Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Административно-политическое устройство в Крымском ханстве 1 страница




Характерной чертой кочевого, в частности татарского феодализма было то, что отношения между феодалами и зависимыми от них народами долгое время существовали под внешней оболочкой родовых отношений.Еще в XVII и даже в XVIII веке татары, как крымские, так и ногайские, делились на племена, членившиеся на роды. Во главе родов стояли беи — бывшая татарская знать, сосредоточившая в своих руках огромные массы скота и пастбищ, захваченных или пожалованных имханами. Крупные юрты — уделы (бейлики) этих родов, ставшие их вотчинными владениями, превратились в небольшие феодальные княжества, почти независимые от хана, со своей администрацией и судом, со своим ополчением.Ступенью ниже на социальной лестнице стояли вассалы беев и ханов — мурзы (татарское дворянство). Особую группу составляло мусульманское духовенство. Среди зависимой части населения можно выделить улусных татар, зависимое местное население, и на самой нижней ступени стояли рабы-невольники.Таким образом, родовая организация татар была лишь оболочкой отношений, типичных для кочевого феодализма. Номинально татарские роды с их беями и мурзами были в вассальной зависимости от ханов, они обязаны были выставлять войско в период военных походов, но фактически высшая татарская знать являлась хозяином в Крымском ханстве. Господство беев, мурз было характерной чертой политического строя Крымского ханства.Главные князья и мурзы Крыма принадлежали к немногим определенным родам. Старейшие из них давно обосновались в Крыму; они известны были уже в XIII веке. Какие из них занимали первое место в XIV веке, на это нет однозначного ответа. К старейшим можно отнести прежде всего род Яшлавских (Сулешев), Ширинов, Барынов, Аргынов, Кипчаков.В 1515 году великий князь всея Руси Василий III настаивал, чтобы были выделены поимённо Ширин, Барын, Аргын, Кипчак, т. е. князья главных родов, для вручения поминков (подарков). Князья этих четырех родов, как известно, назывались «карачи». Институт карачей был общим явлением татарской жизни. В Казани, в Касимове, в Сибири у ногаев главные князья так и назывались — Карачи. При этом — как правило, допускающее, впрочем, исключение, — карачей всюду было четыре.Но карачи не все были равны по своему статусу и значению. Наиболее важным было звание первого князя Орды. Понятие и звание первого князя или второго лица в государстве после государя — очень древнее у народов Востока.

25. Внешняя политика Крымского ханства. Историография проблемы С отделением Крымского улуса от Золотой Орды и образованием Крымского ханства между Крымом и соседними странами сразу же завязались довольно оживленные дипломатические сношения, которые продолжались до присоединения Крыма к России.Образовавшееся Крымское ханство во главе с династией Гиреев оказывало сильное воздействие на политическую жизнь Московской Руси, Польско-Литовского государства, Большой Орды, а с 1475 года — Турции и еще целого ряда государств.Самому Крымскому ханству во главе со своим первым ханом Хаджи-Гиреем на первых порах своего существования предстояло решать целый ряд чрезвычайно сложных задач. При этом основной проблемой было закрепление своего положения как независимого государства, отбивая прежде всего притязания Большой Орды вновь объединить все татарские ханства под своим главенством.Исходя из создавшихся обстоятельств и строил свою внешнюю политику Хаджи-Гирей. В первые годы своего правления он прежде всего опирался на союз и поддержку Польско-Литовского государства, благодаря помощи которого получил возможность овладеть престолом в Крыму. Но вскоре умный и дальновидный Хаджи-Гирей понял, что самым надежным союзником в осуществлений его планов может быть только Московская Русь, так как и для Москвы и для Крыма ослабление и уничтожение Большой Орды было необходимым условием дальнейшего развития и существования этих государств.Между Москвой и Крымом начинают налаживаться тесные взаимоотношения. В. Д. Смирнов, хорошо изучивший историю Крымского ханства, утверждал: «Хаджи-Гирею выгоднее было щадить русских, лишь бы не дать оправиться Золотой Орде».Москве также был выгоден союз с Крымским ханством, так как оно к этому времени, благодаря расчетливым действиям Хаджи-Гирея, располагало довольно значительным войском. Автор краткой истории Крымского ханства писал: «Так как Хаджи-Гирей умел привлекать сердца, то он во время своего правления собрал в Крыму значительное количество народа с Волги. Поелику же от этого у него было много войска...» Таким образом, в борьбе с Большой Ордой Москва получила союзника, готового оказать помощь, и прежде всего своим большим войском.И когда в 1445 году хан Большой Орды Сейд-Ахмет начал наступательные операции против московского великого князя Василия II, то Хаджи-Гирей пришел на помощь последнему и нанес войскам Сейд-Ахмета сокрушительное поражение.По мере укрепления позиций Крымского ханства обострялись его взаимоотношения с Большой Ордой и все прочнее становился союз с Москвой. В 1465 году, как раз в этот момент, когда правитель Большой Орды хан Ахмат собрал большую армию для нанесения удара по Московскому государству, хан Хаджи-Гирей вновь нарушил планы Большой Орды, нанеся удар с тыла. Все это свидетельствовало о том, что крымский хан стремился предотвратить дальнейшее усиление Большой Орды, выработать новый курс внешней политики Крыма, добиться сближения с Москвой и одновременно ослабить контакты с Ягеллонами.Противоречия между Польско-Литовским государством и Крымским ханством из-за изменения внешнеполитического курса последнего (отказ от союза с Польшей и переход к союзу с Москвой) усиливаются. Об этом свидетельствует установление в первой половине 60-х годов XV века королем Казимиром тесных торговых и политических отношений с генуэзской Каффой, что было явно невыгодно Хаджи-Гирею. Кроме того, Польско-Литовское государство начинает союзничать с ханом Большой Орды. Имеются свидетельства о том, что в конце 60-х годов уже существовали враждебные отношения между королем Казимиром и Крымом, а' вместе с тем и союзные отношения между Польско-Литовским государством и правителем Волжской Орды ханом Ахматом — врагом Крыма и Москвы. Это подтверждается и прямыми дипломатическими переговорами Казимира и Ахмата в конце 60-х годов по поводу совместной борьбы против Москвы и развертывавшихся тогда военных действий — похода хана Ахмата против Московского государства.В то же время это привело к укреплению
союзных отношений между Москвой и Крымом. В ответ на поход хана Ахмата Хаджи-Гирей совершает целый ряд походов на южные окраиныПольско-Литовского государства. Таким образом, можно утверждать, что к концу правления Хаджи-Гирея внешняя политика Крымского ханства носила промосковский и вместе с тем антипольский и антиордынский характер.

26. Социально-экономическое развитие Крымского ханства. Джемаат. Бейлики.
Крымское ханство — феодальное государство в Крыму, которое основали татары, что появились на Крымском полуострове еще в 1239 году во время монголо-татарского нашествия на Восточную Европу. Сначала татары, которые вторглись в Крым, подчинили его степную часть, разрушив местное земледельческое хозяйство, и поставили в зависимость от себя население полуострова — аланов, половцев, славян, армян, греков и других.
Основным занятием завоевателей было примитивное скотоводство, которое требовало постоянного изменения пастбищ. Начиная с конца ХІІІ ст. монголо-татарские феодалы превратили Крым в постоянное место своего кочевничества, преимущественно для зимовки. Новообразованное Крымское ханство не было сильным государственным организмом. С одной стороны, централизованные тенденции в политике ханов всегда встречали сопротивление крымской знати, причем в этой борьбе и хан, и знать искали помощи у соседей. С другой стороны, и это главное, экономика Крымского ханства была основана на экстенсивных формах хозяйствования — на кочевом скотоводстве и примитивном земледелии, которые не обеспечивали потребности населения. Вместо того, чтобы развивать собственные производственные силы, крымские феодалы совершали набеги на соседние земли, и, прежде всего, на Украину.
Экономическая жизнь татар развивалась чрезвычайно медленно. Татарское население Крыма и Северного Причерноморья вело кочевой образ жизни. Экономической основой социально-политической власти феодалов Крыма считалась собственность на землю, которая закрепилась за ними в процессе перехода татарского населения к оседлости. Верховным собственником всех земель был хан. Это нашло отображение даже в пословице: «Куда ступит копыто ханского коня, то принадлежит хану».Калга владел земельным доменом, который назывался калгалик. Бывшая родоплеменная знать — беи сохраняли за собой родовые владения — бейлыки. Земля в бейликах принадлежала членам бейского рода — мурзам. Кроме того, землевладение мурз постоянно расширялось в связи с образованием служилого состояния. Как вознаграждение за службу широко практиковалась раздача земель. Со временем эти земли превращались в наследственные владения. Эти земли, как правило, были с хозяйственной структурой, которая уже сложилась — с колодцами, пахотными землями, покосный лугами, мельницами, огородами, садами, зимовьями и летними пастбищами.Джамаа́т — объединение группы мусульман с целью совместного изучения ислама, совершения религиозных обрядов, взаимопомощи, регулярного общения между собой.джемаат - Крымско татарская соседская община. Сложилась в 13-14 в. на основе существующей в Крыму земледельческой общины.Родовая организация служила для господствующего класса одним из средствукрепления своего влияния внутри рода и для удержания его населения вповиновении. Переселившись в Крым, татары познакомились с земледельческойобщиной "джемаат". Применяемая в ней форма поземельных отношений была вомногом воспринята татарами. И постепенно община "джемаат" пришла на сменуродовой общине. В ней существовали коллективная собственность на землю,общественные сенокосы, общественные колодцы, коллективная запашка земли,для осуществления которой объединялись несколько семей. Земля в общинераспределялась на паях, которые со временем превращались в собственностьземледельца. Это приводило к появлению имущественного неравенства средиобщинников.

27. Крым в 50-70-е г.г. XVI в. (внутренняя и внешняя политика).ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КРЫМСКОГО ХАНСТВА С отделением Крымского улуса от Золотой Орды и образованием Крымского ханства между Крымом и соседними странами сразу же завязались довольно оживленные дипломатические сношения, которые продолжались до присоединения Крыма к России. Образовавшееся Крымское ханство во главе с династией Гиреев оказывало сильное воздействие на политическую жизнь Московской Руси, Польско-Литовского государства, Большой Орды, а с 1475 года — Турции и еще целого ряда государств. Самому Крымскому ханству во главе со своим первым ханом Хаджи-Гиреем на первых порах своего существования предстояло решать целый ряд чрезвычайно сложных задач. При этом основной проблемой было закрепление своего положения как независимого государства, отбивая прежде всего притязания Большой Орды вновь объединить все татарские ханства под своим главенством. Исходя из создавшихся обстоятельств и строил свою внешнюю политику Хаджи-Гирей. В первые годы своего правления он прежде всего опирался на союз и поддержку Польско-Литовского государства, благодаря помощи которого получил возможность овладеть престолом в Крыму. Но вскоре умный и дальновидный Хаджи-Гирей понял, что самым надежным союзником в осуществлений его планов может быть только Московская Русь, так как и для Москвы и для Крыма ослабление и уничтожение Большой Орды было необходимым условием дальнейшего развития и существования этих государств. Между Москвой и Крымом начинают налаживаться тесные взаимоотношения. В. Д. Смирнов, хорошо изучивший историю Крымского ханства, утверждал: «Хаджи-Гирею выгоднее было щадить русских, лишь бы не дать оправиться Золотой Орде». Москве также был выгоден союз с Крымским ханством, так как оно к этому времени, благодаря расчетливым действиям Хаджи-Гирея, располагало довольно значительным войском. Автор краткой истории Крымского ханства писал: «Так как Хаджи-Гирей умел привлекать сердца, то он во время своего правления собрал в Крыму значительное количество народа с Волги. Поелику же от этого у него было много войска...» Таким образом, в борьбе с Большой Ордой Москва получила союзника, готового оказать помощь, и прежде всего своим большим войском. И когда в 1445 году хан Большой Орды Сейд-Ахмет начал наступательные операции против московского великого князя Василия II, то Хаджи-Гирей пришел на помощь последнему и нанес войскам Сейд-Ахмета сокрушительное поражение. По мере укрепления позиций Крымского ханства обострялись его взаимоотношения с Большой Ордой и все прочнее становился союз с Москвой. В 1465 году, как раз в этот момент, когда правитель Большой Орды хан Ахмат собрал большую армию для нанесения удара по Московскому государству, хан Хаджи-Гирей вновь нарушил планы Большой Орды, нанеся удар с тыла. Все это свидетельствовало о том, что крымский хан стремился предотвратить дальнейшее усиление Большой Орды, выработать новый курс внешней политики Крыма, добиться сближения с Москвой и одновременно ослабить контакты с Ягеллонами. Противоречия между Польско-Литовским государством и Крымским ханством из-за изменения внешнеполитического курса последнего (отказ от союза с Польшей и переход к союзу с Москвой) усиливаются. Об этом свидетельствует установление в первой половине 60-х годов XV века королем Казимиром тесных торговых и политических отношений с генуэзской Каффой, что было явно невыгодно Хаджи-Гирею. Кроме того, Польско-Литовское государство начинает союзничать с ханом Большой Орды. Имеются свидетельства о том, что в конце 60-х годов уже существовали враждебные отношения между королем Казимиром и Крымом, а' вместе с тем и союзные отношения между Польско-Литовским государством и правителем Волжской Орды ханом Ахматом — врагом Крыма и Москвы. Это подтверждается и прямыми дипломатическими переговорами Казимира и Ахмата в конце 60-х годов по поводу совместной борьбы против Москвы и развертывавшихся тогда
военных действий — похода хана Ахмата против Московского государства. В то же время это привело к укреплению союзных отношений между Москвой и Крымом. В ответ на поход хана Ахмата Хаджи-Гирей совершает целый ряд походов на южные окраиныПольско-Литовского государства. Таким образом, можно утверждать, что к концу правления Хаджи-Гирея внешняя политика Крымского ханства носила промосковский и вместе с тем антипольский и антиордынский характер. ИЗМЕНЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ПРИ МЕНГЛИ-ГИРЕЕ Преемник Хаджи-Гирея — его сын Менгли-Гирей унаследовал не только крымский престол, но и продолжил внешнеполитический курс, выработанный отцом, особенно в первые годы своего правления. Как отмечал русский автор, «Менгли-Гирей был очень энергичный и предприимчивый хан... Он входил в деятельные сношения с нашим Иваном Васильевичем III для союзного противодействия польскому королю и князю литовскому». Вступив на престол после смерти Хаджи-Гирея и кровопролитной борьбы с братьями, Менгли-Гирей восстанавливает союзные связи с Москвой. Так, в шертной (клятвенной) грамоте, данной в 1475 году Великому князю Ивану Васильевичу через русского посла боярина Никиту Беклемишева, он пишет: «... чтоб царю Менгли-Гирею, уланам его и князьям его, быть с Российским государством в дружбе и любви, против недругов стоять за одно: земель Московского государства и княжеств к оному принадлежащих не воевать; учинивших же сие без ведома Его казнить, захваченных при этом людей отдавать без выкупа и пограбленное возвращать все сполна, послов отправлять в Москву без пошлин... и Российскому послу иметь в Крыме прямой и беспошлинный доступ». Свои слова Менгли-Гирей подкрепляет и решительными действиями. Так, в ответ на поход хана Большой Орды на Москву в 1468 году Менгли-Гирей отвечал разорительными походами на союзника хана Большой Орды — Польское государство в 1469-1471 гг. Но вскоре Менгли-Гирей уже не мог вести самостоятельную не только внешнюю, но даже и внутреннюю политику в связи с тем, что Крым в 1475 году был захвачен Турцией и Крымское ханство потеряло свою независимость. И, чтобы сохранить за собой престол, Менгли-Гирей вынужден был принять турецкие условия и в июле 1475 года, как уже указывалось выше, в посланном к султану письме сообщал: «Мы заключили с Ахмед-пашой договор и условия: быть падишаха другу — другом, а его врагу — врагом», а также выражал благодарность за то, что крымцы «вошли в милость падишаха, в состав государства его». Крымское ханство теперь находилось в вассальной зависимости от Оттоманской Порты. Условия этой зависимости были довольно четко определены. Османская империя настояла на том, чтобы в Стамбуле постоянно находились ближайшие родственники крымских ханов, которые в качестве представителя династии Гиреев могли заменить его на Крымском престоле в любой удобный для Порты момент. Кроме того, прибрежная полоса Крыма, от Балаклавы до Керчи, с центром в Каффе перешла во владения турецкого султана. Здесь были расположены большие турецкие гарнизоны, которые можно было использовать против непослушного хана. Обеспечив таким образом реальный контроль за деятельностью крымских правителей, Порта пошла им на некоторые уступки, имея при этом в виду возможность более гибкого использования Крыма в качестве инструмента своей политики. Она обещала назначить ханов на крымский престол только из рода Гиреев, предоставив ханству внутриполитическую автономию и право сношения с иностранными державами. Так были заложены основы крымско-турецких отношений, которые в дальнейшем видоизменялись в некоторых вопросах, но оставались стабильными в главном: Крым являлся вассалом Османской империи, послушным проводником ее политики. Установление такого рода зависимости Крыма от Порты стало одним из ключевых моментов не только в истории их взаимоотношений, но и в политике османско-крымской дипломатии в данном регионе на протяжении трех столетий. Порта в одних случаях бросала в бой воинственный Крым, предлагая ему военным путем выравнивать
силы восточноевропейских государств, в других случаях прибегала к средствам мирной дипломатии. Но несмотря на кардинальные изменения в Крымском ханстве, его внешнеполитический курс при Менгли-Гирее в основном оставался прежним, почти до самого конца его правления. Понимая, что Менгли-Гирей находится в довольно сложном положении и в любой момент тучи над его головой могут сгуститься, великий князь Иван Васильевич посылает ему в апреле 1480 года грамоту, в которой уверяет «...о безопасном приезде ему царю в Россию, если по какому-либо нещастию лишится владе-ния своего, о непритеснении как его, так и будущих при нем, и о изыскании в таком случае возможных способов возвратить ему потерянный им отцовский в Крыму престол». В ответ на эту грамоту Менгли-Гирей посылает шертную грамоту Ивану Васильевичу, в которой подтверждает свои с государем обязательства, заключает «...новый союз о взаимном воспоможении противу общих неприятелей их Польского короля Казимира и ордынского царя Ахмата». Такие заверения крымского хана были для Москвы как нельзя кстати. В это время проходили интенсивные переговоры между польским королем Казимиром и ханом Большой Орды Ахматом по поводу организации совместного вооруженного выступления против Русского государства, заметно окрепшего после присоединения Великого Новгорода и по существу переставшего считаться с Большой Ордой. Намечавшееся совместное ордынско-польское выступление против Русского государства было задумано как операция большого военно-стратегического и политического масштаба. В случае успеха Большая Орда рассчитывала на восстановление своего белого могущества, а Казимир — на ослабление Москвы, а также ослабление Крымского ханства, все решительнее выступавшего против Польши. Летом 1480 года хан Ахмат с большим войском, выступил к южным рубежам Русского государства и занял позиции на южном берегу реки Оки. Противостоявшие ему русские армии расположились вдоль северного берега реки. Между тем хан Ахмат не начинал решительного сражения. Одна из причин этого заключалась в том, что он ждал прихода армии польского короля Казимира, не решаясь сразиться с русским войском только своими силами. Но Казимир не послал войска к Оке, проявив, как считают многие историки, загадочную медлительность, трудно объяснимое нежелание выполнить взятые на себя союзнические обязательства. Дело в том, что польский король не мог послать свои войска на помощь хану Ахмату, так как крымские войска во главе с Менгли-Гиреем совершили в это время опустошительные набеги на земли Подолии, Волыни, Киевщины, входившие во владения польского короля. Менгли-Гирей, выполняя союзные обязательства с Московским государством, совершил еще ряд подобных набегов на территорию Польско-Литовского государства. Тесные взаимовыгодные союзные отношения между Москвой и Крымом сохранились до начала XVI века. Так, зимой 1501/1502 года Менгли-Гирей предпринял разработку плана военной кампании на 1502 год, которым намечалось проведение совместных с Московским государством боевых действий против Большой Орды. И уже весной 1502 года Менгли-Гирей приступил к активным действиям. Он вывел свои довольно многочисленные войска в расположение ордынских сил Ших-Ахмата и в начале июня 1502 года где-то в районе реки Сулы нанес им сокрушительное поражение. После этой битвы Большая Орда фактически перестала существовать.
28. Крым в первой трети XVII в. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА КРЫМСКОГО ХАНСТВА Характерной чертой кочевого, в частности татарского феодализма было то, что отношения между феодалами и зависимыми от них народами долгое время существовали под внешней оболочкой родовых отношений. Еще в XVII и даже в XVIII веке татары, как крымские, так и ногайские, делились на племена, членившиеся на роды. Во главе родов стояли беи — бывшая татарская знать, сосредоточившая в своих руках огромные массы скота и пастбищ, захваченных или пожалованных им ханами. Крупные юрты — уделы (бейлики) этих родов, ставшие их вотчинными владениями, превратились в небольшие феодальные княжества, почти независимые от хана, со своей администрацией и судом, со своим ополчением. Ступенью ниже на социальной лестнице стояли вассалы беев и ханов — мурзы (татарское дворянство). Особую группу составляло мусульманское духовенство. Среди зависимой части населения можно выделить улусных татар, зависимое местное население, и на самой нижней ступени стояли рабы-невольники. СОЦИАЛЬНАЯ ЛЕСТНИЦА КРЫМСКОГО ХАНСТВА ХАН КАРАЧ-БЕИ МУФТИЙ (духовенство) МУРЗЫ ЗАВИСИМЫЕ ТАТАРЫ ЗАВИСИМЫЕ НЕТАТАРЫ НЕВОЛЬНИКИ Таким образом, родовая организация татар была лишь оболочкой отношений, типичных для кочевого феодализма. Номинально татарские роды с их беями и мурзами были в вассальной зависимости от ханов, они обязаны были выставлять войско в период военных походов, но фактически высшая татарская знать являлась хозяином в Крымском ханстве. Господство беев, мурз было характерной чертой политического строя Крымского ханства. Главные князья и мурзы Крыма принадлежали к немногим определенным родам. Старейшие из них давно обосновались в Крыму; они известны были уже в XIII веке. Какие из них занимали первое место в XIV веке, на это нет однозначного ответа. К старейшим можно отнести прежде всего род Яшлавских (Сулешев), Ширинов, Барынов, Аргынов, Кипчаков. В 1515 году великий князь всея Руси Василий III настаивал, чтобы были выделены поимённо Ширин, Барын, Аргын, Кипчак, т. е. князья главных родов, для вручения поминков (подарков). Князья этих четырех родов, как известно, назывались «карачи». Институт карачей был общим явлением татарской жизни. В Казани, в Касимове, в Сибири у ногаев главные князья так и назывались — Карачи. При этом — как правило, допускающее, впрочем, исключение, — карачей всюду было четыре. Но карачи не все были равны по своему статусу и значению. Наиболее важным было звание первого князя Орды. Понятие и звание первого князя или второго лица в государстве после государя — очень древнее у народов Востока. Это понятие мы встречаем и у татар. Первый князь в Крымском ханстве был по положению близок к царю, т. е. к хану. Первый князь получал право и на определенные доходы, поминки должны были присылаться с таким расчетом: две части хану (царю), а одна часть — первому князю. Великий князь по своему положению царедворца сближался с избранными, надворными князьями. Как известно, первыми среди князей Крымского ханства были князья Ширинские. Причем князья из этого рода занимали ведущее положение не только в Крыму, но и в других татарских улусах. При этом, несмотря на разбросанность по отдельным татарским царствам, между всем родом Ширинских сохранялась известная связь, известное единство. Но основным гнездом, откуда распространялся род этих князей, был Крым. Владения Ширинов в Крыму простирались от Перекопа до Керчи. Солхат — Старый Крым — был центром владений Ширинов. Как военная сила, Ширинские представляли собой нечто единое, выступали под общим стягом. Независимые Ширинские князья и при Менгли-Гирее, и при его преемниках часто занимали враждебную позицию по отношению к хану. «А с Ширины, государь, царь живет не гладко», — писал московский посол в 1491 году. «А с Ширины у него рознь велика пошла», — дополнили московские послы столетие спустя. Такая вражда с Ширинскими, по-видимому, явилась одной из причин, заставивших крымских ханов перенести
свою столицу из Солхата в Кырк-Ор. Владения Мансуровых охватывали евпаторийские степи. Бейлик Аргынских беев находился в районе Каффы и Судака. Бейлик Яшлавских занимал пространство между Кырк-Ором (Чуфут-Кале) и рекой Альмой. В своих юртах-бейликах татарские феодалы обладали, судя по ханским ярлыкам (жалованным грамотам), определенными привилегиями, творили суд и расправу над своими соплеменниками. Номинально татарские роды и племена с их беями и мурзами были в вассальной зависимости от хана, но фактически татарская знать обладала самостоятельностью и являлась настоящим хозяином в стране. Беи и мурзы в сильной степени ограничивали власть хана: главы наиболее могущественных родов, карачи, составляли Диван (Совет) хана, который являлся высшим государственным органом Крымского ханства, где решались вопросы внутренней и внешней политики. Диван являлся и высшей судебной инстанцией. Съезд ханских вассалов мог быть полным и неполным, и это не имело значения для его правомочности. Но отсутствие важных князей и прежде всего родовой аристократии (карач-беев) могло парализовать выполнение решений Дивана. Таким образом, без Совета (Дивана) ханы ничего не могли предпринять, об этом сообщали и русские послы: «...хан без юрта никакого великого дела, о чем между государствами надлежит, учинить не может». Князья не только оказывали влияние на решения хана, но и на выборы ханов, и даже неоднократно свергали их. Особенно отличались беи Ширинские, которые не раз решали судьбу ханского престола. В пользу беев и мурз шла десятина со всего скота, находившегося в личной собственности татар, и со всей добычи, захваченной во время грабительских набегов, которые организовывались и возглавлялись феодальной аристократией, получавшей также выручку и от продажи пленников. Главным видом службы служилого дворянства была служба военная, в гвардии хана. Орду тоже можно рассматривать как известную боевую единицу, во главе которой стояли ордынские князья. Многочисленные уланы командовали ханскими конными отрядами (к ним еще применялся старинный монгольский термин — улан правой и улан левой руки). Такими же служебными ханскими князьями были и ханские наместники городов: кырк-орский князь, Феррик-Керменский, князь Ислам Керменский и Ордабазарский наместник. Должность наместника того или иного города нередко так же, как и звание князя, передавалась членам одной и той же семьи. Среди близких к ханскому двору феодалов было и высшее духовенство Крыма, которое в той или иной степени оказывало влияние на внутреннюю и внешнюю политику Крымского ханства. Крымскими ханами всегда были представители рода Гиреев. Сами себе они присваивали чрезвычайно пышные титулы типа: «Улуг Йортнинг, веТехти Кырыининг, ве Дешти Кыпчак, улуг хани», что означает: «Великий хан великой орды и престола [государства] Крыма и степей Кыпчака». До османского вторжения крымские ханы или назначались своими предшественниками, или избирались представителями высшей аристократии, прежде всего карач-беями. Но со времени турецкого завоевания Крыма выборы хана осуществлялись чрезвычайно редко, это было исключением. Высокая Порта назначала и смещала ханов в зависимости от своих интересов. Падишаху обыкновенно было достаточно через знатного придворного послать одному из Гиреев, предназначенному быть новым ханом, почетную шубу, саблю и соболью шапку, усыпанную драгоценными камнями, с хатти шерифом, т. е. собственноручно подписанным приказом, который читался собранным в Диване кырыш-бегал; тогда прежний хан без ропота и противодействия отрекался от престола. Если же он решался сопротивляться, то большей частью без особых усилий приводился к послушанию гарнизоном, стоявшим в Каф-фе, и посылавшимся в Крым флотом. Низложенных ханов обыкновенно отсылали на Родос. Было чем-то чрезвычайным, если хан сохранял свой сан более пяти лет. За время существования Крымского ханства на престоле побывало, по В. Д. Смирнову, 44 хана, но правили они 56 раз. Это означает, что одного и того же хана то
убирали с престола за какую-то провинность, то вновь водворяли на престол. Так, трижды на престол возводились Мен-гли-Гирей I, Каплан-Гирей I, а Селим-Гирей оказался «рекордсменом»: его возводили на престол четырежды. К ханским прерогативам, которыми они пользовались даже будучи под османским владычеством, принадлежали: публичная молитва (хутба), т. е. возношение ему «за здравие» во всех мечетях во время пятничного богослужения, издания законов, командование войсками, чеканка монеты, стоимость которой он пожеланию повышал или понижал, право устанавливать пошлины и облагать по своему произволу своих подданных. Но, как указывалось выше, власть хана была крайне ограничена турецким султаном, с одной стороны, и карач-беями — с другой. Помимо хана существовало шесть высших чинов государственного сана: калга, нураддин, орбей и три сераскира или генерала-ногайца. Калга-султан — первое лицо после хана, наместник государства. В случае смерти хана бразды правления по праву переходили к нему до прибытия преемника. Если хан не хотел или не мог принять участие в походе, то калга брал на себя командование войсками. Резиденция калги-султана была в городе недалеко от Бахчисарая, называлась она Ак-Мечеть. У него были свой визирь, свой диван-эфенди, свой кади, его двор состоял из трех чиновников, как и ханский. Калги-султан заседал каждый день в своем Диване. Дивану подведомственны были все решения о преступлениях его округа, даже если дело шло о смертном приговоре. Но дать окончательный приговор калга не имел права, он только разбирал процесс, а хан уже мог утвердить приговор. Калгу хан мог назначать только с согласия Турции, чаще всего при назначении нового хана стамбульский двор назначал также калгу-султана. Нураддин-султан — второе лицо. По отношению к калге он был тем же, что и калга по отношению к хану. Во время отсутствия хана и калги он брал на себя командование армией. Нураддин имел своего визиря, своего диван-эфенди и своего кади. Но он не заседал в Диване. Он жил в Бахчисарае и удалялся от двора только в том случае, если ему было дано какое-либо поручение. В походах он командовал небольшими корпусами. Обычно являлся принцем крови. Более скромное положение занимали орбей и сераскиры. Указанных чиновников, в отличие от калги-султана, хан назначал сам. Одним из важнейших лиц в иерархии Крымского ханства был муфтий Крыма, или кадиескер. Он жил в Бахчисарае, являлся главой духовенства и толкователем закона во всех спорных или важных случаях. Он мог смещать кадиев, если они судят неправильно 29. Военная организация в Крымском ханстве. Как уже указывалось, Крымское ханство в XVI столетии было достаточно сильным в военном отношении. Кроме Крымского полуострова под властью хана находились обширные территории степей. На востоке владения «Крымского юрта» доходили до реки Молочной, на западе включали Очаков и Белгород, а на севере достигали Ислам-Керменя и реки Конские Воды. Во время больших походов хан выводил в поле почти все взрослое население (дома оставались лишь те, кому было меньше 15 лет), т. е. десятки тысяч конных воинов. Таким образом, можно с достаточной твердостью утверждать, что численность татарского войска во время совершения походов на соседние государства составляла от 40 до 50 тысяч воинов в случае большого похода, возглавляемого самим крымским ханом, если же он привлекал еще орды, кочевавшие в степи, то численность войска возрастала до 100 тысяч человек. Походы же, возглавляемые «царевичами» и мурзами, проводились меньшими силами. Очевидно, объединенное войско нескольких мурз, без участия самого хана, насчитывало 15-20 тысяч всадников. Предпринимались отдельные набеги крымскими татарами по нескольку сотен и реже — по нескольку тысяч человек. Основной силой крымского войска являлась конница — быстрая, маневренная, обладавшая многовековым опытом. В степи каждый мужчина был воином, отличным наездником и стрелком из лука. Военные походы мало отличались от обычных кочевий, являлись привычным бытом татар. Условия кочевой жизни с детства приучали степняка к трудностям, лишениям, неприхотливости в еде, вырабатывали выносливость, ловкость, смелость. Татары были объединены еще не исчезнувшими родовыми связями, авторитет феодалов — «царевичей» и мурз — оставался достаточно высоким. Слабой стороной крымского войска был недостаток огнестрельного оружия, в первую очередь пушек. Поэтому попытки крымцев штурмовать укрепленные города, как правило, оканчивались неудачей. Эпизодические посылки из Турции янычар с пушками и пищалями не меняли общего положения. Впечатляющим был вид многотысячной татарской орды, надвигавшейся на степи: «...Татары идут фронтом по сто всадников в ряд, что составит 300 лошадей, т. к. каждый татарин ведет с собой по две лошади, которые ему служат для смены... Их фронт занимает от 800 до 1000 шагов, а в глубину содержит от 800 до 1000 лошадей, захватывает, таким образом, более трех или четырех больших миль, если шеренги их держатся тесно, в противном случае они растягиваются более чем на 10 миль. Это изумительное зрелище для того, кто видит в первый раз, так как 80 000 татарских всадников имеют более 200 тысяч лошадей, деревья не настолько густы в лесу, как лошади в поле, и издали кажется, будто какая-то туча поднимается на горизонте, которая растет все более и более по мере приближений, наводя ужас на самых смелых». Таким образом, огромный ущерб, который причинялся угоном огромного «полона» крымско-татарскими ордами, который подсчитать, по существу, не представляется возможным, дополнялся еще и «полоняночным налогом». Все это перекладывалось на плечи простого населения Русского государства непосильными налогами. От военных вторжений турецко-татарских феодалов страдало не только Русское государство. Такие «визиты» наносились и в другие государства этого региона, чаще всего это были земли Украины, Польши и Литвы. Так, в 1552-1560 гг. опустошительному разорению подверглись такие земли Украины, как Брацлав-щина, Подолия, Киевщина, Волынь и Чернигово-Северщина; в 1561 году — луцкие, брацлавские и винницкие земли и т. д. Войска Крымского ханства участвовали в постоянных войнах султанской Турции, в частности в 1593-1606 гг. против Венгрии.
30. Крым при Ислам-Гирее II. Исля́м II Гера́й (Гире́й) (крым. II İslâm Geray, ٢ اسلام كراى; ? — 1588) — хан Крыма в 1584—1588 годах. Сын Девлета I Герая. Встречающиеся в литературе варианты написания имени: Ислям II Гирей, Ислям II Гирай, Ислам Гирей II. В молодости Ислям Герай жил при османском дворе в качестве заложника. Позже удалился в дервишский монастырь в Бурсе, почему потом получил прозвание «хана из дервишей». Когда его старший брат, крымский хан Мехмед II Герай Жирный, отказался повиноваться султанским предписаниям и осадил Кефе, Ислям Герай с помощью османских войск занял ханский престол. Его правление (1584—1588) было ознаменовано кровавой борьбой с сыном Мехмеда II Герая, Саадетом Гераем, который, найдя себе помощь у ногайцев, успел выгнать Исляма из Бахчисарая и захватил ханскую власть, но затем должен был бежать. Держась на престоле исключительно с помощью турок, Ислям II Герай в противоположность своему предшественнику вёл себя по отношению к османскому султану крайне покорно и униженно, введя обычай, по которому на общественной молитве имя султана стало поминаться ранее имени хана. После своего вступления на престол крымский хан Девлет I Герай (1551—1577) отправил в Стамбул своего сына Ислям Герая. Царевич более тридцати лет прожил при султанском дворе в качестве почётного заложника («рехина»). В 1574 году Ислям Герай удалился из Стамбула в дервишский монастырь в Бурсе, почему потом получил прозвание «хана из дервишей». Будучи дервишем, Ислям Герай был далек от политики, занимаясь молитвами, медитацией и философскими размышлениями. Весной 1584 года крымский хан Мехмед II Герай Жирный (1577—1584), старший брат Ислям Герая, отказался повиноваться султанским указам и осадил город Кефе. Османский султан Мурад III (1574—1595) пригласил из Бурсы в Стамбул царевича Ислям Герая и объявил его новым крымским ханом. В мае 1584 года Ислям Герай с отрядами турецких янычар высадился в Кефе. Большинство крымских мурз во главе с Али-беем Ширином покинуло Мехмед Герая и перешло на сторону нового хана. Верность Мехмед Гераю сохранил лишь один род Мансуров. На сторону нового хана Ислям Герая перешли его братья, калга Алп Герай, Селямет Герай и Шакай Мубарек Герай. Свергнутый ханМехмед Герай вместе с сыновьями и мансурскими мурзами бежал из-под Кефе, планируя отправиться в Ногайскую Орду, чтобы там собрать новые силы для продолжения борьбы. В погоню за ними отправились царевичи Алп, Селямет и Мубарек Гераи с конными отрядами. В окрестностях Перекопа (Ор-Капы) Мехмед Герай был перехвачен и задушен по приказу калги Алп Герая. Ислям Герай с сопровождении турецких войск выступил из Кафы и Бахчисарай, где занял ханский престол. Ислам-Гирей назначилкалгой своего брата Алп Герая (1584—1588), а нурэддином сделал другого брата Шакай Мубарак Герая. Правление Ислям Герая (1584—1588) было ознаменовано кровавой борьбой со старшим сыном Мехмеда II Герая, Саадетом Гераем. В мае 1584 года после гибели своего отца Саадет Герай с младшими братьями Мурад и Сафа Гераями бежал в ногайские улусы. Его сопровождали мансурские мурзы, братья Есеней и Арасланей Дивеевы. Через три месяца после воцарения Ислям Герая Саадет Герай с братьями предпринял первый поход на Крымское ханство. Ногайские мурзы предоставили царевичам военную помощь в борьбе за ханский трон. Во главе 15-тысячного ногайского войскаСаадет Герай вторгся в Крым и подошел под Бахчисарай. В это время более четырех тысяч беев и мурз находились в ханской столице, ожидая от Ислям Герая пожалований в награду за свои действия под Кафой. Саадет Герай осадил Бахчисарай. После семидневной обороны хан Ислям Герай бежал из столицы. Ислям Герай прибыл в Балаклаву, откуда на судне переправился в Кефе, под защиту турецкого гарнизона. Из Бахчисарая в Кефе также бежали царевичи Алп и Селямет Гераи. Из Кефе Ислям Герай написал в Стамбул, прося военной помощи у султана. Саадет Герай при поддержке ногайских мурз изгнал своего дядю Ислям Герая из Бахчисарая и занял ханскую столицу. Однако
Саадет Герай не стал задерживаться в Бахчисарае, он взял ханскую казну и выступил в поход на Кефе. Некоторые крымские беи стали переходить на сторону Саадет Герая. В древней столице Эски-Кырыме Саадет Герай был возведен беями на ханский престол. Саадет Герай с ногайским войском осадил крепость Кефе, где укрывался свергнутый хан Ислям Герай. Османский султан Мурад IIIприказал кефинскому бею оказать военную помощь Ислям Гераю. Из Стамбула в Крым было отправлено 4-тысячное турецкое войско на галерах. Саадет Герай безуспешно осаждал Кефе в течение двух с половиной месяцев. Осенью 1584 года после прибытия в Кефе турецкого войска калга Алп Герай выступил в наступление против Саадет Герая. После обстрела янычарской артиллерии ногайская конница вынуждена была отступить от Кафы. В битве в долине реки Индол, под Старым Крымом, Алп Герай разгромил Саадет Герая, который вместе с братьями Мурад и Сафа Гераями бежал из Крыма в ногайские улусы. В следующем 1585 году Саадет Герай предпринял второй поход против своего дяди, крымского хана Ислям Герая[6]. Но на дальних подступах к Крыму калга Алп Герай с татарским войском остановил и отбросил своего племянника. Саадет и Сафа Гераи отправились в Кумыкию, а их брат Мурад Герай уехал в Астрахань, где поступил на службу к русскому царю Фёдору Иоанновичу. Держась на престоле исключительно с помощью турок, крымский хан Ислям II Герай в противоположность своему предшественнику вёл себя по отношению к османскому султану крайне покорно и униженно, введя обычай, по которому на общественной молитве имя султана стало поминаться ранее имени хана. Крымский хан Ислям Герай организовывал разорительные походы на южные московские и польско-литовские владения. В июне 1587 года 40-тысячная татарская орда под предводительством калги Алп Герая и Селямет Герая вторглась в южнорусские земли. Царское правительство отправило против татар большое войско, которое расположилось под Тулой. Но крымские царевичи не стали продвигаться к Оке и ограничились разорением приграничной окраины. При приближении русских полков крымские татары поспешно отступили в степи. В ходе преследования воеводы разгромили большинство татарских «загонов», не успевших соединиться с главными силами. В боях погибло около тридцати тысяч татар и ногайцев. В правление Ислям Герая запорожские казаки совершали рейды на турецко-крымские владения, были разорены Аккерман и Гезлев. Зимой 1588 года крымский хан Ислям Герай двинулся с татарским войском в поход на польско-литовские владения. Его сопровождали братья Алп Герай и Фетих Герай. Хан прибыл в Аккерман, где стал ждать прибытия турецких войск, которые должны были действовать вместе с татарами. В марте 1588 года крымский хан Ислям Герай скончался в Аккермане. 31. Голицинские походы в Крым. Азовские походы Петра I в Крым. ПОХОДЫ В. В. ГОЛИЦЫНА И ПЕТРА I Долгое время Русское государство не могло проводить активную политику. Это было связано с внутренними потрясениями в последние годы правления Ивана Грозного и после его смерти, войнами с Литвой, Польшей. Но по мере стабилизации положения действия русского правительства становятся все более решительными. В конце XVII столетия Московское государство в правление Софьи организует новые походы в Крым. Русское 150-тысячное войско, к которому присоединился 50-тысячный отряд казаков под командованием князя В. В. Голицына, направилось в Крымское ханство. Но поход закончился неудачно, огромная армия продвигалась чрезвычайно медленно, не хватало фуража и продовольствия, ощущался недостаток воды. Вдобавок татары зажгли сухую степь, и она выгорела на большом пространстве. Голицын принял решение вернуться. В 1689 году был организован новый поход. Русское командование учло урок предшествующего похода и решило действовать весной, чтобы конница в степи была обеспечена подножным кормом. Русская 112-тысячная армия под командованием В. В. Голицына сумела заставить отступить 150-тысячную армию крымского хана и дойти до Перекопа. Но вторгнуться в Крым Голицын не решился и вновь вынужден был вернуться. Эти походы не принесли России успехов, но вместе с тем они заставили Крымское ханство заниматься только обороной своих границ и оно не смогло предоставить помощь турецким войскам, терпевшим поражения от австрийцев и венецианцев. Сменивший на царском престоле Софью Петр I продолжает борьбу с Турцией и Крымским ханством. Он принимает решение осуществить поход против турок и крымцев в 1695 году, при этом, в отличие от крымских походов В. В. Голицына, было решено нанести главный удар не по Крыму, а овладеть турецкой крепостью Азов. Осада Азова затянулась на три месяца и закончилась неудачно. В следующем, 1696 году Петр I совершил хорошо подготовленный поход. Для этих целей он построил даже флот. После упорного сопротивления 19 июня турки вынуждены были сдать Азов. В 1711 году произошла скоротечная война между Россией и Турцией. 44-тысячная русская армия во главе с Петром I была окружена на берегах Прута турецко-татарскими войсками общей численностью в 127 тыс. человек. Петр I вынужден был пойти на подписание Прутского мирного договора, одним из пунктов которого было возвращение Турции Азова. 32. Крым при Девлете-Гирее II. В 1683—1691, 1692—1699 годах дважды был калгой. Правление Девлета II Герая проходило в непростых условиях. В самом начале царствования он столкнулся с конфликтом, разгоревшимся между его братьями за посты калги и нурэддина. Один из участников спора, Газы Герай, бежал в Буджак и там собрал вокруг себя мятежных ногайцев, намеревавшихся выйти из подчинения Крыму. Этот мятеж был подавлен Девлетом II. Вскоре у хана возникли сложности внешнеполитического характера. Османская империя, заключившая мир с Россией, оставляла без внимания все предупреждения хана, сообщавшего о планах Петра I продолжить войну на юге. Девлет II Герай попытался организовать вопреки воле султана предупредительный поход против русских, собрав было большое войско, но султан немедленно низложил его, восстановив на престоле Селима I Герая. Второе правление Девлета II ознаменовалось тем, что он поддержал намерение Запорожья и гетмана Ивана Мазепы освободить при помощи Швеции Украину от российской зависимости. После поражения шведско-казацкого войска у Полтавыхан разрешил Запорожской Сечи, спасавшейся от мести царя, поселиться на территории Крымского ханства в низовьях Днепра. Девлет II Герай постоянно высказывал султану свои опасения о том, что Россия не намерена долго соблюдать условия мира и вскоре приступит к территориальным захватам в Крыму и за счет Турции. Реакция султана была очень слабой из-за боязни начать войну с Россией. В 1713 году Девлет II был снят с престола по формальному поводу (обвинен в ненадлежащем обращении с искавшим убежища в Турции шведским королем Карлом XII). О Девлете II Герае говорили, что это был отважный и величественный правитель, приводивший в трепет врагов. Отправлен из Крыма на Родос, затем переселился в городе Визе (Турция). Умер в Визе в 1719 году и похоронен близ тамошней мечети.
33. Походы в Крым Миниха и Ласси 15 мая 1735 г. в Петербурге было получено известие, что 70 тысяч крымских татар прошли по русской территории в поход на Персию. Это было достаточным «казус белли». В 1730–1733 гг. состоялось несколько нападений татар на Украину. Татары и Орлик[264] продолжали будоражить запорожских и украинских казаков, посылали письма и эмиссаров. В это время значительная часть русской армии находилась в Польше. В начале 30-х годов XVIII века в Польше выборы нового короля традиционно перерастали в гражданскую войну. Сторонникам Станислава Лещинского удалось захватить Варшаву. Тогда его оппоненты, сторонники саксонского курфюрста Августа, обратились за помощью к России. Наученный горьким опытом, Миних, планируя кампанию 1736 г., первым делом вызвал к себе в ставку Царицынку запорожского кошевого атамана Милашевича и других «знатных казаков». Фельдмаршал спрашивал их о численности войска. Запорожцы отвечали, что войско их ежедневно прибывает и убывает и поэтому о числе его подлинно показать никак нельзя, надеются, однако, собрать до 7 тысяч человек, хорошо вооруженных, но не все будут на конях. На вопрос, когда, по их мнению, удобнее идти в крымский поход, запорожцы отвечали: армия должна выступить в поход 10 апреля от реки Оре-ли, потому что в это время в степи от недавних снегов и дождей воды достаточно, трава везде в полном росту и неприятелем сожжена быть не может. В Крыму нынешним летом был урожай, значит, и там армия в хлебе нуждаться не будет. Ногайцы против регулярного войска не устоят, и русская армия беспрепятственно войдет в Крым, перекопские укрепления остановить ее не смогут. Еще до войны была создана база для действий против Азо-ва. В 30 верстах от Азова на турецкой границе была выстроена крепость Святой Анны. Со второй половины 1735 г. в этой крепости началось сосредоточение русских войск и осадной артиллерии. В конце марта 1736 г. в крепость Святой Анны прибыл Миних. 17 марта Миних с войсками переправился через Дон и двинулся к Азову. О сосредоточении русских войск на границе и готовящемся нападении на Азов турки знали, но начало операции «прошляпили». Генерал-майор Спарейтер с 600 пехотинцами и отрядом казаков внезапно для турок атаковал и захватил каланчи — два укрепления на обеих сторонах Дона выше Азова. Русские не потеряли ни одного человека. Видимо, тур ки просто бежали при виде противника. Только после взятия каланчей в Азове поднялась тревога. Турки начали беспрерывно палить из пушек, оповещая окрестных жителей о начале боевых действий. Любопытно, что турецкое и татарское население не надеялось на стены Азова и предпочло бежать в степь. 26 апреля под Азов прибыл граф Петр Петрович Ласси (1678–1751 гг.), произведенный в феврале того же года в фельдмаршалы. Торопясь прибыть в армию, граф отправился почти налегке, взяв с собой небольшой казацкий конвой, который шел на небольшом расстоянии от его почтовой кареты. От украинских линий до Изюма дорога идет по степи около 12 км. Тут на конвой напал отряд татар, бродивших по окрестности. Все казаки были рассеяны или взяты в плен. Фельдмаршал едва успел ускакать верхом, и его спасла жадность татар, которые бросились грабить его карету, иначе графу не избежать бы плена. В июне 1738 г. армия Ласси, сосредоточенная в районе реки Берда, двинулась вдоль берега Азовского моря к Перекопу. Татары решили, что Ласси будет штурмовать перекопские позиции. Но по суше к Перекопу фельдмаршал послал липа» отряд казаков и калмыков. Главные же силы русских 26 нюня перешли Сиваш вброд, воспользовавшись тем, что ветер наг нал воду из Сиваша в Азовское море. Потонуло только несколько повозок в арьергарде, не успевших за остальными, так как вскоре после перехода армии море снова нахлынуло. 27 июня Ласси подошел с тыла к Перекопской крепости и потребовал у ее коменданта сдачи. Двухбунчужный паша заносчиво ответил, что он назначен комендантом для обороны крепости, а не для ее сдачи. В ответ русские начали бомбардировку крепости из пушек и
мортир. Особенно удачно действовали последние, как сказано в журнале военных действий: «посещали крепость бомбами». От этих «посещений» гарнизон на следующий день капитулировал. Из крепости вышли паша и две тысячи янычар. После этого Ласси двинулся внутрь Крыма. Генерал-майор Бриньи-младший вступил в крепость с двумя пехотными полками и принял над ней начальство. Он нашел тут до ста орудий, большей частью чугунных, достаточный запас пороха, но очень мало хлеба. 9 июля 20-тысячная конница татар внезапно атаковала шедшие в арьергарде отряды. Татары смяли казаков и обратили в бегство Азовский драгунский полк. Генерал-поручик Шпигель прибыл на место с четырьмя драгунскими полками и донскими казаками, чтобы удержать бегущих. Не успели они оправиться, как неприятель снова ударил на них с яростью. Бой был продолжительный и горячий. Фельдмаршал велел нескольким пехотным полкам, пришедшим уже в лагерь, выступить на помощь. Татары вынуждены были удалиться, оставив на поле боя более тысячи трупов. Со стороны русских было потеряно от шестисот до семисот человек, включая и казаков. Генерал Шпигель был ранен ударом сабли в лицо. Согласно данным ему инструкциям, граф Ласси должен был овладеть Кафой, самым укрепленным пунктом в Крыму, и морской гаванью, в которой турки держали часть своих кораблей. Однако татары по традиции придерживались тактики выжжен ной земли, и у русских возникли серьезные проблемы с продовольствием. Кроме того, шедший из Азова флот с провизи ей под командованием вице-адмирала Бредаля был встречен на пути такой сильной бурей, что одна половина судов разби лась, а другая — рассеялась. В итоге Ласси решил вернуться. По пути он приказал взорвать укрепления Перекопской крепости. В районе Перекопа Ласси оставался до конца августа, а затем ушел на зимнюю квартиру на Украину. 29 сентября 1739 г. Россия и Турция подписали в Белграде мирный договор. Согласно его условиям Азов остался за Россией, но укрепления его нужно было срыть. Окрестности его должны были остаться пустыми и служить разделением между обеими империями, но Россия получила право построить крепость на Кубани. Таганрог не мог быть восстановлен, и Россия не могла иметь кораблей на Черном море, могла торговать на нем только посредством турецких судов. Большая и Малая Кабарды остались свободны и должны были отделять обе империи друг от друга. Таким образом, Россия практически ничего не получила от войны, потратив огромные средства и потеряв свыше 100 тысяч человек.
34. Культура Крымского ханства. Роль сельзжукизма в развитии татарского искусства в XIII-XIV веке. К рубежу XIII в. полиэтничное населе ние Крыма имело многовековый собственный творческий опыт, раз витые контакты с близкими и дальними соседями и, наряду с христианской и иудейской, уже формирующуюся исламскую основу дальнейшего культурного раз вития. Одна из линий развития искусства крымских татар в период средневековья связана с притоком тюркоязычного населения с севера и малоазийского влияния – с юга. Контакты степного и оседлого мира являлись генератором идей, способствовавшим его развитию. Степь, обладающая высокой адаптационной способностью и коммуникативностью, начинает играть значительную роль со времен Золотой Орды. Прослеживается эволюция искусства в сторону орнаментализации художественного языка. Новый этап в истории Крыма начался с завоеванием монголо-татар. В первой половине XIII века часть из них осела в Судаке и прижилась там, усвоив местную греческую культуру, а многие из них даже приняли христианство. Зависимость от татар на первых порах выражалась лишь в дани, выплачиваемой Батыю. У. Боданинский писал: «В XIII веке в Тавриде татары застали большие художественные тра диции и высокую культуру средиземноморской группы народов, из давна ее населявших. В процессе постепенного оседания, изменения форм хозяйства, мирного труда и общения с новыми соседями: гре ками, готами, аланами татары невольно стали втягиваться в общее течение большой средиземноморской культуры» [1, с.19]. В ХШ–ХV вв. в Крыму еще сохраняется своеоб разное этнокультурное разнообразие и действуют очаги греко-визан тийской, готской, армянской, итальянской культур. Сохраняет свою независимость княжество Феодоро, центр культурной и политической жизни которого в ХШ веке перемещается в крепость Мангуп. Культурное наследие Мангупа сочетало в себе богатые местные традиции, византийские иконографические каноны и проникающие из Малой Азии стилевые влияния сельджукизма. Здесь переплелись влияния православного и соседнего исламского мира, а также древние пласты цивилизации крымских готов. Образовавшиеся с ХШ ст. на побережье Крыма венецианские и особенно генуэзские фактории широкой дугой опоясывали с южной сто роны Крымский полуостров – от Кафы (Феодосии) до Чембало (Балаклавы). Основные постройки средневековой Кафы выполнялись в духе раннего северного итальянского Ренессанса. В сфере декоративно-прикладного искусства в культуру Крыма были привнесены традиционные элементы растительного орнамента и особая изысканность его разработки, которые со временем отразились в изделиях, шитых золотом и шелковыми нитями. Так, очень часто на поздних крымских вышивках восточного побережья можно видеть мотивы растительного побега с коробочками мака – узор очень распространенный на итальянских (в частности генуэзских) тканях ХV–ХVII вв. [2, с. 66] , а также изображения итальянских каравелл XIII–XIV вв. [3, с. 104]. В то же время в Крыму на основе бо гатых местных традиций и проникающих из сельджукского мира влияний формируется крымскотатарское искусство на исламской основе, как самобытная составная часть общей золотоордынской культуры. Художественная культура Золотой Орды имела ряд отличительных особенностей. Прежде всего, она была имперской, этнически многокомпонентной, своеобразным симбиозом степной кочевой и городской оседлой культуры. В состав монгольских войск входили как тюркоязычные татары, так и тюркские племена (кыпчаки, огузы, остатки хазар и др.), принадлежавшие к местному населению завоеванных территорий. Часть из них до вхождения в состав Золотой Орды вела кочевой образ жизни и была язычниками, другая оставалась оседлой. В итоге в рамках единой имперской культуры самостоятельно развиваются искусство господствующей верхушки общества – кочевой татарской аристократии – и искусство народов и племен, имевших домонгольские этнические традиции [4]. В золотоордынский период Крым входит в единое пространство культуры исламского мира. Усиливаются
его связи с Хорезмом, обозначенные оживленным культурным обменом, начинает формироваться собственное крымскотатарское искусство на исламской основе. Исламская культура Крыма периода ХІІІ–ХV вв. становится логическим и эволюционным продолжением традиций предшествующего периода и, в то же время, получает новый поворот в развитии. На этом этапе крымско-татарская культура выходит на восточно-европейскую арену, прежде всего как культура мусульманская. Она отличается от соседних культур (славянских, а также румынской, греческой, армянской, еврейской и др.) и особенно близка ту рецкой культуре и культурам народов России, входящим в исламский ареал (Северного Кавказа, Поволжья). В этот период происходит окончательное формирование татарского языка, распространение общей для крымских татар религии, развитие тесных коммуникаций между всеми районами компактного прожива ния татар в Крыму, вырабатывается единство и цельность национальной культуры. Происходит поворот в развитии, который отделяет все пласты давнего и близкого наследия от качественно нового явления, каким становится наци ональная крымскотатарская художественная культура, окончательно сформировавшаяся в исламской духовной сфере. «Монгольское население – писал М. Волошин, – оказывается очень плавким и гибким и быстро принимает в себя и кровь и культуры местных рас. Греческая и готская кровь совершенно преображают татар и проникают в него до самой глубины мозговых извилин. Татары дают как бы синтез всей разнообразно-пестрой истории страны. Под просторным и терпимым покровом Ислама расцветает собственная культура Крыма… В тенистых улицах с каменными и деревянными аркадами, в архитектуре и в украшениях домов, в рисунках тканей и вышивках полотенец догорает вечная позолота византийских мозаик и облетают осенние вязи италийского орнамента» [5, с. 61–62]. В целом Ислам внес значительные изменения в культуру Крыма. Искусство приобретает больше прикладной характер: бурно развивается орнаментальное искусство как в вышивке, ткачестве так и архитектуре; возникшие обряды меняют стиль одежды, организацию интерьера народного жилища, способствуют распространению многих новых видов предметов быта. Монголо-татары принесли в Крым искусство петлевой или тамбурной вышивки, распро страненной в Средней Азии и сохранившейся до настоящего времени у казанских татар. Двустороннюю технику вышивки они освоили, несомненно, в Крыму, переняв ее от местных народов. Влияние Золотой Орды сказалось на основных направлениях формирования и развития художественного металла крымских татар. Одновременная исламизация населения и оседание кочевых тюркских народов повлияли на формирование внутреннего пространства татарского жилища. Основным украшением скромного жилья, практически лишенного мебели, становятся тканые изделия: войлоки, ковры, различные вышивки, выполненные руками домашней хозяйки. Большого художественного творчества, технического и худо жественного совершенства крымские татары достигли в вышитых предметах быта. Получает дальнейшее развитие орнаментальное искусство как в вышивке бытовых изделий и костюмов, так и каменной резьбе, в ювелирных изделиях, предметах быта. Причем красота и богатство орнаментальных мотивов гармонируют с качеством употребляемого материала. Территория Крыма, где формировалась национальная культура крымских татар, в XIV–XV вв. становится своеобразным географическим островком в мусульманском мире. Развитие мусульманской стилевой направленности в искусстве раскрывалось при соблюдении определенных канонов изобразительности. «Мусульманский» канон изобразительности, находился в прямой зависимости от художественного ремесла, имел своей целью сближение норм изобразительности с нормами каллиграфии и орнамента как прикладных искусств [6]. В художественном языке утверждается принцип орнаментальности, условная декоративность. Зооморфные мотивы, распространенные ранее в вышивке, металле, керамике, полностью исчезают, уступая место цветочно-растительному и геометрическому
узору, в который органично вписывается вязь арабского алфавита. Ислам выдвигал идейно-эстетические задачи, связанные со становлением и развитием культуры феодализма, укрепляя его систему, идеологию, приобщая народы к ирано-арабской культуре, являвшейся в эпоху формирования средневекового общества наиболее передовой. Духовная ориентация на мусульманский Восток, обусловленная широкими политическими, торговыми и иными связями, способствовала развитию крымскотатарского искусства в русле универсальной мусульманской культуры. Художественное лицо Крыма меняется не только в связи с принятием ислама, но в первую очередь с получившим здесь распространение в архитектуре и каменном декоре XIII–XV вв. «сельджукским» стилем. Малоазийский художественный стиль начал развиваться по другую сторону Черного моря в Турции во второй половине XI в. Однако, его проникновение в Крым происходит со значительным, примерно вековым, запозданием и активно осваива ется вместе с притоком на полуостров масс тюркского населения – началом распространения мусульманства, – а также образованием в 1230–40-х годах армянских поселений в Юго-Восточном Крыму. Немаловажную роль в появлении нового стиля в материальной культуре полуострова сыграло включение Черноморья в процесс венецианской и генуэзской торговли, связавшей между собой многие центры большого региона от центральной части Средиземного до Азовского моря. Сельджукские традиции в искусстве Крыма широко и глубоко проникли в художественное восприятие крымцев. Здесь стали строиться караван-сараи с чертами крепостных сооружений, мечети с пышными резными порталами, строгой спокойно-торжественной планировкой. Часто мечети объединялись в один архитектурный комплекс со зданием учебного заведения-медресе, имевшего внутренний дворик с фонтаном, вокруг которого располагались кельи учеников-шакирдов. Получает распространение тип стройного и тонкого минарета, встроенного в угол мече ти со стороны фасада, на многие века вперед определившего основной рисунок архитектурных ансамблей и характер культовых сооружений. Сохранившиеся уникальные памятники каменного зодчества XIV–XV вв. раскрывают принципы декора и объемно-пространственных решений, свойственных мусульманской архитектуре и имеющих параллели в малоазийской и закавказской архитектурных школах сельджукского времени. Они нашли проявление в принципах «восточного классицизма» [7] с его центрическими приемами композиции и геометризмом организации архитектурных масс, а также в архитектурно-конструктивных решениях крымскотатарских зданий, в частности таких их компонентов, как купола, своды, шатровые конструкции, полусферические и пирамидальные тромпы, арки на колоннах, «мамлюкские» срезы (треугольные скосы). Значительную роль в становлении стилевой общности мусульманского искусства сыграло распространение арабской письменной графики со всей совокупностью художественных почерков. На ее основе высокого развития достигла каллиграфия – искусство утонченного письма в рукописной книге, надгробных камнях и эпиграфический орнамент в убранстве монументальной архитектуры, произведениях декоративно-прикладного искусства. Арабские надписи явились первым свидетельством мусульманского влияния в Крымском регионе. Они были нанесены на предметы прикладного искусства и появились одновременно с распространением Ислама среди языческих племен. В XIII–XIV ст. в Крыму объектом своеобразной мусульманской пропаганды служила сельджукская Кония, а также Дамаск и Бухара. Это отражено на надгробиях Крыма, Эски-Юрта, Отуз и Феодосии. Надмогильные памятники, найденные в 1928 году И. Н. Бороздиным в Солхате, имели различные изображения и орнамент: одни орнаментальные украшения увязываются с сельджукскими мотивами; отдельные же уводят на дальний Восток, в Китай; изображения лампад находят себе аналогию в средневековом Египте [8, с. 17]. Исследованием резного декора также было установлено подобие орнаментальных мотивов надгробий с резьбой мусульманских построек Самарканда, христианских
построек на территории Грузии и Армении. Наиболее близкие аналогии в крымской резьбе – дюрбе Ненеке-Джаным (Джанике Ханым) в Чуфут-Кале и мангупские строения [9, с. 298–301]. К монументальным комплексам, несущим черты сельждукского стил

Дата добавления: 2015-01-29; просмотров: 75; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты