Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Социально-экономическое развитие Казанской губернии в 60-90-х гг. XIX в.




Читайте также:
  1. I. Духовное развитие
  2. I.3.1) Развитие римского права в эпоху Древнего Рима.
  3. II. Организм как целостная система. Возрастная периодизация развития. Общие закономерности роста и развития организма. Физическое развитие……………………………………………………………………………….с. 2
  4. II. Системы, развитие которых можно представить с помощью Универсальной Схемы Эволюции
  5. III РАСШИРЕНИЕ ГРУППЫ И РАЗВИТИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
  6. VI. Развитие навыков счета.
  7. VII. Выполнение задания на развитие внимания, смекалки.
  8. XX столетие нередко характеризуется как "атомный век", что связано не только с появлением атомного оружия, но и с развитием атомной энергетики.
  9. А. Промышленное развитие России в 60— 80-е годы XIX в.
  10. А. Социально-экономическое развитие России. Военные поселения

Социально-экономическая жизнь Казанской губернии в пореформенный период претерпела глубокие изменения. Они определялись бурным развитием капиталистических отношений.

Сельскохозяйственное производство. Сельское хозяйство Казанской губернии пореформенного периода по преимуществу было представлено зерновым производством. Именно оно и получило наибольшее развитие. Из зерновых культур больше всего площадей отводилось под озимую рожь и овес. За сорок лет, начиная с 1861 г., валовой сбор хлебов увеличился более чем в 1,6 раза, составив около 78 миллионов пудов. И помещичьи, и крестьянские хозяйства учитывали потребности рынка. Все возраставшая часть хлебов производилась на продажу. Так, если в 1862 г. на рынок было отправлено около 33 процентов собранного хлеба, то в 1885 г. — 41 процент. Товарное значение приобретает картофель. Не случайно занятые под ним площади за последние двадцать лет XIX в. расширились почти в 2 раза.

Кто преобладал среди поставщиков хлеба, других сельскохозяйственных продуктов? В пореформенный период на рынке все чаще и в больших объемах

встречается произведенное земледельцем-крестьянином. Из крестьянских хозяйств поступало более половины всей товарной продукции земледелия. Однако крестьянин просто вынужден был продавать свой хлеб, чтобы рассчитаться по выкупным, арендным платежам, кредитам, выплатить подушную подать, оплатить общественные, земские, волостные сборы.

Рост производства зерна осуществлялся традиционным путем, за счет, прежде всего расширения посевных площадей. Урожайность же росла быстрее, чем в дореформенный период, однако оставалась невысокой. Так, если урожайность озимых (на крестьянских и помещичьих землях вместе) составляла в 1861 г. 4,8 центнера с гектара, яровых — 4 центнера, то через сорок лет — 7,8 и 5,6 центнера.

Одна из причин невысокой урожайности состояла в том, что агротехнические новшества так и не получили широкого, повсеместного распространения. Конечно, с развитием капитализма, промышленности появились более благоприятные условия для применения в земледелии усовершенствованных сельскохозяйственных орудий и машин. В одной Казани их производством занималось около десяти предприятий. К середине 90-х гг. в 15 селениях Казанской губернии изготовлялись веялки, сортировки, ручные и конные молотилки, жнейки и другие сельскохозяйственные машины. При участии губернского земства, Казанского экономического общества создавались торговые пункты по сбыту машин и орудий, организовывались сельскохозяйственные и промышленные выставки.



Усовершенствованная и новая земледельческая техника не оставалась у ее производителей. К концу XIX в. на сто крестьянских дворов в Казанской губернии приходилось 12 плугов, 3,5 веялки, 3 жнейки и 0,3 молотилки.

Однако далеко не все крестьянские хозяйства могли воспользоваться техническими новинками. Более 60 процентов всех улучшенных орудий и машин находилось в руках зажиточных крестьян. Из 12 уездов Казанской губернии основная часть этих орудий и машин была сосредоточена в Чистопольском, Спасском, Лаишевском, Казанском уездах. Более всего обделенными ими оказались хозяйства Царевококшайского, Ядринского, Чебоксарского, Козьмодемьянского уездов.

В целом земледелие в Казанской губернии основывалось на старой технике. Здесь и на самом исходе XIX в. на 100 пахотных орудий приходилось 75 сох, 17 плугов, 6 косуль и 2 сабана.



В более сложном положении оказалось животноводство. Произошло значительное сокращение скота, прежде всего в крестьянских хозяйствах. Причинами являлись малоземелье, уменьшение пастбищ, недостаток кормов, неурожаи. Нередко, чтобы уплатить повинности, крестьяне продавали часть своего скота. Животноводство в основном сохраняло натуральный, потребительский характер. Скот использовался преимущественно в качестве рабочей силы, для удовлетворения потребностей крестьян в продуктах животноводства. Вместе с тем многие помещичьи хозяйства, хозяйства зажиточных крестьян поставляли животноводческую продукцию на рынок.

Социально-экономические изменения в помещичьей и крестьянской среде. Развитие капиталистических отношений влекло за собой существенные социально-экономические изменения в хозяйствах помещиков и крестьян, в положении этих групп населения Казанской губернии. Однако эти изменения происходили в условиях сохранения феодально-крепостнических пережитков, что придавало аграрным преобразованиям затяжной, противоречивый, конфликтный, а для крестьянства — и мучительный характер.

Многие помещики, не имея опыта самостоятельного ведения хозяйства и необходимых для этого средств, начали продавать свои земли. Только в 60-80-е гг. таким образом, в руки купцов и зажиточных крестьян перешла почти восьмая часть помещичьей земли.

Часть помещиков встала на путь перестройки своего хозяйства на капиталистический лад. Они начали в своих имениях расширять собственное зерновое производство, обзаводиться собственным инвентарем и рабочим скотом, приобретать сельскохозяйственные машины. Кроме того, в таких хозяйствах трудились наемные работники.



Основная же масса помещиков не желала ничего менять по существу. Под рукой были временнообязанные крестьяне, которые продолжали выполнять прежние повинности в виде барщины или оброка (обязательный выкуп наделов для бывших помещичьих крестьян был введен законом от 28 декабря 1881 г.). Бывшие крепостные, лишенные значительной части прежних наделов, вынуждены были арендовать землю у помещиков. Средств, чтобы рассчитаться за аренду, у них не было. Вот и приходилось" обрабатывать своим инвентарем и рабочим скотом помещичьи угодья. Таким образом появились отработки. Эта система хозяйства была широко распространена в бывшей помещичьей деревне Казанской губернии. Именно на ее основе в последние два десятилетия XIX в. обрабатывалось до 70 процентов помещичьей пашни. Арендовать землю вынуждены были также бывшие удельные и государственные крестьяне. И хотя земельное утеснение коснулось их в меньшей степени, земли все же не хватало. Казна и удел предпочитали сдавать земельные участки за деньги. Арендные цены за сельскохозяйственные угодья постоянно повышались. Нередко за десятину земли, взятую в аренду, крестьянин должен был выложить 10 рублей. Не случайно земские де­ятели Казанской губернии отмечали, что при таких высоких ценах аренда становится невыгодной.

Большей частью арендуемой земли владели состоятельные хозяйства. Но в целом по Казанской губернии она составляла по отношению к крестьянским наделам чуть более 5 процентов. В таких условиях формирование в широкой крестьянской среде хозяйств фермерского типа было затруднено. Существенно не меняло этого положения и то, что с конца 70-х гг. в два раза увеличилась площадь купленной крестьянами земли. Каждая девятая ее десятина находилась в руках зажиточных слоев крестьянства.

Налицо был процесс расслоения крестьянства. В нем выделились богатые, середняки и беднота. Зажиточные и бедные крестьянские дворы очень сильно отличались друг от друга по количеству земли, рабочего и другого скота, используемым сельскохозяйственным орудиям. Появились и совсем разорившиеся дворы. Так, к концу XIX в. четверть крестьянских дворов была безлошадной. 44 процента дворов держали одну лошадь, чуть более 3 процентов хозяйств имели четырех и более лошадей. Больше всего безлошадных и однолошадных дворов было в татарских селах.

Расслоение шло в среде и русского, и татарского, и чувашского, и мордовского, и марийского крестьянства. Но степень этого расслоения была различной. К числу зажиточных относилось каждое восьмое русское и лишь каждое двадцатое татарское крестьянское хозяйство. На другом полюсе (беднота) находилось почти 40 процентов русских и около 57 процентов татарских дворов. Группа середняков составляла среди русских крестьян почти половину, среди татарских — 38 процентов. Больше всего середняцких хозяйств было в чувашской, мордовской и марийской деревне.

Правительство рассчитывало, что расслоению сможет помешать крестьянская община. При Александре III были приняты законы, которые затрудняли выход крестьян из общины, семейные разделы. Но община расслаивалась, уравнительное землепользование разрушалось. Шло обезземеливание крестьян, их наделы мельчали. К концу XIX в. средний душевой надел сократился в Казанской губернии с 4,8 до 2,7 десятины. Это сокращение коснулось и бывших помещичьих, и государственных, и удельных крестьян. Больше всего малоземельных было среди татарских хлебопашцев. Что смогла затруднить община, так это-формирование самостоятельного крестьянского хозяйства. Крестьянин не являлся собственником земли. Не способствовали зарождению у него чувства рачительного хозяина и внутриобщинные ее переделы.

Для перестройки своего хозяйства крестьянину нужны были немалые средства. А их-то у основной массы крестьянства не было» И хотя в начале 80-х гг. были на один рубль снижены выкупные платежи, облегчена аренда казенных земель, все равно эти платежи и подати «съедали», более половины чистого дохода крестьян. В результате быстро росли крестьянские недоимки. Недоимщиков публично пороли розгами, в погашение долгов заставляли работать вне своего хозяйства, у них описывали и продавали домашнее имущество, скот и инвентарь.

Масса крестьянских дворов разорялась, в их двери стучались бедность и самая настоящая нищета. Удельный вес зажиточных хозяйств в Казанской губернии едва превышал 10 процентов.

В поисках средств крестьяне временно уходили на заработки в города и на сельскохозяйственные работы в другие местности. Число отходников в Казанской губернии за сорок пореформенных лет увеличилось в десять раз. Больше всего среди них было татар и русских, гораздо меньше чувашей, марийцев. Самую малочисленную группу по сравнению с другими составляли жители мордовских сел.

Отходники шли на местные фабрики и заводы, мельницы, в прислугу, бурлаки, занимались извозом, доставляя товары на ярмарки. Они нанимались на суда, становились столярами, плотниками, скорняками, портными и т.п. Многие выполняли полевые работы в помещичьих и зажиточных хозяйствах Заволжья, Дона, Кубани, Северного Кавказа. Основная масса добиралась до места найма пешком, нередко преодолевая сотни километров. Большей частью сельскохозяйственный отходник зарабатывал за все лето 10-15 рублей. Основательно поправить свое хозяйство с помощью «сторонних» заработков не удавалось.

Разорявшаяся и нищавшая деревня с экстенсивным производством была беззащитной перед лицом недородов, неурожаев. А они случались все чаще. Потрясением для деревни стали неурожаи 1877-1878, 1891 и 1898 гг. Особенно губительным был 1891 г., когда в результате голода, которому сопутствовали эпидемии холеры и тифа, вымерли десятки селений Казанской губернии.

Реформы не принесли с собой благоденствия в деревню. Крестьянство оставалось самым крупным и почти единственным податным сословием в стране. Отмена подушной подати в 80-е гг. сопровождалась введением косвенных налогов, оплачивать которые приходилось в первую очередь крестьянам. В земском самоуправлении преобладали помещики. По условиям земской контрреформы, проведенной при Александре III, сельское и волостное управление были подчинены земским начальникам. Эти лица могли приостанавливать и отменять решения сельских схо­дов, подвергать крестьян без суда штрафам и арестам. Крестьяне были лишены права непосредственно от себя избирать гласных.

Стремление крестьян к земле и воле наталкивалось на многочисленные преграды. Это вызывало социальный протест крестьянства. Со второй половины 60-х гг. и до конца XIX в. в Казанской губернии произошло более 130 крестьянских выступлений.

Сохранение помещичьего землевладения, малоземелье, высокие денежные повинности, бесправие— вот что поднимало крестьян на борьбу. Национальное крестьянство к ней подталкивала и правительственная политика обрусения «инородцев».

Промышленность. В промышленности Казанской губернии также происходило развитие капиталистических отношений. Прежде всего расширялись старые и возникли новые фабрично-заводские предприятия.

К исходу 70-х гг. в крае насчитывалось более 270 действующих предприятий. Из них 184 располагались в городах, 88 — в уездах. В год они выпускали продукции на 12,8 миллиона рублей. Это было в 2,5 раза больше, чем в 1861 г.

Увеличилось число фабрик и заводов. Особенно бурно этот процесс протекал в 90-х гг. Если в 1896 г. в Казанской губернии было 176 заводов и фабрик, то через три года на 43 предприятия больше.

Происходил рост крупных предприятий. Самыми значительными на них были завод братьев Крестовниковых и фабрики Алафузовых.

Завод Крестовниковых был оснащен паровыми машинами, другой современной техникой, в его лабораториях работали известные химики Казанского университета. На предприятии трудилось 1,5 тысячи постоянных рабочих. В общероссийском производстве свечей, олеиновой кислоты и глицерина удельный вес завода составлял почти одну треть.

Быстро росли предприятия Алафузовых. В 90-х гг. это уже своего рода комбинат. В его состав входили льнопрядильная, суконная, кожевенная, ткацкая фаб­рики, химическое и красильное отделения, несколько мастерских и кузниц. Здесь трудилось около 3 тысяч рабочих. В 1894 г. братья Алафузовы основали акцио­нерное общество — «Торгово-промышленное общество Алафузовских фабрик и заводов». Основной капитал этого общества составлял 4 миллиона рублей.

Завод Крестовниковых, Алафузовские предприятия и казенный пороховой завод вместе выпускали более половины всей промышленной продукции Казанской губернии. На этих предприятиях была занята почти половина всех рабочих края.

Расширил свое производство П.К. Ушков. Построенный им в 1868 г. еще один химический завод (предприятие располагалось около д. Бондюга Елабужского уезда Вятской губернии) вскоре по объему выпускаемой продукции обогнал Кокшанский завод. В 1884 г. предпринимателем было учреждено «Товарищество химических заводов П.К. Ушкова».

Из четырех механических заводов самым большим являлся завод А.Н. Свешникова. Всего на этих заводах было занято около 600 рабочих. Но металлические изделия, которых не хватало, приходилось завозить в губернию из других регионов страны.

Среди предприятий пищевой промышленности выделялась мельница купца М.И. Оконишникова. Расположенная в селе Печищи, она вырабатывала до 10 тысяч пудов муки в сутки.

Рядом крупных предприятий располагали татарские предприниматели. Так, в 1890 г. казанский купец А.Я. Сайдашев приобрел стекольный завод в Царевококшайском уезде. Вскоре он стал известен в Поволжье как крупнейшее предприятие. Двумя годами раньше в Казани начала работать хлопчатобумажная фабрика предпринимателя М.И. Утямышева. В год она выпускала продукции на 10 тысяч рублей. Здесь же капиталист И.А. Арсланов открыл мыловаренный и глицериновый завод.

Многие предприятия татарских предпринимателей находились за пределами края. Это Симбирская, Самарская, Оренбургская, Вятская губернии, Средняя Азия и Казахстан. Так, в Вятской губернии татарские капиталисты имели хлопчатобумажные, в Симбирской и Саратовской — суконные фабрики. Братьям Шакиру и Закиру Рамиевым принадлежали в Оренбургской губернии два золотых прииска. Всего в 10 губерниях европейской части России татарские капиталисты владели 76 промышленными предприятиями, по преимуществу небольшими.

Происходят изменения в структуре промышленности. Наибольшее развитие получают такие ее отрасли, как мукомольная, мыловаренная, кожевенная и деревообделочная. Возросло число предприятий, занимавшихся выпуском валяной обуви, химических продуктов. Стало развиваться спичечное производство. Впервые появилось сельскохозяйственное машиностроение. Но тяжелая индустрия была развита слабо.

Фабрично-заводские предприятия соседствовали с мелкими предприятиями кустарного и полукустарного типа. К концу XIX в. в Казанской губернии было более 3 тысяч мелких заводов и фабрик, на которых трудилось около 6 тысяч рабочих.

Развивались старые и возникали новые крестьянские промыслы. В них занято было около 50 тысяч человек, по преимуществу русских и татар. Из более чем двадцати промыслов наибольшее развитие получили рогожно-кулеткацкой, бондарный, экипажный, шерстобитный, валяльный, кружевной, овчинный, скорняжный, обувной, гончарный, ювелирный, кузнечный. Следствием развития в сфере кустарного производства капиталистических отношений явилось превращение кустарей в наемных рабочих. Мелкие предприятия перерастали в капиталистические мануфактуры.

Города и торговля. Пореформенный период в истории края отмечен ростом городов и развитием тор-

говли. Городское население в этот период увеличивалось почти в 2 раза быстрее, чем сельское. Если в конце 50-х гг. в городах губернии жило 90 тысяч человек (общая численность населения составляла 1,5 млн. р человек), то в 1897 г. — 184 тысячи человек (общая численность населения — 2,1 млн. человек). Таким образом, удельный вес городских жителей достигал лишь 8,5 процента населения края. По России этот показатель составлял 13 процентов. Это было следствием бо-I лее медленного промышленного развития Казанской губернии.

Среди городов и по числу жителей, и по промышленно-i му потенциалу продолжала лидировать Казань. В 1897 г. здесь проживало более 130 тысяч человек, 52 тысячи из которых являлись выходцами из села. В Казани находилась половина крупных промышленных предприятий || губернии. Важную роль в развитии города стала играть построенная в первой половине 90-х гг. Московско-Казанская железная дорога.

Из других городов выделялся Чистополь с 20 тысячами жителей. Здесь так же, как в Казани, было открыто отделение Государственного банка России. Неболь-ами центрами административного управления и местных рынков являлись Спасск, Блабуга, Мензелинск, Тетюши, Чебоксары, Царевококшайск, ряд других городов, которые росли медленнее. В каждом из этих городов численность жителей не превышала 3-5 тысяч человек. В жизнь крупных городов начали постепенно входить блага цивилизации. В 1874 г. в Казани был построен одопровод, трасса которого прошла по центральным улицам. В следующем году от устья р. Казанки до конной слободы была проложена конная железная дорога, число линий которой через четверть века было доведено до пяти. Поздней осенью 1899 г. по нескольким казанским улицам пошел трамвай. Акционерное бщество «Газ и электричество» с бельгийским капиталом наладило освещение центра города газовыми фонарями. Летом 1897 г. появилось электрическое освещение. В конце XIX в. заработала первая телефонная линия. В 80-х гг. в губернии строится телеграф. Он связал все уездные города и ряд крупных сельских населенных пунктов, в том числе Алексеевское, Мурзиху, Рыбную Слободу, Нармонку, Богородск (Камское Устье).

С ростом производства промышленной, сельскохозяйственной продукции, увеличением населения городов происходило развитие торговли. За пореформенные годы товарооборот внутри губернии возрос вдвое. Из губернии вывозились хлеб, мыло, свечи, сало, выделанная кожа, древесина и изделия из нее. Рожь и овес в большом количестве через Либавский и Рижский порты отправлялись в Англию и Германию. Многое и ввозилось: металл и металлические изделия, товары легкой промышленности, пшеница, кожи, пушнина, фрукты и т.д.

Оживленными торговыми путями являлись Кама и Волга. Здесь действовали крупные пароходные общества, в том числе «Кавказ и Меркурий», «Самолет». Большое число пароходов и барж имели Стахеевы, Савины, Шамовы. Так, паровой флот торгового дома «Григория Стахеева сыновья» насчитывал пять буксиров и 50 барж, которые перевозили товары по Волге, Каме, Вятке и Белой. Предприятие вело торговлю хлебом, зерновыми продуктами, колониальными товарами, хлебным спиртом, вином и солью.

Активную роль в торговле играли татарские купцы. Они вели крупные коммерческие операции не только на местных рынках. С размахом они действовали и на рынках Нижнего Новгорода, Самары, Саратова, Ростова-на-Дону, Оренбурга, Уфы, Вятки, Перми и других городов. Большие партии товаров эти купцы ввозили в страны Азии и Востока.

Оживлению торговли способствовали открытые в ряде городов губернии отделения Волжско-Камского коммерческого банка. Наряду с местными кредитными учреждениями, ссудосберегательными товариществами, обще­ствами взаимного кредита они помогали купцам, коммерсантам вкладывать дополнительные финансовые средства в развитие торговых операций.

Формирование новых классов. К концу 80-х гг. в ведущих отраслях промышленности Казанской губернии — текстильной, суконной, мыловаренной, химической — был в основном завершен промышленный переворот. Важным социальным последствием перехода от мануфактуры к фабрике стало формирование нового класса — пролетариата.

В пореформенный период его ряды быстро расширялись. С 1861 г. по 1900 г. в Казанской губернии численность рабочего класса выросла в 3,5 раза, составив (20 тысяч человек.

Рабочий класс формировался прежде всего за счет крестьянства. Безземельные и малоземельные кресть-уше, не имея средств прокормить себя и свою семью, ухоли на заработки в города, устраивались на фабрики и заводы. Сюда же устремлялись разорившиеся, утратившие самостоятельность кустари, ремесленники. Так, села эндюга и Тихие Горы поставляли рабочих для Кок-панского и Бондюжского химических заводов. Около половины рабочих трудилось на промышленныx предприятиях Казани, которая играла особую роль формировании пролетариата. Здесь уже многие являясь потомственными пролетариями. Особенностью рабочего класса Казанской губернии, ; и России в целом, являлась не только тесная связь с естьянством, деревней, но и многонациональный состав. Наряду с русскими рабочими на промышленных едприятиях трудилось немало татар, чувашей, представителей других национальностей Казанской губернии.

Значительную социальную группу представлял собой Цатарский промышленный пролетариат. Татарские рабочие были заняты не только на мелких, но и на крупных, хорошо технически оснащенных предприятиях. На экшанском и Бондюжском химических заводах, на лафузовских фабриках, ряде других предприятий удельный вес в числе занятых составлял от 30 до процентов.

В мыловаренном, кожевенном, меховом, ткацком деле по немало квалифицированных рабочих из татар. Вместе стем татарские рабочие по своей квалификации уступали русским рабочим. По этой причине их зачастую использовали на тяжелой физической или подсобной работе.

Условия труда рабочих были тяжелые. Работать при­ходилось по 12-14 часов в день. Заработная плата в среднем составляла несколько рублей в месяц, и ее почти наполовину съедали штрафы. На предприятии братьев Крестовниковых, например, поденщикам платили 50-60 копеек в день, поденщицам — на треть меньше. Обед же в дешевой столовой в среднем обходился в 20 копеек. Чтобы худо-бедно прокормить семью, состоящую из жены и троих детей, казанскому рабочему в год требовалось более 102 рублей.

На предприятиях, как правило, не было охраны труда, что приводило к массовым несчастным случаям. Из-за отсутствия квартир многие рабочие вынуждены были ютиться в казармах, бараках, а некоторые, не имея никакого жилья, ночевали прямо в цехах.

Прав у рабочих, с помощью которых они могли бы отстаивать свои интересы, не было. По закону 1886 г. стачечник мог быть арестован и подвергнут заключению.

В начале мая 1891 г. вспыхнула стачка алафу-зовских рабочих. В ней приняло участие более 800 человек с ткацкой фабрики и кожевенных заводов, которые протестовали против снижения расценок. При помощи полиции это первое крупное выступление рабочих Казани было подавлено.

В пореформенный период более многочисленной стала буржуазия, укрепились ее экономические позиции. Буржуазия пополнялась за счет накопивших значительные средства хозяев капиталистических мануфактур, зажиточных крестьян, купцов, торговцев, оборотистых дворян.

Основной промышленный потенциал Казанской губернии был сосредоточен в руках русской буржуазии. В пореформенный период набирала силу и татарская национальная буржуазия. Ее состав пополнялся прежде всего выходцами из богатых крестьян-скупщиков. Таковыми были Бурнаевы, Маматовы, Хузясеитовы, Баязитовы, Валитовы. Владельцами фабрик и заводов становились хозяева кустарных мастерских, применявшие Кдаемный труд. Торгово-промышленной деятельностью нанималась часть татарского дворянства, как, например, Алеев, А. Ишмуратов, И. Дебердеев. Так, землевладелец А. Ишмуратов был не только владельцем конного маслобойного заводов, но и бязекрасильной и чаеразвесочной фабрик.

На территории края в руках татарской буржуазии Главным образом находились мыловаренные, кожевенные, меховые и ткацкие предприятия, в основном келкие и средние. Им принадлежали все мелкие производства по производству сафьяновой обуви, нациоальных головных уборов, медной посуды. Многие (Татарские заводчики и фабриканты, как Утямышевы Арслановы, Хусаиновы, Акчурины, Рамиевы, Яушевы, Были связаны с банковским капиталом. Их торгово-промышленная деятельность была широко известна Среднем Поволжье и Приуралье. Особенным раз-кахом отличались торговые операции, татарской Ёуржуазии, которые охватывали собой также Казах-тан, Среднюю Азию.

Таким образом, социально-экономическая жизнь края (пореформенный период существенно изменилась. Промышленность встала на рельсы капиталистической инпериализации. В сельском хозяйстве капитализм раз-авался в основном по прусскому пути. Формируются яогонациональные по своему составу пролетариат и буржуазия. К неразрешенному аграрному вопросу добавил-острый рабочий вопрос.

По темпам развития промышленного и сельскохо-Иственного производства Казанская губерния уступа многим российским регионам. Это создавало в роде и деревне дополнительную социальную напряженность.

Вопросы и здания

1. Какие отрасли сельскохозяйственного производства получили наибольшее развитие в Казанской губернии в пореформенный период? 2. Что свидетельствовало о развитии рыночных отношений в пореформенной деревне? Как эти про­цессы проявлялись в помещичьих и крестьянских хозяйствах?3. Объясните, почему помещичьи хозяйства медленно перестра­ивались на капиталистический лад? Какие преграды вставали на пути развития крестьянского хозяйства? 4. С учетом пре­дыдущих ответов подумайте над тем, какой путь развития — экстенсивный или интенсивный — преобладал в сельском хо­зяйстве Казанской губернии? 5. Определите особенности рас­слоения крестьянства в пореформенный период? Чем отличал­ся процесс расслоения в русской и национальной деревне? 6. Чем было вызвано отходничество? 7. Охарактеризуйте развитие капиталистических отношений в промышленности Ка­занской губернии в пореформенный период? 8. Какие отрасли промышленности получили наибольшее развитие в 60-90-е гг.? 9. Что изменилось в городском хозяйстве? Рассмотрите эти изменения на примере Казани, того города, в ко­тором вы живете. 10. Опишите новшества в сфере торговли? 11. Из каких слоев населения формировались буржуазия и про­летариат? Проследите особенности татарской буржуазии и рабочего класса. 12. Можно ли говорить о том, что Казанская губерния в пореформенный период стала развитым промыш­ленным и аграрным регионом?


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 18; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.022 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты