Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Размещение американского ядерного оружия в Европе




Страхи европейских стран по поводу возросшей мощи СССР были с большой серьезностью восприняты в Вашингтоне, где стали опасаться, что «запуганная Москвой» Европа откажется от партнерства с США. Требовались шаги, которые могли бы доказать европейцам серьезность намерений Вашингтона защитить их в случае конфликта с СССР.

Еще 24 марта 1957 г. на Бермудских островах состоялась важная встреча нового премьер-министра Великобритании Гарольда Макмиллана (сменил ушедшего в отставку вскоре после суэцкого кризиса Антони Идена) с президентом США Д.Эйзенхауэром. Задачей дипломатии обеих стран было преодолеть недоверие, возникшее в британско-американских отношениях после 1956 г. Стремясь уверить Лондон в готовности США исполнять впредь свой союзнический долг перед Великобританией, американская сторона предложила включить в совместные документы пункт о «взаимозависимости» США и Британии в сфере обороны и безопасности. В подтверждение этого тезиса стороны подписали соглашение о размещение на Британских островах американских ракет воздушного базирования «Скайболт» среднего радиуса действия, которые должны были служить практической гарантией безопасности Британии в случае конфликта с СССР или угрозы со стороны Москвы, подобной той, которая прозвучала во время суэцкого кризиса. Эти ракеты были оснащены ядерными боеголовками. За рамками договоренностей остался вопрос о том, кто имел право отдавать в чрезвычайной ситуации приказ о запуске американских ракет – премьер-министр Британии, на территории которой они находились, или президент Соединенных Штатов, которым они принадлежали. Оставшиеся неясности позволяли Британии рассчитывать на то, что фактически управлять американскими ракетами будет позволено ей. Д.Эйзенхауэр не подтверждал, но и не опровергал таких предположений.

Он был сторонником создания единого ядерного потенциала Западной Европы под командованием НАТО и не хотел способствовать созданию собственных ядерных сил каждой из западноевропейских стран, включая ФРГ. Но ссориться с европейскими союзниками он тоже не намеревался.

Опасения европейских стран после создания советских МБР побудили США распространить найденную «формулу взаимозависимости» на все страны НАТО. Соответствующее решение было принято на сессии совета альянса в декабре 1957 г. Оно сопровождалось заключением договоренности о размещении на территории еще нескольких стран НАТО, в том числе ФРГ, американского ядерного оружия и американских ракет, аналогичных тем, соглашение о которых было подписано между США и Британией ранее. В Италии были размещены ракеты «Тор», а в Турции – «Юпитер».

Решение о размещении американского ядерного оружия в Европе было воспринято в Москве как шаг к «ядерному вооружению» Западной Германии. Советская сторона требовала исключить ФРГ из круга стран, на территории которых оно могло размещаться. В последующие несколько лет в Западную Европу было ввезено около 500 единиц американского ядерного оружия, включая авиабомбы и ракетные боеголовки. По мнению даже западных экспертов, контроль над этим оружием фактически находился полностью в руках правительств принимающих стран, что давало основание Москве полагать, что размещение американского ядерного оружия в ФРГ будет означать допуск Западной Германии к ядерному оружию.

Обострение германской проблемы (весна – лето 1958)

На решение совета НАТО в декабре 1957 г. разместить в Западной Европе и Турции американские ракеты и начать складирование ядерных боезарядов на территории западноевропейских стран, включая Западную Германию, Советский Союз дал асимметричный ответ: в январе 1958 г. Москва объявила о сокращении численности своих вооруженных сил на 300 тыс. человек. Эта мера была мотивирована многими причинами: требовались рабочие руки для строек народного хозяйства внутри страны, следовало устранить общественное недовольство отвлечением мужского населения от мирной и семейной жизни, политическая обстановка в странах Восточной Европы заставляла делать советское военное присутствие в них менее заметным и, главное, повышенный интерес советского руководства к ядерной составляющей оборонного потенциала сопровождался появлением мнения об уменьшении роли сухопутных сил в случае возникновения большой войны. Выиграть же в Европе войну малую СССР был в состоянии при меньшей численности армии, поскольку, несмотря на сокращения, сохранялось его численное превосходство над армиями западноевропейских государств – даже с учетом планировавшегося увеличения численности вооруженных сил западноевропейских стран.

Жест Москвы должен был показать миролюбие намерений СССР и служить инструментом привлечения на сторону СССР общественного мнения западноевропейских государств, прежде всего ФРГ, в которой началась подготовка к ратификации соглашений о размещении на западногерманской территории американского ядерного оружия. Советский Союз болезненно реагировал на восстановление военной мощи Западной Германии – сопоставимо с тем, как спазматически реагировала на ремилитаризацию Германии Франция в межвоенный период. Тактика советской дипломатии была построена на сочетании мирных инициатив в отношении объединения Германии на условиях ее нейтрализации с периодическими демонстрациями силы и угрозами в адрес западных стран.

Жесткие реакции Москвы на фоне ее военно-технологических успехов производили впечатление. Западные государства не отказывались от идеи укрепления своего блока в сотрудничестве с США и при постепенном увеличении военного потенциала Западной Германии. Но их движение в этом направлении было осторожным. Решимость противостоять Советскому Союзу у западных союзников присутствовала, но без крайней необходимости рисковать большой войной никто не хотел. Страны НАТО старались удержать конфронтацию с Москвой в контролируемых рамках и наращивать по-тенциал альянса таким образом, чтобы хотя бы формально это не выходило за пределы, достаточные для обороны. Ссылаясь на такие аргументы, в марте 1958 г. правительство ФРГ смогло убедить бундестаг ратифицировать соглашение о размещение на ее территории американских ядерных зарядов.

СССР расценил это решение как новый шаг к ядерному вооружению Западной Германии. В мае 1958 г. в Москве было проведено совещание стран-участниц ОВД, на котором была согласована тактика действий в германском вопросе. В июле 1958 г. ГДР выступила с предложением о заключении мирного договора с Германией, выдержанном в русле советской идеи об отказе обеих частей Германии от обладания ядерным оружием. Позиция Москвы, таким образом, смягчалась. Условие нейтрализации Германии было заменено более умеренным требованием недопущения ее ядерного вооружения.

Образование ОАР и ливанский кризис (1958)

21 февраля 1958 г. в Египте и Сирии состоялся референдум по поводу образования федеративного государства. Большинством голосов образование ОАР было одобрено. Ее президентом был избран Г.А.Насер, который к этому времени стал признанным лидером арабского национально-освободительного движения. В новой федерации Сирия оказалась в подчиненном положении. Столицей единого государства стал Каир, там были размещены органы федеральной власти. Значительная часть высших управляющих слоев в Дамаске была ущемлена снижением своего статуса до провинциального и потому недовольна созданием федерации.

В ответ на образование ОАР было создано конфедеративное объединение Ирака и Иордании, которое получило название Арабская Федерация. Попытка расширить ее состав путем привлечения Саудовской Аравии успехом не увенчалось. Сказалась традиционная вражда саудитской (Саудовская Аравия) и хашимитской (Иордания и Ирак) династий.

Ареной конфронтации двух федераций – ОАР и Арабской Федерации – стал Ливан, где в 1958 г. резко обострилась внутриполитическая обстановка. В стране фактически возникло острое противостояние прозападных либеральных группировок, интересы которых выражал президент Камиль Шамун, и антизападных радикально-националистических сил, объединившихся в Национальный фронт с участием ливанских коммунистов. Ливанское правительство приняло «доктрину Эйзенхауэра» и согласилось получать в соответствие с ней американскую военную помощь (вооружения и боевую технику). Оппозиция обвинила правительство в нарушении принципа нейтралитета Ливана и стала развертывать против него воинственную агитацию. Особое недовольство оппозиции вызвала борьба К.Шамуна с так называемым «политическим феодализмом», то есть традиционным порядком распределением власти внутри политической элиты строго на межобщинной основе. Напряженность в стране достигла пика в маю 1958 г., когда в стране началась всеобщая забастовка, переросшая в массовые антиправительственные выступления. Борьба между К.Шамуном и оппозицией вылилась в гражданскую войну.

К.Шамун обратился с жалобой в ООН на вмешательство ОАР во внутренние дела Ливана, однако прибывшая в страну комиссия международных наблюдателей свидетельств вмешательства не обнаружила. Тогда Ливан обратился за помощью к Арабской Федерации, руководство которой решило перебросить на территорию Иордании, ближе к границам Ливана, крупную группировку иракских войск. Однако события приняли совершенно неожиданный оборот: когда предназначенная для марша в Иорданию группировка иракских военных во главе с бригадным генералом Абдель Каримом Касемом подошла к Багдаду, она неожиданно 14 июля 1958 г. осуществила в Ираке кровавый военный переворот. В его ходе была уничтожена вся политическая элита страны, были убиты король Фейсал и вся королевская семья, все бывшие и действовавшие министры, все сенаторы и половина депутатов нижней палаты иракского парламента. Монархия была ликвидирована, а в Ираке провозглашена победа «революции».

Король Иордании Хусейн, формально имевший для того основания, 14 июля провозгласил главой Арабской Федерации себя и попытался организовать интервенцию в Ирак с целью свержения режима АК.Касема. В Иорданию стали прибывать британские войска. 15 июля Ирак заявил о денонсации договора об Арабской Федерации.

Напряженность продолжала расти и в Ираке, и в Ливане. Теперь президент Ливана уже не ждал помощи от арабских соседей. Ситуация, напротив, благоприятствовала его противникам. Силы ОАР могли беспрепятственно способствовать его свержению. К.Шамуну ничего не оставалось, как прибегнуть к помощи США, ссылаясь на «доктрину Эйзенхауэра».

15 июля 1958 г. американские морские пехотинцы высадились в Ливане. Однако вскоре американское правительство поняло, что США оказались втянуты в борьбу не против международного коммунизма, а в межклановую, межобщинную конфронтацию внутри ливанской элиты. Американская дипломатия стала искать выход из положения и пришла к выводу о бесперспективности поддержки К.Шамуна.

При содействии США он был изолирован от своих союзников – партии фалангистов, обладавшей наиболее крупными отрядами боевиков, и вскоре вынужден уйти в отставку. Новым президентом страны стал командующий ливанской армией Фуад Шихаб, который провозгласил возвращение Ливана к политике строгого нейтралитета. В октябре 1958 г. во исполнение резолюции Генеральной ассамблеи ООН (за нее голосовали и сами США) американские войска были выведены из Ливана.

Одновременно наметилась нормализация ситуации вокруг Ирака. 2 августа США и Британия признали новое иракское правительство А.К.Касема, а король Иордании Хусейн официально отказался от претензий на главенство в Арабской Федерации, которая просто перестала существовать. Западные державы рассчитывали наладить сотрудничество с Ираком и сохранить его в составе Багдадского пакта.

Тайваньский кризис (август 1958)

Напряженность на Ближнем Востоке проецировалась на обострение ситуации в Восточной Азии в связи с проблемой Тайваня, ажио иметь в виду, что с 1957 г. в отношениях СССР и КНР стало заметно охлаждение. Обострились идейные и теоретические разногласия между руководителями обеих стран, противоречия во взглядах на пути строительства социализма. Китайское руководство стремилось форсировать индустриализацию КНР, рассчитывая на продолжение массированной экономической помощи со стороны СССР. Советская сторона не считала возможным помогать Китаю в требуемых им масштабах и расценивала линию на ускорение индустриализации КНР как ошибочную. Вопреки мнению Москвы в 1958 г. в Китае был принят курс на осуществление «большого скачка» в экономическом развитии. Не оглашая своих разногласий с Китаем, советское руководство стало более критически относиться ко многим аспектам внутренней и внешней политики КНР, рассматривая некоторые ее конкретные проявления как авантюристичные и опасные для интересов СССР.

КНР считала Тайвань частью китайской территории и стремилась присоединить остров. Гоминьдановское правительство на Тайване продолжало именовать себя центральным правительством Китайской Республики, временно находящимся вне столицы (Пекина). США и все западные державы за исключением Великобритании не признавали правительства КНР и сохраняли с Тайванем дипломатические отношения. 2 декабря 1954 г. США заключили с правительством Чан Кайши на Тайване Договор о взаимной обороне, согласно которому Вашингтон обязался оказывать помощь в защите Тайваня. Важно, что согласно договору обязательства США распространялись на собственно Тайвань и Пескадорские острова.

Между островом Тайвань и материком располагаются несколько меньших островов, образующих цепочку опорных точек на пути с материка. С точки зрения высадки десанта с континента на Тайвань или с Тайваня на материк контроль над мелкими островами в проливе мог иметь важное значение. Речь шла о трех группах островов: остров Цзиньмэнь, «закрывающий» вход в порт Амой на материке; остров Мадзу, лежащий на пути к порту Фучжоу; группа мелких островов Тачен к северу от Тайваня, расположенные в некотором отдалении от маршрута следования между Тайванем и континентальным Китаем. После того как в 1950 г. КНР «выбила» войска Гоминьдана с острова Хайнань, Пекин не отказывался от идеи таким же образом «освободить» и Тайвань. Угрожая военным нападением на остров, КНР стремилась заставить США вступить с ней в пере-говоры о нормализации отношений. С августа 1955 г. такие переговоры начались в Женеве на уровне послов. Но шли они трудно.

Советский Союз в целом старался удерживать Китай в русле своей политики и не препятствовал китайско-американским контактам, что соответствовало линии СССР на ослабление напряженности в отношениях с США. В середине 50-х годов достигло апогея советско-китайское экономическое сотрудничество, в рамках которого Китаю оказывалась помощь в модернизации хозяйства, политико-административной системы и подготовки кадров. В октябре 1957 г. СССР пошел на очень серьезный шаг, заключив соглашение о содействии Китаю в мирном использовании ядерной энергии. Советская сторона обязалась передать Китаю технологию производства ядерного оружия и поставить ядерный реактор мощностью 6 500 – 10 000 квт. Это решение резко ускорило движение КНР к приобретению ядерного статуса, что отчасти также было спровоцировано планами Вашингтона содействовать созданию ядерного потенциала Европы, а также помощью, которую США стали оказывать в 50-х годах Японии, Южной Корее и самому Тайваня в мирном использовании атома. Следует отметить, что руководство КНР после XX съезда настороженно относилось к изменениям во внешней политике СССР и считало линию на компромиссы в вопросах контроля над вооружениями и разрядку напряженности не соответствующей интересам КНР и противоречащей идеалам мировой революции.

В ходе китайско-американских переговоров в Женеве задачей китайской стороны было добиться дипломатического признания КНР Соединенными Штатами. Взамен Пекин был готов декларировать отказ от применения силы в Тайваньском проливе. Но США не были готовы признать КНР, их интересовали частные вопросы – главным образом освобождение находившихся в китайском плену (со времен войны в Корее) американских летчиков. Без успеха переговоры проходили до лета 1958 г. Возможно, пытаясь оказать давление на США, с 23 августа 1958 г. Китай начал обстрелы островов Цзиньмэнь и Мадзу, сопровождавшиеся бомбардировками позиций гоминьдановских войск с воздуха.

Еще в январе 1955 г. американский конгресс принял резолюцию, разрешавшую президенту применить силу при необходимости защитить Тайвань и «связанные с ним позиции и территории». Правда, вопрос о том, что понималось под последними, оставался открытым. Строго говоря, резолюция «покрывала только сам Тайвань и Пескадорские острова». В отношении же островов Цзиньмэнь и Мадзу подразумевалось, что их следовало защищать лишь в том случае, если имелись веские основания считать, что нападение на них является фазой подготовки к атаке непосредственно на Тайвань. Эта формулировка относила решение вопроса о применении силы на усмотрение президента, который и воспользовался полученным правом. В Тайваньский пролив были направлены американские авианосцы с ядерным оружием на борту, и корабли ВМС США стали сопровождать гоминьдановские конвои, курсировавшие между островами и Тайванем. В сентябре 1958 г. Д.Эйзенхауэр и Дж.Ф.Даллес подтвердили намерение применить тактическое ядерное оружие в случае разрастания конфликта.

Советский Союз не был осведомлен о китайской акции заранее, хотя в начале августа 1958 г. Н.С.Хрущев посещал Пекин с кратким визитом. В ситуации кризиса СССР фактически отказался поддержать Китай. В разгар событий в Пекин с секретной миссией был направлен министр иностранных дел СССР А.А.Громыко, который сообщил Мао Цзэдуну о том, что Москва не будет готова оказать помощь КНР в случае ее вооруженного конфликта с Соединенными Штатами.

Формально Москва реагировала на действия ВМС США в Тайваньском проливе бурно. Н.С.Хрущев направил Д.Эйзенхауэру два резких послания, в которые была включена фраза о том, что нападение на КНР будет рассматриваться в Москве как нападение на Советский Союз. Но это послание было отправлено из Москвы 7 сентября 1958 г. – уже после того, как стало ясно, что пик кризи са пройден, и в Женеве возобновились переговоры КНР и США на уровне послов. В Вашингтоне в действенность советской угрозы не поверили. «Декоративный» смысл посланий СССР был ясен и в Пекине – заявления советского лидера даже не были опубликованы в китайской прессе.

Это был поворотный пункт в отношениях КНР с Советским Союзом. Москва вынесла из кризиса мнение о готовности Пекина рисковать ядерной войной и безопасностью СССР ради цели объединения с Тайванем, которая, с точки зрения СССР, не являлась жизненно важной. Китайское руководство сочло, что Москва фактически стоит на позиции «двух Китаев» и не намерена оказывать поддержку КНР в осуществлении того, что китайские коммунисты считали своей первоочередной национальной задачей.

Началась деградация стратегического сотрудничества двух стран. 8 октября 1958 г. Пекин отклонил сделанные в начале августа 1958 г. Н.С.Хрущевым предложения о строительстве советской базы для подводных лодок и радиолокационной станции слежения в Китае. В западной литературе высказывается мнение о том, что одновременно КНР отказалась разместить на своей территории советские ракеты. В ответ Москва стала продумывать вопрос о целесообразности сотрудничества с КНР в области ядерной энергии.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 44; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2023 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты