полномочий, исключающий перенесение центра властных решений, а тем более всей полноты власти на одного из них;

– судебные органы независимы и в пределах своей компетенции действуют самостоятельно;

– ни одна из трех властей не должна вмешиваться в прерогативы другой власти, а тем более сливаться с другой властью;

– споры о компетенции должны решаться только конституционным путем и через правовую процедуру, т.е. Конституционным Судом;

– конституционная система должна предусматривать правовые способы сдерживания каждой власти двумя другими, т.е. содержать взаимные противовесы для всех властей.

Хотя такое содержание принципа разделения властей в российской Конституции прямо не закреплено, оно, безусловно, присуще ей в силу логики закрепленных в ней правил взаимоотношения трех властей. Эти правила пока установлены только на федеральном уровне, но нет сомнения, что они будут продублированы и на уровне субъектов Федерации. Это предусмотрено ст. 77 Конституции РФ.

Может показаться, что соблюдение принципа разделения властей не является очень сложным из-за очевидной рациональности его предписаний. Но на практике это не так. Столкновение политических интересов сплошь и рядом принимает форму борьбы полномочий, прав и компетенции. Создание действенного правового механизма разрешения таких конфликтов – важнейшее условие политической стабильности и исключения конституционных кризисов.

§ 3. Органы государственной власти. Государственная власть осуществляется органами, порядок формирования и полномочия которых определяются конституцией и законами. Эти органы наде-

 

Глава 8. Основы организации государственной власти 131

лены властными полномочиями, а следовательно, неизбежно затрагивают права и свободы человека и гражданина – соблюдают или нарушают их. Каждый орган государственной власти имеет свое функциональное назначение и действует на основе собственной компетенции. Властные полномочия всех органов взаимосвязаны –– государственность теряет свою эффективность и вообще лишается смысла, если эта взаимосвязь нарушается и один орган перестает взаимодействовать с другими.

Орган государственной власти может носить коллегиальный характер (парламент, правительство), а может персонифицироваться в одном лице (президент). Президент республики – тоже орган государственной власти, единоличное отправление им своих обязанностей не тождественно режиму личной власти, который является чертой авторитарного политического режима. Органом государственной власти выступает также судья, если он по закону разрешает дело единолично. Не являются органом власти лица, возглавляющие такие органы (Председатель Государственной Думы, Председатель Правительства и др.), они вправе представлять эти органы и действовать в пределах предоставленных им полномочий. Для характеристики роли того или иного органа государственной власти, таким образом, главным является не единоличное или коллегиальное решение вопросов, а компетенция, которой наделяют его конституция и законы Властный характер полномочий присущ всем органам государственной власти, но компетенция у всех разная.

Орган государственной власти действует в определенных правовых формах и в соответствии с правом – это обязательный императив правового государства. Конституция может предусматривать внутри органа государственной власти специальные органы (например, Уполномоченный по правам человека, назначенный Государственной Думой, Счетная палата, образуемая Советом Федерации и Государственной Думой). Функции и порядок работы такого органа определяются в Российской Федерации федеральным конституционным законом или федеральным законом. Однако эти органы не имеют самостоятельного статуса как высшие органы государственной власти, а сохраняют подотчетность по отношению к органам, их создавшим, они не могут выступать от имени государства. От этих органов коренным образом отличаются предусмотренные Конституцией органы, которые образуются Федеральным Собранием (например, Конституционный Суд или Генеральный прокурор, назначаемые Советом Федерации по представлению Президента).

Закрепление федеральных органов, осуществляющих государственную власть в Российской Федерации, является составной частью

 

132 Раздел III. Основы конституционного строя

понятия основ конституционного строя. Перечень таких органов является исчерпывающим, т.е. не допускается создание каких–либо других органов власти без изменения гл. 1 Конституции. Это особенно важно для федеративного государства с большим числом субъектов и сложной системой разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов.

Согласно Конституции федеральную государственную власть в Российской Федерации осуществляют:

– Президент Российской Федерации;

– Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума);

– Правительство Российской Федерации;

– суды Российской Федерации.

Нетрудно заметить, что этот перечень соответствует определенным главам Конституции, в которых конкретно определяются порядок формирования и полномочия каждого из этих органов.

Сопоставление ст. 10 и 11 Конституции (в первой из них государственная власть определена в трех формах, а во второй в-четырех) заставляет сделать вывод о том, что президентская власть обладает определенными чертами государственной власти, отличными от трех других Статья 11 не раскрывает роль и полномочия главы государства – это сделано в гл. 4. Но указание на Президента как на составную часть государственного механизма именно в главе об основах конституционного строя, которая не подлежит изменению без изменения всей Конституции Российской Федерации, дает определенный ответ тем политическим силам, которые выступают за отмену президентства в России.

В то же время природа президентской власти, юридическая сила издаваемых Президентом нормативных актов (по всем ли вопросам или только в пределах своей компетенции?) недостаточно выявлены самой Конституцией Власть, которая не является ни законодательной, ни исполнительной, ни судебной – это власть загадочная по своей юридической природе. Выше отмечалось, что ответом на эту загадку, рожденную Конституцией, может быть только включение президентской власти в исполнительную власть. Время, прошедшее после принятия Конституции 1993 г., как и зарубежный опыт, показывают, что на практике вопрос решается именно таким образом, хотя за Президентом сохраняются и некоторые собственные полномочия.

Государственную власть в субъектах Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти. В ст. 77 говорится,

 

Глава 8. Основы организации государственной власти 133

что система органов государственной власти субъектов Федерации устанавливается ими самостоятельно. Эта сторона дела уже усвоена субъектами Федерации, в результате чего возникли самые разнообразные системы государственной власти – в одних республиках есть президенты, а в других нет, серьезно различаются полномочия и взаимоотношения законодательной и исполнительной властей. Относительно единообразные системы могут возникнуть при реализации в полном объеме ч. 1 ст. 77, в которой требуется соответствие систем органов государственной власти субъектов Федерации двум положениям:

– основам конституционного строя Российской Федерации,

– общим принципам организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленных федеральным законом.

Очевидно, что одного первого положения оказалось недостаточно, во всяком случае в большинстве республик (кроме Татарстана) за время существования Конституции РФ изменений не произошло. Следовательно, единообразие может быть достигнуто через специальный федеральный закон.

В федеративном государстве принцип единства государственной власти предполагает четкое распределение компетенции (предметов ведения и полномочий) между федерацией и ее субъектами. Все федеративные государства придают этому принципу первостепенное значение. В ходе обсуждения проекта Конституции России данный вопрос приобрел особую остроту, поскольку к этому времени между Российской Федерацией и республиками уже существовал Федеративный договор в виде трех отдельных. Договоров, определивший разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов.

В Конституции РФ к основам конституционного строя отнесено не только признание необходимости такого разграничения, но и указание оснований для него настоящая Конституция, а также Федеративный и иные договоры по этому вопросу. Конституция отвела вопросу о предметах ведения значительное место (ст. 71–73), установив предметы ведения Российской Федерации и предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а также определив полноту государственной власти субъектов Федерации. Этим вопрос полностью исчерпывался, поскольку по своей юридической силе Конституция выше Федеративного договора. В "Заключительных и переходных положениях" (раздел второй Конституции) специально отмечается, что в случае несоответствия положениям

 

134 Раздел III. Основы конституционного строя

Конституции положений Федеративного договора действуют положения Конституции.

§ 4. Местное самоуправление. Конституция РФ рассматривает местное самоуправление как одну из форм осуществления народом своей власти (ст. 3), признает и гарантирует его (ст. 12) Включение этих статей в число основ конституционного строя – свидетельство принципиального изменения отношения государства к местным органам власти, несомненный признак правового государства.

Под местным самоуправлением понимается система создаваемых гражданами органов, самостоятельно и с привлечением населения решающих вопросы местного значения. Местное самоуправление не является аналогом коммунистической идеи общественного самоуправления или проявлением только непосредственного волеизъявления населения, хотя отдельные элементы непосредственной демократии в нем имеются (например, сельские сходы). Одно то, что на местном уровне сосредоточена немалая муниципальная собственность, требует установления властных отношений и определенной системы органов управления. Но влияние населения на деятельность этих органов может быть очень значительным, рождая эффективные организационно-правовые формы решения местных вопросов. Местное самоуправление – составная часть демократии, в связи с чем Европейская хартия местного самоуправления 1985 г. устанавливает, что оно должно быть закреплено в законодательстве или даже конституции каждой страны.

Местное самоуправление начало развиваться в Европе еще в средние века. В XVIII в Американская и особенно Французская революции вызвали к жизни организованные и сравнительно едино образные системы местного самоуправления, придав им функцию выражения и охраны прав и свобод человека и гражданина Идеи общинного управления получили развитие в Великобритании, Бельгии, Германии и других странах. При этом стало осознаваться, что между местными интересами и государством существует определенное противоречие и что местное общество – это основная ячейка свободного гражданского общества.

В XIX в сложились и поныне существуют три основные системы местного самоуправления.

англосаксонская, при которой исключаются какие–либо представители центрального правительства на местах, а муниципалитеты самостоятельно осуществляют власть в пределах своих полномочий (выход за эти пределы позволяет вмешиваться правительству);

французская, допускающая контроль центральной власти через специально назначаемых представителей или в других формах,

 

Глава 8. Основы организации государственной власти 135

германская, при которой органы местного самоуправления действуют по поручению государства, а община самостоятельно и под свою ответственность решает задачи на своем уровне, но в соответствии с законами.

В России развитие местного управления, неоднократно преобразовывавшегося в XVII–XVIII вв., привело к земской (1864 г.) и городской (1870 г.) реформам, которые создали децентрализованную систему местного самоуправления. Реформы предусматривали избрание населением земских собраний (губернских, уездных) или городской думы и управы, получавших широкие полномочия. Земские и городские органы не подчинялись местной администрации (губернатору), хотя действовали под ее контролем. Таким образом, на местном уровне существовало как самоуправление, так и государственное управление, между которыми нередко возникали разногласия. Социалистическое государство уничтожило местное самоуправление, установив жесткую централизованную систему управления.

Его возрождение началось с принятием в 1990 г. союзного, а в 1991 г. российского Законов о местном самоуправлении. В 1993 г. были изданы Указы Президента России по этому вопросу, утвердившие "Положение об основах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (26 октября 1993 г.) и "Основные положения о выборах в органы местного самоуправления" (29 октября 1993 г.). Эти Указы прекращали деятельность прежних местных Советов, а их функции временно возлагали на исполнительные органы в системе местного самоуправления. 28 августа 1995 г. Президентом был подписан Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", который регулирует все основные вопросы образования и деятельности соответствующих органов.

Конституция РФ содержит специальную главу о местном само управлении из четырех статей (ст. 130–133). Однако ряд положений входит в число основ конституционного строя (ст. 12). Признавая и гарантируя местное самоуправление, Конституция устанавливает, что оно в пределах своих полномочий самостоятельно. Установление "пределов полномочий" едва ли не самое сложное и деликатное дело, здесь возможна чрезмерная пестрота и разнообразие, поскольку установление общих принципов местного самоуправления, согласно Конституции (п. "н" ст. 72), входит в совместное ведение Федерации и ее субъектов. Однако несомненно, что органы местного самоуправления вправе самостоятельно утверждать и исполнять местный бюджет, управлять муниципальной собственностью и решать ряд вопросов по развитию систем обслуживания населения. Вмешатель

 

136 Раздел III. Основы конституционного строя

ство в эти вопросы органов государственной власти субъектов Федерации или самой Федерации недопустимо.

Наиболее сложная и трудная для усвоения часть ст. 12 Конституции гласит: "Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти". Если бы законодатель имел в виду закрепление гарантии местному самоуправлению от вмешательства органов государственной власти, то он вполне мог бы ограничиться закреплением принципа самостоятельности. Очевидно, что здесь утверждается принципиальное различие между государственной властью и самоуправлением. Но в чем оно? То, что местное самоуправление есть тоже власть, вытекает из ст. 3 Конституции, но власть здесь понимается как власть народа, а не государства. Эта власть отличается от государственной тем, что она не может при менять принуждение – для этого нет правовых форм. Но можно ли отгородить местное самоуправление от государства, представить его как государство в государстве? Очевидно, нет, ибо тогда разрушается понятие суверенитета Российского государства, который распространяется на всю территорию России.

Ясно, что органы местного самоуправления не могут обойтись без издания нормативных актов, – без этого их деятельность неминуемо выльется в произвол. Но если они издают правовые нормы, как это предусмотрено Федеральным законом (ст. 19), то, следовательно, эти органы вправе применять принуждение, Чем же тогда они отличаются от органов государственной власти? Как видим, предложенное Конституцией решение вопроса о правовой природе местного самоуправления порождает много вопросов.

Представляется, что местное самоуправление, хотя оно не входит в систему органов государственной власти, по своей природе все же является частью государственной власти. Местное самоуправление действует в соответствии с конституциями и законами, а следовательно, оно производно от государства Статьей 12. Конституция как бы позволяет гражданском обществу на местном уровне решать свои проблемы без вмешательства органов государственной власти, а только через собственные органы, но тоже наделенные властными полномочиями (нормотворческими и исполнительными, но не судебными). Это не суверенная власть, и она не может выходить за свои пределы – в противном случае правомерно вмешательство органов государственной власти. Каждый гражданин участвует в создании органов местного самоуправления, но этот же гражданин является субъектом всего российского конституционного права, он участвует в общенародном волеизъявлении (выборах) при создании органов государственной власти Федерации и ее субъектов Местное само-


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 17; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты