Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Современные цивилизации: типы, истоки дихотомии Восток-Запад, тупики и противоречия техногенной цивилизации




Читайте также:
  1. II. ВНУТРИПАРТИЙНАЯ БОРЬБА 1920-х гг. и ИСТОКИ СТАЛИНИЗМА
  2. Античные цивилизации Древней Греции и Древнего Рима.
  3. Антонов В. А. Города и крестовые походы в прибалтийские земли. Город в средневековой цивилизации Западной
  4. Биологические цивилизации.
  5. Биоритмы, классификация, хронотипы, понятие десинхроноза.
  6. Бронзовый век как эпоха в мировой истории. Цивилизации и культуры бронзового века.
  7. Вечно догоняющее» развитие: тупик современной цивилизации или ее альтернатива?
  8. ВЛАСТЬ И ПОЛИТИКА. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА, ЕЕ СУЩНОСТЬ, ТИПЫ, ФУНКЦИИ.
  9. Внутренние противоречия университетской корпорации
  10. Внутренняя структура цивилизации

Современный этап цивилизационного развития аккумулирует в себе весь исторический опыт, накопленный человечеством, разнообразные пути и формы его общественного развития и позволяет сквозь призму «истории человечества в целом» понять место, направленность и смысл исторических событий, специфику и роль отдельных цивилизаций в мировом историческом процессе, его целостность и взаимозависимость. Поистине, «большое видится на расстоянии», так и человеческая история, как целое, не может быть понята вне познания частей, т.е. отдельных ее фрагментов, признания уникальности каждой культуры и цивилизации, а также постоянного сопоставления исторической целостности с узловыми моментами развития человеческой цивилизации. Вместе с тем, «взгляд на человеческую историю ведет нас к тайне нашего человеческого бытия», ибо «к чему я принадлежу, во имя чего я живу, все это я узнаю в зеркале истории» (К. Ясперс).

Рассматривая реальность всемирной истории как особую стадию развития человеческого духа и как результат взаимодействия различных культур, К. Ясперс подчеркивал, что подлинная связь между народами духовная, а не родовая, не природная. Именно духовное единство человечества и обусловливает реальность мировой истории.

Таким образом, с точки зрения сторонников всемирно-историчес­кого подхода подчеркивается, что только на определенном этапе взаимодействия локальных цивилизаций возникает феномен всемирной истории и начинается весьма сложный и противоречивый процесс становления единой глобальной цивилизации. Тем самым подчеркивается, что современное общество – это целостный и взаимосвязанный мир, постоянно сталкивающийся с необходимостью культурного плюрализма при решении глобальных проблем современности.

Отталкиваясь от понимания цивилизации как устойчивого культурно-исторического сообщества людей, которому присущи общность культурных и духовно-нравственных, в том числе религиозных ценностей и традиций, специфический образ жизни и тип личности, наличие, как правило, общих этнических признаков и определенных географических рамок, сходных материальных и социально-политических условий, – на современном этапе можно выделить следующие типы цивилизации: западная, восточноевропейская, мусульманская, индийская, китайская, японская, латиноамериканская, африканская. Цивилизации включают в себя два уровня: региональный и локальный (национальный). Так, на региональном уровне в состав западной цивилизации включаются североамериканская, французская, германская и другие локальные цивилизации. Будучи уникальной, обладая специфическими духовно-нравственными ценностями, создавая особую психологическую ауру и формируя типичные, неповторимые личности с только им присущими качествами, локальные цивилизации как бы в «снятом» виде позволяют зафиксировать на региональном уровне некоторые типичные, присущие этому типу, как материальные, так и духовные проявления, однотипные в главном. Очевидно, это и дало основание при характеристике всемирной истории обращаться к проблеме «Восток-Запад», ибо мировая цивилизация развивается в постоянном противоречивом взаимодействии этих двух «полумиров», представляющих собой различные типы цивилизационного развития.



С Востоком связывается развитие традиционных обществ, отсюда название термина «восточная (традиционная) цивилизация», с Западом – развитие техногенной цивилизации, что в терминологическом выражении передается часто как "западная (европейская) цивилизация" (В.С. Сте­пин). Одним из критериев различения этих типов цивилизаций исследователи называют и то, что каждый из них на определенном этапе истории человеческой цивилизации выступал центром концентрации человеческой истории, будучи ее лидером, т.е. обнаруживается маятниковый характер взаимодействия "Восток-Запад".



История человеческой цивилизации восходит к истории Востока. Имея это в виду, римляне с уважением отмечали – "Свет с Востока" ("Ex Oriente lux"). История Древнего Востока является по существу первой страницей мировой цивилизации, где возникали и приобретали устойчивые формы древнейшие социальные и политические институты, ранние модификации человеческого общества, а затем и государства.

При выяснении вопроса, что такое Восток, речь идет, конечно же, не столько о географическом измерении этого понятия, столько о цивилизационном, социокультурном, историко-политическом его содержании, предполагающем выявление специфических особенностей истории и культуры, общества и государства, человека и его отношения к природе и религии, характерном для восточных цивилизаций. Именно эти особенности явились основой уходящей в глубь веков историко-культурной дихотомии Восток-Запад, когда единый путь развития мировой цивилизации разделяется на два различных варианта: Восточный и Западный (античный). Причем эти различия прослеживаются как на бытовом уровне, что естественно, так и в политике, идеологии, культуре, философии, а самое главное – в мировосприятии, в способах мышления, отношении к природе, в оценочных категориях. Глубже поняв специфику социокультурных систем Востока, можно не только выявить истоки дихотомии этих двух полумиров, но и более определенно очертить точки их соприкосновения и взаимодействия, что актуально и в современных условиях поиска путей цивилизационного развития.



Изучение процесса становления цивилизации на Востоке показывает, что он отличается наличием очень устойчивых консервативных тенденций воспроизводства социальных отношений, здесь очень медленно изменяется структура общин и длительно сохраняются пережитки общинного строя, для него характерна "бесперерывность" развития. В то же время имущественное расслоение внутри общин привело к появлению рабовладения и к первому делению общества на определенные социальные слои.

При понимании дихотомии Восток-Запад и выяснении специфики цивилизационного развития важно учитывать и исторические, и политические, и социальные условия и, в частности, то, что доминирующими на Востоке были государственно-общинно-собственнические отношения, а частнособственнические имелись лишь в качестве подчиненного элемента, вследствие чего развитие общественных форм протекало в странах Древнего Востока крайне медленно. Только в плодородных долинах Нила, Тигра, Евфрата, Инда, Ганга и Хуанхэ благоприятные естественные условия способствовали возникновению в IV тысячелетии и раннему развитию земледельческого хозяйства, основанного на искусственном орошении. Относительно медленный характер хозяйственного и общественного развития в этих районах объясняется, с одной стороны, устойчивым соотношением между оседлыми и кочевыми народами, а с другой – тем, что все государство, если не считать немногих крупных городов, состояло из множества сельских общин, каждая из которых имела свою совершенно самостоятельную организацию и представляла собой особый замкнутый мир. В связи с этим у древневосточных народов долго сохранялись пережитки родового строя и в течение ряда веков сперва семейная, а затем и сельская община.

Неразрывная связь восточного общества с природой является одной их ее характерных особенностей. Хозяйственная жизнь людей в огромной степени зависела от природных условий, да и сами восточные цивилизации рождались в благоприятных природных условиях – в долинах великих рек: египетская – в долине Нила; месопотамская – в междуречье Тигра и Евфрата; древнекитайская – в бассейне Хуанхэ; древнеиндийская – в долине реки Ганг. Низменности и долины, прорезанные и орошаемые большими реками, прибрежные территории, непосредственно прилегающие к морю; безводные плоскогорья с обширными степями и равнинами; горные области и районы пустынь были основными типами природных условий для стран древневосточной цивилизации.

Определяющим моментом жизни в древневосточных обществах является традиционность. В древневосточных цивилизациях роль традиций, в качестве которых выступают определенные общественные установления, нормы поведения, ценности, идеи, обычаи, обряды, особенно велика, что отразилось даже в использовании термина "тради­ционные общества" по отношению к характеристике восточных цивилизаций. Конечно, эти общества изменяются, но процесс, связанный с цивилизационной динамикой, идет здесь очень медленно. Определенные виды деятельности, используемые средства и возникающие цели могут столетиями выступать здесь в качестве устойчивых стереотипов.

Приоритет в восточных цивилизациях отдается традициям, нормам и ценностям, аккумулирующим опыт предков, канонизированным стилям мышления. Этому способствовал весь уклад жизни, принятый в данных культурах, – начиная от социально-экономических и кончая духовно-психологическими его параметрами. В экономической сфере традиционализм проявлялся в общинно-государственной форме ведения хозяйства, сочетающей в себе не разрушенную еще общественную собственность с деспотической верховной властью царя, государя, претендующего на землю общин и производимые ими блага. Стремление к внутренней устойчивости и явно отрицательное отношение к любым переменам и нововведениям было связано и с всесилием государства, господства аппарата власти и второстепенным, подчиненным положением частного собственника в древневосточных культурах. Если в Европе с античности государство способствовало процветанию господствующего класса собственников и было слугой общества, а общество в лице частных собственников доминировало над государством, то на Востоке государство абсолютно господствовало над обществом, подчинив его себе. В соответствии с этим складывались институты такого государства и вся обслуживающая его система идей и учреждений.

В условиях отсутствия гражданского общества определенной гарантией от произвола, защитой нормального существования были различные корпорации, в которых также выражалась присущая Востоку традиционность. В Индии ведущей формой корпорации были касты и общины, в Китае – семьи, кланы, землячества и секты, на Ближнем Востоке – общины, семьи, кланы. Корпорация нередко была как бы микро-государ­ством со всеми признанными руководством, уставом, дисциплинарным кодексом, системой обязательных норм поведения.

Для Востока характерны особенности и в восприятии религии. На Востоке религия пронизывала все сферы жизни человека, опираясь на священные тексты и выступая своеобразным мироощущением, складом мышления, эмоциональным настроением. Многие трактаты скорее излагали вопросы мироздания и строения общества (где присутствовали и астрономия, и медицина, и психология, и этика, и биология, и история), чем были наполнены религиозными, трудно понимаемыми догматами.

Уникальность и поиск корней, первоисточников, а также необходимость решения современных глобальных проблем человечества, обусловливают особый интерес к феномену Востока и ныне как со стороны самих жителей стран Востока, стремящихся к самопознанию, так и со стороны западноевропейской традиции, отличной в своих генеральных параметрах от восточной.

"Традиционное" общество (или Восток) во все времена не представляло собой единого и однообразного явления: в нем всегда были типичные, общие черты, отличающие его от Запада. К таким основополагающим, с точки зрения мировой истории, характеристикам Востока относится: неразделенность собственности и административной власти, подчинение общества государству, отсутствие гарантий частной собственности и прав граждан, полное поглощение личности коллективом, экономическое и политическое господство, а зачастую, деспотическое государство.

Многие из этих системообразующих признаков традиционных обществ, определяющих на протяжении тысячелетий дихотомию Восток-Запад, в современных условиях отходят на второй план, а порою и "размываются", теряя свое классическое содержание. В таком направлении – первая модель – развиваются по западно-капиталистическому пути страны Дальнего Востока, добившиеся наиболее заметных успехов в развитии. Для них характерно полное господство свободного конкурентоспособного рынка, обеспечение государством эффективного функционирования хозяйства страны, гармоничное использование традиций и новаций, т.е. синтез трансформированных традиционных структур, норм поведения (например, представления о дисциплине труда у японцев, восходящие к нормам конфуцианства) и элементов западноевропейского образца (включая институты демократии, правовые и другие стандарты). К такой "успешной" модели развития стран Востока, которую Л.С. Ва­сильев называет японской, относятся Япония, Южная Корея, Тайвань, Гонконг.

Ко второй модели развития – индийской – относится группа стран современного Востока, которые успешно развиваются по западноевропейскому пути, глубоко не перестраивая при этом свою традиционную внутреннюю структуру. Здесь наблюдается симбиоз важнейших элементов западного образца – многопартийная система, демократические процедуры, европейский тип судопроизводства – и привычных для подавляющего большинства населения страны традиционных устоев и норм жизни, перешагнуть через барьер которых не представляется возможным. Страны, находящиеся на этой стадии развития, – Индия, Таиланд, Турция, Пакистан, Египет, группа арабских нефтедобывающих монархий и др., – в принципе находятся в положении определенного равновесия, устойчивой стабильности; их экономика в состоянии обеспечить существование страны и народа. Существенна политическая стабильность для большинства стран этой модели.

Страны, принадлежащие к третьей модели развития – африканской – численно преобладают и отличаются не столько развитием и, тем более, стабильностью, сколько отставанием и кризисом. Сюда относится большинство африканских стран, некоторые страны исламского мира (Афганистан, Бангладеш), а также такие беднейшие страны Азии, как Лаос, Камбоджа, Бирма и т.д. Несмотря на то, что в подавляющем большинстве этих стран в экономике весомую позицию занимают западные структуры, все же отсталая, порою полупервобытная периферия здесь более значима. Скудость природных ресурсов, низкий исходный уровень развития, отсутствие или слабость духовно-религиозного и цивилизационного фундамента обусловливают здесь ситуацию некомпенсируемого существования, неспособную к самообеспечению, с низким уровнем жизни. Проблема кризиса развития и даже просто выживания населения большинства стран африканской модели остается пока еще весьма острой.

Такие страны, как Китай, Вьетнам, решительно приступившие к трансформации общества, а также такие, как КНДР, где все еще впереди, не вписываются в рассмотренные выше три модели. Формально ориентируясь на строительство социализма, Китай все же, как показывает его динамика, не будет слишком строго в будущем придерживаться принципа централизованного контроля над рынком и частной собственностью. Можно допустить, что Китай сумеет достичь успехов, сравнимых с теми странами, что входят в первую, японскую модель.

Таким образом, традиционные общества под мощным воздействием западной (техногенной) цивилизации, начавшей свое бурное восхождение со становлением в Европе капиталистических отношений в XV-XVII вв., претерпели существенную модернизацию. Одни из них были практически поглощены техногенной цивилизацией, превратившись в типичные техногенные общества; другие, испытав на себе воздействие западной культуры и технологии, тем не менее смогли сохранить традиционные черты, превратившись в своего рода "симбиозные", гибридные общества; третьи, тяготея к традиции в ее наиболее отсталой, чаще всего полупервобытной модификации, находясь в состоянии стагнации, без чужой помощи не в состоянии себя прокормить.

С возникновением античной Греции, где были созданы принципиально отличные от восточных обществ и почти неизвестные или, по крайней мере, слабо развитые в остальном мире, частнособственнические отношения в сочетании с господством частного товарного производства и рынка, эксплуатацией частных рабов при отсутствии сильной централизованной власти и при самоуправлении общиной полиса (города-государ­ства), в цивилизованном мире возникли две различные социальные структуры – восточная (традиционная) и западная (европейская). В последующие эпохи геополитическое понятие Запад постепенно перемещалось в Европу. В лице же христианства Восток в III-V вв. покорил Западную Европу, в VII в. началось сильное арабское вторжение на Запад и последовавший за ним процесс исламизации. На смену арабским завоеваниям (VII-XVII вв.) пришли колониальные захваты, знаменующие новый этап вестернизации мировой цивилизации. На пути ее техногенного развития, который начался в эпоху Возрождения и продолжился с развитием капитализма, Восток, давший в свое время импульс западной цивилизации, уступил лавры лидерства Западу.

Западная цивилизация, истоки которой ведут в Древнюю Грецию, где, в отличие от восточной цивилизации, впервые возникли частнособственнические отношения, полисная культура, предъявившая человечеству демократические структуры устройства государства и классические формы рабства, бурно развивалась к XV-XVII вв. вместе с формированием мировой капиталистической системы. На грани XV-XVI вв. началась эпоха Великих географических открытий: 1492 г. – открытие Х. Колумбом Америки; 1497-1498 гг. – открытие Васко да Гаммой морского пути в Индию; 1519-1521 гг. – Ф. Магелланом было совершено первое кругосветное путешествие. В целом к концу XIХ в. весь неевропейский мир был разделен между империалистическими державами.

Итак, все общества мира были втянуты в центральное историческое пространство, которое тем самым превратилось во всемирное историческое пространство.

Историческая эволюция общества включает в себя три стадии: прединдустриальную, индустриальную и постиндустриальную. Индустриальное общество возникает как общество капиталистическое и отсюда начинается тесное взаимодействие западной, техногенной цивилизации, и традиционных обществ.

Быстро развивающаяся, динамичная и агрессивная техногенная цивилизация с ее устремленностью ко всему новому, нетрадиционному, с ярко выраженным индивидуализмом свободной личности, с деятельностным преобразовательным вектором по отношению к природному и социальному миру, оказала мощнейшее влияние на все мировые очаги цивилизации, в том числе и на те исторические арены, где продолжало сохраняться первобытное и предклассовое общество.

Для индустриального общества характерен высокий уровень промышленного производства, ориентированного на массовое производство товаров потребления длительного пользования (телевизоров, автомобилей); влияние НТР, обеспечившее дальнейшую последовательность нововведений в производстве и управлении; радикальное изменение всей общественной структуры, начиная с форм поведения человека (и социального общения) и кончая рационализацией мышления в целом.

В 60-70 годы XX в. западная цивилизация в результате структурной перестройки экономики, выдвинувшей на лидирующие позиции новые, гибкие, наукоемкие отрасли взамен тяжелой промышленности, переходит в постиндустриальную стадию. Этот период связан с созданием разветвленной экономики услуг, доминированием слоя научно-технических специалистов, центральной роли теоретического знания в развитии экономики и, в принципе, политических решений, бурным развитием "индустрии знаний", компьютеризацией и появлением широких информационных систем. Не случайно современное общество называется информационным.

Сторонники концепции информационного общества (Д. Белл, А. Тоффлер) рассматривают в качестве доминирующего "четвертичный", информационный сектор экономики, следующий за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг, и считают, что информация и знание, а не капитал и труд, являются основой постиндустриального общества. "Компьютерная революция" постепенно приводит к замене традиционной печати "электронными книгами", громоздких корпораций – "малыми" экономическими формами, "электронными коттеджами" для индивидуальной деятельности на дому, превращая безработицу в "обеспе­ченный досуг".

Но в настоящее время в западном обществе растет и озабоченность по поводу неконтролируемого, расширяющегося влияния техники и технологии на образ жизни и его возможные негативные последствия для будущего. Появляются пессимистические оценки возможностей научно-технического решения проблем техногенного общества.

Как реакция на бурный рост техносферы и применение новой информационной технологии появляется боязнь утраты гуманистических идеалов и нравственных нормативов в современном обществе, страх перед подавлением человеческой индивидуальности грядущей машинной цивилизацией, опасение, что человек, в конце концов, превратится в придаток машины.

Развенчиванию технократического мифа о беспредельном экономическом росте и информационном знании как средстве решения всех проблем содействовала концепция пределов роста (Дж. Форрестер, Д. Мидоуз), выдвинутая в начале 70-х гг. Согласно этой концепции, конечность размеров нашей планеты и ограниченность ее природных ресурсов предполагает существование предела экспоненциального роста народонаселения и промышленного производства. При сохранении существующих тенденций к росту истощение природных ресурсов и загрязнение окружающей среды достигнут критических пределов, чреватых катастрофой уже в начале XXI века.

В настоящее время настойчиво ищутся способы преодоления негативных тенденций западной цивилизации, осуществляется поиск путей гуманизации мира и человека, предпринимаются попытки объединения усилий общественности в предотвращении термоядерной войны, прекращении национальных распрей, сохранении окружающей среды, преодолении отчуждения человеческой личности, ее сохранении. Решение этих проблем, характерных как для современного Запада, так и Востока, возможно только на пути признания целостности и взаимозависимости современного мира, необходимости диалога культур, их взаимообогащения, признания приоритета за поведением, ориентированным на коммуникацию и понимание, ибо ХХ столетие знаменует собой духовное единство человечества, мировой истории не как идеи, но – реальности.

(Философия: учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений / В.С. Степин [и др.]. – Минск: РИВШ, 2006. – 624 с.)


Дата добавления: 2015-01-29; просмотров: 70; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты