Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Тема 21. РАЗМЫШЛЕНИЯ О НАУКЕ БУДУЩЕГО. ДИАЛОГ ЭЗОТЕРИКОВ И УЧЕНЫХ

Читайте также:
  1. Базовая роль источника в исторической науке
  2. БИБЛЕР В. С. МЫШЛЕНИЕ КАК ТВОРЧЕСТВО (ВВЕДЕНИЕ В ЛОГИКУ МЫСЛЕННОГО ДИАЛОГА). - М., 1975
  3. В1. Роль российских ученых в развитии систем электроснабжения
  4. Взаимодействие как непрерывный диалог
  5. Вклад русских ученых в изучение истории Казахстана (В.В. Бартольд, В.В. Вельяминов-Зернов, А.И.Левшин и др.)
  6. Водородная бомба. Ошибки проекта и мобилизация ученых
  7. всех основных понятий, строгого описания рассуждений. Именно эта сторона логики позволяет говорить о ней как о строгой науке.
  8. Глава 1. Революции в науке и технике
  9. Глава 2. Понимание сущности феодализма в исторической науке
  10. Графические диалоговые (интерактивные) системы инженерного конструирования

Станет ли ненаука наукой? Опыт отечественных исследований. — Представление о квантовом единстве мира. — Как объяснить ано­мальные явления?— Проблема корреляции будущего и что есть ин­туиция?— Предсказание в науке и эзотерике. — Парадоксальная род­ственность принципов науки и эзотеризма. — Антропоцентризм и дезантропоцентризм как ориентации философии, науки и эзотериз­ма. — Экология человека. — Самореализация и глубокое сознание цели. — Медитация как средство очищения сознания. — Сфера рас-щирения способностей. — Бесконечность и проблема преодоления смерти. — Сходство квантовой физики и философии мистицизма.

В 1961 г. известный американский обозреватель Джон Стивенсон писал: «Западному миру пришлось пересмотреть свое мнение о науке в СССР за последние годы. Второе событие, на этот раз связанное не с завоеванием космоса, а скорее всего с природой самого человека, придется приписать советской науке». Речь шла о работе исследовательской парапсихологиче-ской лаборатории, организованной в тогдашнем Ленинградском универ­ситете под руководством профессора Л.Л. Васильева по исследованию те­лепатии1. В 1968 г. в Академгородке Новосибирска была успешно выполнена обширная программа по телепатии. На заседании комиссии по экспертизе парапсихологических явлений участвовал весь цвет отечественной психо­логии: А. Лурия, А. Любоевич, В. Небылицин, В. Зинченко и др. В журнале «Вопросы психологии» за 1973 г. в статье «Парапсихология: фикция или ре­альность?», подписанной выдающимися психологами В. Зинченко, А. Ле-


онтьевым, Б. Ломовым и А. Лурия, была сформулирована позиция: «Фе­номен -есть. Канал связи неизвестен. Любители могут искать!»

Решение проблемы: станет ли ненаука наукой, — стало обрастать опы­том отечественных исследований.

В конце семидесятых годов в Москве под руководством А. Спиркина стала работать секция по биоэнергетике. В 1986-м ее возглавил В. Казначе­ев. Подобные лаборатории создавались во многих городах: в Киеве, Мин­ске, Ростове-на-Дону, Новосибирске, Алма-Ате. Но работы велись край­не разрозненно, не было единой программы исследований. В 1988 г. был создан Комитет по проблемам энергоинформационного обмена в приро­де. Он ставил своей задачей изучение необычных возможностей человека, аномальных явлений, регистрацию и моделирование биоизлучений тех­ническими средствами.



В состав Комитета наряду с его региональными группами, охвативши­ми практически всю территорию страны, входили созданные комиссии по биоэнергоинформатике, экстрасенсорике и биоэнергетике, нетриви­альным методам коррекции состояния организма, по исследованиям пол­тергейста.

В декабре 1989 г. в Москве состоялась организованная Комитетом Все­союзная конференция «Энергоинформационный обмен в природе. Кон­цепции». В этом же году на относительно независимой финансовой основе была создана Ассоциация прикладной эниологии (энергоинформацион­ного обмена). Президентом был выбран доктор технических наук Ф. Хан-цеверов. С декабря 1992 г. появилась Академия энергоинформационных наук2.

Благодаря представительнице ассирийского народа Евгении (Джуны) Ювашевны Давиташвили экстрасенсорике перестали чинить препятствия. Приобщение целительницы к науке в качестве научного сотрудника од­ного из ведущих институтов АН СССР, с одной стороны, и покровитель­ство ученых и прежде всего властей — с другой, привело к тому, что эк-страсенсорпка стала признаваться в официальных кругах.



В массах населения возникла симпатия к парапсихологии. На этой вол­не прошли телевизионные сеансы Алана Чумака и Анатолия Кашпиров-ского. Однако не всегда дар целительства мог проявиться по «заказу», и проблема создания аналогичных сверхспособностям технических устройств все больше и больше привлекала к себе внимание своими позитивными и негативными последствиями. Создание таких технических систем связи, состоящих из индуктора и перципиента, в принципе возможно. Но экст­расенсы отражают и воспроизводят взаимодействия, которые не всегда измеряются известными физическими приборами.

Г. Гуртовым и А. Пархомовым была экспериментально доказана воз­можность дистантного воздействия человека. Оказалось, что результат та­кого воздействия принципиально не зависит от расстояния. Улучшение экранировки объекта воздействия от внешних электрических, магнитных, акустических, тепловых и прочих влияний не только не сказывается от­рицательно на результатах воздействия, но и делает их еще более выра­женными'.


В одной из гипотез при объяснении этого явления обращаются к пред­ставлению о квантовом единстве мира,согласно которому между всеми квантовыми объектами Вселенной существует слабый контакт. Можно допустить, что он ощутим людьми, имеющими повышенную восприим­чивость к информации. Некоторые древние поверья и обряды так называ­емой контагиозной магии имеют к этому прямое отношение. Они преду­сматривают установление необычных форм взаимосвязи человека с дру­гими людьми, с животными и минералами. Основной принцип контагиоз­ной магии гласит: вещи, хоть раз контактировавшие друг с другом, после прекращения прямого контакта продолжают взаимодействовать на рас­стоянии. Ряд колдовских приемов основан именно на этом принципе. За­метим, что на X Международном конгрессе по логике, методологии и философии науки в 1995 г. в Италии, во Флоренции, И. Пригожиным была выдвинута как приоритетная идея квантового измерения универсума. Мож­но предположить, что имеется в виду следующее. В корпускулярно-вол-новом дуализме проявляются свойства микрочастиц присутствовать как бы сразу во всем пространстве («микрочастица проходит через две щели»). Две квантовые частицы, даже разлетевшись на астрономические расстоя­ния, могут составлять единый квантовый объект, так что корреспонден­цию их свойств нельзя объяснить никакими обменными сигналами. Этот единый квантовый объект, объединяющий уже далеко разнесенные во времени и пространстве элементы (вещи, предметы), сохраняет возмож­ность информационного воздействия.

Физик А. Московский и физиолог И. Мирзалис, опираясь на «ряд су­масшедших свойств» квантовых систем, высказали предположение, что феномены ясновидения и предвидения можно рассматривать как прояв­ление информационного туннельного эффекта, а феномен психокинеза — как проявление активности сознания за пределами тела, реализуемого за счет того же туннельного эффекта4.

Здесь, однако, встает вопрос общефилософского или, вернее, мето­дологического характера: стоит ли объяснять аномальные явления,руко­водствуясь эталонными объяснительными моделями сложившегося об­разца, или правильнее искать отличные от известных (в данном случае это ассоциация «с туннелем») объяснительные эталоны, где могут быть использованы допущения, выходящие за пределы общепринятых?

Д. Дубровский уверен, что одной из проблем, связанной с классифи­кацией загадочных явлений, оказывается методологическая. Ибо в клас­сификации пока преобладает физикалистский подход, в котором исходят из физических критериев существования, действительных в области фи­зики и совершенно неадекватных в области психики. И. Коган в книге «Теория биологической информации», изданной в 1981г. в Москве и в 1989г. в Америке, обосновывает свою позицию тем, что в наших взаимо­отношениях с окружающей средой существует ряд взаимодействий, ко­торые принципиально не сводимы к физическим. Здесь бессмысленно ис­кать какие-либо физические аналоги и корреляции. Он отмечает элемен­ты парапсихологической деятельности в типичных коммуникативных от­ношениях. Например, умение делового человека в конфликтной ситуа-


ции бесконфликтно уладить многие проблемы или же восприятие талан­тливого музыканта внимающей ему завороженной аудиторией — здесь вза­имодействие не описывается физическими формулами.

Б. Раушенбах, вспоминая Августина Блаженного, подчеркивает его меткое выражение о том, что чудеса не противоречат законам природы, они лишь противоречат нашим представлениям о законах природы. Како­вы эти законы природы, человечество постоянно пытается узнать. Уже запрещались и генетика, и кибернетика, и квантовая механика. И с помо­щью запретов на изучение парапсихологических явлений наука, методо­логия и философия мало что приобретут.

В. Зинченко приводит шокирующие факты из истории изучения пара­психологии в нашей стране. Ведущим психологам-экспертам при квали­фикации парапсихологических явлений в тогдашнем режиме принятия решений было предложено «не становиться на дырявый мост экспери­ментальных исследований, а проголосовать: «Есть парапсихологические феномены или нет. Если большинство «за», значит есть, если «нет», так и опубликуем». И стоило большой смелости в той атмосфере признать феномен парапсихологии. В. Зинченко, изучавший четверть века челове­ческий глаз, настоятельно подчеркивал, что есть глаз телесный, кото­рый работает «на прием», и есть глаз духовный, который работает «на выдачу». И каковы бы ни были ухищрения анатомии глаза, без глаза ду­ховного нельзя вывести ни Рублева, ни Микеланджело, ни Моне. Точно гак же, как из биомеханики нельзя вывести танца Плисецкой. Недаром А. С. Пушкин говорил: «Душой исполненный полет»5.

Н. Бехтерева, внучка великого психиатра, академик и директор Ин­ститута мозга, резюмирует свой исследовательский путь словами: «Я на­деюсь, придет время, и «странные явления» будут более понятными, что, кстати, отсечет дорогу и шарлатанам всех мастей»6. Развивая ней-рофизические исследования, она столкнулась одновременно с двумя пла­то, разного уровня проходимости. Это уменьшало вероятность новых открытий в изучении мозга. Речь шла о целесообразности сочетания нейрофизиологического и прижизненного нейрохимического исследо­вания мозга. Изучение его микроединиц и макропространства, получе­ние сведений о том, что происходит в микронной зоне и что развивает­ся в объеме всего мозга, объединение знаний о точечных событиях в мозгу и о том, что происходит в целом мозгу, давало бы возможность нового прорыва в неизвестное. Однако вызывало интерес и то, что фи­зиологические и биохимические показатели у некоторых людей легко движутся под воздействием прямого внушения. Имеется в виду как сло­весный состав воздействия, так и сам интонационный рисунок голоса. И если раньше ученые строго заявляли: «Того, что я не могу измерить и зарегистрировать, не существует», то теперь они обращены в сторону изучения «странных явлений». Н. Бехтерева рассказывает о личном опы­те пребывания в измененном состоянии сознания и называет весь мир паранормальных явлений Зазеркальем. К сожалению, мало кто из меди­умов или экстрасенсов стремится к сотрудничеству с наукой, чтобы предложить свои экстраординарные способности в качестве объекта


исследования. Тем не менее считается, что «наука взялась за поиски па­ранормального мира».

Размышляя о науке будущего, уместно вспомнить слова К. Шеннона: «Мы знаем прошлое, но не можем управлять им. Однако можно управ­лять будущим, не зная его». Действительно, наблюдения за живой приро­дой дают возможность установить уникальную способность живой мате­рии к корреляции будущего. Живой организм изменяет свое поведение в связи с критическими, экстремальными для него ситуациями и состоя­ниями среды. Часто это истолковывается как защитные способности био­систем. Но как бы ни были названы подобные явления, механизм их дей­ствия неразгадан и представляет огромный интерес для науки.

Точкой соприкосновения эзотериков и ученых становится проблема корреляции будущего. Когда эзотерик, используя закон ритма, закон виб­рации, закон полярности, осуществляет душевную трансмутацию, пере­водя себя из одного эмоционального состояния в другое, он выступает непосредственным оператором корреляции временных процессов. Одна­ко его скорее интересуют не безличностные временные масштабы всеоб­щего, а личностно значимые процессы настоящего-будущего. Можно ска­зать, что сфера приложения эзотерических упражнений охватывает толь­ко область единичного и особенного, оставляя всеобщее на откуп спон­танности универсума. Исключение, впрочем, составляет астрология, где высказывается претензия на знание космической определенности.

Когда анализ проблемы предвидения будущего и защитных реакций организма переносится в сферу традиционного философского исследова­ния человеческой ойкумены, то многочисленные источники, начиная от платоновских диалогов и кончая свидетельствами современников, ука­зывают на наличие какого-то внутреннего голоса, который, .как прави­ло, удерживает, отклоняет от действия, предостерегает или подсказывает. Знаменитая деймония Сократа (подсказки его внутреннего голоса) сви­детельствует о том, что его всегда сопровождало предощущение, пода­вавшее ему знак удержаться от того, что он намеревался сделать. В совре­менной науке подобная проблематика существует под условным назва­нием проблема интуиции. Она — незваный гость на балу академической науки, хотя, исторические факты свидетельствуют в ее пользу. От имени самых именитых ученых (возьмем хотя бы фигуру математика и методо­лога Анри Пуанкаре), роль интуиции многократно оценена в превосход­ной степени.

Но что есть интуиция?Французский философ А. Бергсон определял интуицию как род интеллектуальной симпатии (от греч. — сопережива­ние, сочувствие), путем которой переносятся вглубь предмета, чтобы слиться с тем, что есть в нем действительного и невыразимого. И если анализ оперирует с неподвижным, то интуиция помещает себя в подвиж­ность. Интуитивизм во всех его аспектах, будь то интенция (направлен­ность) или озарение, сохранял примат глубинного созерцания, которое раскрывает человеку внутреннюю суть вещей. Так или иначе, но притяза­ние интуиции быть полноправным компонентом научного поиска размы­вает границы рациональности и приводит к формуле, когда открытие


фиксируется, а путь к нему остается неизвестным. Однако всякое неизве­стное, всякая тайна и есть плоскость пересечения эзотерики и науки. Ф. Капра уверен, что по мере все более глубокого проникновения в тай­ны природы физика, подобно мистике, имеет дело с реальностью, кото­рая не поддается сенсорному познанию; как и мистикам, естествоиспы­тателям приходится сталкиваться с парадоксальной стороной нового не­сенсорного познания. При столкновении с парадоксами человеческий ра­зум начинает осознавать свою ограниченность.

Существует гипотетическая модель интуиции (озарение, инсайт, откровение), в которой феномен интуиции определя­ется целой цепочкой событий: дискурсивный поиск подходящего кода — скач­кообразный выход на аттрактор кода — считывание импульса новой инфор­мации — синтез нового текста путем осмысливания полученной информа­ции (наложения на нее фильтра).

Известный логик Я. Хинтикка в статье «Проблема истины в современ­ной философии» приходит к нетривиальным выводам: «Семантические идеи могут быть переданы лишь невербально, более того, непонятийно. Они опираются на невыразимое и необъяснимое допонятийное предзна-ние («Vorwissen»)»6. Логик Витгенштейн также был уверен, что семанти­ка в буквальном смысле невыразима. Итак, логики компетентно заклю­чают, что смыслы объемнее слов, они содержат в себе тайну, недоступ­ную словам.

Отсюда стремление исследовать в тексте то, что в нем вербально не выражено, грозит опасностью «вчитать» в него то, чего в нем нет и быть не могло. Суждения об истинности отдаются на откуп переживающему субъекту, способному к потаенному ходу подсознания выносить заклю­чения о подлинности понимания и прояснения смыслов происходящего. И получается, что наука в ее постнеклассической стадии, дойдя до свое­го предела, делает все возможное для сближения с тем, что всегда счита­лось ненаукой. Общность целей и принципов современной науки и герме-тизма поражает даже противников этого сближения.

Все науки имеют в качестве одной из своих главных функций, а также основных задач предсказание.Общие цели науки всегда были связаны с опи­санием, объяснением и предсказанием процессов и явлений действительности на основе открываемых ее законов, — читаем мы в энциклопедии. Вместе с тем предсказание — это, пожалуй, самое древнейшее средство прельще­ния нетрадиционным сакрально-магическим комплексом науки. Все ман-тические, гадательные разделы эзотерики были обращены в сторону пред­сказания.

Однако наука в целом не ставит задачу использования своих предска­заний для удовлетворения частных интересов. Форма научного знания — форма всеобщности — реализуется в законе. Фундаментальное научное знание дает возможность получения представлений о единой картине мира. Прикладное научное знание, соответственно, имеет своей целью созда­ние системы предписаний для производства конкретных вещей. Если в фун­даментальной науке знание рассматривается как отражение всеобщих за­кономерностей, то в прикладных науках важен аспект применения полу-


ченного знания, решения данной практической задачи, преследование данного интереса. В этом одна из основных точек пересечения науки и эзотерики; последняя оборачивается лицом к служению частному, личному интересу и ставит на службу все свое прикладное мастерство для его удов­летворения. В соответствии с подобным же назначением прикладных наук эзотеризм всегда был ориентирован на клиента. Но и по этому пункту диалог эзотериков и ученых строится не только по типу положительной обратной связи; он предполагает тип отрицательной обратной связи. Так, изначальная психологичность эзотеризма была связана с тем, что вся система аргументации и трансмутаций разворачивалась ради удовлетворе­ния нужд отдельного человека. Он являлся заказчиком, потребителем и экспертом всего специально для него воспроизведенного «тайного» зна­ния. Наука же всегда, даже в своих прикладных аспектах, исповедовала отстраненность объективного знания от психологического произвола и сиюминутных потребностей индивида, предлагая ему некое многообра­зие научно обоснованных, правомерных вариантов. Логическая достовер­ность и опора на физические закономерности мыслились как превышаю­щие полномочия личного желания и волеизъявления. Объективизм науки и психологизм эзотерики — это два берега, не соединенные мостом.

Весьма щекотливый вопрос о пользе науки также не имеет однознач­ного положительного ответа, поскольку наталкивается на рассыпающийся под ударами экологической катастрофы миф о всесилии науки. Не спо­собствует признанию безусловной пользы науки и ее современный язык, достигший таких высот абстрактности, что отталкивает не только обыва­теля, но и самих ученых, не всегда понимающих друг друга.

Некоторые тенденции сближения паранаучного и научного знания наблюдаются на полюсе эзотерики. В наш информационный век стано­вится очевидным, что клиента может устроить не просто астрологиче­ское предсказание, а предсказание, облаченное в формы научной рацио­нальности. Да и сам сверхъестественный образ деятельности, свойствен­ный магии, с точки зрения И. Касавина, может быть истолкован как первая форма социально-активного отношения к миру, а в гносеологическом от­ношении— как исторически первая ступень социального производства знания. Магии мы обязаны исторически первыми идеалами активного от­ношения к миру: она гносеологически моделировала творческую деятель­ность и давала социоморфный проект решения природной проблемы, ге­нерируя новые формы общения7.

И ученые, и эзотерики видят свою основную задачу в выявлении еще не познанных свойств предметов и явлений. Однако цель, связанная с воз­действием на сферу непостижимого и таинственного, в одном случае ве­дет к оккультной практике, в другом — к эксперименту. По мнению Дж. Фре­зера, эти сходные и типические ориентации строятся на том, что в основе магии и науки лежит твердая вера в порядок и единообразие природных явлений. В обоих случаях допускается, что последовательность событий со­вершенно определена, повторяема и подчинена действию неизменных за­конов, проявление которых можно точно вычислить и предвидеть8.


Обращает на себя внимание вывод Б. Малиновского о том, что сфера магии— это область повышенного риска: там, где господствует случай и неопределенность, где не существует надежного алгоритма удачи, где ве­лика возможность ошибиться. Паранаучные способы ориентации возни­кают в экстремальной ситуации в условиях принципиальной неопреде­ленности. Именно тогда и звучит в душе: «Боже, Спаси, Сохрани и Поми­луй мя», в ход идут гадание, ворожба, прорицания и предсказания.

Обращает на себя внимание и парадоксальная родственность принци­пов науки и герметизма.Например, третий принцип — вибрации («Все дви­жется или вибрирует») прямым образом согласуется с положением со­временной науки о том, что все находится в движении, а состояние по­коя есть момент относительно устойчивого единства в самом движении. И когда различие между разнообразными проявлениями материи, энер­гии и разума зависит от скорости вибрации, то можно подойти к форму­лировке закона физики, согласно которому масса находится в зависимо­сти от скорости движения. Все — от корпускул и электронов до новых Галактик— находится в состоянии колебания.

Четвертый герметический принцип — полярности — указывает на то, что все двойственно и все имеет свой антипод. Этот принцип объясняет, что у всего есть два полюса, два противоположных аспекта. Он отражает источник, порождающий движение, и напрямую согласуется с извест­ным диалектическим законом единства и борьбы противоположностей. Более того, принцип полярности предлагает обратить внимание на би-нарность взаимодействий. Отсюда может быть выведена и категория би­фуркации, что помогает вступить нам в область синергетики — современ­ной науки о процессах самоорганизации. Ибо обозначена ситуация, когда система может выбрать одно из двух направлений развития, а это как раз и отражает возможность изменения полярности.

Принцип причинности, известный науке как принцип детерминизма, был описан в древнейшем учении о тайной мудрости — в герметизме, Арканах Таро, «Священной книге» древнеегипетского бога Тота. Соглас­но ему «каждая причина имеет свое следствие, каждое следствие имеет свою причину. Все совершается в соответствии с законом. Существует много планов причинности, но ничто не ускользает от Закона». Результат, ка­жущийся случайным, есть на самом деле взаимопересечение неизвестных нам причин. Мастера подчиняются причинности высших типов, но они помогают править в своем собственном плане, они становятся источни­ками, вместо того чтобы быть следствиями. Это вряд ли требует дальней­ших комментариев.

Многие известные ученые Запада откровенно признаются в том пора­зившем их впечатлении, когда они самолично сталкивались с магически­ми явлениями. Так, один их видных ученых Англии А. Валлас говорил: «Когда я впервые столкнулся с фактами спиритуализма, я был твердым психологическим скептиком. Я был столь убежденный материалист, что в то время я просто не мог найти места в своем сознании для концепции духовного существования или любого иного генезиса во вселенной, кро-


ме как от материи и силы. Факты, однако, «вещь упрямая». Рассказав, как он пришел к спиритизму, он попытался показать взаимодействие спири­тической теории с естественным отбором. «Следуя фактам и точной ин­дукции, я пришел к вере, что, во-первых, существует множество раз­личных сверхчеловеческих сознаний и, во-вторых, некоторые из них, хотя и остаются невидимыми и неощутимыми дли нас, могут влиять на мате­рию и на наши мысли и делают это... Этот подход — единственный логи­чески основательный, и к тому же он не противоречит ни в коей мере великой доктрине эволюции через естественный отбор»9.

Однако спокойствие почтенного ученого мира более всех поразил сво­ими выводами и заключениями Пол Карл Фейерабенд — американский философ и методолог, профессор Калифорнийского университета. Он имел смелость вслух огласить те «антагонистические идеи», к которым пришла философия науки к концу семидесятых, справедливо подметив, что «люди далекого прошлого совершенно точно знали, что попытка рационалис­тического исследования мира имеет свои границы и дает неполное зна­ние»10. Призыв к сохранению целостности человека и космоса, содержа­щийся в книге Бытия, в «Поймандре», интерес к процедурам и пережи­ваниям, о которых рассказал К. Кастанеда, и, наконец, провозглашение принципа «anything goes» — «допустимо все» — подчеркивает множество рав­ноправных типов знания, по существу уравнивая науку с магией и мифо­логией. Весьма убедительно в данном контексте звучат слова известного исследователя Колина Уилсона о том, что взгляд на Вселенную обеспе­чивает такую ее картину, которая подразумевает в ней комнату для ок­культных явлений так же хорошо, как и для атомной физики11.

В современном, гуманистически ориентированном мировоззрении все приоритеты отданы великой идее полноценного развития человека. Чело­век — это великая сила и венец эволюции живого. Человек признается не наблюдателем, а естественной частью космоса, воспринимающей его жизнь не только рационально, но и чувственно — через дух и душу. Эта ориентация, ставящая в центр мироздания человека и согласующаяся с античным тезисом «Человек есть мера всех вещей», получила в совре­менной методологии название антропоцентристской.

Эзотеризм также отталкивается от основной идеи, согласно которой именно человек есть центр магических сил. Еще Агриппа считал, что мы не должны искать причины столь великих действий вне нас самих, внутри нас живет деятельное существо, могущее без оскорбления Боже­ства и религии выполнять все, что обещают астрологи, алхимики. В нас самих живет начало, творящее чудеса. В его «Оккультной философии» мно­гократно проводится мысль, что магические действия совершают не только при содействии звезд, демонов, а исключительно силами нашей души.

Другая, противоположная антропоцентризму ориентация, рассматри­вающая человека как одну из геологических сил, наряду с прочими, по­лучила название дезантропоцентризм.Сегодня это весьма популярная по­зиция. Так, П. Успенский весьма близок к дезантропоцентризму. Согласно его концепции, человек есть машина в том смысле, что он приводится в движение внешними явлениями и внешними толчками. Все, что человек


делает, на самом деле не он делает, а с ним происходит. Человеческая машина имеет семь разных функций:

1) мышление (или интеллект);

2) чувства (или эмоции);

3) инстинктивная функция (или внутренняя работа организма);

4) двигательная функция (или внешняя работа организма);

5) пол (функция двух начал).

Кроме этих пяти есть еще две, которые проявляются только в высших состояниях сознания: высшая эмоциональная функция, проявляющаяся в состоянии самосознания, в котором человек становится объективным по отношению к самому себе, и высшая умственная функция, проявля­ющаяся в состоянии объективного сознания12.

Эти две высшие функции составляют два высших состояния человека. Однако, по мнению П. Успенского, человек их не достигает и обычно живет 'только двумя более низкими состояниями, частью во. сне, частью в том, что называется бодрствованием или «относительным сознанием». «Владея четырехэтажным домом, он как бы живет на двух нижних эта­жах».

Дезантропоцентризм лишает человека его командного места и поло­жения и заставляет задуматься о последствиях ничем не ограниченного произвольного могущества человека. Проблема осознавания того, как человеку с произведенным им технократическим, искусственным миром вписаться в изначально эволюционное мировое развитие, стоит очень остро. Постсовременное научное понимание человека предлагает его трактовку как «кванта» эволюции. Это значит, что человек не только очень динами­чен, но и наделен значительной мерой неопределенности. Расширение духовной сферы человека меняет облик его самого. У трансперсоналистов имеется весьма забавный афоризм:

«Изучать психологию — значит изучать self.

Изучать self— значит забывать self.

Забывать self— значит узнавать все остальное».

Следовательно, по мере того, как мы постигаем сферу собственных интересов, мы выходим за пределы преимущественно личностной ори­ентации и начинаем видеть то, чем не являемся сами, что нас окружает.

В традициях русской соборной философии каждый человек не только личен, но и всечеловечен. По мнению современного философа В. Нали-мова, новое видение природы человека должно быть связано с понима­нием того, что именно смысл выступает его организующим началом13. Однако такая позиция базируется на признании трансличностного нача­ла человека, его изначально сверхрациональной природы. Можно сказать и мягче, что человек по своей природе не до конца рационален. Не зная будущего, он действует и надеется обрести смысл своего существования, реально проживая в ситуации неопределенности. Отечественный специа­лист по психоанализу и философской антропологии В. Лейбин уверен, что за исходный постулат исследования человека следует принимать не


критический рационализм, а критический иррационализм. Человек— су­щество иррациональное. Этот тезис, по признанию автора, рождается из наблюдений за сложными процессами жизнедеятельности индивида, а так­же опираясь на клинический опыт работы в качестве психоаналитика и исходя из собственных размышлений о человеке". Критический иррацио­нализм вместе с тем обладает потенциями иррациональной веры в доб­ро, благо, справедливость, парадоксальной этичности, что является мощ­ным питательным источником бытия человека в мире, где существова­ние абсурдно. В нем заключены достоинства, превышающие полномочия рациональности.

Действительно, говоря об экологии человека,следует иметь в виду совокупность всех составляющих реального образа жизни человеческих популяций. Здесь важна не только телесность человека и физическая среда обитания, но и его психика, душа, духовность. Однако, чтобы дать жизнь духу, нужно обеспечить жизнь телу, первичной предпосылкой существо­вания человека является жизнь его тела. В мире вещей человек существует как тело, а следовательно, находится в зависимости от законов жизни, циклов развития и гибели организмов, циклов природы. Во всех цивилизо­ванных странах признание фундаментального права человека на удовлет­ворение его первичных потребностей, права, связанного с сохранением жизни, закреплено юридически.

Из факта существования человека как живого тела вытекает его под­властность законам наследственности, отменить которые невозможно. Это настраивает на бережное обращение с природно-биологическим потен­циалом человеческого бытия. Жизнь человека, не нашедшего себе места, утратила для него смысл, может быть, потому, что он не пошел по пути реализации своих природных задатков. Он занимался тем или иным де­лом, подчиняясь внешним, навязанным ему «извне» целям, а в резуль­тате — катастрофа в экологии данного человека. Ключевой проблемой эко­логии человека всегда была проблема его самореализации,понимаемая как развитие всего потенциально в нем заложенного. Возник новый тер­мин — экософия, который обозначает персональный кодекс ценностей и взгляд на мир, определяющий личностное поведение.

Мыслители многих времен и народов искали связь между здоровьем тела человека и его стремлениями, переживаниями, духовными искани­ями. Детерминация бытия человека со стороны его духа уникальна. Ибо эгоизм телесных потребностей очень часто перекрывается жертвеннос­тью. Человек в состоянии контролировать и регулировать свои потребно­сти, удовлетворяя их не только в соответствии с естеством, а руковод­ствуясь исторически закрепленными нормами и идеалами.

В эзотеризме конкурируют или сосуществуют две концепции человека. Согласно одной из них, природа человека двойственна. Соглас­но другой — триедина. Общий для герметической философии прин­цип гласит: «Что сверху, то и внизу». Он указывает на двойственность и прямое отождествление души человека и Бога в мистике. В магии связь более сложная. Человек как микрокосм (его символ пентал — пятиконеч­ная звезда) связан многочисленными невидимыми нитями со Вселенной


(ее знак — шестиконечная звезда, или знак Соломона). В оккультных на­уках речь идет о триединстве человека, образованном душой, телом и Духом. Три Эго человека — это три его измерения в ментальном (интел­лектуальном), астральном (энергетическом) и физическом (телесном) проявлениях.

В. Налимов, поднимая вопрос о многомерности сознания, замечает, что пока мы как минимум двумерны. Мы постоянно ведем диалог с со­бой, у нас двоякая система ценностей. Если бы она была одна — бес­смыслен был бы сам диалог.

Привлекающим тезисом эзотеризма является положение о том, что человек становится лучше, когда он имеет глубокое осознание цели.Ког­да сознание постигает что-то из необъятной Вселенной и рассчитывает, как усилить свой контроль и силу, его энергия течет в подсознание и увеличивает силу подсознательного мышления. Когда сознательная цель не выполняется, все потенции медленно снижаются. По мнению Колина Уилсона, «существенная разница между гениальным человеком и обыч­ным состоит в том, что гениальный человек обладает большой способ­ностью устойчиво фокусироваться на своем действительном значении, в то время как обычный человек постоянно теряет сознание целей, меняя их каждый час, почти каждую минуту»15. Глубокое осознание цели — очень сильный рычаг, способный переиначить жизнь, опровергнуть укоренив­шиеся привычки и черты характера. Можно вести речь о полной транс­формации сознания, сконцентрированного на достижении определенной цели.

Эзотеризм выделяет сознание и сознательность в качестве главного элемента жизнедеятельности личности, достаточно обоснованно пока­зывая, насколько важно иметь очищенное, свободное от низших психизмов сознание. Оно открыто для восприятия новых возможностей, для творче­ства и совершенствования. Современная психология и философия полно­стью разделяют этот тезис. Обычное сознание сравнивается с картинной галереей, освещенной тусклым электрическим светом. Моменты интен­сивного восприятия, подобные яркой вспышке солнечного света, в очи­щенном сознании дают возможность по-новому увидеть все цвета. Созна­тельность интерпретируется как ясное сознание, просветленность, бди­тельность и мудрость. В отличие от запрограммированности она предпола­гает способность к выбору, перемене и самоопределению. Однако могу­чий потенциал сознания не сводится эзотеризмом к рациональному. На­против, эзотерики представляют рациональное сознание в виде клапана, который отрезает нас от полной мощи настоящей жизни вокруг нас.

Г.В.Х. Мейер, один из основателей Психологического общества, пред­ложил рассмотрение сознания в виде спектра. В середине спектра располо­жены способности, о которых мы знаем: зрение, слух, осязание, обоня­ние. Ниже красного конца спектра находятся органические процессы, которые мы можем неким образом контролировать без участия сознания. Над фиолетовым концом спектра лежат другие высшие способности, по­чти полностью игнорируемые нами. Человек не пытается их использовать и поэтому не верит в них. Однако суть состоит в том, что оккультные


способности, скрыто присутствующие в каждом из людей, могут быть раз­виты теми, кто этого действительно захочет. Они сотканы из глубокого убеждения, страстного желания, напряженного внимания и непоколе­бимого доверия.

Феномен экстрасенсорики объясняется либо как деятельность дрем­лющих в организме человека в ожидании своего часа огромных областей мозга, либо как резервируемые природой для экстремальных ситуаций уникальные возможности человеческой психики, либо как редчайшее яв­ление необычайно сильных рецепторов и огромной интуиции у отдель­ных индивидов.

Всякий раз, когда человек получает сильное чувство значимости, он активизирует способности, лежащие в ультрафиолетовой части спектра. И напротив, когда человеческая сущность поддается сильному стремле­нию дрейфовать, т.е. находится в состоянии безразличия (часто именно такое состояние воспринимается как желанное), не используются все потенции сознания. Любой кризис или сложная проблема выступают в роли будильника, выталкивая человека из скуки. Настоятельной потреб­ностью на современном этапе является потребность реанимировать спя­щие психические способности. Многие люди «учатся включать прожектор внутри себя».

Человек огромной воли, по сути, прототип образа мага. Маги и меди­аторы — это люди, которые познали возможность использования подсоз­нательного желания там, где его обычно не удавалось применять. Их за­дача — вызвать усиленную работу рассудка и избежать обычной утечки энергии.

Сознание, изучаемое в контексте теории информации, представляет собой совокупность следующих операций:

- получение информации и ее запоминание;

- логические или дискурсивные операции с информацией;

- интуитивное получение новой информации;

- свободная игра воображения;

- взаимодействие с программами, закодированными в подсознании;

- свободное или целесообразное генерирование информации;

- выдача сигналов к действию.

Основной проблемой человека оказывается его неумение достичь опре­деленной концентрации, необходимой для максимального использова­ния своих способностей. В качестве препятствий называют связанное со­стояние сознания, рассеянность, вибрации, внутреннее напряжение. По­следние подразделяются на заурядные, психосоматические (эффектные), нетривиальные (сильные впечатления, аналогичные потрясениям от вос­приятия произведений искусства).

Метод концентрации, а точнее, медитациислужит средством очище­ния сознания(лат. meditatio — размышление). Существует ряд определе­ний медитации. Это и средство, расширяющее наш внутренний опыт, и форма самогипноза, и прием, усиливающий открытость личности, осво­бождение сознания от семантической скованности, раскрепощение спон­танности. Иначе говоря, возможность сосредоточения в своем внутрен-


нем пространстве-времени, которое тут же может предстать трансцен­дентным и унести мысли в неведомое. Великолепно об этом сказал Осип Мандельштам:

«И я выхожу из пространства В запущенный сад величин, И мнимое рву постоянство и Самосогласье причин...»

С. Гроф систематизировал возможности медитирующего сознания и предлагал различать:

- временное расширение сознания, включающее переживание пре­делов, постинкарнационный опыт, эволюционный опыт;

- пространственное расширение сознания, включающее идентифи­кацию с другими личностями, идентификацию с растениями и жи­вотными, планетарное сознание, сознание неорганической ма­терии;

- пространственное сужение сознания до уровня отдельного органа;

- ощущение реальности, выходящей за границы «объективной ре­альности»;

- опыт переживания других вселенных и встреча с их обитателями;

- восприятие сложных мифологических сюжетов;

- интуитивное понимание сложных символов;

- восприятие сознания Ума универсума;

- восприятие сверхкосмической и метакосмической пустоты. '

Другим рычагом расширения способностей является возможность осоз-навания разумности проявления желания. Третьим фактором оказывает­ся способность привести себя в настроение желания. Любой желает силь­нее, если погрузится в состояние намеренного желания.

Как правило, говорят о двух типах людей: тех, кто получает энергию, борясь с обстоятельствами, и тех, кто пребывает в постоянном напря­жении, борясь с собой. Мистическая связь с природой требует свободного времени для того, чтобы думать и развивать воображение.

Проблема эволюции человека решается применительно к сфере рас­ширения его способностейи совершенствования нравственных регуляти­вов. Человек должен обрести сознание внутреннего единства, постоянно­го Эго. Первый шаг к возможной эволюции — в изучении себя самого. Зна­чимой оказывается борьба с отрицательными эмоциями, при которой «че­ловек должен пожертвовать своими страданиями». Ибо пока мы культиви­руем отрицательные эмоции (эмоции депрессии или насилия; жалость к самому себе, гнев, страх, досада, подозрительность, скука, недоверие, ревность, грубая и ненужная речь), не следует ожидать развития и рас­ширения сознании и воли. Для собственного развития человек должен научиться наблюдать за собой, отличая полезные и вредные черты. Инте­рес к чему-либо, как магнетический центр, направляет и контролирует развитие человека.

Человек должен изжить из себя все пороки, которые, как и любые знания, исходят в виде вибрационных энергий от человека, несущего в


себе эгоизм, обиду, зависть, презрение, злобу, корыстолюбие, садизм,
месть, ревность, унижение, обман, одержимость. Человек должен стре­
миться приобрести духовные качества внутреннего самосознания души:
доброжелательность, терпимость, сострадание, прощение, радость, спо­
собность любить. ,

Герметизм в своем беломагическом посвящении, обладая чрезвычай­но высоким нравственным зарядом, решает задачу воссоздания лично­сти, исходя из следующих начал:

1) образование в себе сознательно-волевого человека;

2) перевоспитание импульсивного человека, который действует реф-лекторно, отвечая шаблонно определенными манифестациями, который кричит от боли, отвечает ударом на удар, улыбкой на лесть.-

Образование волевого человека означает появление человека, способ­ного к творчеству. Возбуждающим средством для сознательного человека служит Любовь во всех формах ее проявления: любви семейной, племен­ной, национальной, ментальной, соединяющей натуры в школы, сооб­щества, содружества. Завершает эту пирамиду Высокая Универсальная Любовь ко всему живому.

В паранаучной литературе можно встретиться с различными совета­ми, направленными в сферу сохранения здоровья и самочувствия чело­века, о том, какая пища не препятствует возможностям духовного рос­та, а какая их задерживает. Значительное внимание отведено наставлени­ям духовного порядка:

«Вставайте рано и горячо помолитесь о духовном возрождении всего человечества, и чтобы все ошибки и прегрешения были прощены. Во вре­мя умывания упражняйте свою волю с целью смыть заодно с физической грязью тела также и нравственные нечистоты. В отношении с другими соблюдайте следующие правила:

1. Никогда не делайте ненужных дел, т.е. того, что не является ва­шим долгом.

2. Никогда не говорите ненужных слов. Прежде чем произнести их, подумайте о возможных последствиях. Никогда не позволяйте себе нарушать свои принципы, уступая давлению окружающих.

3. Никогда не позволяйте ненужным или пустым мыслям занимать ваш ум. Вы не можете в одно мгновение сделать ваш ум чистым, поэтому вначале старайтесь пресечь дурные или праздные мысли, устремляя свой ум к разбору своих ошибок или к созерцанию со­вершенных поступков Прежде, чем заснуть, молитесь, как вы мо­лились утром»16.

Эзотеризм, размышляя о способах организации мироздания, также располагает такой формой постижения универсума, как картина мира. В ней микрокосм— мир в миниатюре, который прилагается к человеку, имеет свой знак искусственной пентаграммы. По закону аналогий, извест­ному из герметизма, можно говорить о его соответствии миру внешних протяжений— макрокосму. Выделены различные уровни, намечается их


эволюция (ход творения, мысль, идея, символические формы, мир аст­ральный, мир материальный).

Отличительной особенностью картины мира в эзотерике является не столько ее многоплановость, сколько гчлозоичность. Изначальным квантом отсчета берется дух-материя. Вся материя от мельчайшей части­цы до масштабных образовании объявляется формой жизни. Жизнь про­является как энергия или род вибраций.

Легенды различают 7 состояний космической материи, точнее, 7 степе­ней ее тонкости. Из них только седьмое, самое низшее, и есть физическое состояние нашего материального мира, видимое нашему глазу. А шесть высших невидимы. Утверждается, что атомы самого тонкого состояния — духо-материи -^ создаются следующим образом. Энергия Логоса вихревым, спиралевидным движением невообразимой скорости «сверлит дыры» внут­ри пракосмической субстанции. Эти вихри жизни — атомы высшей первой сферы — представляют собой пустоты, заполненные энергией Логоса.

Широкое признание турбулентного (вихреобразного) движения как в эзотеризме, так и в современной науке приводит к выводу о том, что оно является одной из наиболее плодотворных образных моделей, к которой прибегают как эзотерики, так и ученые.

Атомы второй сферы образованы из вихревого движения наиболее гру­бых атомов первой. Эта сфера называется миром монад.

Третья — миром духа.

Четвертая — миром интуиции.

Пятая — миром огненным или миром мысли.

Шестая — миром чувств, эмоций, желаний.

Седьмая — плотным физическим миром.

Таким образом выражена идея эволюции мира. Ее дальний аналог в наукообразной терминологии может выглядеть так:

1. Состояние сингулярности (не имеющее физических эквивалентов).

2. Электромагнитное поле (чему соответствует мир монады).

3. Световое состояние (мир духа), (стихия «эфир»).

4. Тепловое состояние (мир интуиции), (огонь).

5. Газовое состояние (мир мыслей), (воздух).

6. Жидкое состояние (мир чувств), (вода).

7. Твердое состояние (плотный физический мир), (земля).

Считается, что в каждой из 7 сфер есть еще 7 аналогичных названным подпланов.

Когда говорят о научных прозрениях Блаватской, то утверждают, что она знала:

1) что в своей основе все силы природы едины и вещество бесконеч­но делимо;

2) к понятию материя и энергия должен быть присоединен принцип сознания;

3) разум занимает фундаментальное положение в природе;

4) космос взаимосвязан и возможна идея о расширении Вселенной (собственно же открытие, подтверждающее подобную идею, по-


следовало лишь в 1929 г. и было сделано Эдвином Хабблом). Она также предусматривала возможное сжатие космоса, что подтвер­дил, в частности, замечательный физик Хоккин, придерживаю­щийся подобной точки зрения;

5) у планеты существует свой собственный дух (мысль, высказанная ею в 1888 г.).

Ныне приводят свидетельства о целесообразной активности планеты Земля17.

В науке неисчерпаемость материи вглубь охватывается представлением об интенсивной бесконечности.Существование интенсивной бесконечно­сти убеждает в том, что в природе нет абсолютно элементарных, не име­ющих внутренней структуры объектов. При изучении микрочастиц стано­вится ясно, что интенсивная бесконечность не может рассматриваться просто как бесконечная делимость материи на все более мелкие части, потому что наблюдается процесс взаимопревращаемости частиц.

Экстенсивная бесконечность в отличие от интенсивной уходит не в глубь, а в ширь, за пределы данного объекта, в мир «большого». Это как бы бесконечность вне объекта. Здесь наиболее важной оказывается про­блема зависимости свойств и качеств объекта от системы взаимодействий с окружающими вещами. В действительности же существует одна беско­нечность, которая может быть понята как интенсивная или экстенсив­ная в связи с тем направлением, в котором концентрируются познава­тельные усилия. Экстенсивная и интенсивная бесконечность — это свое­образные проекции реальной бесконечности. Их можно уподобить проек­циям геометрической фигуры на оси координат. В понимание конечного и бесконечного много нового внесла космология. Как научная дисциплина она исследует структуру и свойства Вселенной и ставит проблему про­странственно-временной бесконечности.

Экзистенциальное внедрение в тематику бесконечности влечет за со­бой размышления над проблемой преодоления смертии сохранения лич­ностного начала на неопределенно долгий срок. Эта проблема, таинствен­ным образом притягивающая к себе и ученых и эзотериков, получает новое решение. Современная наука приходит к предположению, что если допустить квазиустойчивое существование реплик сознания, отделенных от соматической атомно-молекулярной структуры, если психо-мэонная реплика действительно малочувствительна к структуре соматической кап­сулы, то можно поставить задачу ее пересадки на другую структуру, на­пример, в мозг иммунно чистого организма, выращенного искусствен­ным методом клонирования из собственной клеточной структуры перци­пиента. Говоря простыми словами, человек может надеяться получить пос­ле тяжелой болезни и травмы новую сому — независимо от того, будет ли она естественной или киборгизированной.

Диалог эзотериков и ученых становится очень громким, когда такие выдающиеся имена в науке, как Н. Бор, В. Гейзенберг, Р. Оппенгеймер, высказываются в пользу сходства квантовой физики и философии восточ­ного мистицизма,под которой понимаются философия индуизма, буд­дизма и даосизма. Параллели и пересечения этих двух якобы несосты#уе-


мых ни при каких обстоятельствах сфер стали предметом специального изучения доктора философских наук, специалиста в области физики вы­соких энергий и теоретика трансперсональной психологии Ф. Капры. Цель изданной им в 1975 г. книги «Дао физики» состоит в том, чтобы облагоро­дить облик науки, показав, что между духом восточной философии и ду­хом западной науки существует глубокая гармония18.

В обобщенном виде первая степень сходства науки и мистицизма мо­жет быть усмотрена в их едином социокультурном основании и лоне по­рождения, т.е. в той древней синкретической культуре, в которой:

• не делалось различий между обособившимися впоследствии фило­софией, наукой и религией;

• присутствовали идеи гилозоизма (одушевления всего и вся), панп­сихизма и метампсихоза (переселения душ);

• существовало убеждение в нерасчлененности материи и духа;

• отсутствовала дифференцированность одушевленного и неодушев­ленного.

Все названные характеристики, по мнению исследователей, явно про­слеживаются в философских системах античности и свидетельствуют о первоначальном синкретизме мистического и зарождающегося рациона­листического способов мировосприятия.

Вторым основанием, позволяющим говорить о наличии пересечений современной науки, в частности квантовой физики и восточного мисти­цизма, может, по мнению Ф. Капра, служить появившаяся «бутстрэпная теория частиц», направленная на объединение квантовой механики и те­ории относительности. Именно для древней тайной мудрости характерно представление о чувственно существующих предметах и явлениях как об ипостасях проявления Единой Высшей Реальности. Она принципиально целостна, монистична и внутренне богата всем разнообразием взаимо­связей своих элементов. Ее внутренняя энергия есть источник ее постоян­ной динамики. Аналогичные представления содержатся и в «бутстрэпной теории», согласно которой «природа не может быть сведена к фундамен­тальным сущностям вроде фундаментальных «кирпичиков» материи, но должна пониматься исключительно на основе внутренней связности»". Все вещи конституированы взаимными отношениями и связями, а сама Вселенная есть динамическая сеть взаимосвязанных событий. Ни одно из свойств какой-либо части этой сети не является фундаментальным: все свойства одной части вытекают из свойств других частей и общая связ­ность взаимоотношений определяет структуру всей сети.

Третья параллель строится на том, что наука на ее теоретическом уровне, так же как и восточный мистицизм, имеют достаточно узнавае­мые общие цели, а именно — сущностное постижение реальности, пре­восходящее ограничения чувственного опыта. И как это ни парадоксаль­но, пропитанные интуитивизмом и медитативным откровением восточ­ные учения очень часто опираются на строгую логику, интеллект и рас­судок (Веданта, Мадхьямика, Фен-шуй и др.).

Если провести линию параллелей от противоположного полюса (не скрытого, тайного, сущностного и невыразимого), а чувственно данно-


го, созерцаемого и наблюдаемого, то и здесь сходства очевидны. Эмпи­ризм, а иногда «радикальный» эмпиризм восточных учений вниматель­ным прочтением каждого явления как знака и символа подчеркивает то важное значение эмпирического уровня познания, которое существует в современном позитивизме, часто ориентированном индуктивно.

Есть и методический аспект взаимопересечений, указывающий на не­обходимость многолетней подготовки как в области современных науч­ных и экспериментальных исследований, так и в сфере, направленной на достижение мистического откровения. Долгие годы занятий под руковод­ством опытных учителей— та константа, которая не может быть объяв­лена несуществующей ни в сфере субатомной физики, ни в восточных практиках. Специфический язык, методы и способы ориентации не могут быть доступны «непосвященным», профаны нигде не нужны. Парадок­сальность микромира, признаваемая современной квантовой физикой, и утверждения мистиков о том, что природа «загадывает загадки», есть лишь две инаковые — логическая и художественно-образная — формы выраже­ния одного и того же постулата.

ЛИТЕРА ТУРА

1 Винокуров И., Гуртовой Г. Психотронная война. От мифов к реалиям. М, 1993.С. 151.

2 Там же. С. 152-155.

3 Там же. С. 167.

4 Там же. С. 172.

5 См.: Перевозчиков А.Н. Экстрасенсы— миф или реальность? М., 1989. С. 30-45.

6 Бехтерева Н.П. Есть ли Зазеркалье?//Терминатор. 1994. №2-3.

7 Заблуждающийся разум или многообразие вненаучного знания. М., 1990. С. 73, 80.

8 Фрезер Дж. Золотая ветвь. М., 1986.

9 Цит. по: Блаватская Е.П. Теософия и практический оккультизм. М., 1993. С. 35.

10 Фейерабенд К.П. Избранные труды по методологии. М., 1986. С. 139.

11 Копт У. Оккультизм. М., 1994.

12 См.: Заблуждающийся разум или многообразие вненаучного знания. С. 398.

13 См.: Налимов В. В. В поисках иных смыслов. М., 1993. С. 122.

14 См.: На пути к открытому обществу. Идеи Карла Поппера и современная

Россия. М., 1998. С. 120. ^КолинУ. Указ соч. С. 52.

16 Блаватская Е.П. Указ соч. С. 61.

17 См.: Б.П. Блаватская и предсказание научных открытий XX века // Вестник теософии. 1992. № I. С. 45-46.

18 Капра Ф. Дао физики. СПб., 1994. С. 21.

19 Там же. С. 42.


Дата добавления: 2015-01-29; просмотров: 16; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тема 20. ЧТО МЫ ЗНАЕМ ОБ ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННОМ ОБМЕНЕ? | Тема 22. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФИЛОСОФИИ НАУКИ КАК НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.066 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты