Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Проблемы метода и методологии




Эти проблемы — центральные в исследованиях Фейе-рабенда, и отношение его к ним, на наш взгляд, не всегда ясное и однозначное. Говоря об указанных проблемах, надо, видимо, сразу отвергнуть упрощенное представле­ние о том, что американский философ принижал, а тем более отрицал важную роль метода и методологии в дея­тельности людей, особенно в работе ученых: «успехи на­уки обусловлены правильным методом, а не просто счаст­ливой случайностью»1.

Таким образом, во-первых, правильный метод — один из важных факторов ускоренного развития науки, хотя слу­чайности и другие внеметодологические факторы имеют здесь немалое значение.

Во-вторых, Фейерабенд в общем-то принимает опре­деление научного метода как «совокупности правил, уп­равляющих деятельностью науки»: «процедура, осуществ­ляемая в соответствии с правилами, является научной; процедура, нарушающая эти правила, не научна. Эти пра­вила не всегда формулируются явно, поэтому существует мнение, что в своем исследовании ученый руководствует­ся правилами скорее интуитивно, чем сознательно»2.

Философ называет эту ситуацию «мнимым методом», имея в виду, что ученые весьма редко знают, что именно они делают в процессе своих собственных исследований, Методологические требования, по его мнению, вовсе не обязаны в точности описывать то, что действительно де­лают ученые. «Они предназначены скорее для того, что­бы дать нам нормативные правила, которые нужно со-

1 Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. С. 461.

г Там же. С. 127.


Проблемы философии и методологии науки в постпозитивизме

блюдать, но реальная научная практика лишь приблизи­тельно соответствует им»1, ибо движется совершенно ины­ми путями. Тем не менее философ не склоняется к ме­тодологическому негативизму и считает чрезвычайно важ­ным защитить именно такую нормативную интерпрета­цию и поддержать разумные требования. Подчеркивание нормативного характера научного метода приобретает пер­востепенное значение, по мнению Фейерабенда, Перед лицом неопозитивистского философско-схоластического конформизма с его требованием «оставлять все так, как есть» (Витгенштейн) и с его «лингвистическими погреш­ностями».

В-третьих, Фейерабенд указывает, что традиционное толкование методологических правил науки представляет их как правила рациональные — в «некотором безуслов­ном, хотя и расплывчатом смысле».

В-четвертых, американский философ не согласен с те­зисом о неизменности этих правил, считая, что они носят конкретно-исторический характер. Наука как сложный, целостный, динамичный процесс, насыщенный «неожи­данными и непредсказуемыми изменениями», «требует разнообразных действий и отвергает анализ, опирающий­ся на правила, которые установлены заранее без учета по­стоянно меняющихся условий истории»2. Данные исто­рии, по Фейерабенду, играют решающую роль в спорах между конкурирующими методологическими концепция­ми. Кроме того, эти данные служат той основой, исходя из которой можно наиболее достоверно объяснить эволю­цию теории, которую (эволюцию) нельзя не учитывать в методологических оценках.

В-пятых, философ убежден, что любая методология не «вездесуща и всемогуща», а имеет свои границы, сферу

1 Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. С. 66.

2 Там же. С. 148-149.


___________________Глава XI

своего действия. «Всякая методология, — подчеркивает он, — даже наиболее очевидная (например, индуктивная. — В. К.) — имеет свои пределы»1 и все методологические предписания имеют свои рамки применимости, за преде­лами которых они будут мало эффективны.

В-шестых, Фейерабенд полагает, что научные идеи и методологические принципы не могут быть настолько аб­страктными, чтобы быть отвергнутыми и преданными ос­меянию как символ заумной софистики и оторванности от жизни. Абстрактные идеи смогут стать таким символом только в том случае, если станут частью практики, «фор­мы жизни», которая связывает их с важными событиями и сама оказывает определенное социальное влияние. Дру­гими словами, если они не отрываются от человека, от его целостной жизнедеятельности и если учитывается их со-циокультурный контекст.

В-седьмых, согласно Фейерабенду, при разработке ре­алистической научной методологии, нужно с большой осторожностью — «спрессовывая» теоретические положе­ния в методологические принципы — относиться к совре­менной науке. Последняя, по его словам, в большинстве случаев гораздо более глупа и обманчива, чем даже наука XVI—XVII вв. Потеря такой осторожности нередко при­водит к тому, что «на практике методологи рабски вторят последним решениями той клики, которая одержала верх в физике»2, или — добавим — в любой другой частной науке. Налицо достаточно ясные мысли о недопустимос­ти апологетизма и конъюнктурщиньт в методологических исследованиях, о несостоятельности монополизма в на­уке, а также того, что методологические обобщения долж­ны быть «квинтэссенцией» всей истории познания в це­лом, а не отдельных — даже «архиразвитых» наук.

1 Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. С. 164.

2 Там же. С. 197.


Проблемы философии и методологии науки в постпозитивизме

В-восьмых, опираясь на обширный материал истории науки, Фейерабенд показывает, что некоторые научные области нарушают «хорошую методологию», «извлеченную» из зрелой науки. Многие выдающиеся ученые сплошь и рядом осуществляли такие «ходы мысли», которые запре­щались методологическими правилами. Классическим примером он считает Галилея с его «вольным обращением с понятиями», с его пренебрежением научными норма­ми, с его «неэмпирическими процедурами». Галилей, по мнению Фейерабенда, нарушает важнейшие правила на­учного метода (идущие от Аристотеля и канонизирован­ные логическими позитивистами) и добивается успеха именно потому, что не следует этим правилам, не приме­няет последовательно «каноны научного метода».

Из анализа реальной истории науки философ делает вы­вод о том, что «не существует правила — сколь бы правдо­подобным и эпистемологическим оно не казалось, которое в то или иное время не было бы нарушено. Становится очевидным, что такие нарушения не случайны и не явля­ются результатом недостаточного знания или невниматель­ности, которых можно было бы избежать. Напротив, мы видим, что они необходимы для прогресса науки»1.

Фейерабенд считает, что такие достижения как атомизм (древний и современный), коперниканская революция, волновая теория света и ряд других оказались возможны­ми лишь потому, что некоторые мыслители либо созна­тельно решили разорвать путы «очевидных» методологи­ческих правил, либо непроизвольно нарушали их. При этом философ подчеркивает, что такая так называемая «ли­беральная практика» — это не просто реальный факт ис­тории науки, но она разумна и абсолютно необходима для развития знания. Любопытно, что в качестве такого «на­рушителя» он называет Н. Бора, который не считался с

1 Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. С. 153.


_________________________________Глава XI

требованиями простоты, изящества и даже непротиворе­чивости теории.

В-девятых, Фейерабенд не является сторонником «ме­тодологической эйфории», ибо считает, что методология (или теория рациональности) не является в руках ученых той «волшебной палочкой», с помощью которой они ус­пешно решат все свои проблемы. Это не просто сказка, это ложь, ибо, подчеркивает американский философ, «не существует особого метода, который гарантирует успех или делает его вероятным»1. Тем более, что ученые весьма редко находят правильные решения своих проблем и совершают массу ошибок и бесполезных дел. Факты, логика, мето­дология безусловно важны в науке, но не только они спо­собствуют ее прогрессу. Серьезное влияние на деятель­ность ученого оказывают не только факты, формальный и математический аппараты, язык и т. п., но и «метафизи­ческие» (философские) убеждения, а также его вкусы, эс­тетические взгляды, мнения друзей и — в целом — те тра­диции, представителем которых он является.

В-десятых, «мысль о том, что наука может и должна развиваться согласно фиксированным и универсальным правилам, является и нереальной, и вредной... Она дела­ет нашу науку менее гибкой и более догматичной»2. Но сама наука таковой не является, а есть целостная, дина­мичная система всех своих компонентов.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-01-29; просмотров: 62; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты